<<
>>

§ 4. Гражданский процесс. Финансовое право

Как подчеркнул Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 20 декабря 1994 г. N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" (п.11), моральный вред признается законом вредом неимущественным, несмотря на то что он компенсируется в денежной форме.

Исходя из этого, Пленум сделал вывод, что государственная пошлина по таким делам должна взиматься в размере, установленном Законом РФ "О государственной пошлине" для требований неимущественного характера.

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Текст "(п. 11)" следует читать как "(п. 10)"

Доводы Пленума представляются достаточно спорными, поскольку, хотя моральный вред - это, безусловно, неимущественный вред, вытекающее из причинения этого неимущественного вреда требование о взыскании денежной компенсации является требованием имущественного характера, которое должно влечь взыскание государственной пошлины исходя из ставок, установленных для имущественных требований. По нашему мнению, более правильным был бы иной подход к этому вопросу.

Согласно ст.151 и 1101 ГК размер компенсации морального вреда определяется судом.

Истец может выразить в исковом заявлении свое мнение о следуемом ему размере компенсации, но это будет лишь мнением истца, но не ценой иска в смысле ст.91 ГПК.

Собственно размер компенсации не входит в предмет доказывания по иску о компенсации морального вреда. Предметом доказывания по гражданскому делу является совокупность юридических фактов (юридический состав), образующих основание иска. Основанием иска о компенсации морального вреда служит виновное совершение ответчиком противоправного деяния, повлекшего причинение истцу физических или нравственных страданий. Доказыванию, в частности, подлежит характер причиненных страданий, степень вины причинителя вреда, наличие у потерпевшего индивидуальных особенностей, так как эти обстоятельства учитываются судом при определении размера компенсации (ст.151 и 1101 ГК).

Предметом иска о компенсации морального вреда является субъективное право истца на компенсацию такого вреда в денежной форме, а содержанием - то действие или совокупность действий, о совершении которых истец просит суд: в данном случае - признать право истца на компенсацию морального вреда в принципе; определить денежный размер компенсации морального вреда; взыскать с истца компенсацию в определенном судом размере.

В случаях причинения имущественного вреда и вреда жизни или здоровью (последнего - в части имущественных последствий) объем и размер возмещения определен законом (ст.1064, 1082, 1084-1092 ГК), а размер денежной компенсации морального вреда, по существу, оставлен законодателем на усмотрение суда.

Возможна ситуация, при которой правонарушитель не оспаривает виновность и противоправность своего действия (бездействия), не отрицает факта причинения морального вреда и согласен его компенсировать, но считает невозможным сделать это до тех пор, пока размер компенсации не определен судом.

Если при причинении имущественного вреда любого вида (повреждение вещи, утрата дохода и т.п.) размер причиненного вреда объективно существует (как и сам вред) в виде цены вещи или размера дохода, которые можно выяснить в торговой организации или из соответствующих документов, поскольку цена в конечном счете отражает объем трудозатрат, связанных с изготовлением материального объекта (а в более сложных случаях, например в отношении предметов искусства, путем экспертной оценки), то в отношении компенсации за страдания законодатель отвел роль "эксперта" суду. Поэтому при компенсации морального вреда в добровольном порядке возместивший вред никогда не может быть уверен в отсутствии в дальнейшем каких-либо претензий со стороны потерпевшего и не застрахован от определения судом совершенно иного размера компенсации, потому что именно этот размер будет размером компенсации морального вреда в смысле гражданского законодательства.

Сказанное не означает, что добровольную компенсацию морального вреда не следует поощрять. Однако надо помнить, что добровольная выплата компенсации не препятствует потерпевшему предъявить иск о компенсации морального вреда. Поэтому необходимо надлежащим образом оформлять добровольную выплату компенсации путем заключения досудебного мирового соглашения, в котором, в частности, должно быть отражено, что потерпевший всесторонне оценивает глубину страданий, перенесенных им к моменту достижения соглашения и могущих быть перенесенными в будущем, сознает, что судом мог бы быть определен иной, как более высокий, так и более низкий, размер компенсации, и считает себя полностью удовлетворенным в случае ее выплаты в соответствии с условиями соглашения.

Применительно к уплате госпошлины изложенное означает, что иск о компенсации морального вреда имеет цену, но эта цена в момент предъявления иска не существует и определяется судом при разрешении дела.

