<<
>>

§ 4. Гарантии независимости судей - важнейшая составляющая правового компонента статуса судей


Может ли зависимый человек (от непосредственного начальства, от руководства партии, членом которой он состоит, вообще от кого бы то ни было) вершить независимое правосудие? Нет, так как если правосудие от кого-либо зависимо, это не правосудие.
Таким образом, можно уверенно сказать: независимость для судей, естественно, необходима для осуществления независимого правосудия. Судейская независимость - одна из важнейших составляющих правового компонента статуса судей.
Поэтому базовые гарантии независимости судей нашли закрепление в Конституции РФ. Прежде всего это ч. 1 ст. 120 Конституции РФ, которая провозглашает: "Судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону". Это положение опирается на иные конституционные нормы, в частности на ч. 2 ст. 3, ч. 2 ст. 4, ст. 10, ч. 1 и 2 ст. 11, ч. 1 и 2 ст. 15, п. "е" ст. 83, п. "ж" ч. 1 ст. 102, гл. 7. Кроме того, основы независимости судей сформулированы и закреплены в целом ряде федеральных законодательных актов (Федеральных конституционных законах "О судебной системе Российской Федерации", "О Конституционном Суде Российской Федерации", "О военных судах Российской Федерации", "Об арбитражных судах в Российской Федерации", Законе о статусе судей и др., а также в процессуальных Кодексах). Они закреплены также в соответствующих международно-правовых актах и иных международных документах. Прежде всего это Основные принципы независимости судебных органов (1985); Процедуры эффективного осуществления Основных принципов независимости судебных органов, принятые 24 мая 1989 г. Резолюцией Экономического и Социального совета ООН 1989/60; Европейская хартия о статусе судей и Пояснительный меморандум к ней; Рекомендация N R(94)12 Комитета министров государствам - членам Совета Европы о независимости, эффективности и роли судей, принятая Комитетом министров 13 октября 1994 г. Наконец, имеется сложившаяся правоприменительная практика. Все это в совокупности позволяет считать организационно-правовой механизм гарантированно обеспечивающим реализацию в нашей стране фундаментального конституционного принципа независимости судей и подчинения их только Конституции РФ и федеральному закону, в целом сформированным и достаточно действенным. Основными звеньями этого механизма являются:
закрепление наиболее важных гарантий независимости судьи непосредственно в Конституции РФ: несменяемость судей, наличие особого порядка прекращения или приостановления их полномочий (ст. 121); неприкосновенность судьи, невозможность привлечения судьи к уголовной ответственности иначе как в порядке, определяемом федеральным законом (ст. 122); особый порядок назначения судей на должность (ч. 1 и 2 ст. 128). При этом важно, что, как это предусмотрено Законом о статусе судей (п. 4 ст. 9), гарантии независимости судьи, включая меры его правовой защиты, материального и социального обеспечения, установленные Законом, распространяются на всех судей в России и не могут быть отменены и снижены иными нормативными актами РФ и субъектов РФ. Серьезным гарантом независимости судей выступают и органы судейского сообщества, выражающие интересы судей как носителей судебной власти, не являясь при этом ни профсоюзом судей, ни вообще общественной организацией, но обладая определенными властными правомочиями в соответствии с ФЗ об органах судейского сообщества.
Их решение обязательно при процедуре рассмотрения соответствующих вопросов о приостановлении и прекращении полномочий судьи, привлечении его к ответственности того или иного вида и т.д.;
законодательное закрепление неограниченности срока полномочий судей (ст. 14 ФКЗ о судебной системе). Полномочия судей федеральных судов не ограничены определенным сроком, за исключением в ряде случаев назначения впервые судей на определенный (три года или пять лет) срок, а предельный возраст пребывания в должности судьи федерального суда в настоящее время - 70 лет;
полное несовпадение механизмов: а) наделения кандидата в судьи судейскими полномочиями; б) привлечения судьи к ответственности любого вида; в) прекращения полномочий судьи по так называемым компрометирующим основаниям;
провозглашение в развитие положений Конституции РФ в ряде названных федеральных конституционных законов и федеральных законов самостоятельности, вне зависимости от чьей бы то ни было воли, осуществления судами судебной власти в рамках подчинения только Конституции РФ и закону и, соответственно, независимости носителей этой власти при осуществлении ими правосудия. Таким образом, функциональная независимость судей обеспечивается в том числе и институциональной независимостью судов, судебной системы страны в целом. При этом определяюще важно, что в Российской Федерации не могут издаваться законы и иные нормативные правовые акты, отменяющие или умаляющие самостоятельность судов, независимость судей (ч. 4 ст. 5 ФКЗ о судебной системе);
установление категорического запрета всякого вмешательства в деятельность судьи по осуществлению правосудия. При этом законодательно (п. 2 ст. 10 Закона о статусе судей) закреплено отсутствие обязанности судьи давать какие-либо объяснения по существу рассмотренных или находящихся в производстве дел, а также представлять их кому бы то ни было для ознакомления иначе как в случаях и в порядке, предусмотренных процессуальным законом. Отменить или соответствующим образом изменить вынесенный судьей судебный акт может только суд вышестоящей судебной инстанции по особой, законом установленной процедуре, при этом присвоение властных полномочий суда наказывается в соответствии с уголовным законом, равно как несут установленную федеральным законом ответственность лица, виновные в оказании незаконного воздействия на судей и в ином вмешательстве в деятельность суда;
установление законной процедуры осуществления правосудия соответствующими процессуальными Кодексами и иным федеральным законодательством, регулирующим порядок рассмотрения судом всех без исключения дел. Установлено, что единственным "дирижером" в судебном процессе является судья, все распоряжения которого в ходе судебного процесса участники обязаны выполнять неукоснительно. Руководство судебным заседанием нацелено на принятие всех предусмотренных законом мер к всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств дела и вынесению по нему справедливого решения. Если же дело рассматривается в коллегиальном составе, то и в этом случае обеспечивается: процессуальное равенство всех судей, входящих в этот состав; свободное обсуждение вопросов дела в совещательной комнате, где могут находиться только судьи, входящие в данный состав, и присутствие иных лиц, включая руководителей суда, не допускается (при этом судьи не вправе разглашать суждения, имевшие место в ходе обсуждения вопросов дела); право составления и представления судьей, не согласным с вынесенным в коллегиальном составе судебным актом, особого мнения. Однако следует отметить, что закрепленная законодательно крайне ограниченная возможность ознакомления кого-либо с особым мнением судьи по делу (исключение здесь составляет институт особого мнения судьи конституционно-уставной ветви судебной власти, предусматривающий опубликование особого мнения судьи) по сути дела данную гарантию независимости судьи фактически минимизирует.
Вышестоящие судебные инстанции призваны устранять ошибки, допущенные нижестоящей судебной инстанцией, не посягая при этом на независимость судьи при вынесении им решения по делу. Не посягают на эту независимость и правомочия вышестоящих судебных инстанций по пересмотру так называемых промежуточных определений нижестоящего суда, выносимых им в ходе судебного заседания, ибо этим пересмотром не затрагиваются вопросы фактических обстоятельств дела, оценки доказательств, квалификации деяний и т.п., влияющие на принимаемый судом нижестоящей инстанции окончательный судебный акт.
