<<
>>

§ 2. ДЕЙСТВИЕ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА ВО ВРЕМЕНИ. §2.1. Обратная сила уголовного закона

§ 2.1.1. Обратная сила уголовного закона: диспозиции статей Особенной части УК

*

См. также: дела 235, 275

2

По смыслу ст. 10 УК, законом, устраняющим преступность деяния, считается закон, объявляющий о декриминализации этого деяния, т.е.

об исключении его из Уголовного кодекса и, следовательно, об отмене уголовной ответственности и наказания за его совершение.

Закон, содержательно изменяющий диспозиции статей Особенной части УК без декриминализации по существу деяния, законом, устраняющим преступность деяния, считаться не может .

Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 июля 1997 г. по делу Околота (извлечение) Источник: ВВС РФ. 1998. № 2. С. 7-8. Д. 2.

Органами предварительного следствия Околот обвинялся в повторном незаконном приобретении, перевозке и хранении без цели сбыта наркотического вещества — опия в количестве 2,6 г, который ои приобрел в середине сентября 1996 г. в г. Самаре у неустановленного лица.

Красноглинский районный суд г.

Самары 30 января 1997 г. уголовное дело в отношении Околоты по ч. 4 ст. 224 [ст. 228] УК РСФСР прекратил за отсутствием в его действиях состава преступления.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Президиум Самарского областного суда оставил без удовлетворения протест и. о. прокурора Самарской области об отмене постановления судьи.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене состоявшихся решений.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 17 июля 1997 г. протест удовлетворила, указав следующее.

Прекращая производство по уголовному делу за отсутствием в действиях Околота состава преступления, судья сослался на то, что действующая ч. 1 ст. 228 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за незаконное приобретение или хранение без цели сбыта наркотических средств в круп-ных размерах, однако, ч.

4 ст. 224 УК РСФСР, по которой Околоте предъявлено обвинение, та- кого квалифицирующего признака, как крупный размер, не содержала. На период приобретения и хранения Околотом наркотических средств 2,6 г опия не составляли крупный размер, в связи с чем, по мнению суда, на основании ст. 10 УК РФ дело подлежало прекращению. С такими выводами суда первой инстанции согласиться нельзя.

По смыслу ст. 10 УК РФ, законом, устраняющим преступность деяния, считается закон, объявляющий о декриминализации этого деяния, т.е. об исключении его из Уголовного кодекса и, следовательно, об отмене уголовной ответственности и наказания за его совершение. С первого января 1997 г. действует новый Уголовный кодекс, которым уголовная ответственность за незаконное приобретение или хранение без цели сбыта не только не устранена, а, наоборот, усилен^. Действительно, ч. 1 ст. 228 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за незаконное приобретение и хранение наркотических средств в крупных размерах. Однако данное обвинение Околоте и ие предъявлялось. Ему было предъявлено обвинение в приобретении и хранении без цели сбыта 2,6 г опия, а, как разъяснил Постоянный комитет по контролю наркотиков в протоколе заседания № 54/10—96 от 17 декабря 1996 г., названное количество наркотического средства составляет крупный размер. Таким образом, ответственность за эти деяния не устранена.

Районный суд и президиум областного суда это обстоятельство не приняли во внимание, посчитав, что деяния, указанные в ч. 4 ст. 224 [ст. 228] УК РСФСР, декриминализированы.

При новом рассмотрении дела необходимо учесть требования ч. 4 ст. 224 [ст. 228] УК РСФСР и ст. 10 УК РФ и в зависимости от установленных доказательств решить вопрос о виновности или невиновности Околоты.

Поэтому судебные постановления подлежат отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение.

3

Отмена приговора и прекращение дела о хулиганстве по мотиву декриминализации деяния признаны незаконными .

Постановление президиума Ленинградского областного суда от 23 октября 1998 г.

по делу Шебунина (извлечение) Источник: БВС РФ. 1999.

№9. С. 16-17. Д. 2.

Всеволожским районным судом Ленинградской области 3 июня 1997 г. Шебуннн, ранее судимый, осужден за хулиганство по ч. 1 ст. 206 [ч. 1 ст. 213 (в ред. 1996г.); ч. 2 ст. 116 (в ред. 2003 г.)] УК РСФСР.

Он признан виновным в том, что 5 июля 1996 г. на улице в пос. Матокса Ленинградской области приставал к гражданину Ш.: нецензурно оскорблял, угрожал, размахивая палкой, и ударил ею Ш. по руке, причинив боль.

