<<
>>

§ 4. Компенсация морального вреда, причиненного членам семьи умершего

Ряд проблем, связанных с применением института компенсации морального вреда, возникает при рассмотрении вопроса о праве третьих лиц на компенсацию морального вреда, причиненного смертью основного потерпевшего.

Вопрос о том, могут ли третьи лица в принципе приобретать право на компенсацию морального вреда, особых трудностей не представляет, поскольку существует нормативный акт, предусматривающий право третьих лиц на такую компенсацию, - Правила возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанными с исполнением ими трудовых обязанностей (далее - Правила)*(2); в соответствии со ст.30 Правил работодатель обязан возместить моральный вред семье, потерявшей кормильца вследствие трудового увечья. Но возникают вопросы как в связи с применением самой ст.30 Правил, так и по поводу применимости подобного правила в иных случаях смерти основного потерпевшего и круга лиц, имеющих право на компенсацию морального вреда.

Что понимает законодатель под моральным вредом в ст.30 Правил? Если исходить из буквального прочтения этой нормы, то под моральным вредом следует понимать страдания семьи (членов семьи), перенесенные в связи со смертью кормильца.

Подчеркнем - не просто одного из членов семьи, а именно кормильца. Акцент на этом качестве умершего позволяет предположить, что законодатель имеет в виду страдания членов семьи по поводу ухудшения их имущественного положения или угрозы наступления такого ухудшения. От ответа на поставленный вопрос зависит и определение круга лиц, имеющих право на компенсацию морального вреда: вся семья или только та ее часть, для которой потерпевший являлся кормильцем.

Прежде всего следует обратить внимание на дату утверждения Правил - 24 декабря 1992 г., т.е.

в период действия Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, допускавших возможность компенсации морального вреда, причиненного любыми неправомерными действиями, в том числе и нарушающими имущественные права гражданина. Поэтому законодатель вполне мог иметь в виду нарушение имущественных прав членов семьи кормильца. Но анализ ст.30 Правил в совокупности с другими нормами тех же Правил показывает, что в ст.30 под моральным вредом понимаются в основном страдания, причиненные нарушением личных неимущественных прав. Во-первых, указание в самой ст.30 на то, что моральный вред возмещается независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда, говорит о возможности компенсации морального вреда и в отсутствие имущественного. Во-вторых, что более важно, законодатель по-разному определяет круг лиц, имеющих право на возмещение имущественного вреда (ст.28 Правил) и компенсацию морального вреда (ст.30 Правил). К первой категории относятся нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего или имевшие право на получение от него содержания, т.е. существенным признаком этого круга лиц является зависимость их обеспечения от кормильца и наличие между этими лицами и кормильцем имущественных отношений. Ко второй категории законодатель относит лиц, составляющих семью потерпевшего. Здесь существенным признаком круга имеющих право на компенсацию морального вреда лиц является их состояние в неимущественных (супружеских, родственных и иных семейных) отношениях с умершим.

После введения в действие с 1 января 1995 г. первой части ГК под моральным вредом, компенсируемым в порядке ст.30 Правил, следует понимать моральный вред, причиненный нарушением только неимущественных прав (заметим, что Федеральным законом от 24 ноября 1995 г., внесшим некоторые изменения в Правила, ст.30 оставлена без изменения). Такой вывод следует из ст.151 ГК, допускающей возможность компенсации морального вреда, причиненного нарушением имущественных прав, только в предусмотренных законом случаях.

При этом под законом в соответствии с п.2 ст.3 ГК понимаются сам Гражданский кодекс и принятые в соответствии с ним федеральные законы. Отсюда следует, что Правила - нормативный акт, утвержденный постановлением Верховного Совета РФ и не относящийся к категории законов, - не могут рассматриваться как допускающие возможность компенсации морального вреда, причиненного нарушением имущественных прав.

Какие неимущественные права или иные неимущественные блага, принадлежащие члену семьи умершего, оказываются нарушенными в связи с его смертью? В этом случае причиняется вред неимущественному благу, которое можно назвать семейными связями. Нет оснований сомневаться, что такое благо, как семейные связи, относится к категории неотчуждаемых и не передаваемых иным способом неимущественных благ, принадлежащих каждому человеку от рождения или в силу закона (ст.151 ГК). Необходимость защиты семейных связей следует и из ст.38 Конституции РФ, объявляющей семью находящейся под защитой государства.