Данная гарантия независимости судьи при осуществлении им правосудия подкрепляется соответствующими положениями УК РФ, предусматривающими уголовную ответственность: за вмешательство в деятельность суда (ст. 294); посягательство на жизнь судьи, присяжного или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, а равно их близких в связи с рассмотрением дел или материалов в суде (ст. 295); угрозу или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия (ст. 296); неуважение к суду (ст. 297);
материально-ресурсное, финансовое, информационное, кадровое, организационное и т. п. обеспечение деятельности судебных органов, судей и аппарата судов в значительной мере автономно от органов исполнительной власти. В системе судов общей юрисдикции данную функцию выполняют специально для этого созданные двухуровневые службы Судебного департамента при Верховном Суде РФ. В системе арбитражных судов данную функцию выполняют прежде всего соответствующие отделы и управления ВАС РФ. То же и в Конституционном Суде РФ: в ст. 7 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" прямо говорится, что данный Суд независим в организационном, финансовом и материально- техническом отношениях от любых других органов. В федеральном бюджете ежегодно предусматриваются отдельной статьей необходимые для деятельности Суда средства, которыми Суд распоряжается самостоятельно. При этом смета расходов Суда не может быть уменьшена по сравнению с предыдущим финансовым годом. Суд самостоятельно и независимо осуществляет информационное и кадровое обеспечение своей деятельности. Какое бы то ни было ограничение правовых, организационных, финансовых, информационных, материально-технических, кадровых и других условий деятельности Суда не допускается.
Для мировых судей данная функция выполняется двумя способами: обеспечение заработной платы мировых судей и социальных выплат, предусмотренных федеральными законами, является расходными обязательствами Российской Федерации и осуществляется через органы Судебного департамента при Верховном Суде РФ, а материально-техническое обеспечение деятельности мировых судей осуществляют органы исполнительной власти соответствующего субъекта РФ в порядке, установленном законом этого субъекта. Выполнение же данной функции в конституционных (уставных) судах субъектов РФ полностью регулируется законодательством субъектов РФ. Разделение источников финансирования федеральных судов и судов (судей) субъектов РФ по уровням - из федерального бюджета и из бюджетов субъектов РФ - обусловлено требованиями ст. 124 Конституции РФ. Важно отметить, что расходы на финансирование мероприятий, связанных с реформированием судебной системы, предусматриваются отдельной строкой в федеральном бюджете;
8) предоставление мер материального обеспечения и социальной защиты судьи (в том числе судьи в отставке) и членов семьи судьи, что закреплено в Федеральных конституционных законах "О Конституционном Суде Российской Федерации" (ст. 13), "О военных судах Российской Федерации" (ст. 29 - 31), Законе о статусе судей (ст. 9, 20), Федеральных законах "О мировых судьях в Российской Федерации" (ст. 2), от 10 января 1996 г. N 6-ФЗ "О дополнительных гарантиях социальной защиты судей и работников аппаратов судов Российской Федерации" с последующими изменениями, в Указах Президента РФ от 7 февраля 2000 г. N 306 "Об обеспечении деятельности Конституционного Суда Российской Федерации и о предоставлении государственных социальных гарантий судьям Конституционного Суда Российской Федерации и членам их семей" с последующими изменениями, от 17 июня 2002 г. N 610 "О мерах повышения социальной защищенности некоторых категорий судей и государственных служащих" и иных актах.
При этом следует отметить, что в настоящее время материальное обеспечение российских судей внушительно. Так, российский судья получает приличную заработную плату, состоящую из должностного оклада (устанавливаемого в соответствии с должностью судьи в процентном отношении к определяемому федеральным законом должностному окладу Председателя Верховного Суда РФ и Председателя ВАС РФ, при этом оклад судьи не может быть менее 50% оклада председателей этих высших судов страны и менее 80% должностного оклада председателя суда, где трудится данный судья), доплат за квалификационный класс, за выслугу лет, 50-процентной доплаты к должностному окладу за особые условия труда, которые не могут быть уменьшены, доплат за ученую степень, ученое звание и почетное звание "Заслуженный юрист Российской Федерации". Кроме того, оплачивается стоимость проезда судьи к месту отдыха и обратно в период ежегодного оплачиваемого отпуска (отпуск продолжительностью в 30 дней увеличивается в зависимости от стажа работы судьи по юридической профессии). Судьи, нуждающиеся в улучшении жилищных условий, должны обеспечиваться жилыми помещениями, хотя, как было сказано выше, здесь есть масса проблем. В жилых помещениях, занимаемых судьями, во внеочередном порядке устанавливается телефон с оплатой по установленным тарифам, в таком же порядке предоставляются места в детских дошкольных учреждениях, школах-интернатах, летних оздоровительных учреждениях детям судей. Судья и члены его семьи имеют право на медицинское обслуживание, включая обеспечение лекарственными средствами, а также на санаторно-курортное лечение (судье, его супругу и несовершеннолетним детям) за счет средств федерального бюджета. Судьи обеспечиваются служебным обмундированием в порядке и по нормам, которые устанавливаются Правительством РФ.
Определенный интерес в вопросе о гарантиях обеспечения жильем судьи представляет Определение Конституционного Суда РФ от 9 апреля 2003 г. N 133-О по запросу Ханты-Мансийского городского суда. Как следует из представленных в
Конституционный Суд РФ с этим запросом материалов, Ханты-Мансийский городской суд удовлетворил иск гражданки И. - судьи суда Ханты-Мансийского автономного округа к Правительству Ханты-Мансийского автономного округа о признании за ней и членами ее семьи права на получение благоустроенного жилого помещения по договору социального найма дополнительно к имеющемуся у нее жилому помещению. Судебная коллегия по гражданским делам Тюменского областного суда это решение отменила на том основании, что в силу п. 3 ст. 19 Закона о статусе судей жилье судье предоставляется местной администрацией, т.е. администрацией муниципального образования, а не администрацией субъекта РФ. Дело было направлено в тот же суд на новое рассмотрение. При этом к участию в деле в качестве ответчика была привлечена администрация города Ханты-Мансийска. По мнению заявителя, оспариваемое положение п. 3 ст. 19 Закона о статусе судей умаляет конституционное право органов местного самоуправления на самостоятельное решение вопросов формирования, утверждения и исполнения местных бюджетов, не отвечает принципу самостоятельности муниципальных образований, а потому противоречит ст. 11, 12, 72, 78, 124, ч. 1 ст. 130 и ст. 132 Конституции РФ. В названном Определении Конституционный Суд РФ указал, что, возлагая на местную администрацию обязанность по предоставлению судьям жилья, оспариваемые положения (в целях обеспечения баланса таких конституционно защищаемых ценностей, как самостоятельность местного самоуправления и независимость судей) предусматривают полную компенсацию из федерального бюджета возникающих при осуществлении этой обязанности дополнительных расходов органа местного самоуправления, что гарантирует право собственности муниципальных образований. При этом не происходит изъятие муниципальной собственности и не нарушается самостоятельность местного самоуправления в распоряжении местными финансами и бюджетом. Указанная обязанность местной администрации касается обеспечения жильем судей того суда, который находится на территории муниципального образования. Поскольку содержание и использование муниципального жилищного фонда в силу Закона относится к вопросам местного значения, вопросы обеспечения жильем судей как граждан, проживающих на территории соответствующего муниципального образования, имеют и общегосударственное, и местное значение, а потому решаются совместно государственными органами и органами местного самоуправления.