Поэтому, пользуясь терминологией Закона РФ "О государственной пошлине", исковое заявление о компенсации морального вреда следует относить к числу исковых заявлений имущественного характера, не подлежащих оценке в момент их предъявления, и взыскивать при подаче заявления соответствующую фиксированную госпошлину (т.е. 10% от минимального размера оплаты труда), считая этот размер госпошлины, в порядке аналогии со ст.84 ГПК, предварительно установленным судьей с последующим довзысканием госпошлины сообразно цене иска, определенной судом при разрешении дела.

Если суд откажет во взыскании компенсации морального вреда, т.е. признает отсутствие у истца права на такую компенсацию, и, следовательно, не приступит к определению ее размера, то это означает, что исковое заявление, которое не подлежало имущественной оценке на момент предъявления иска, осталось таковым и на момент вынесения решения по делу. Уплаченная госпошлина в этом случае возврату не подлежит. Если суд признает право истца на компенсацию морального вреда и, определив размер компенсации, взыщет ее с ответчика, расходы по оплате госпошлины должны быть взысканы с ответчика в пользу истца в размере предварительно уплаченной госпошлины, а в остальной части - в доход государства. При этом сумма госпошлины определяется сообразно взысканной сумме компенсации по ставкам, установленным для исковых заявлений имущественного характера, подлежащих оценке. Если окончательная сумма госпошлины окажется меньше внесенной истцом при подаче искового заявления (что на практике будет встречаться крайне редко, разве что при взыскании символической компенсации, скажем, 1 руб.), то излишне внесенная госпошлина должна быть возвращена истцу.

Поскольку выраженное истцом мнение о размере компенсации не образует цену иска в смысле ст.91 ГПК, по тем же причинам какие-либо изменения во мнении истца по этому поводу, выраженные письменно или устно в процессе производства по делу в суде первой инстанции, не являются увеличением или уменьшением размера исковых требований в смысле п.3 ст.39 ГПК. По тем же причинам определение судом компенсации морального вреда в размере большем, чем указывает истец, не являлось бы выходом суда за пределы исковых требований в порядке п.3 ст.196 ГПК.

Означает ли это, что мнение истца о размере компенсации вообще не имеет правового значения? Нет, не означает. С позиций процессуального права это один из видов доказательств, а с позиций материального права мнение истца о размере компенсации следует относить к числу "иных заслуживающих внимания обстоятельств" (ст.151 ГК). Каким образом суду следует учитывать это обстоятельство? Нет оснований не считать заявленный истцом размер косвенно подтверждающим глубину перенесенных им страданий, но суду при оценке мнения истца следует учитывать, что это мнение носит субъективный характер. Поэтому нет никаких препятствий к определению меньшего, по сравнению с заявленным истцом, размера компенсации. Но назначать размер компенсации больший, чем заявил истец, суд не должен, в том числе и при предъявлении исков о взыскании символических сумм компенсации. Следует исходить из предположения, что в силу специфики морального вреда и предназначения компенсации для сглаживания перенесенных потерпевшим страданий требование символического размера компенсации свидетельствует (в подавляющем большинстве случаев) либо о незначительности перенесенных страданий, либо о нежелании истца в действительности защищать свои права путем взыскания компенсации морального вреда, что полностью соответствует принципу свободы лица в осуществлении и защите гражданских прав по своему усмотрению.

Поскольку мы коснулись применения института компенсации морального вреда в финансовых правоотношениях, рассмотрим здесь же некоторые вопросы, связанные с применением этого института в законодательстве о налогообложении физических лиц, и в частности в Инструкции Государственной налоговой службы РФ (далее - ГНС РФ) от 29 июня 1995 г. N 35 по применению Закона РФ "О подоходном налоге с физических лиц". Возникало много споров в связи с попытками налоговых органов включать любые суммы компенсации морального вреда в облагаемый доход гражданина.

Такая ситуация неудивительна, поскольку она была связана не только с неудачным изложением пп."д" п.8 инструкции в редакции от 11 июля 1996 г., но и с некоторыми противоречиями этого подпункта пп."д" п.1 ст.3 Закона РФ "О подоходном налоге с физических лиц".

Напомним, что инструкция могла лишь детализировать, конкретизировать и разъяснять положения закона, но не противоречить ему. В случае противоречия применению подлежали нормы закона.

