<<
>>

§ 4. ХУЛИГАНСТВО (СТ. 213 УК)

См. также: постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 октября 1972 г. № 9 «О судебной практике по делам о хулиганстве» (с изменениями, внесенными постановлениями Пленума от 21 сентября 1977 г. № 10, от 7 июля 1982 г. № 3, от 26 апреля 1984 г. № 7);

постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 декабря 1991 г. № 5 «О су-дебной практике по делам о хулиганстве» (в редакции постановления Пленума от 21 декабря 1993 г. № 11 и с изменениями, внесенными постановлением Пленума от 25 октября 1996 г.

№ 10)

См. также: дела 87, 224, 225.

378

Избиение потерпевшего из-за личных неприязненных отношений без умысла на нарушение общественного порядка и в отсутствие посторонних лиц необоснованно квалифицировано как хулиганство.

Постановление президиума Иркутского областного суда от 12 сентября 1994 г. по делу Самодурова (извлечение) Источник: БВС РФ. 1995. № 6. С. 14. Д. 3.

Качугским районным народным судом Иркутской области Самодуров И. осужден по ч. 2 ст. 206 УК [ч. 1 ст. 213] РСФСР. Он признан виновным в злостном хулиганстве.

14 июня 1991 г. около 22 час. в селе Манзурка Качугского района во дворе дома Горбунова Самодуров И. в нетрезвом состоянии, действуя по сговору со своим братом Самодуровым М. и зятем Коровиным, из хулиганских побуждений, грубо нарушая общественный порядок, в присутствии малолетних внуков Горбунова и его жены нзбнл Горбунова, прнчннив легкие телесные повреждения, не повлекшие кратковременного расстройства здоровья. Во время нзбиення брат Самодурова М. держал потерпевшего за руки, не давая ему возможности защищаться. После этого Горбунов схватил лом и стал их преследовать. Возле лесничества между Самодуровым М. и Горбуновым произошла драка, оба

упали на землю. Самодуров И., продолжая свои хулиганские действия, подбежал к ннм и нанес Горбунову удар палкой по голове, причинив легкие телесные повреждения без расстройства здоровья.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос о переквалификации действий СамоДурова И. с ч. 2 ст. 206 [ч. 1 ст. 213] на ч. 2 ст. 112 [ч. 1 ст. 116] УК.

Президиум Иркутского областного суда 12 сентября 1994 г. протест удовлетворил, указав следующее.

Как видно из материалов дела и, в частности, показаний Самодурова И., накануне происшедшего, 13 июня 1991 г., у него с Горбуновым возникла ссора, во время которой Горбунов неожиданно нанес ему — Самодурову И. — сильный удар по шее, от которого он упал на землю. Придя на следующий день к Горбунову, он хотел «разобраться» с ним, т.е. действовал ие из хулиганских побуждений, а из личных неприязненных отношений. Данное обстоятельство подтверждается показаниями свидетелей Крапивина, Коровина, а также потерпевшего Горбунова, пояснившего, что он действительно, поссорившись с Самодуровым И., ударил его, сбив с ног, а Самодуров И. сказал ему, что не простит этого.

По словам Горбунова, после того как Самодуров И. избил его у него же в огороде, он, Горбунов, схватил лом и побежал за ним. Лом он бросил у ворот лесничества, где начал драться с Самодуровым М. Они оба упали на землю, продолжая драку, и в это время подбежавший Самодуров И. нанес ему удар палкой по голове. Аналогичные показания Горбунов дал во время очной ставки с Самодуровым И.

Таким образом, из приведенных показаний видно, что Самодуров И. избил Горбунова из-за личных неприязненных отношений, так как накануне был избит потерпевшим, умысла иа нарушение общественного порядка у него не было.

Посторонние лица при этом в конфликт вовлечены не были, действие происходило в огороде Горбунова в течение незначительного промежутка времени. Каких-либо конкретных фактов нарушения при этом общественного порядка материалами дела не установлено. Горбунов сам продолжил конфликт, погнавшись с ломом в руках за Самодуровым И., когда он уже уходил от него. Вторично Самодуров И. ударил Горбунова в тот момент, когда последний дрался с его братом Самодуровым М., действуя также не нз хулиганских побуждений, а пытаясь помочь брату. При таких обстоятельствах действия Самодурова И. следует переквалифицировать с ч. 2 ст. 206 [ч. 1 ст. 213] нач. 2 ст. 112 [ч. 1 ст. 116] УК.

379

Действия лица, совершенные из личных неприязненных отношений, необоснованно расценены как хулиганство.

Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 февраля 1997 г. ПО делу Карякина (извлечение) Источник: БВС РФ. 1997. №9. С. 18-19. Д. 3.

Богатовским районным судом Самарской области 13 декабря 1994 г. Карякин осужден по ч. 3 ст. 206 [ч. 1 ст. 213] УК РСФСР.