Правда, в качестве определенного недостатка существующей сегодня модели материального вознаграждения деятельности российских судей следует назвать хотя и высокую, но одинаковую по всей территории России зарплату в равных квалификационных показателях (за исключениями, обусловленными так называемыми районными коэффициентами). Между тем уровень жизни на территории страны различается довольно сильно. В частности, как отмечают в СМИ, на одних территориях можно купить на среднедушевой доход в пять раз больше товаров и услуг, входящих в минимальный набор, чем в других субъектах РФ. А показатели валового продукта в субъектах РФ в расчете на душу населения в долларах США по паритету покупательной способности в разных субъектах РФ различаются в 67 раз: в Ненецком автономном округе - 75,6 тыс., в Ямало-Ненецком автономном округе - 66 тыс., в Тюменской области - 53 тыс., в г. Москве - 30,5 тыс., а в Республике Ингушетия - 1,335 тыс., Республике Калмыкия, Республике Адыгея, Республике Дагестан - около 3 тыс. <1>.
<1> См.: Труд. 2007. 21 июля.
Не менее внушительны и меры социальной защиты судьи и членов его семьи. Так, законодательно закреплено, что жизнь, здоровье и имущество судьи подлежат обязательному государственному страхованию за счет средств федерального бюджета. При этом жизнь и здоровье судьи подлежат страхованию на сумму его заработной платы за 15 лет, а ущерб, причиненный уничтожением или повреждением имущества судьи или членам его семьи, подлежит возмещению ему или членам его семьи в полном объеме. Однако названное страховое возмещение не выплачивается, если в предусмотренном законом порядке будет установлено, что причинение вреда судье и членам его семьи не связано со служебной деятельностью судьи;
право судьи на отставку - почетный уход или почетное удаление судьи с должности, при этом каждый судья имеет право на отставку по собственному желанию независимо от возраста и за лицом, пребывающем в отставке, сохраняются звание судьи, гарантии личной неприкосновенности и принадлежность к судейскому сообществу. При выходе (удалении) судьи в отставку ему выплачивается выходное пособие, пенсия на общих основаниях, а имеющему стаж работы в должности судьи не менее 20 лет по его выбору выплачивается пенсия на общих основаниях или необлагаемое налогом ежемесячное пожизненное содержание в размере 80% зарплаты работающего по соответствующей должности судьи (имеющему этот стаж менее 20 лет и достигшему возраста 55 (для женщин - 50) лет размер ежемесячного пожизненного содержания исчисляется пропорционально количеству полных лет, отработанному в должности судьи). Он вправе работать в органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, профсоюзных и иных общественных объединениях, а также работать в качестве помощника члена Совета Федерации или депутата Государственной Думы либо помощника депутата законодательного (представительного) органа субъекта РФ, однако не вправе занимать должности прокурора, следователя и дознавателя и т.д.
Как указал Конституционный Суд РФ в Определении от 15 февраля 2005 г. N 5-О, конституционный статус судьи включает предоставление ему в будущем особого статуса судьи в отставке, из чего исходит и Закон о статусе судей, положения которого во взаимосвязи с нормами Конституции РФ и ФКЗ о судебной системе являются базовыми и, следовательно, исключают в ходе их последующей конкретизации и развития ограничение законодательных гарантий статуса судьи или снижение их уровня, в том числе для судей, пребывающих в отставке, а также снижение связанных с отставкой материальных гарантий по сравнению с изначально установленными Законом. При этом Федеральный закон определяет исчерпывающим образом основания прекращения полномочий, при наличии которых судья считается ушедшим в отставку, а приобретение (и сохранение) статуса судьи в отставке связывается лишь с этими установленными Федеральным законом основаниями. Право же судьи в отставке на ежемесячное содержание как гарантия независимости действующих судей предоставляется всем судьям, чьи полномочия прекращены по основаниям, совместимым со статусом судьи, а правоприменители, разъясняя и применяя положения об отставке судьи, не вправе придавать им значение, расходящееся с их конституционно-правовым смыслом;
законодательное закрепление (положениями Закона о статусе судей, Федерального закона от 20 апреля 1995 г. N 45-ФЗ "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов" с последующими изменениями) обеспечения безопасности судей. Федеральным законодательством установлено, что судья, члены его семьи и их имущество находятся под особой защитой государства. Органы внутренних дел обязаны принять необходимые меры к обеспечению безопасности судьи, членов его семьи, сохранности принадлежащего им имущества, если от судьи поступит соответствующее заявление. Судья имеет право на хранение и ношение служебного огнестрельного оружия, которое ему выдается органами внутренних дел по его заявлению в порядке, предусмотренном Федеральным законом от 13 декабря 1996 г. N 150-ФЗ "Об оружии" с последующими изменениями. Уголовным законодательством предусмотрена ответственность, направленная на обеспечение безопасности судей. Так, УК РФ сформулированы следующие составы преступлений, влекущие уголовную ответственность: вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия (ч. 1 ст. 294); посягательство на жизнь судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, а равно их близких в связи с рассмотрением дел или материалов в суде, совершенное в целях воспрепятствования законной деятельности указанных лиц либо из мести за такую деятельность (ст. 295); угроза убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением имущества в отношении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, а равно их близких в связи с рассмотрением дел или материалов в суде (ч. 1 ст. 296). Следует назвать и ч. 1 ст. 311 УК РФ: разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, судебного пристава, судебного исполнителя, потерпевшего, свидетеля, других участников уголовного процесса, а равно в отношении их близких, если это деяние совершено лицом, которому эти сведения были доверены или стали известны в связи с его служебной деятельностью.
Вместе с тем следует отметить, что действенного механизма государственной защиты судей пока не создано.
Определенный интерес в аспекте рассматриваемого вопроса представляет зарубежная практика конституционного правосудия, где принцип независимости судей проявляется в самых разнообразных ракурсах. Например, Конституционный Суд Республики Беларусь заключением от 3 ноября 1995 г. признал не соответствующим Конституции Указ Президента Республики Беларусь от 8 августа 1995 г. N 299, не включивший в число лиц, которым оформляются дипломатические паспорта, судей Конституционного Суда, сочтя это снижением установленных законом гарантий независимости и неприкосновенности конституционных судей.
Федеральный Конституционный Суд Германии 29 декабря 1996 г. не принял к рассмотрению конституционную жалобу председателя административного суда на прекращение его полномочий в связи с внесением им изменений в решение этого суда по делам, где он не являлся законным судьей. Суд отметил, что независимость судьи подлежит законному ограничению, если он совершил поступок, который является нарушением его обязанностей, а вмешательство судьи в решение более молодых коллег является настолько серьезным нарушением, что прекращение полномочий судьи не противоречит принципу соразмерности.
Конституционный Трибунал Республики Польша решением от 9 ноября 1993 г. признал неконституционным положение Закона о судах общей юрисдикции, в силу которого исполнительная власть могла отозвать судью, который в период пребывания в должности "отступил от принципа независимости". Трибунал признал это положение не соответствующим конституционным принципам независимости и несменяемости судей и нарушающим принцип разделения властей и принцип демократического правового государства.
Сложно говорить о независимости судей Конституционного Суда Кыргызской Республики, трое из которых в сентябре 2007 г. были вынуждены подать в межрайонный суд г. Бишкека иски о признании недействительным Постановления парламента Республики "О признании утратившими силу некоторых решений в вопросах избрания судей Конституционного Суда в соответствии с решением Конституционного Суда от 14 сентября 2007 года".
Вместе с тем личная независимость судей и ее обеспечение национальными средствами красной нитью проходят в конституциях многих государств. В частности, в Греции личная независимость судей является гарантией их официального статуса по отношению к законодательной и исполнительной власти. Она имеет своей целью обеспечение функциональной независимости, которая может быть нарушена, не только когда судья получает указания и приказы, но и когда он опасается, что выносимые им решения будут иметь отрицательные последствия для его карьеры. Она гарантируется Конституцией, в которой содержатся положения, касающиеся: назначения; постоянства занятости; административных изменений, касающихся судей; дисциплинарных взысканий; деятельности, несовместимой с обязанностями судьи; привилегированного отношения к судьям в области выплаты вознаграждения за их труд <1>.
