<<
>>

Акция «возрождение».

Мнения исследователей о том, кто был главным инициатором переучреждения (и «переселения») Интерпола в 1946, несколько разнятся. Обычно заслугу в этом приписывают генеральному инспектору бельгийской полиции Флорану Люважу.

Но несомненно, что идея «витала в воздухе» и предложения поступали и от других полицейских, как ICPC офицеров, так и тех, кто остался жив и активно функционировал как полицейские, когда законченная война.

Во всяком случае, в том году несколько из довоенных должностных лиц Интерпола, включая Люважа из Бельгийской полиции, Гарри Содермана из Шведского Криминологического Института, Вернера Мюллера, руководителя Швейцарской Федеральной Полиции, Луи Дюкло, директора службы Французской Судебной Полиции и Рональда Хоу, помощника специального уполномоченного Скотланд Ярда, встретились в Брюсселе. Они сформировали исполнительный комитет, выпустили приглашения, и скоро делегаты от девятнадцати наций собрались с намерением восстановления международной полицейской организации.

ICPC, который, казалось, погиб с нацистским переворотом и войной, восстал живым и готовым к действию.

Заложение Основ

Послания от Инициативной группы из Брюсселя вызвали положительный отклик у большинства первоначальных членов Международной Комиссии Криминальной Полиции.

Содерман в своей книге сообщает некоторые интересные сведения относительно лиц и обстоятельств, которые участвовали в процессе этого возрождения. Он характеризует Флорана Люважа как единственного видного члена старой Комиссии, кто, по его словам, «вышел незапятнанным из испытаний, связанных с войною».

Он также обращает внимания, что польские делегаты, полковник и генерал, офицеры нового руководства полиции, составляли колоритную пару: высоченный полковник и пятфутовый генерал — нечто вроде Дон Кихота и Санчо Панса совещания.

Выдающийся шведский криминалист несколько смещает акценты в духе неистребимой полицейской корпоративной солидарности .

На самом деле Люваж всю войну в оккупированной Бельгии занимал пост Генерального инспектора внутренней безопасности и работал бок о бок с гестапо и оккупационными властями, постоянно входил в редколлегию журнала МККП (в компании с откровенными коллаборационистами и военными преступниками), был назначен Гейдрихом (и переутвержден Кальтенбруннером) на должность Постоянного докладчика МККП, регулярно ездил в Берлин, «чтобы посидеть за круглым столом с Кальтенбруннером и провести приятные вечера, отдыхая на вилле на берегу Ванзее». За меньшее в ряде стран наказывали ой как сурово... Не случайно личное досье Люважа непостижимым образом «испарилось» из тщательно оберегаемых архивов возглавленного им нового Интерпола...

Люваж, главный организатор 15-й Генеральной ассамблеи МККП, не нашел необходимым даже формально пригласить в Брюссель ни СССР со странами Балтии, ни Балканские государства, ни Испанию и Италию, поскольку «посчитал, что они были либо недостаточно организованы, либо после войны утратили свою независимость».

Ни одна из стран-сателлитов СССР не продолжила свое фактическое членство в течение очень долгого времени после первой встречи, и при этом никто не дал письменных извещений. Однако, Советский Союз, Польша, Чехословакия и Румыния подписывают Женевское соглашение по борьбе с подделыванием валют, которое управляется Интерполом.

Преступники из числа тех, кем занимался ICPC, были, очевидно, очень обеспокоены. Многие из довоенных международных жуликов, фальшивомонетчиков и аферистов, вернулись к своему преступному бизнесу, впрочем, если действительно когда-либо были вне его. Старые игры между преступниками и полицией возобновились, как будто и не было никакой войны. Имелось одно различие: "плохие парни" постарели, и их истрепанные лица стало труднее опознавать на старых файлах фотографий.

Первый делом следовало восстановить старую Комиссию.