Как указано в приговоре, он признан виновным в злостном хулиганстве, совершенном с угрозой применения ножа при следующих обстоятельствах.

Днем 17 сентября 1994 г. Карякнн в нетрезвом состоянии на огороде, где находились его бывшая жена Карякина и другие лица, нецензурно ее оскорблял, чем грубо нарушил общественный порядок. В связи с тем, что она отказалась зайти в дом для выяснения отношений, из хулиганских побуждений ударил ее кулаком по лицу, а когда она упала, бил ногами и причинил ей легкие телесные повреждения без расстройства здоровья. Поскольку Карякина убежала к родственнице Безгиной, он пришел туда с иожом, приставлял его к груди Карякииой, и та реально восприняла угрозу применения ножа. Безги- на, испугавшись, что Карякин ударит бывшую жену, отняла у него нож. Тогда он ударил Карякину по лнцу, причинив ей легкое телесное повреждение, повлекшее кратковременное расстройство здоровья.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Президиум Самарского областного суда протест прокурора области о переквалификации действий осужденного на ч. 1 ст. 112 [ч. 1 ст. 115] н ст. 207 [ст. 119] УК РСФСР оставил без удовлетворения.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об изменении приговора в связи с неправильной квалификацией действий осужденного и об отмене постановления президиума Самарского областного суда.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 13 февраля 1997 г. протест удовлетворила по следующим основаниям.

Президиум Самарского областного суда, оставляя без удовлетворения протест прокурора области, в нарушение требований ст. 351 УПК РСФСР, не привел оснований, по которым доводы протеста признал неправильными илн несущественными, фактически сослался лишь на показания потерпевшей.

Как видно из показаний Карякнна в суде, отношения между ннм и его бывшей женой — Каряки- ной, были неприязненные. 17 сентября 1994 г. они поссорились. Потерпевшая Карякииа показала, что с Карякиным и несовершеннолетней дочерью от брака с ним она проживала в одном доме. Между ией и бывшим мужем происходили ссоры, ои нередко избивал ее.

Свидетели Безгнна (сестра Карякнна) и Савельева (его племянница) подтвердили, что Карякин и его бывшая жена жилн плохо.

Таким образом, нз материалов дела видно, что отношения между Карякиным и Карякиной на протяжении длительного времени носили неприязненный характер. Хотя брак между ними официально расторгнут, они фактически жили одной семьей.

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что Карякин действовал беспричинно, нз хулиганских побуждений, а не из личной неприязни, противоречит материалам дела. Об этом свидетельствовали и действия Карякина, совершенные против бывшей жены. В деле отсутствуют сведения о нарушении им общественного порядка. По его словам, во время ссоры с Карякиной на личном огороде кроме них находились его сестра и племянница, других граждан не было.

Как показали Карякина, Безгнна и Савельева, действия Карякина были направлены против бывшей жеиы, остальных ои нецензурно не оскорблял и телесных повреждений им не причинял.

Согласно показанням свидетеля Поспеловой оиа слышала, как Карякнны Скандалят, однако ие вмешивалась, решив, что они сами решат «семейные дела».

Таким образом, умысел Карякина был направлен не на нарушение общественного порядка, а на выяснение отношений с бывшей женой, с которой он продолжал проживать совместно, хотя и относился к ией неприязненно.

Кроме того, суд вопреки требованиям ст. 254 УПК РСФСР вышел за пределы предъявленного Ка- рякину обвинения, указав в приговоре, что ои грубо нарушил общественный порядок в присутствии граждан, беспричинно выражался нецензурно и совершил другие действия, хотя органы предварительного следствия беспричинность действий ему в вину не вменяли. Речь шла о ссоре. Как видно из материалов дела, у Карякина не было умысла на нарушение общественного порядка. Он звал свою жеиу домой, чтобы разобраться с ней в личных отношениях, и лншь после того как она отказалась, избил ее.

Доводы Карякииа о том, что он избил жену из ревности, судом не опровергнуты.

При таких обстоятельствах избиение Карякиным бывшей жены следовало квалифицировать по ч. 1 ст. 112 УК РСФСР как умышленное причинение легких телесных повреждений, повлекших кратковременное расстройство здоровья, а его угрозу ножом — по ст. 207 УК РСФСР (угроза убийством), поскольку потерпевшая воспринимала ее как реальную.

Вместе с тем в соответствии с новым Уголовным кодексом РФ действия Карякина, квалифицированные по ч. 1 ст. 112 УК РСФСР, подлежат переквалификации на ст. 115 [ч. 1 ст. 115] УК РФ, посколь-ку в соответствии со ст. 10 УК РФ уголовный закон, смягчающий наказание, имеет обратную силу.

380

Суд обоснованно квалифицировал действия виновного по совокупности преступлений как хулиганство, совершенное с применением предметов, используемых в качестве оружия, и применение насилия, опасного для здоровья, в отношении представителя власти. Молоток может быть признан предметом, используемым в качестве оружия.

Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 4 февраля 1998 г. ПО делу Демидова (извлечение) Источник: БВС РФ. 1999.

№ 1. С. 16-17. Д. 2.

Московским городским судом 13 ноября 1997 г. Демидов (судимый 8 апреля 1996 г. по ч. 1 ст. 144 [ч. 1 ст. 158] УК РСФСР) осужден по п. «б» ч. 2 ст. 158 [ч. 1 ст. 158], ч. 3 ст. 213 [ч. 2 ст. 213], ч. 2 ст. 318 УК РФ.

Демидов признан виновным в краже чужого имущества, совершенной неоднократно, хулиганстве с применением предметов, используемых в качестве оружия, а также в применении насилия, опасного для здоровья, в отношении представителя власти — работника милиции В.

Кража совершена 12 апреля 1996 г., а хулиганство и применение насилия в отношении представителя власти — в апреле 1997 г.

Государственный обвинитель в основном и дополнительном кассационных протестах поставил вопрос об изменении приговора, исключении осуждения Демидова по ч. 2 ст. 318 УК РФ как излишне вмененного в связи с ошибочной квалификацией одних и тех же действий осужденного и как хулиганство и как применение насилия в отношении представителя власти, поскольку, по мнению прокурора, не доказано, что потерпевший в момент совершения преступления исполнял свои должностные обязанности. Кроме того, действия Демидова, квалифицированные по ч. 3 ст. 213 [ч. 2 ст. 213] УК РФ, прокурор просил переквалифицировать на ч. 1 ст. 213 [ч. 2 ст. 115] УК РФ, считая, что применение молотка, специально не приспособленного для нанесения телесных повреждений, не может служить основанием для такой квалификации содеянного.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 4 февраля 1998 г. приговор оставила без изменения, а кассационный протест прокурора — без удовлетворения, указав следующее.

Вина Демидова в совершенных преступлениях, помимо его частичного признания, полностью установлена приведенными в приговоре доказательствами.

С доводами прокурора о том, что суд излишне квалифицировал действия Демидова по ч. 2 ст. 318 УК РФ, согласиться нельзя.

Как установлено судом, и это не оспаривалось в протесте, Демидов, совершая хулиганские действия, оказал сопротивление представителю власти — работнику милиции В., ударил его молотком по голове, причинив легкий вред его здоровью, т.е. применил насилие, опасное для здоровья потерпевшего.

По смыслу ст. 213 УК РФ, если при совершении хулиганства, сопряженного с сопротивлением представителю власти, было применено насилие, опасное для здоровья, то оио (в зависимости от конкретных обстоятельств) должно быть дополнительно квалифицировано по ст. 317 или ст. 318 УК РФ. Поскольку в данном случае Демидов знал, что В. — работник милиции, представитель власти, но несмотря на это применил по отношению к нему насилие, опасное для его здоровья, суд правильно ква-лифицировал действия осужденного дополнительно и по ч. 2 ст. 318 УК РФ.

Довод государственного обвинителя о том, что потерпевший В. не находился при исполнении своих должностных обязанностей" необоснован, так как согласно п. 1 ст. 10 Закона РФ «О милиции» милиция обязана предотвращать н пресекать преступления и административные правонарушения. При этом не имеет значения, находился ли работник милиции на дежурстве или же по своей инициативе принял меры к пресечению преступления. В соответствии с этим Законом работник милиции В. принял меры к пресечению преступления, совершенного Демидовым.

Нельзя также согласиться с доводами прокурора о переквалификации действий Демидова с ч. 3 ст. 213 [ч. 2 ст. 213] на ч. 1 ст. 213 [ч. 2 ст. 115] УК РФ. В протесте государственного обвинителя сделан ошибочный вывод о том, что применение во время хулиганства молотка в даииом случае не может служить основанием для квалификации действий осужденного по ч. 3 ст. 213 [ч. 1 ст. 213] УК РФ, поскольку молоток не был заранее приспособлен для нанесения телесных повреждений. В отличие от диспозиции ч. 3 ст. 206 УК РСФСР редакция нового закона — ч. 3 ст. 213 [ч. 1 ст. 213] УК РФ предусматривает ответственность за хулиганство, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Молоток и являлся тем предметом, который был использован Демидовым в качестве оружия. По новому закону, в отличие от старого, ие требуется, чтобы эти предметы были заранее приспособлены для нанесения телесных повреждений.

При таких обстоятельствах преступные действия осужденного Демидова по п. «б» ч. 2 ст. 158 [ч. 1 ст. 158], ч. 3 ст. 213 [ч. 2 ст. 213], ч. 2 ст. 318 УК РФ квалифицированы правильно.

381

Драка на почве личных неприязненных отношений (хотя бы и случившаяся в общественном месте) не может быть квалифицирована как хулиганство.

Постановление президиума Томского областного суда от 12 мая 1999 Г. ПО делу Шарыпова ( извлечение) ИСТОЧНИК: БВС РФ. 2000. № 2. С. 22. Д. 3.