<1> См.: Судебные системы европейских стран: Справочник. С. 109.
Одной из важнейших гарантий независимости судей является конституционно закрепленная их несменяемость. Непосредственно конституционные гарантии несменяемости российских судей закреплены в ч. 1 ст. 121 Конституции РФ, которая предельно кратко провозглашает: "Судьи несменяемы". Данная норма Конституции РФ провозглашает конституционный принцип несменяемости судей, который является одной из важнейших гарантий независимости судей, а также независимости, устойчивости и стабильности судебной власти в целом, и в качестве основополагающего принципа включена во многие конституции европейских стран, начиная с XVIII в.
Несменяемость российского судьи прежде всего означает то, что он: не может быть назначен (избран) на другую должность или в другой суд без его согласия (ч. 1 ст. 15 ФКЗ о судебной системе); не подлежит переводу на другую должность или в другой суд без его согласия (ст. 12 Закона о статусе судей). Несмотря на то что названные статьи обоих Законов именуются одинаково "Несменяемость судьи" и должны в этом смысле носить универсальный характер, они не учитывают ситуации с военными судьями, которые согласно ч. 2 ст. 26 Федерального конституционного закона "О военных судах Российской Федерации" могут быть переведены в военный суд, находящийся за пределами территории РФ или действующий в местностях, где введено чрезвычайное положение, и без согласия переводимого судьи. С другой стороны, это исключение для российских военных судей не соответствует п. 3.4 Европейской хартии о статусе судей, в соответствии с которым работающий в суде судья в принципе не может быть назначен на должность или направлен на другую работу, даже в случае должностного повышения, без свободно выраженного на то своего согласия. Исключения из этого принципа допускаются только в случае, когда перемещение предусмотрено в качестве вынесенной в соответствии с законом дисциплинарной меры, в случае законного изменения организации судебной системы и в случае направления на другую работу временного характера в целях усиления соседнего суда, причем максимальный срок такого перевода строго ограничивается по статусу. Этих исключений, очевидно, не наблюдается в ситуации с российскими военными судьями.
Однако в то же время закрепление непосредственно в указанном Федеральном конституционном законе положения о возможности перевода военного судьи в другой суд в исключительных, четко обозначенных случаях можно рассматривать и как общее правило о принципиальном согласии на будущий такой перевод в названных случаях, данном военным судьей при обращении им с заявлением о назначении на должность военного судьи. И тогда отсутствие необходимости получения согласия военного судьи на такой перевод, отмеченное в Законе, следует рассматривать как технический момент каждого конкретного случая перевода, обусловленный наличием общего предварительного согласия.
Также не упоминается о необходимости получения согласия мирового судьи при возложении на него постановлением председателя соответствующего районного суда (в случае если в ближайшем судебном районе мировой судья единственный и его полномочия приостановлены или прекращены либо он временно отсутствует по уважительным причинам) обязанности осуществлять свою деятельность в этом ближайшем судебном районе (п. 3 ст. 8 Федерального закона "О мировых судьях в Российской Федерации").
Действующий и в настоящее время Закон РСФСР "О судоустройстве РСФСР", устанавливая порядок замещения временно отсутствующего судьи районного (городского) суда, предусматривает, что в этом случае исполнение его обязанностей возлагается на судью ближайшего районного (городского) суда решением председателя вышестоящего суда (ст. 27). Конституционный Суд РФ, рассматривая жалобу о признании неконституционным ч. 2 ст. 27 названного Закона (поскольку, по мнению заявителя, она нарушает право объединений граждан на рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, и допускает возможность перевода судьи на другую должность и в другой суд без его согласия, что приводит к нарушению принципа определенности правовой нормы), в Определении от 19 апреля 2007 г. N 303-О-О указал, что конституционные принципы независимости и несменяемости судей обжалуемой нормой не нарушаются, поскольку возложение обязанностей временно отсутствующего судьи районного (городского) суда на судью ближайшего районного (городского) суда не является переводом судьи на другую должность или в другой суд. Свои полномочия, место работы, должность и квалификационный класс судья сохраняет на все время работы в судебном органе.
Несменяемость судьи означает также неограниченность срока его полномочий, что закреплено в ст. 14 ФКЗ о судебной системе и п. 1 ст. 11 Закона о статусе судей. В обеих статьях сделана оговорка: если иное не установлено Конституцией РФ, федеральным конституционным законом и принимаемым в соответствии с ними федеральным законом о статусе судей.
Но в настоящее время на должность без ограничения срока в первый раз назначаются лишь судьи высших судов страны - Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ и ВАС РФ. Судьи всех остальных федеральных судов в первый раз на должность назначаются сроком на 3 года, по истечении которого могут быть назначены на ту же должность без ограничения срока полномочий.
Природа этого первого (трехлетнего) срока назначения судьи на должность раскрыта в Определении Конституционного Суда РФ от 1 декабря 1999 г. N 210-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Б. на нарушение его конституционных прав п. 3 ст. 11 и подп. 4 п. 1 ст. 14 Закона о статусе судей и ч. 2 ст. 15 ФКЗ о судебной системе. В нем сказано, что конституционно-правовой статус судей, элементом которого является их несменяемость, предполагает невозможность повторного назначения судьи на должность, если его полномочия были прекращены в соответствии с законом. По буквальному смыслу оспариваемых норм этот запрет не распространяется на случай прекращения полномочий впервые назначенных судей в связи с истечением трехлетнего срока их пребывания в должности. Отсюда следует, что по своей правовой природе трехлетний срок полномочий впервые назначенных судей имеет по существу значение предварительного испытательного срока, направленного, в частности, на выявление причин, которые могут препятствовать дальнейшему назначению того или иного судьи на должность пожизненно и которым должны обосновываться решения соответствующих органов и должностных лиц об отказе в представлении для назначения судьи на должность без ограничения срока.
Мировой судья как судья субъекта РФ в первый раз на должность назначается (избирается) на срок, установленный законом соответствующего субъекта РФ, но не более чем на пять лет, по истечении которого вправе вновь выдвинуть свою кандидатуру на ту же должность. И при повторном и последующих назначениях (избраниях) он эту должность будет занимать на срок, устанавливаемый этим же законом субъекта РФ. Этот срок уже не может быть менее пяти лет.
В то же время из принципа несменяемости судей, как указал Конституционный Суд РФ в Определении от 11 марта 2005 г. N 3-О, не вытекает право на пожизненное занятие должности судьи, т.е. несменяемость судьи не тождественна бессрочности пребывания в должности судьи. Поэтому предельный возраст всех федеральных судей, включая судей высших судов страны, и мировых судей в настоящее время 70 лет. Срок полномочий и предельный возраст пребывания в должности судей конституционных (уставных) судов субъектов РФ устанавливаются законами соответствующих субъектов РФ. По этому вопросу Конституционный Суд РФ в Определении от 27 декабря 2005 г. N 491-О указал, что не могут расцениваться как нарушающие предписания ряда статей Конституции РФ положения Закона о статусе судей, допускающие установление законами субъектов РФ срока полномочий и предельного возраста пребывания в должности судьи для судей конституционных (уставных) судов субъектов РФ, отличающихся от установленных для судей федеральных судов, поскольку право субъекта РФ самостоятельно решать эти вопросы, также обусловленное особенностями правовой природы конституционных (уставных) судов, предполагает одновременно и обязанности субъекта РФ вводить такой срок полномочий и предельный возраст пребывания в должности судьи, которые гарантировали бы эффективное осуществление правосудия, соблюдение конституционных принципов независимости и несменяемости судей, а также обеспечивали надлежащие условия материального (социального) обеспечения судей при уходе в отставку.