Судебная коллегия Ленинградского областного суда приговор в отношении Шебунина отменила и дело прекратила, сославшись на декриминализацию преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 206 УК РСФСР.

Президиум Ленинградского областного суда, 2І октября 1998 г. рассмотрев дело по протесту, определение судебной коллегии областного суда отменил и дело направил иа новое кассационное рассмотрение по следующим основаниям.

Согласно диспозиции ч. 1 ст. 213 УК РФ, хулиганство определено как грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся применением насилия к гражданам или угрозой его применения.

Действия Шебунина, квалифицированные по ч. 1 ст. 206 УК РСФСР, содержали признаки состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 213 [ч. 1 ст. 213 (в ред. 1996 г.); ч. 2 ст. 116 (в ред. 2003 г.)] УК РФ, и потому вывод кассационной инстанции о их декриминализации не основан на законе.

Вместе с тем суд второй инстанции не учел, что, поскольку новый закон (ч. 1 ст. 213 [(вред. 1996 г.)] УК РФ) усилил наказание, применению, в соответствии со ст. 9 УК РФ, подлежал закон, действовавший на момент совершения преступления, т.е. ч. 1 ст. 206 УК РСФСР.

§2.1.2. Обратная сила уголовного закона: санкции статей Особенной части УК

Если преступление было совершено до изменения размера штрафов, налагаемых в уголовном порядке, суд не вправе применить увеличенный размер штрафа.

Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 мая 1993 г.

поделуЛачкепиани (извлечение) Источник: ВВС РФ. 1994. № 5. С. 3. Д. 1.

Волжским городским народным судом Волгоградской области 21 декабря 1992 г. Лачкепиани осужден по ч. 1 ст. 206 [ч. 2 ст. 116] УК к штрафу в размере 1800 руб.

Он признан виновным в совершении 17 августа 1992 г. хулиганских действий с причинением Не-стерову побоев.

Судебная коллегия по уголовным делам Волгоградского Областного суда приговор оставила без изменения, а кассационный протест государственного обвинителя о приведении приговора в соответствие с ч. 1 ст. 206 [ч. 2 ст. 116] УК, действовавшей на момент совершения преступления Лачкепиани, — без удовлетворения.

Президиум Волгоградского областного суда оставил без удовлетворения аналогичный протест прокурора области.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене постановления президиума областного суда и изменении приговора: снижении назначенного Лачкепиани размера штрафа до 200 руб.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 27 мая 1993 г. протест удовлетворила, указав следующее.

В соответствии со ст. 21 УК штраф (его размер) является одним из видов наказания. В качестве та-кового он предусмотрен, в частности, в санкции ч. 1 ст. 206 [ч. 2 ст. 116] УК, по которой осужден.Лачкепиани.

Следовательно, требования ст. 6 [ч. 1 ст. 10] УК (в данном случае — ее положения о Том, что закон, усиливающий наказание, обратной силы не имеет, а наказуемость деяния определяется законом, действующим во время, совершения этого деяния) распространяются и на приговоры с наказанием в виде штрафа.

На время совершения преступления Лачкепиани (17 августа 1992 г.) санкция ч. 1 ст. 206 [ч. 2 ст. 116] УК предусматривала в виде наказания штраф до 200 руб.

Закон, изменивший санкцию этой статьи — повысивший размер штрафа, введен в действие с момента его опубликования — с 20 ноября 1992 г.

При таких данных суд не имел права применять новый закон, ухудшающий положение осужденного, поскольку это противоречит ст.

6 [ч. 1 ст. 10] УК.

Поэтому Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ постановление президиума Волгоградского областного суда по данному делу отменила, а приговор Волжского городского народного суда и определение судебной коллегии по уголовным делам Волгоградского областного суда в отношении Лачкепиани изменила, уменьшив размер назначенного штрафа с 1800 руб. до 200 руб.

Определение Военной коллегии Верховного Суда РФ от 21 октября 1997 г. по делу Семьянинова (извлечение) Источник: БВС РФ. 1998. №3. С. 19. Д. 2.

Военным судом Уральского военного округа Семьянинов осужден по п. «г» ст. 102 [п. «д» ч. 2 ст. 105], п. «б» ч. 2 ст. 146 [п. «г» ч. 2 ст. 162 (в ред. 1996 г.); ч. 2 ст. 162 (в ред. 2003 г.)] УК РСФСР. Он признан виновным в умышленном убийстве, совершенном с особой жестокостью, и в разбое, совершенном с использованием предмета в качестве оружия (молотка).