По приговору Ленинского районного суда г. Томска 17 сентября 1998 г. Шарыпов осужден по ч. 4 ст. 222 [аналога нет] и ч. 3 ст. 213 [ч. 1 ст. 213] УК РФ.

Он признан виновным в совершении хулиганства с применением оружия.

Как установлено судом, 3 апреля 1998 г. между 16 и 17 час. Шарыпов встретил у дома бывшего одноклассника Савченко. Он задел его плечом. В ответ Шарыпов оскорбил его нецензурно. Савченко, униженный оскорблениями, ударил его рукой по голове, после чего между ними завязалась драка, в ходе которой Шарыпов из личной неприязни произвел три выстрела в Савченко из имеющегося у него газового пистолета. Прохожий сделал им замечание, после этого онн разошлись.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда приговор изменила, исключив указание о незаконном приобретении Шарыповым газового оружия.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об изменении приговора — переквалификации действий Шарыпова с ч. 3 ст. 213 [ч. 1 ст. 213] УК РФ на ст. 116 [ч. 1 ст. 116] УК РФ с последующим прекращением производства по делу в указанной части на основании п. 6 ст. 5 УПК РСФСР.

Президиум Томского областного суда 12 мая 1999 г. протест удовлетворил, приговор изменил по следующим основаиням.

В соответствии с диспозицией ст. 213 УК РФ хулиганство может быть совершено только с прямым умыслом, т.е. когда лицо осознает то, что оно своими действиями грубо нарушает общественный порядок, выражая явное неуважение к обществу.

Шарыпов в судебном заседании показал, что потерпевший Савченко был его бывшим одноклассником, с которым у него сложились неприязненные отношения. При встрече 3 апреля 1998 г. между нимн произошла драка, прекратившаяся после замечания со стороны прохожего.

Как показал в судебном заседании потерпевший Савченко, он знал Шарыпова как своего бывшего одноклассника. Встретившись с Шарыповым, он нечаянно толкнул его плечом, на что последний отре-агировал нецензурной бранью. Тогда он ударил Шарыпова рукой по голове и между нимн завязалась драка, в ходе которой Шарыпов трижды выстрелил в него нз газового пистолета.

Прн таких обстоятельствах вывод суда о том, что Шарыпов имел прямой умысел на совершение хулиганских действий, ошибочен.

Когда Савченко ударил Шарыпова по лицу, тот в ответ выстрелил в него из газового пистолета с целью причинения телесных повреждений. Несмотря на то что инцидент происходил на улице, в об-щественном месте, прямого умысла на нарушение общественного порядка Шарыпов не нмел, поскольку, получив замечание от прохожего, он сразу прекратил свон действия.

Следовательно, в действиях Шарыпова содержатся признаки состава преступления, предусмотренного ст. 116 [ч. 1 ст. 116] УК РФ (побои). Однако, как видно из материалов дела, Савченко ие пожелал привлекать Шарыпова к уголовной ответственности за причинение ему телесных повреждений, что является основанием для прекращения производства по делу частного обвинения.

382

Действия осужденных, совершенные из-за личных неприязненных отношений, необоснованно квалифицированы как хулиганство.

Постановление президиума Волгоградского областного суда от 11 марта 2000 г. по делу Генделя и Козыревых (извлечение) Источник: БВС РФ. 2001. № 10. С. 17-18. Д. 5.

Волжским городским судом Волгоградской области 23 июня 1999 г. Гендель осужден по п. «а» ч. 2 ст. 213 [ч. 2 cm. 116], п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ, Козырев В.Е. — по ч. 3 ст. 213 [ч. 2 cm. 213], п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ, Козырев В.В. — по п. «а» ч. 2 ст. 213 [ч. 2 ст. 116] УК РФ.

Они признаны виновными в совершении преступлений при следующих обстоятельствах.

6 декабря 1998 г. примерно в 17 час. в районе гаражей в г. Волжский Гендель, Козырев В. Е. и Козырев В. В. совместно с неустановленными лицами избили ранее незнакомых им Горячковского и Ку- динова. При этом Гендель ударил Кудинова, а затем Горячковского кулаком по лицу, после чего он совместно с неустановленными лицами продолжал избивать Горячковского, нанося ему удары руками и ногами по различным частям тела. Козыревы совместно с неустановленными лицами в это время руками и ногами избивали Кудннова и причинили ему побои. Затем не установленное следствием лицо передало Козыреву В. Е. газобаллонный пистолет «Корнет», принадлежавший Горячковскому. Рукояткой пистолета Козырев В. Е. нанес не менее семи ударов по голове Горячковскому, отчего тот по- терял сознание. Своими действиями Гендель, Козыревы н неустановленные лица причинили Куднно- ву побон, а Горячковскому — тяжкий вред здоровью.