Как бы для поддержания духа непрерывности, который, как вспоминают многие участники, был весьма ощутим в Брюсселе, встреча 1946 года была впоследствии введена в официальный список ежегодных встреч Генеральной Ассамблеи Интерпола как пятнадцатая.

Эта встреча, что и говорить, состоялась восьмью годами позже четырнадцатой, но понимание значения символики было безошибочным. «Факел продолжал светить, Интерпол устремлялся в будущее» — восклицали его адепты.

Некоторые общие положения, определяющие действия Комиссии, остались неизменными, — например те, которые касались порядка членства в организации, ее устава и регламента, например, и наиболее общих намерений организации — поддержка и продвижение международное сотрудничества структур криминальной полиции. Мало изменился и принцип финансирования — взносы пропорционально численности населения (2.5 швейцарских франка от 10 тысяч при населении до 10 миллионов, и несколько усложненная «скользящая» шкала для больших стран). Другие положения изменились под сокрушительными ударами истории (в частности, все высокопоставленные чиновники должны были избираться, а не автоматически назначаться), и новые вопросы должны были отныне стать важнейшими вопросом рассмотрения постоянного штаба. Президент и семь его вице-президентов составляли так называемый Управляющий совет — руководящий, но не ведущий повседневную работу орган. Президент и Генеральный секретарь вместе с «генеральными докладчиками» формировали Исполнительный комитет, «большую пятерку», которая и осуществляла фактическое руководство МККП. Персонально это были Флоран Люваж (президент), Луи Дюкло, представитель французской полиции, избранный Генеральным секретарем, и три «генеральных докладчика» — сэр Рональд Хоув (Великобритания), профессор Содерман (Швеция) и Вернер Мюллер (Швейцария).

Например, Австрия была разделена на четыре оккупационные зоны, и Вена снова не могла стать городом размещения штаб-квартиры; решено было найти другое место.

По этому пункту возникло острое столкновение между голландцами, бельгийцами и чешскими делегатами: каждые настаивали, что штаб-квартира должен обосноваться непременно в их стране. Поскольку комиссия по довоенным временам ориентировалась на центральную Европу, требование Чехословакии выглядело достаточно обоснованным. Бельгийцы, однако, настаивали на своих требованиях, и дебаты оказались зашедшими в тупик. Хотя основатели организации были решительно аполитичны, дебаты начали звучать подобно отражению Восточно — Западного разделения, которое вскоре обернулось Холодной войной. Прежде, чем раскол достиг уровня развала организации и массового прекращения членства в ней, был найден компромисс: Франции предлагали честь размещения штаб-квартиры.

Причины для этого выбора были, по мнению многих, убедительны. Французская полиция имела превосходную репутацию интернационализма в перспективе и рабочем сотрудничестве. Исторически, французы были в центре деятельности движения за установление международного сотрудничества для подавления преступности. Теперь они выразили готовность принять финансовые и другие обязательства, которые неизбежно сопровождают нацию, которой оказана честь являться нацией штаба ICPC.

Луи Дюкло, полицейский высокого ранга из французской делегации, посовещался с министром юстиции своей страны и получил разрешение принять предложение совещания. Тогдашний министр Андре ле Троке, ушедший со своим правительством в отставку через неделю после этого телефонного согласия, действовал в духе всех многочисленных послевоенных правительств: они соглашались на все и делали все, чтобы побыстрее восстановить престиж Франции, серьезно подорванный войной и оккупацией. Принятие МККП — не слишком затратное действие, но престижа Франции оно, несомненно, прибавило.

Таким образом, Организация международного полицейского сотрудничества "пришла домой" во Францию — через сорок лет после того, как ее должностные лица с самого начала предложили учреждение центрального офиса для этой цели в Париже...

Французский период

Выбор Франции как штаб-квартиры комиссии предполагал, в соответствии с правилами старой комиссии, что Генеральным секретарем автоматически становится француз. Это место было предложено Дюкло (Ducloux).