Обсуждая вопрос о возможности квалификации по УК РФ действий Семьянинова, связанных с разбоем, суд первой инстанции сделал ошибочный вывод о том, что санкция п. «б» ч. 2 ст. 146 УК РСФСР мягче санкции предусматривающего ответственность за те же действия п. «г» ч. 2 ст. 162 [ч. 2 ст. 162 (в ред. 2003 г.)] УК РФ (по минимальному пределу их санкций), и квалифицировал действия Семьянинова по п. «б» ч. 2 ст. 146 УК РСФСР.

Военная коллегия Верховного Суда РФ 21 октября 1997 г., рассмотрев дело в кассационном порядке, признала вывод суда первой инстанции неправильным и переквалифицировала содеянное Семья- ниновым с п. «б» ч. 2 ст. 146 УК РСФСР на п. «г» ч. 2 ст. 162 [ч. 2 ст. 162 (в ред. 2003 г.)] УК РФ, указав следующее.

При решении вопроса о переквалификации действий Семьянинова, связанных с разбоем, суду первой инстанции следовало исходить не из нижнего, а из верхнего предела санкций соответствующих статей старого и нового Уголовных кодексов, при этом учитывать, что закон, предусматривающий за аналогичные действия более суровое по сроку или размеру наказание, является более строгим.

Поскольку, согласно данному правилу, санкция статьи УК РФ более мягкая по ее верхнему пределу, действия Семьянинова в соответствии с требованиями ч.

1 ст. 10 УК РФ подлежат переквалификации с п. «б» ч. 2 ст. 146 УК РСФСР на п. «г» ч. 2 ст. 162 [ч. 2 ст. 162 (в ред. 2003 г.)] УК РФ.

6

Переквалифицируя действия осужденного на новый уголовный закон, в котором отсутствует лишение свободы, содержавшееся в санкции старого уголовного закона, суд должен учитывать и пределы сохранившегося в новом уголовном законе вида наказания, и в случае, если по старому уголовному закону они более мягкие, чем по новому, суд обязан руководствоваться ими.

Определение Военной коллегии Верховного Суда РФ от 17 февраля 1998 г. по делу Яремчука ( извлечение) Источник: БВС РФ. 2000. №6. С. 17. Д. 1.

Органами предварительного следствия Яремчук обвинялся в клевете, т.е. в распространении заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство других лиц.

Преступление им совершено в ноябре 1996 г., когда действовал УК РСФСР 1960 года, и содеянное им содержало признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 130 этого УК [ч. 1 ст. 129].

Военный суд Красноярского гарнизона дело по обвинению Яремчука рассмотрел 1 апреля 1997 г. и его действия квалифицировал по ч. 1 ст. 129 УК РФ, содержащей более мягкое наказание по сравнению с ч. 1 ст. 130 УК РСФСР (которая предусматривала наряду с другими видами наказания и лишение свободы до одного года), назначив наказание в виде штрафа в размере 60 минимальных размеров оплаты труда.

Военный суд Сибирского военного округа приговор оставил без изменения.

Военная коллегия Верховного Суда РФ 17 февраля 1998 г., рассмотрев дело по протесту председателя Военной коллегии, изменила судебные решения, указав следующее.

Суд при постановлении приговора допустил ошибку в применении норм материального права.

Правильно квалифицируя содеянное Яремчуком и назначая наказание в виде штрафа, суд вместе с тем не учел, что действовавший на момент совершения данного преступления закон (ч. 1 ст. 130 УК РСФСР) среди других видов наказания предусматривал штраф лишь в размере до двух минимальных размеров оплаты труда.

Следовательно, санкция ч. 1 ст. 129 УК РФ (предусматривающая помимо других видов наказания, не связанного с лишением свободы, и штраф в размере от пятидесяти до ста минимальных размеров оплаты труда) в части штрафа, согласно требованиям ст. 10 УК РФ, не может иметь обратной силы, так как ее применение ухудшает положение осужденного.

Поэтому Военная коллегия Верховного Суда РФ снизила Яремчуку наказание в виде штрафа до двух минимальных размеров оплаты труда.

7

Меры наказания лицам, осужденным по ранее действовавшему уголовному закону и не отбывшим наказания, приводятся в соответствие с Уголовным кодексом Российской Федерации в тех случаях, когда назначенное им судом наказание является более строгим, чем установлено верхним пределом санкции соответствующей статьи Уголовного кодекса Российской Федерации. При этом смягчение наказания возможно лишь до установленного соответствующей статьей верхнего предела санкции6.

Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 июля 1999 г. по делу Матаева (извлечение) Источник: БВС РФ. 2000. № 8. С. 12. Д. 2.

По приговору Верховного суда Республики Коми от 28 мая 1996 г. Матаев (ранее судимый) осужден по ч. 2 ст. 108 [ч. 4 cm. Ill] УК РСФСР к 10 годам лишения свободы. На основании ст. 41 [ст. 70] УК РСФСР частично присоединено наказание, не отбытое по приговору от 25 сентября 1984 г., и по совокупности приговоров назначено 11 лет лишения свободы. В соответствии с п. 4 ст. 24' [аналога нет] УК РСФСР Матаев признан особо опасным рецидивистом. • •

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор оставлен без изменения.

Судьей Верховного суда Республики Коми 21 декабря 1998 г. с целью приведения в соответствие с Уголовным кодексом Российской Федерации данный приговор пересмотрен: исключены указания о признаний Матаева особо опасным рецидивистом и об отягчающих ответственность обстоятельствах; наказание, назначенное по ч. 2 ст. 108 [ч. 4 ст. 111] УК РСФСР, снижено до восьми лет лишения свободы, после частичного присоединения неотбытого наказания в соответствии со ст. 41 [ст. 70] УК РСФСР — до девяти лет лишения свободы.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене постановления судьи, направлении дела на новое рассмотрение в порядке ст. 361', 368—369 УПК РСФСР в связи с нарушением судьей требований ст. 3 Федерального закона от 13 июня 1996 г. «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации», повлекшим необоснованное смягчение назначенного Матаеву наказания по ч. 2 ст. 108 [ч. 4 ст. 111] УК РСФСР и по совокупности приговоров.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 13 июля 1999 г. протест удовлетворила, указав следующее.

В соответствии со ст. 3 Федерального закона от 13 июня 1996 г. «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации» (в ред. Федерального закона от 27 декабря 1996 г.), меВ данном деле можно увидеть определенное противоречие между ч. 2 ст. 10 УК (устанавливающей общее пра-, внло смягчения наказания при обратной силе уголовного закона) и ст. 3 Федерального закона от 24 мая 1996 г. № 64—ФЗ «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации». Последний требует (в рамках обратной силы уголовного закона) смягчения ранее назначенного наказания до верхнего предела санкции со-' ответствующей статьи УК; ч. 2 ст. 10 УК, напротив, ориентирует (в рамках обратной силы уголовного закона) на пропорциональное смягчение назначенного наказания соотносительно с верхним пределом санкции соответствующей статьи УК.

Если исходить из требований ст. 3 Федерального закона от 24 мая 1996 г. № 64—ФЗ «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации», то наказание Матаеву ие могло стать мягче, как правильно указала надзорная инстанция, чем 9 лет лишения свободы; если же исходить из требований ч. 2 ст. 10 УК, то наказание Матаеву следовало смягчить пропорционально: поскольку в соответствии с новым уголовным законом с учетом ст. 62 УК санкция за преступление не могла быть выше 9 лет лишения свободы (что составляет 3/4 от санкции за преступление по старому уголовному закону (до 12 лет лишения свободы), то и назначенное ему наказание подлежало смягчению иа 3/4, т.е. до 7 лет и 6 месяцев лишения свободы. — Прим. сост.

ры наказания лицам, осужденным по ранее действовавшему уголовному закону и не отбывшим наказания, приводятся в соответствие с УК РФ в тех случаях, когда назначенное им судом наказание является более строгим, чем установлено верхним пределом санкции соответствующей статьи УК РФ.

При этом по смыслу данного Закона смягчение наказания возможно лишь до установленного соответствующей статьей верхнего предела санкции.

Судьей требования закона не учтены.

Как видно из приговора, обстоятельствами, смягчающими наказание Матаева, суд признал его явку с повинной и активное способствование раскрытию преступления.

Согласно ст. 62 УК РФ, при наличии, в частности, таких смягчающих обстоятельств и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

Следовательно, в данном случае при приведении наказания в соответствие с УК РФ судья должна была исходить из верхнего предела санкции ч. 2 ст. 108 [ч. 4 ст. 111] УК РСФСР, но с учетом положений ст. 62 УК РФ, т.е. снижение наказания было возможно до девяти лет лишения свободы.