В разных правовых системах, как и на разных этапах развития одного государства, т. е. в рамках правовой системы одного государства, отношение к пожизненному бессрочному и срочному (в течение определенного срока) пребыванию судьи в должности неодинаково. Долгие годы в Великобритании судейское кресло судьи занимали в основном пожизненно (сегодня - до достижения возраста 70 лет, как и в Канаде). В ряде стран судей назначают на должность на длительный срок: 15, 20 лет (Япония, Швейцария). По Конституции Ирландии судья является несменяемым, кроме случаев вины и явной некомпетентности, установленных решениями, принятыми обеими палатами парламента <1>. По Закону СССР от 4 августа 1989 г. "О статусе судей в СССР" судей назначали (избирали) на 10 лет. Закон РФ "О статусе судей в Российской Федерации" в первоначальной редакции не предусматривал ни предельного возраста пребывания в должности судьи, ни ограничения полномочий судьи определенным сроком (ст. 11). Дальнейшее развитие правового регулирования данных отношений в нашей стране прошло в несколько этапов: был установлен "испытательный возраст" для определенных категорий вновь назначенных судей, был установлен предельный возраст пребывания в должности судьи (вначале 65 лет, затем 70 лет). Для судей Конституционного Суда РФ вначале был установлен 12-летний срок занятия должности (без права второго срока), затем - 15-летний (также без права второго срока), а позднее - без ограничения срока до достижения первоначально 65 лет, а затем 70 лет.
<1> См.: Судебные системы европейских стран: Справочник. С. 121.
Такое развитие правового регулирования в вопросах сроков пребывания в должности судьи (в аспекте принципа несменяемости судей) соответствует Конституции РФ. Конституционный Суд РФ в Определении от 11 марта 2005 г. N 148-О указал, что отказ от бессрочности замещения должности судьи не может рассматриваться как ущемление конституционного статуса судей в Российской Федерации, а следовательно, федеральный законодатель, будучи не вправе сократить конкретный срок полномочий для тех судей, которые были избраны на установленный законом срок, может при этом, действуя в рамках предоставленных ему Конституцией РФ дискреционных полномочий по дополнительному урегулированию статуса судей, ввести предельный возраст пребывания в должности судьи, в том числе в отношении действующих судей.
Такое развитие отечественного законодательства соответствует требованиям международно-правовых актов. Согласно п. 12 Основных принципов независимости судебной власти (1985) судьи, назначаемые или выборные, имеют гарантированный срок полномочий до обязательного выхода на пенсию или истечения срока полномочий, где такой установлен.
Установление в нашей стране возрастных ограничений (достаточно высоких с учетом средней продолжительности жизни в России) пребывания в должности судьи позволило решить и достаточно деликатную иногда встречавшуюся в практике проблему, когда правосудие осуществлялось лицом, которое в силу возрастных особенностей не способно уже было нести это высокое звание, но не осознавало это обстоятельство. Таких, правда, было немного, и в судейской среде о них ходили легенды.
Введение в 2001 г. конкретного срока пребывания в должности председателя и заместителя председателя федерального суда само по себе не отражается на конституционном принципе несменяемости судей, ибо конституционно-правовой статус судьи как при назначении его на руководящую должность, так и при освобождении от этой должности остается неизменным. Руководитель суда, перестав им быть, остается судьей (только без соответствующих полномочий властно-организационного характера, необходимых для выполнения функций руководителя судебного органа). Перестав же быть судьей, руководитель суда не может оставаться в этой должности. Прекращение полномочий руководителей судов с сохранением за ними полномочий судьи не такая уж редкость в практике ККС. В 2006 г. было 13 таких случаев: пять председателей районных судов (один - в г. Москве, два - в г. Санкт-Петербурге, два - в Ростовской области); председатель городского суда (Московская область); семь заместителей председателя районных и городских судов (по одному - в Волгоградской, Курганской, Ростовской, Тюменской областях, г. Санкт-Петербурге, два - в Московской области).
Конституционный Суд РФ в Определении от 11 марта 2005 г. N 3-О прямо указал, что введение определенного срока пребывания в должности председателя или заместителя председателя федерального суда само по себе не может рассматриваться как нарушение конституционных гарантий статуса судей, в том числе применительно к лицам, назначенным на указанные должности до вступления в силу соответствующих законодательных изменений, поскольку за этими лицами сохраняется конституционно- правовой статус судьи, его гарантии распространяются на них в полной мере, т.е. их судейский статус не изменяется и не ухудшается, при том что для всех судей возможность быть назначенными на должность председателя или заместителя председателя суда обеспечивается равным образом.
Следует указать и на отрицательную сторону того аспекта конституционного принципа несменяемости судей, который провозглашает невозможность перевода судьи на другую должность или в другой суд без его согласия. По сути дела такой запрет является императивным. Организационно-правового механизма перевода судьи на другую должность или в другой суд (в своем суде - по вертикали, в другой суд - и по вертикали, и (или) по горизонтали) не только с согласия, но даже по обоюдному и острому желанию обеих сторон (работодателя и работника) не существует. Это положение в определенном смысле нарушает трудовые права судей и на практике с позиции житейских обстоятельств в отдельных случаях приводит к негативным (как для самого судьи, так и для публичных интересов) последствиям.
В определенной мере можно говорить и о таком недостатке в практике применения ч. 1 ст. 121 Конституции РФ, как отсутствие механизма продвижения судьи по службе, что не стыкуется с п. 4.1 Европейской хартии о статусе судей, в силу которого в случае если продвижение по службе не основывается на трудовом стаже, оно основывается исключительно на качествах и достоинствах, отмеченных при исполнении служебных обязанностей, порученных судье, путем объективной оценки со стороны одного или нескольких судей и обсуждается с заинтересованным судьей. Решение о продвижении по службе выносится независимой инстанцией (законодательной и исполнительной властью, в рамках которой по меньшей мере половина судей избраны на паритетной основе согласно условиям, гарантирующим самое широкое представительство), или по ее предложению, или с ее согласия. Судья, который не предлагается для продвижения по службе, должен иметь возможность предъявить свои претензии этой инстанции.
По большому счету, отсутствие мотивации к карьерному росту (в хорошем смысле этого понятия) является серьезным недостатком для судейского корпуса России и для общества в целом. Судьи в нашей стране нуждаются во внутренне непротиворечивой конструкции организационно-правовой модели стимулирования мотивации карьерного продвижения по службе, сопряженной с моделью, объективно создающей возможности такого продвижения.
Есть и определенная несостыковка между ст. 12 и ч. 11 п. 1 ст. 14 Закона о статусе судей, т.е. между запретом перевода судьи в другой суд без его согласия и императивным прекращением полномочий судьи в случае его отказа от перевода в другой суд в связи с упразднением или реорганизацией суда, а наметившаяся тенденция укрупнения регионов в России означает увеличение числа таких ситуаций.
Важной гарантией независимости судей является запрет неправомерных приостановления и прекращения их полномочий.