В основном это касалось круга субъектов, определенных в законе и в инструкции. Так, закон устанавливал, что не включаются в облагаемый доход все виды установленных законодательством компенсационных выплат любым физическим лицам в пределах норм, утвержденных законодательством, если эти выплаты связаны с наступлением определенных в законе обстоятельств. Инструкция не давала основания предполагать, что упомянутый круг лиц включает лишь работников, и соответственно указанные в пп."в" и "д" п.8 выплаты не должны были включаться в облагаемый доход лица только в случае, если они произведены его работодателем. Подпункт "д" п.1 ст.3 закона подобного ограничения не предусматривает, и именно он подлежит применению.

Из числа случаев, упомянутых в пп."д" п.1 ст.3 закона, компенсация морального вреда (если относить ее к компенсационным выплатам в смысле этой нормы) возможна лишь в случае причинения вреда жизни или здоровью гражданина. Это означает, что сумма компенсации морального вреда, причиненного нарушением иных, кроме жизни и здоровья, прав и благ (честь, достоинство, свобода передвижения и т.п., права потребителей), по-видимому, должна включаться в облагаемый доход.

Подход налоговых органов основывался на том, что выплаты в возмещение морального вреда не относятся к компенсационным для целей налогообложения, если они не предусмотрены законодательными актами РФ. Этот подход базировался на содержании пп."д" п.8 инструкции в редакции от 11 июля 1996 г. Однако содержание указанного подпункта могло быть истолковано лишь как основание для расширения круга выплачиваемых в качестве компенсации морального вреда сумм, поскольку ГК с содержащимися в нем нормами о компенсации морального вреда конечно же не относится к таким законодательным актам. Впрочем, 27 марта 1997 г. инструкция подверглась очередным изменениям, пп."д" п.8 был приведен в соответствие закону.

Итак, мы установили, что сумма компенсации морального вреда в случае причинения вреда здоровью или жизни потерпевшего (в последнем случае - членам семьи кормильца) не должна включаться в облагаемый доход. Но полностью или частично? В принципе в пп."д" указывалось, что компенсационные выплаты не включаются в облагаемый доход в пределах норм, установленных законодательством. Однако, как уже отмечалось, для компенсации морального вреда законодатель таких пределов не установил. Следовательно, вся сумма компенсации должна была исключаться из облагаемого дохода*(6).

Перейдем к вопросу о порядке определения и выплаты компенсации. Поскольку закон устанавливает, что размер компенсации морального вреда определяется судом (ст.151 ГК), могут возникнуть сомнения относительно допустимости исключения из облагаемого дохода суммы компенсации, полученной во внесудебном порядке.

При решении этого вопроса следует исходить из того, что компенсация морального вреда остается таковой независимо от того, в судебном или внесудебном порядке она произведена. Например, ст.61 УК предусматривает именно добровольное возмещение морального вреда в качестве обстоятельства, смягчающего наказание.

Единственное основание для применения некоего предельного размера компенсации в отношении налоговых последствий могло бы быть установлено только законодательством, но в настоящее время этого нет. Таким образом, в целях налогообложения размер компенсации морального вреда может следовать как из судебного решения (в случае спора между сторонами), так и из внесудебного соглашения между причинителем вреда и потерпевшим о добровольной компенсации морального вреда.

Презумпция добросовестности участников гражданских правоотношений (п.3 ст.10 ГК) распространяется и на определение размера компенсации морального вреда. В случае, если налоговые органы усмотрят в действиях участников соглашения о добровольной компенсации морального вреда злоупотребление правом или иное неправомерное действие, они вправе предъявить в суд иск о признании такого соглашения недействительным.

<< | >>
Источник: Эрделевский А.М.. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики.. 2004

Еще по теме § 4. Гражданский процесс. Финансовое право:

  1. /. ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕСС
  2. 77. ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕСС
  3. 6. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ
  4. 75. ПОНЯТИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССА
  5. Гражданское право
  6. ГРАЖДАНСКОЕ ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО
  7. 24. ГРАЖДАНСКИЙ ИСК В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ И ЕГО ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ОФОРМЛЕНИЕ
  8. § 5. Финансовое право и финансовая политика государства
  9. 46. Гражданское право по своду законов 1833 г
  10. Валерий Николаевич Ивакин. Гражданское право. Особенная часть: конспект лекций, 2002