Судебная коллегия по уголовным делам Волгоградского областного суда приговор в отношении Генделя и Козырева В. Е. оставила без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений в части осуждения Генделя по п. «а» ч. 2 ст. 213 [ч. 2 ст. 116] УК РФ и Козырева В. Е. по ч. 3 ст. 213 [ч. 2 ст. 213] УК РФ и прекращении в этой части дела производством.

Президиум Волгоградского областного суда 11 марта 2000 г. протест удовлетворил по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 213 УК РФ хулиганство — это грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся применением насилия к гражданам либо угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества.

Нанесение оскорблений, побоев, причинение легких или менее тяжких телесных повреждений и другие подобные действия, совершенные в семье, квартире, в отношении родственников, знакомых н вызванные личными неприязненными отношениями, неправильными действиями потерпевших и т.п., должны квалифицироваться по статьям УК, предусматривающим ответственность за преступления против личности.

Как видно из материалов дела, в том числе нз показаний осужденных и потерпевших, накануне (5 декабря 1998 г.) между Козыревым В. В. и впоследствии потерпевшими Кудиновым и Горячков- ским произошел конфликт, во время которого пропала шапка потерпевшего, а Козыреву был поврежден автомобиль. На следующий день, т.е. 6 декабря 1998 г., при встрече Гендель, Козыревы (осужденные) и Кудинов, Горячковский (потерпевшие) стали выяснять, кто сломал ручку дверцы автомашины и куда пропала шапка, после чего между ними возникла драка.

Следовательно, конфликт между потерпевшими и осужденными возник в связи с личными неприязненными отношениями в отсутствие кого-либо из посторонних граждан, при этом общественный порядок нарушен не был.

Вывод суда в приговоре о том, что конфликт вышел за рамки личных отношений и перерос в нарушение общественного порядка, не основан на материалах дела и является предположением суда.

Поскольку в ходе конфликта, возникшего из-за личных неприязненных отношений, Гендель и Козырев В. Е. совместно причинили потерпевшему Горячковскому тяжкие телесные повреждения и эти действия образуют состав преступления, предусмотренный п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ, по которой они осуждены, осуждение нх по ст. 213 УК РФ необоснованно и дело в этой части подлежит прекращению по п. 2 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР.

Подлежат изменению и судебные решения в отношении Козырева В. В. В связи с тем, что он избил Кудииова, причинив ему побои из неприязни, эти действия осужденного образуют состав преступления, предусмотренный ст. 116 [ч. 1 ст. 116] УК РФ.

383

Причинение вреда здоровью из неприязни не может быть квалифицировано как хулиганство.

Постановление президиума Московского городского суда от 13 апреля 2000 г. по делу Лопухова (извлечение) ИСТОЧНИК: БВС РФ. 2002.

№ 11. С. 11-12. Д. 3.

Коптевским районным судом г. Москвы Лопухов осужден по ч. 3 ст. 213 [ч. 1 ст. 213], п. «д» ч. 2 ст. 112 УК РФ.

Он признан виновным в совершении хулиганства, т.е. в грубом нарушении общественного порядка, выражающем явное неуважение к обществу, сопровождающемся применением насилия к гражданам и угрозой его применения, с применением предметов, используемых в качестве оружия, а также в умышленном из хулиганских побуждений причинении средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в ст. 111 УК РФ, но вызвавших длительное расстройство здоровья.

Согласно приговору 10 декабря 1998 г. вечером Лопухов с умыслом совершить хулиганские действия в отношении ранее ему незнакомых Рзаева и Капитоненковой шел за ними от Коптевского рынка в г. Москве до дома № 20 по Коптевской улице. Проследовав за ними в подъезд дома, он на лестничной площадке первого этажа начал угрожать нм, используя в качестве оружия зажигалку, выполненную в виде пистолета. Лопухов крнчал: «Я вас убью, вы моего друга посадили на иглу!» и требовал отдать наркотическое средство, при этом нецензурно выражался. На уговоры со стороны Рзаева и Капитоненковой прекратить хулиганские действия ие реагировал и стал бнть Рзаева по лицу рукояткой пистолета-зажигалкн. Капитоненкова пыталась остановить Лопухова, но он нанес ей удар пистолетом-зажигалкой по руке, прнчиинв закрытый перелом средней фаланги пальца правой руки со смещением, относящийся к повреждению, причинившему вред здоровью средней тяжести по признаку длительного расстройства здоровья свыше трех недель. Затем он был задержан работниками милиции.

Судебная коллегия Московского городского суда приговор оставила без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений в части осуждения Лопухова по ч. 3 ст. 213 [ч. 1 ст. 213] УК РФ и прекращении дела в этой части, а также о переквалификации его действий с п. «д» ч. 2 ст. 112 УК РФ на ч. 3 ст. 118 [аналога нет] УК РФ.

Президиум Московского городского суда 13 апреля 2000 г. протест удовлетворил, указав следующее.