Даже не обладая развитым воображением, можно легко себе представить ситуацию, когда какой-либо региональный руководитель (мэр города, губернатор края, области, автономного округа или президент республики), считающий (и не без оснований) себя ответственным за все, что происходит на "вверенной ему территории", будучи остро недовольным решением (приговором) суда по конкретному делу (особенно когда дело на его территории получило широкий общественный резонанс, а суд (судья), принявший этот судебный акт, осуществляет правосудие на "его" территории), в гневе отдает распоряжение отстранить судью от работы, пока следственные органы не выяснят, почему он вынес такое решение (приговор), либо еще более хлесткое распоряжение выгнать судью с работы.
В период существования известной ст. 6 Конституции СССР подобные указания беспроблемно реализовывались через соответствующие партийные органы (лишение партбилета автоматически влекло за собой увольнение с должности судьи). В настоящее время механизм приостановления и (или) прекращения полномочий судьи полностью введен в конституционно-правовое русло.
В ч. 2 ст. 121 Конституции РФ закреплена действенная гарантия от неправомерного указания регионального руководителя наподобие изложенного выше: "Полномочия судьи могут быть прекращены или приостановлены не иначе как в порядке и по основаниям, установленным федеральным законом".
Таким образом, конституционный принцип несменяемости судей обеспечивается особыми основаниями и порядком приостановления или прекращения полномочий судей при условии, что эти основания и порядок установлены федеральным законом, т. е. установлен конституционный запрет на приостановление или прекращение полномочий судьи по иным основаниям и (или) в ином порядке, чем это урегулировано в федеральном законе. И речь идет как о Законе о статусе судей (ст. 13 и 14), так и о Федеральном конституционном законе "О Конституционном Суде Российской Федерации" (ст. 17 и 18).
Полномочия судьи любого федерального суда, за исключением судей Конституционного Суда РФ, как и полномочия мирового судьи, приостанавливаются исключительно решением соответствующей ККС (как и принятие решения о возобновлении полномочий судьи) в случае: признания судьи безвестно отсутствующим решением суда, вступившим в законную силу; возбуждения уголовного дела в отношении судьи либо привлечения его в качестве обвиняемого по другому уголовному делу; участия судьи в предвыборной кампании в качестве кандидата в состав органа законодательной (представительной) власти Российской Федерации или органа законодательной (представительной) власти субъекта РФ; избрания судьи в состав органа законодательной (представительной) власти Российской Федерации или органа законодательной (представительной) власти субъекта РФ. Конституционный Суд РФ в Определении от 18 июля 2006 г. N 191-О указал, что избрания судьи в состав органа муниципального образования как основания приостановления полномочий судьи Закон о статусе судей прямо не определяет, но и не исключает. В противном случае был бы нарушен принцип единства статуса судей, а также принцип равенства всех перед законом (ч. 1 и 2 ст. 19
Конституции РФ), которые гарантируют одинаковые права и обязанности для субъектов, относящихся к одной категории, в данном случае для судей, избранных в органы публичной власти различного уровня, при решении вопроса о приостановлении полномочий судьи в связи с избранием его депутатом.
Представляется, что в Закон о статусе судей (и в иные законы о судьях, включая законы субъектов РФ о конституционных (уставных) судах) необходимо внести дополнения, предусматривающие такое основание приостановления полномочий судьи, как участие судьи в качестве кандидата в выборах законодательных (представительных) органов власти всех уровней, включая муниципальные, и такое основание прекращения полномочий судьи, как избрание в эти органы.
Полномочия судьи Конституционного Суда РФ могут быть приостановлены исключительно по решению самого Конституционного Суда РФ (как и их восстановление после отпадения оснований к их приостановлению), принимаемому не позднее одного месяца со дня выявления таких оснований, как: а) в отношении судьи возбуждено уголовное дело либо он привлечен в качестве обвиняемого по другому уголовному делу; б) судья по состоянию здоровья временно не способен выполнять свои обязанности. Практически такие же основания приостановления полномочий судей конституционных (уставных) судов субъектов РФ предусмотрены в соответствующих законодательных актах субъектов РФ.
Любой судья, полномочия которого приостановлены, не перестает быть судьей: он остается членом судейского сообщества, ему по-прежнему выплачивается денежное вознаграждение, причем без снижения размера, вообще не снижается уровень всех видов материального и социального обеспечения (за исключением случая избрания в качестве меры пресечения заключения судьи под стражу), он не лишается гарантий неприкосновенности. Но он не вправе осуществлять правосудие, в том числе участвовать в коллегиальных судебных заседаниях, и вынесенный им или с его участием судебный акт не будет законным, участвовать в заседаниях органов судейского сообщества, даже если в отношении его таким органом не принималось специальное (по приостановлению полномочий) решение. Судья Конституционного Суда РФ, полномочия которого приостановлены, не вправе также направлять официальные документы в государственные органы и организации, общественные объединения, должностным лицам и гражданам и истребовать от них какие-либо документы и иную информацию.
Прекращаются полномочия судей федеральных судов (за исключением судей Конституционного Суда РФ) и мировых судей решением соответствующей ККС по следующим основаниям: письменное заявление судьи об отставке; неспособность по состоянию здоровья или по иным уважительным причинам осуществлять полномочия судьи; письменное заявление судьи о прекращении его полномочий в связи с переходом на другую работу или по иным причинам; достижение судьей предельного возраста пребывания в должности судьи или истечение срока полномочий судьи, если они были ограничены определенным сроком; увольнение судьи военного суда с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе; прекращение гражданства РФ; занятие деятельностью, несовместимой с должностью судьи; вступление в законную силу обвинительного приговора суда в отношении судьи либо судебного решения о применении к нему принудительных мер медицинского характера (но в случае отмены решения ККС о прекращении полномочий судьи или отмены состоявшегося о нем обвинительного приговора суда либо судебного решения судья подлежит восстановлению в прежней должности с выплатой причитающейся ему заработной платы); вступление в законную силу решения суда об ограничении дееспособности судьи либо о признании его недееспособным; смерть судьи или вступление в законную силу решения суда об объявлении его умершим; отказ судьи от перевода в другой суд в связи с упразднением или реорганизацией суда. Кроме того, есть еще одно основание досрочного прекращения полномочий названных категорий судей - это дисциплинарное взыскание. Решение о его наложении принимается ККС, к компетенции которой относится рассмотрение вопроса о прекращении полномочий судьи на момент принятия решения. В настоящее время существуют два вида дисциплинарной ответственности судей: предупреждение и досрочное прекращение полномочий судьи, и налагаются они за совершение дисциплинарного проступка, под которым п. 1 ст. 12.1 Закона о статусе судей понимает нарушение норм Закона о статусе судей, а также положений Кодекса судейской этики.
Основания прекращения полномочий судьи Конституционного Суда РФ несколько отличаются от перечисленных выше: нарушение порядка его назначения на должность судьи Конституционного Суда РФ; достижение судьей предельного возраста пребывания в должности судьи; личное письменное заявление судьи об отставке до достижения им предельного возраста пребывания в должности судьи; утрата судьей гражданства РФ; вынесение в отношении судьи обвинительного приговора, вступившего в законную силу; совершение судьей поступка, порочащего честь и достоинство судьи; продолжение судьей, несмотря на предупреждение со стороны Конституционного Суда РФ, занятий или совершения действий, несовместимых с его должностью; неучастие судьи в заседаниях Конституционного Суда РФ или уклонение его от голосования свыше двух раз подряд без уважительных причин; признание судьи недееспособным решением суда, вступившим в законную силу; объявление судьи умершим решением суда, вступившим в законную силу; смерть судьи; неспособность по состоянию здоровья или иным уважительным причинам в течение длительного времени (не менее 10 месяцев подряд) исполнять обязанности судьи.