Судья же, исключив из приговора все отягчающие ответственность Матаева обстоятельства и при-менив требования ст. 62 УК РФ, смягчила ему наказание до восьми лет лишения свободы.

Допущенные судьей нарушения закона существенны, в связи с чем вынесенное им постановление подлежит отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение.

8

Уголовный закон, усиливающий наказание, обратной силы не имеет.

Постановление президиума Московского городского суда от 4 ноября 1999 Г. по делу Мачехиной (извлечение) Источник: БВС РФ. 2001. N° 5. С. 22-23. Д. 8.

Тверским районным судом г. Москвы И июня 1998 г. Мачехина осуждена по п. «б» ч. 3 ст. 159 [(в ред. 1996 г.); два эпизода, квалифицируемых отдельно по различным частям ст. 159 в ред. 2003 г.)] УК РФ.

Она признана виновной в совершенном неоднократно и в крупном размере мошенничестве (т.е. хи-щении чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием).

24 декабря 1994 г., обманув руководителей АОЗТ «Фэлком», завладела их деньгами в сумме 100 тыс. долларов США (по курсу Центробанка России — 154 400 тыс. рублей), в период с 15 по 31 марта 1995 г. похитила деньги Машинского в сумме 149 тыс. долларов США (721 881 тыс. рублей) и с похищенным скрылась.

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда 7 августа 1998 г. приговор оставила без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об изменении судебных решений и переквалификации действий Мачехиной с п. «б» ч. 3 ст. 159 [(в ред. 1996 г.); два эпизода, квалифицируемых отдельно по различным частям ст. 159 в ред. 2003 г.)] УК РФ на ч. 3 ст. 147 УК РСФСР (в редакции Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 декабря 1982 г.) и ч, 3 ст. 147 УК РСФСР (в редакции Федерального закона от 1 июля 1994 г.).

Президиум Московского городского суда 4 ноября 1999 г. протест удовлетворил, указав следующее.

Суд допустил ошибку при квалификации действий Мачехиной.

Как видно из материалов дела, преступления ею совершены в январе 1994 г. и в марте 1995 г.

В силу ч. 1 ст. 9 УК РФ, преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

В соответствии со ст. 10 УК РФ, обратную силу имеет уголовный закон, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление.

ч. 3 ст. 159 [(в ред. 1996 г.); два эпизода, квалифицируемых отдельно по различным частям ст. 159 в ред. 2003 г.)] УК РФ, предусматривающая ответственность за содеянное Мачехиной, усиливает наказание и, в соответствии со ст. 10 УК РФ, обратной силы не имеет.

Мошеннические действия Мачехиной в части завладения 24 января 1994 г. денежными средствами АОЗТ «Фэлком» следует квалифицировать по ч. 3 ст. 147 УК РСФСР (в редакции Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 декабря 1982 г.) как мошенничество, причинившее значительный ущерб потерпевшему.

Хищение Мачехиной денег у Машинского, совершенное в марте 1995 г., подлежит квалификации по ч. 3 ст. 147 УК РСФСР (в редакции Федерального закона от 1 июля 1994 г.) как мошенничество, совершенное повторно и в крупных размерах.

<< | >>
Источник: Г.А. Есаков. СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ. 2006

Еще по теме § 2. ДЕЙСТВИЕ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА ВО ВРЕМЕНИ. §2.1. Обратная сила уголовного закона:

  1. 6. УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ ЗАКОН. ДЕЙСТВИЕ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНА ВО ВРЕМЕНИ, В ПРОСТРАНСТВЕ И ПО ЛИЦАМ
  2. 2.3. Действие уголовно-процессуального закона во времени, в пространстве и по кругу лиц
  3. § 3. ДЕЙСТВИЕ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА В ПРОСТРАНСТВЕ
  4. О некоторых вопросах применения судами Федерального ЗАКОНА от 1 июля 1994 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР И Уголовно-процессуальный Кодекс РСФСР
  5. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА СССР от 30 марта 1973 г. №7О квалификации нарушения правил вождения или эксплуатации машин военнослужащими и иными лицами, несущими уголовную ответственность по закону об уголовной ответственности за воинские преступлени
  6. ГЛАВА 1. УГОЛОВНЫЙ ЗАКОН
  7. 4.4. Действие норм уголовно-исполнительного права в пространстве и во времени
  8. 2.1. Понятие и значение уголовно-процессуального закона
  9. § 9. Запрет обратной силы закона
  10. 8.4. Прокурорский надзор за исполнением закона в стадии возбуждения уголовного дела