Луи Дюкло был популярной фигурой среди его товарищей-полицейских, и дома и за границей. Он сделал блестящую карьеру в Сюртэ Насьональ, начиная как инспектор, и пройдя путь, шаг за шагом, до высшего чина французской полицейской иерархии. Его официальное звание было директор службы Судебной Полиции, французская аббревиатура CID. Репутация его и в самом деле была незапятнанной: никакого сотрудничества с оккупантами, явные антифашистские взгляды (за что он в 1941 году был уволен из полиции вишистским режимом).

Так как он желал сохранить свое положение во французской полиции и на время службы в Комиссии, Дюкло принял предложение о назначении с условием, что Сюртэ обеспечит его помощником, который смог бы действовать как его представитель. Молодой, но уже достаточно высокопоставленный и быстро растущий государственный служащий, Жан Непот, был назначен таким представителем (а в конечном счете стал полномочным Генеральным секретарем несколькими годами позже).

Первое помещение МККП было на улице Альфреда Виньи, в старом особняке, реквизированном во время войны немцами. Юридическим адресом Комиссии стал «улица Соссе, 11» — там размещался кабинет Дюкло. По воспоминаниям Непота, «не было ни денег, ни рабочих документов, за исключением тех, которые были привезены с ассамблеи в Брюсселе, ни картотеки, ни даже фирменных бланков. Никаких контактов со старыми работниками МККП — неизвестно даже, кто из них в строю... Так мы и начали — без денег и без людей! Я попросил Дюкло дать мне секретаря, и он прислал полицейского инспектора, хорошо печатающего на машинке...»

Через неделю после возвращения из Брюсселя Непот отправил письмо за подписью Люважа и Дюкло в Межсоюзническую финансовую комиссию с просьбой разморозить счет МККП в Дойче банк. Вскоре средства поступили (около трех тысяч фунтов стерлингов). Затем стали приходить средства от стран-участников. 22 июля 1946 года Жан Непот зарегистрировал в почтовой службе Парижа слово «Интерпол» — Интернациональная полиция. В сентябре того же года вышел первый послевоенный номер «Обзора Международной криминальной полиции». В Голландии усилиями доктора Адлера был восстановлен и укомплектован Отдел по борьбе с подделками. Французская полицейская связь начала использоваться для транс-европейского общения — в дополнение к телефонной связи и обмену письменными сообщениями, доставляемыми обычной почтой.

<< | >>
Источник: Дайчман И.. ИНТЕРПОЛ. ВСЕМИРНАЯ СИСТЕМА БОРЬБЫ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ. 2003

Еще по теме Акция «возрождение».:

  1. 5. Характеристика философии эпохи возрождения.Социально-исторические и научные предпосылки ее становления.Антропоцентризм и гуманизм в философии возрождения.
  2. БАЗОВЫЙ АКТИВ (АКЦИЯ) ПРОТИВ ФЬЮЧЕРСА
  3. РАЗДЕЛ 1. ФИЛОСОФИЯ ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ
  4. Эпоха Возрождения (Ренессанс)
  5. ВОЗРОЖДЕНИЕ
  6. ВОЗРОЖДЕНИЕ
  7. Глава V ФИЛОСОФИЯ ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ, ЕЕ АНТРОПОЦЕНТРИЗМ
  8. ФИЛОСОФИЯ ВОЗРОЖДЕНИЯ
  9. § 3. Возрождение
  10. Рождение и Возрождение
  11. 3. Философия в эпоху Возрождения
  12. ВОЗРОЖДЕНИЕ (или Ренессанс
  13. 4 . Социально-политическая философия Возрождения
  14. 53. Возрожденное естественное право
  15. 15. Возрождение, Реформация и политико-правовые идеалы гуманизма
  16. 6. ЕСТЕСТВЕННО-НАУЧНАЯ МЫСЛЬ В ФИЛОСОФИИ ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ
  17. 8, НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ФИЛОСОФИИ ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИИ в ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