Примерно те же основания прекращения полномочий судьи конституционного (уставного) суда субъекта РФ приведены в соответствующих законодательных актах об этих судах. К ним добавляется обычно лишь такое основание, как ликвидация самого суда в связи с изменениями конституции (устава) субъекта РФ.
Отличается от указанного выше и порядок прекращения полномочий судьи Конституционного Суда РФ. Прекращение полномочий осуществляется по решению самого Конституционного Суда РФ, которое направляется Президенту РФ, в Совет Федерации и является официальным уведомлением об открытии вакансии. Но есть и два исключения: а) прекращение полномочий ввиду нарушения порядка назначения на должность производится Советом Федерации по представлению Конституционного Суда РФ; б) прекращение полномочий ввиду совершения судьей проступка, порочащего честь и достоинство судьи, производится Советом Федерации по представлению Конституционного Суда РФ, принятому большинством не менее двух третей общего числа судей.
Полномочия судей конституционных (уставных) судов субъектов РФ прекращаются в схожем порядке - на уровне региональных властей. Направление решения конституционного (уставного) суда о прекращении полномочий судьи в адрес главы субъекта РФ является официальным уведомлением об открытии вакансии должности судьи.
Следует добавить, что в Регламенте Конституционного Суда РФ, являющемся актом, принимаемым самим Судом и регламентирующим вопросы его внутренней деятельности, процедурным вопросам приостановления и прекращения полномочий его судей посвящены гл. VII и VIII, состоящие из 13 параграфов, т.е. эти вопросы там урегулированы весьма детально.
В вопросе установления соответствующими законами субъектов РФ оснований и порядка приостановления и прекращения полномочий судей конституционных (уставных) судов субъектов РФ исключительно важной является позиция Конституционного Суда РФ, выраженная в Определении от 27 декабря 2005 г. N 491-О. Положения ФКЗ о судебной системе и Закона о статусе судей, позволяющие субъекту РФ вводить особые, дополнительные основания прекращения полномочий судьи конституционного (уставного) суда субъекта РФ, а также порядок наделения полномочиями судей этого суда, отличающиеся от установленных Законом о статусе судей, равно как и положения п.
1 ст. 19 ФЗ об органах судейского сообщества, допускающие, что при установлении субъектом РФ особенностей порядка и оснований прекращения полномочий судьи конституционного (уставного) суда субъекта РФ не предусматривается участие в данном процессе ККС субъектов РФ, не могут рассматриваться как противоречащие п. "о" ст. 71, ч. 3 ст. 118, ч. 1 ст. 120 и ч. 1 ст. 121 Конституции РФ, поскольку возможность установления субъектами РФ такого регулирования обусловлена особенностями правовой природы конституционных (уставных) судов как органов государственной власти субъектов РФ, функционирующих в системе органов государственной власти субъектов РФ на основе принципа разделения властей и самостоятельно осуществляющих конституционный (уставный) контроль, и не исключает обязанность субъектов РФ обеспечить при осуществлении законодательного регулирования в данной сфере соблюдение конституционных принципов разделения властей, самостоятельности и независимости судебной власти.
Необходимо отметить, что дата прекращения полномочий судьи не означает, что он фактически в этот же день прекращает осуществление правосудия. В принципе полномочия судьи прекращаются: в последний день месяца, в котором истекает срок его полномочий, если этот срок установлен законом; в последний день месяца, в котором он достиг 70-летнего возраста (для судей конституционных (уставных) судов субъектов РФ этот предельный возраст устанавливается соответствующими законами субъектов РФ); на следующий день после вступления в силу решения ККС о досрочном прекращении полномочий судьи. Но в отношении судьи, назначенного на должность с определенным сроком (при условии, что он или не обратился в соответствующую коллегию судей с заявлением о назначении на должность судьи, или в удовлетворении этого заявления ему было отказано), как и в отношении судьи, срок полномочий которого истек в связи с достижением им предельного возраста пребывания в должности судьи, действует правило: эти судьи продолжают осуществлять свои полномочия до окончания рассмотрения по существу дела, начатого с их участием, либо до первого дня назначения судьи в данный суд и вступления его в должность.
Все перечисленные основания прекращения полномочий судьи в принципе дифференцируются по последствиям прекращения полномочий. Прекращение полномочий по так называемым компрометирующим основаниям (например, вступление в законную силу обвинительного приговора в отношении судьи), безусловно, исключает возможность удаления его в отставку, а прекращение полномочий по уважительным причинам (например, в связи с достижением судьей предельного возраста пребывания в должности судьи) означает возможность именно почетного ухода или удаления судьи с должности в отставку (п. 2 ст. 15 Закона о статусе судей перечисляет пять оснований прекращения полномочий судьи, когда судья считается ушедшим или удаленным в отставку). Следует при этом отметить, что судья считается пребывающим в отставке до тех пор, пока соблюдает установленные Законом ограничения (в силу которых судья не вправе быть депутатом, принадлежать к политическим партиям и движениям, осуществлять предпринимательскую деятельность и т.д.), сохраняет гражданство РФ и не допускает поступков, его порочащих и тем самым умаляющих авторитет судебной власти. В противном же случае ККС (по месту прежней работы или по месту постоянного пребывания судьи в отставке), установив, что он более не отвечает требованиям, предъявляемым к судье, прекращает отставку судьи со всеми вытекающими отсюда последствиями, в частности прекращается выплата ежемесячного пожизненного содержания (но в таком случае сохраняется право на пенсионное обеспечение).
При этом случаи прекращения отставки судьи не такая уж большая редкость. Так, в 2006 г. ККС была прекращена отставка 80 судей судов общей юрисдикции, в том числе 55 судей в связи с поступлением на работу, не предусмотренную ст. 3 Закона о статусе судей, в частности адвокатом, при отсутствии 20-летнего судейского стажа или с нарушением возрастного ценза (50 лет для женщин и 55 лет для мужчин). За этот же период по тем же основаниям была прекращена отставка двух судей арбитражных судов.
Любое решение ККС в отношении судьи, нарушающее, по его мнению, его права (в том числе приостановившие или прекратившие его полномочия), может быть им обжаловано в суд. Еще в Постановлении от 7 марта 1996 г. N 6-П по делу о проверке конституционности п. 3 ст. 16 Закона о статусе судей Конституционный Суд РФ указал, что положения данного Закона не могут быть истолкованы как исключающие возможность обжалования в судебном порядке решения ККС и препятствующие осуществлению гражданами их прав на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. Законодательство РФ не допускает никаких исключений из конституционного принципа, согласно которому действия и решения государственных органов, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц, в результате которых нарушены права и свободы граждан или созданы препятствия осуществлению гражданином его прав и свобод, могут быть обжалованы в суд.
Относительно подсудности дел об оспаривании решений ККС о привлечении судей к дисциплинарной ответственности в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 31 мая 2007 г. N 27 сказано, что: а) дела об оспаривании решений ККС о привлечении судей к дисциплинарной ответственности в виде предупреждения в соответствии с п. 2 ст. 26 ФЗ об органах судейского сообщества подлежат рассмотрению в верховных судах республик, краевых, областных судах, судах городов федерального значения, суде автономной области и судах автономных округов; б) подсудность дел об оспаривании решений ККС о приостановлении или прекращении полномочий судьи либо о прекращении его отставки определяется п. 3 ч. 1 ст. 27 ГПК РФ, в соответствии с которым только Верховный Суд РФ рассматривает в качестве суда первой инстанции гражданские дела об оспаривании постановлений о приостановлении или прекращении полномочий судей либо о прекращении их отставки.