Как видно нз показаний Лопухова, он решил отомстить наркоторговцам, по вине которых его друг стал употреблять наркотики. С этой целью 10 декабря 1998 г. он пришел на Коптевский рынок в г. Москве, где незнакомые ему лица указали на одного из мужчин (Рзаева), который мог быть иар- которговцем. Тот был с женщиной. Он, Лопухов, не желая нарушать общественный порядок, пошел за ними в подъезд дома, где, испытывая к ним неприязнь, наставил на них пнстолет-зажигалку, решив испугать, затем ударил несколько раз пистолетом-зажигалкой Рзаева, в результате чего между ними завязалась драка. Капнтоненкову он не бнл, а мог по неосторожности задеть пнстолетом-зажи- галкой, она же ударила его бутылкой по голове. Когда он убедился, что обознался, то извиинлся перед ними.

Потерпевшие Капитоненкова и Рзаев дали аналогичные показания, подтвердив, что Лопухов требовал выдать наркотики, кричал, что они «посадили на иглу» его друга.

По показанням свидетеля Авакова, в сентябре — октябре 1998 г. он встретился с Лопуховым, тот был расстроен, так как его друг Денис стал употреблять наркотики. Он хотел выяснить, кто причастеи к этому, и наказать.

Приведенные доказательства свидетельствуют о том, что вывод суда о совершении Лопуховым хулиганства ошибочный: он не имел умысла на грубое нарушение общественного порядка, своими действиями причинил Рзаеву физическую боль, а Капитоненковой — вред здоровью средней тяжести из неприязни, приняв их за лиц, причастных к продаже наркотиков его другу.

Кроме того, как утверждал Лопухов, он не наносил ударов Капитоненковой, повреждения же ей могли быть причинены по неосторожности во время конфликта.

Капитоненкова иа предварительном следствии показала, что хотела заступиться за Рзаева, видимо, протянула руку н в этот момент почувствовала удар и боль в пальце правой руки.

Потерпевший Рзаев ие видел обстоятельств, при которых Капитоненкова получила повреждения.

Следовательно, нн органами предварительного следствия, ни судом у Лопухова не установлен умысел на причинение Капитоненковой перелома средней фаланги четвертого пальца правой руки, относящегося к повреждениям, повлекшим вред здоровью средней тяжести. Как видно из материалов дела, повреждение потерпевшей Лопухов причинил по неосторожности.

Прн таких обстоятельствах действия Лопухова подлежат квалифицикации по ст. 116 [ч. 1 ст. 116] и ч. 3 ст. 118 [аналога нет] УК РФ.

В соответствии с требованиями ч. 1 ст. 27 УПК РСФСР дела о преступлениях, предусмотренных ст. 115, 116, ч. 1 ст. 129 и ст. 130 УК РФ, возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего и под-лежат прекращению в случае примирения его с обвиняемым.

В материалах дела отсутствует заявление потерпевшего Рзаева о привлечении Лопухова к уголовной ответственности за нанесенне ему побоев, причинивших физическую боль.

В судебном заседании Рзаев указал, что претензий к Лопухову не имеет.

Поэтому уголовное дело в отношении Лопухова по ст. 116 [ч. 1 ст. 116] УК РФ подлежит прекращению на основании п. 7 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР за отсутствием жалобы потерпевшего, а его действия, квалифицированные по п. «д» ч. 2 ст. 112 УК РФ, подлежат переквалификации на ч. 3 ст. 118 [аналога нет] УК РФ .

Преступные действия виновного в безлюдном месте (в поле), обусловленные неправомерным поведением потерпевших, а не его хулиганскими побуждениями, не могут быть квалифицированы как хулиганство.

Постановление президиума Верховного суда Республики Татарстан от 10 апреля 2002 г. по делу Мухаметова (извлечение) Источник: БВС РФ. 2003. №6. С. 15-16. Д. 3.

По приговору Нурлатского районного суда Республики Татарстан 29 января 2001 г. Мухаметов осужден по ч. 3 ст. 213 [ч. 1 ст. 213] УК РФ.

Он признан виновным в совершении хулиганства.

10 октября 2000 г. около 19 час. Мухаметов со своей женой на автомашине приехал на свекольное поле, которое с находившейся там техникой охраняли Кадыров и Мухаметзянов. Кадыров сделал Му- хаметову замечание и попросил покинуть поле, в ответ тот ударил его каким-то предметом (не установленным следствием) по голове и толкнул, отчего Кадыров упал и ударился о бампер автомашины. Мухаметзянов пытался пресечь хулиганские действия Мухаметова, последний же, выражаясь нецензурно, свеклой несколько раз ударил его по голове.

В результате действий Мухаметова Кадырову был причинен легкий вред здоровью с кратковременной потерей трудоспособности, а Мухаметзянову — кровоподтеки на лице.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан определением от 16 марта 2001 г. приговор оставила без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об изменении судебных решений — переквалификации действий осужденного.

Президиум Верховного Суда Республики Татарстан 10 апреля 2002 г. протест удовлетворил, указав следующее.

Согласно закону субъективная сторона состава преступления, предусмотренного ст. 213 УК РФ, характеризуется наличием у виновного умысла на грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, и применением с этой целью насилия к гражданам.

Вывод суда о применении Мухаметовым насилия к потерпевшим из хулиганских побуждений сделан без учета конкретных обстоятельств, предшествовавших событию преступления.

Как видно из показаний осужденного, потерпевшего Кадырова, свидетеля Мухаметовой, вечером 10 октября 2000 г. Мухаметов с женой иа своей автомашине искали пропавшего теленка. Во время поисков онн заехали на свекольное поле, где нх автомашина заглохла. Мухаметов пытался устранить неисправность, чтобы уехать. В это время к нему подошел пьяный охранник — Кадыров и стал прогонять его. Мухаметов ударил Кадырова неустановленным предметом по голове и толкнул. На помощь Кадырову подошел охранник Мухаметзянов, также находившийся в состоянии опьянения, потребовал от Мухаметова уехать, тот ответил нецензурно, тогда Мухаметзянов натравил на него свою собаку. Мухаметов поднял с земли свеклу и кинул ее в Мухаметзянова.

Преступные действия виновного в безлюдном месте (в поле) были обусловлены неправомерным поведением потерпевших, а не его хулиганскими побуждениями.

Поэтому действия Мухаметова в отношении Кадырова следует квалифицировать по ст. 115 /ч. 1 ст. 115] УК РФ как умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья, а в отношении Мухаметзянова — по ст. 116 [ч. 1 ст. 116] УК РФ как нанесение побоев.

Неправомерные действия, совершенные в безлюдном месте только в отношении потерпевшего и из личной неприязни, не могут быть квалифицированы как хулиганство.

Постановление президиума Архангельского областного суда от 5 июня 2002 г. по делу Елсакова (извлечение) ИСТОЧНИК: БВС РФ. 2003. №5. С. 11-12. Д. 3.

По приговору Коряжемского городского суда Архангельской области 27 сентября 2001 г. Елсаков (ранее судимый 19 июля 1985 г. по ч. 2 ст. 206 [ч. 2 ст. 115, ч. 2 ст. 116, ч. 2 ст. 167 либо ст. 213], ст. 1912 [ст. 317] УК РСФСР) осужден по ч. 3 ст. 213 [ч. 1 ст. 213], ст. 119 и п. «д» ч. 2 ст. 112 УК РФ.

Он признан виновным в том, что угрожал бывшей сожительнице Урозаевой убийством, умышленно, из хулиганских побуждений причинил ее здоровью вред средней тяжести и совершил хулиганство с применением предмета, используемого в качестве оружия.

22 и 26 октября 2000 г. в ночное время Елсаков неоднократно звонил по телефону в квартиру Уро-заевой, с которой ранее состоял в фактических брачных отношеинях, и угрожал убийством.

28 октября 2000 г. Елсаков в кабинете работника мнлицнн Рукавишникова заявил, что все равно убьет Урозаеву.

В последних числах октября 2000 г. Елсаков по телефону в разговоре с Беляевой вновь заявил, что убьет бывшую жену.

Угрозы убийством Урозаева воспринимала как реальные и вынуждена была скрываться от него, поскольку весной 2000 г. во время отбывания наказания за причинение ей ножевых ранений к нему был применен акт об амнистии и он освобожден от наказания.

15 ноября 2000 г. Елсаков, увидев ее на улице, подошел и, ничего не объясняя, на виду у посторонних лиц из хулиганских побуждений ударил по голове разводными ключами от газовых труб и несколько ударов нанес коленом в грудь н лицо, причинив ей своими действиями вред здоровью средней тяжести.

Судебная коллегия по уголовным делам Архангельского областного суда приговор в части квалификации преступления оставила без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене приговора суда и определения кассационной иистанцнн в части осуждения Елсакова по ч. 3 ст. 213 [ч. 1 ст. 213] УК РФ и переквалификации действий последнего с п. «д» ч. 2 ст. 112 УК РФ на ч. 1 ст. 112 УК РФ.

Президиум Архангельского областного суда 5 июня 2002 г. удовлетворил протест по следующим основаниям.

Расценивая содеянное Елсаковым в отношении Урозаевой как особо злостное хулиганство, в ходе которого он причинил ей вред здоровью средней тяжести, суд исходил из того, что действиями виновного был грубо нарушен общественный порядок. Повод, который явился причиной избиения потерпевшей, прнзиан судом незначительным.

Однако такие выводы суда противоречат исследованным в судебном заседании доказательствам.