Но еще раньше своим Определением от 2 февраля 2006 г. N 45-О Конституционный Суд РФ признал положение абзаца второго п. 2 ст. 26 ФЗ об органах судейского сообщества (о возможности обжалования решений ККС субъектов РФ о приостановлении или прекращении полномочий судьи (любого, а не только судьи суда общей юрисдикции. - М.К.) либо о прекращении его отставки в соответствующие суды субъектов РФ - в системе действующего гражданского процессуального регулирования подсудности Верховному Суду РФ в качестве суда первой инстанции дел об оспаривании постановлений о приостановлении, либо прекращении полномочий судьи, либо о прекращении его отставки (п. 3 ч. 1 ст. 27 ГПК РФ)) - не подлежащим применению как противоречащее ч. 1 ст. 47 Конституции РФ.
Сказать, что в настоящее время гарантии независимости судей в виде запрета необоснованности приостановления или прекращения их полномочий абсолютны, нет оснований. Помимо их прямого несоблюдения, нарушения общего принципа несменяемости судей проявляются, в частности, путем увольнения судей с должности в связи с реорганизацией судебной системы: при укрупнении субъектов РФ, при создании межрайонных судов в системе судов общей юрисдикции и проч.
В целом же в вопросе о гарантиях независимости судьи следует согласиться с мнением Г.Т. Ермошина, который отметил: "Строго говоря, ни государственно-правовыми способами, ни общественными мерами нельзя обеспечить независимость кого бы то ни было. Скорее это характеристика уровня самосознания конкретного субъекта, которое проявляется как внутренне присущее ему свойство личности, воспитываемое на самом раннем этапе формирования человека как гражданина. Внешними мерами воздействия можно лишь сломать или поддержать это свойство личности, но нельзя заставить обрести независимость при изначальном ее отсутствии. В этом-то и заключается сложность отбора кадров в судейское сообщество" <1>. Но в то же время действенность и эффективность законодательного обеспечения этих гарантий вкупе с эффективным организационно- правовым правоприменительным механизмом их реального обеспечения нельзя недооценивать, наоборот, их надо развивать и усиливать.
<1> Ермошин Г. Т. Гарантии независимости судьи - носителя государственной власти: Социально-правовые аспекты // Российский судья. 2005. N 5. С. 7.
Более того, настоятельно необходимо (в международно-правовом смысле это уже просто обязанность России, принятая ею на себя после подписания и ратификации (присоединения или др.) соответствующих международных актов) обеспечить более полное, чем сегодня, соблюдение следующих основных положений:
ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах (1966): "Все люди равны перед судами общей и специальной юрисдикции. При определении какого- либо обвинения в уголовном правонарушении или прав и обязанностей по судебному иску все люди имеют право на справедливое и открытое разбирательство компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона" <1>. 13 апреля 1984 г. Комитет по правам человека принял и выпустил Общее замечание N 13, уточняющее обязательства, закрепленные ст. 14 Пакта, в котором говорится, что в государственных отчетах должны рассматриваться вопросы независимости судов, " в частности, способ назначения судей, квалификационные требования для назначения, продолжительность срока полномочий, условия продвижения по службе, передача и прекращение их функций, и фактическая независимость судебной власти от исполнительной и законодательной ветвей власти";
<1> Международные акты о правах человека: Сборник документов / Сост. В.А. Карташкин, Е.А. Лукашева. М., 1999. С. 57.
Основных принципов независимости судебных органов (1985): "...правительствам следовало бы принимать во внимание и уважать в рамках своего национального законодательства и практики, доводить до сведения судей, адвокатов, работников исполнительных и законодательных органов и широкой общественности следующие Основные принципы, сформулированные с тем, чтобы помочь государствам-членам в решении задач обеспечения и укрепления независимости судебных органов. Принципы сформулированы главным образом для профессиональных судей, однако при необходимости они в равной степени применимы и к непрофессиональным судьям, если таковые имеются.
7. Каждое государство-член обязано предоставлять соответствующие средства, позволяющие судебным органам надлежащим образом выполнять свои функции...
10. Лица, отобранные на судебные должности, должны иметь высокие моральные качества и способности, а также соответствующую подготовку и квалификацию в области права. Любой метод подбора судей должен гарантировать исключение случаев назначения судей по неправомерным мотивам. При подборе судей не должно быть дискриминации в отношении данного лица по признакам расы, цвета кожи, пола, религии, политических и иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения; однако требование о том, чтобы кандидат на юридическую должность был гражданином соответствующей страны, не должно рассматриваться в качестве дискриминационного...
13. Повышение судей в должности, где существует такая система, следует осуществлять на основе объективных факторов, в частности способностей, моральных качеств и опыта...
16. Без ущерба для какой-либо дисциплинарной процедуры или какого-либо права на апелляцию или компенсацию со стороны государства в соответствии с национальными законами судьям следует пользоваться личным иммунитетом от судебного преследования за финансовый ущерб, причиненный в результате неправильных действии и упущений, имевших место при осуществлении ими своих судебных функций.
Обвинение или жалоба, поступившие на судью в ходе выполнения судебных и профессиональных обязанностей, должны быть безотлагательно и беспристрастно рассмотрены согласно соответствующей процедуре. Судья имеет право на справедливое разбирательство. Рассмотрение жалобы на начальном этапе должно проводиться конфиденциально, если судья не обратится с просьбой об ином.
Судьи могут быть временно отстранены от должности или уволены только по причине их неспособности выполнять свои обязанности или поведения, делающего их несоответствующими занимаемой должности.
Все процедуры дисциплинарного наказания, отстранения от должности и увольнения должны определяться в соответствии с установленными правилами судебного поведения.
Решения о дисциплинарном наказании, отстранении от должности или увольнении должны быть предметом независимой проверки. Этот принцип может не применяться к решениям верховного суда или к решениям законодательных органов, принятым при рассмотрении дел в порядке импичмента или при соблюдении аналогичной процедуры" <1>.
<1> Международные акты о правах человека: Сборник документов. С. 168 - 170.
<< | >>
Источник: М.И. КЛЕАНДРОВ. СТАТУС СУДЬИ: ПРАВОВОЙ И СМЕЖНЫЕ КОМПОНЕНТЫ. 2008

Еще по теме § 4. Гарантии независимости судей - важнейшая составляющая правового компонента статуса судей:

  1. § 3. Третья составляющая правового компонента статуса судей
  2. § 2. Законодательная составляющая правового компонента статуса судей
  3. § 5. Ответственность судей - важнейшая составляющая статуса судьи
  4. Глава 3. ПРАВОВОЙ КОМПОНЕНТ СТАТУСА СУДЕЙ
  5. § 1. Конституционное ядро правового компонента статуса судей
  6. 4.4. Гарантии независимости судей
  7. Статья 2. Гарантии статуса мировых судей
  8. Глава 5. ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЙ КОМПОНЕНТ СТАТУСА СУДЕЙ
  9. Глава 4. МОРАЛЬНО-ЭТИЧЕСКИЙ КОМПОНЕНТ СТАТУСА СУДЕЙ
  10. 43. ПРАВОВОЙ СТАТУС СУДЕЙ И ЕГО ОБЕСПЕЧЕНИЕ
  11. § 2. Конституционно-правовой статус судей
  12. 95. КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ СТАТУС СУДЕЙ