Так, из показаний виновного на предварительном следствии и в судебном заседании следует, что за время совместного проживання с Урозаевой между нимн сложились неприязненные отношения. После прекращения совместного проживания Елсаков не взял оставшиеся в ее квартире принадлежащие ему две кран-буксы н два газовых ключа. Он попросил ее возвратить эти предметы, она сначала пообещала, но впоследствии заявила, что у нее их нет. Затем его пригласил для беседы работник милиции Рукавишников, после которой в отношении него был составлен протокол о совершении административного правонарушения и он был оштрафован. Это и поведение Урозаевой возмутилн его и 15 ноября 2000 г. он подошел к ней и ударил разводными ключами.

Показания Елсакова о наличии между ними неприязни подтвердила и сама потерпевшая. Оиа по-яснила, что проживала с Елсаковым полтора года. Расставаться с ней он не хотел. В мае 2000 г. он нанес ей ножевые ранения, но дело в отношении него было прекращено по акту об амнистии. После суда он стал звонить, угрожать убийством, требовать кран-буксы и газовые разводные ключи, которые действительно находились в ее квартире. 15 ноября 2000 г., когда она вышла из дома, Елсаков набросился на нее сзади и стал бнть по голове газовыми ключами, а затем нагнул ей голову вниз и нанес удары в грудь и лицо.

Свидетель Беляева также пояснила, что Елсаков говорил ей о не отданных Урозаевой вещах.

Работники милиции — свидетели Рукавишников, Малков и Филипьев — показали, что в связи с жалобой Урозаевой Елсакова доставили в отдел милиции, где с ним была проведена беседа о его поведении по отношению к Урозаевой. Они предложили помочь ему забрать вещи у Урозаевой, ио он отказался, сказав, что сделает это сам. Он выражался нецензурно, в связи с чем в отношении него был составлен протокол об административном правонарушении.

Приведенные доказательства свидетельствуют о том, что между осужденным и потерпевшей сложились неприязненные отношения, которые и явились причиной нападения Елсакова на Урозаеву 15 ноября 2000 г.

При таких обстоятельствах вывод суда и судебной коллегии о причинении Елсаковым вреда средней тяжести здоровью Урозаевой из хулиганских побуждений нельзя признать обоснованным. Елсаковым ие был нарушен и общественный порядок.

Как видно из показаний осужденного н потерпевшей, в момент нападения Елсакова на Урозаеву рядом с ними никого из посторонних лиц не было.

Неправомерные действия совершены Елсаковым только в отношении Урозаевой и из личной неприязни к потерпевшей, права и интересы других лиц им не нарушены.

Следовательно, вывод суда и судебной коллегии о том, что Елсаков своими действиями грубо нарушил общественный порядок и проявил явное неуважение к обществу, также является необоснованным.

По указанным мотивам приговор и определение судебной коллегии в части осуждения Елсакова по ч. 3 ст. 213 [ч. 1 ст. 213] УК РФ отменены, а дело в этой части прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления. Тот же приговор и определение изменены: действия Елсакова с п. «д» ч. 2 ст. 112 УК РФ переквалифицированы на ч. 1 ст. 112 УК РФ, в остальном в части квалификации его действий судебные постановления оставлены без изменения.

<< | >>
Источник: Г.А. Есаков. СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ. 2006

Еще по теме § 4. ХУЛИГАНСТВО (СТ. 213 УК):

  1. 5.34. Криминалистическая характеристика хулиганства
  2. 51. ХУЛИГАНСТВО. ВАНДАЛИЗМ
  3. Л. С. А И С Т О В А. КВАЛИФИКАЦИЯ ХУЛИГАНСТВА, 1998
  4. 5.35. Типичные ситуации и программа действий следователя на первоначальном этапе расследования хулиганства
  5. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА СССР от 16 октября 1972 г. № 9О судебной практике по делам о хулиганстве
  6. 4. 2. Дела о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула[213 - Такое требование может быть заявлено работником как вместе с иском о восстановлении на работе, так и в виде самостоятельного искового требования.]
  7. О судебной практике по делам о хулиганстве (в редакции постановления Пленума от 21 декабря 1993 г. № 11 и с изменениями, внесенными постановлением Пленума от 25 октября 1996 г. № 10
  8. § 6. ИСЧИСЛЕНИЕ СРОКОВ НАКАЗАНИЙ И ЗАЧЕТ НАКАЗАНИЯ(СТ. 72 УК)
  9. § 1. ПОСЯГАТЕЛЬСТВО НА ЖИЗНЬ СОТРУДНИКА ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОГО ОРГАНА (СТ. 317 УК)
  10. § 1. ПРОСТОЕ УБИЙСТВО (ч. 1 ст. 105 УК)
  11. Оглавление
  12. ПРИНЯТЫЕ СОКРАЩЕНИЯ
  13. Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью
  14. Содержание
  15. Глава 11. Особенности определения налоговой базы по договорам негосударственного пенсионного обеспечения и договорам обязательного пенсионного страхования, заключаемым с негосударственными пенсионными фондами
  16. Современная логика
  17. Глава 12. Особенности определения налоговой базы по договорам страхования
  18. ВЕНГРИЯ