Смерть человека нарушает целостность семьи и семейные связи. Одновременно с причинением вреда семейным связям человека нарушается еще ряд его личных неимущественных прав, состав которых зависит от специфики семейных связей члена семьи с умершим. Поскольку нас интересуют члены семьи, приобретающие право на компенсацию морального вреда в случае смерти потерпевшего, рассмотрим вопрос о круге таких лиц.

В российском законодательстве не существует единого определения состава семьи. Так, ст.53 Жилищного кодекса РСФСР (53) (далее - ЖК) относит к членам семьи нанимателя жилого помещения: супруга, детей и родителей, а в исключительных случаях и других лиц, если они проживают совместно с нанимателем и ведут общее хозяйство. Иное определение семьи следует из ст.2 Семейного кодекса РФ (54) (далее - СК). В соответствии с этой и другими нормами СК к членам семьи могут быть отнесены: супруги, родственники первой и второй степени, усыновители и усыновленные, фактические воспитатели и воспитанники, отчим и мачеха, пасынок и падчерица.

Как можно видеть, СК определяет состав семьи шире, чем ЖК, и не ставит отнесение к числу членов семьи в зависимость от совместного проживания и ведения общего хозяйства.

Представляется, что, конструируя состав семьи для целей компенсации морального вреда в случае противоправного причинения смерти одному из ее членов, следует ориентироваться прежде всего на СК, поскольку он является законодательным актом, регулирующим отношения между членами семьи. В силу этого именно содержащееся в нем определение состава семьи должно применяться при установлении содержания этого понятия в нормативных актах, регулирующих другие отношения, если иное прямо не предусмотрено в таких нормативных актах (например, ст.53 ЖК, определяющая специальный состав семьи) или не следует из их смысла.

По смыслу ст.30 Правил и ст.150 и 151 ГК состав семьи для целей применения компенсации морального вреда должен представлять собой неполный симбиоз составов семьи, предусмотренных в СК и ЖК. В него должны входить следующие лица, наличие страданий у которых в связи с нарушением семейных связей в случае смерти потерпевшего должно предполагаться, если не будет доказано обратное:

- супруги;

- родственники первой и второй степени;

- усыновители и усыновленные;

- фактические воспитатели и воспитанники;

- лица, находящиеся в фактических брачных отношениях, если они совместно проживали и вели общее хозяйство (сожители).

Отчим, мачеха, пасынок и падчерица могут быть отнесены к числу лиц, имеющих право на компенсацию морального вреда лишь в случае, если они одновременно являлись соответственно фактическими воспитателями или воспитанниками по отношению к потерпевшему. Поэтому самостоятельно в состав членов семьи их включать нецелесообразно. Такой подход позволяет предоставить право на компенсацию морального вреда лицам, психическая связь которых с потерпевшим должна предполагаться наиболее тесной, и вместе с тем позволяет избежать необоснованного чрезмерного расширения круга таких лиц.

Включение в приведенный перечень сожителей представляется обоснованным в связи с тем, что психическая связь между такими лицами является не менее тесной, чем между супругами, наличие же государственной регистрации брака юридически значимо лишь для возникновения правовых последствий брака, предусмотренных законодательством.

Для компенсации морального вреда, причиненного смертью сожителя, отсутствие государственной регистрации брака должно признаваться юридически безразличным. Различаться будет лишь способ доказывания наличия семейных отношений для подтверждения права на компенсацию морального вреда: если статус супруга подтверждается свидетельством, выдаваемым органом государственной регистрации актов гражданского состояния, то статус сожителя должен быть доказан в судебном порядке.

Как отмечалось выше, наряду с причинением вреда семейным связям как неимущественному благу члена семьи в случае смерти потерпевшего могут быть нарушены и личные неимущественные права членов семьи. Так, в случае смерти родителя нарушается право ребенка на заботу со стороны этого родителя, право на воспитание этим родителем и на совместное проживание с ним.

Необходимо отметить, что в данном случае не возникает какого-либо правопреемства в отношении права на компенсацию морального вреда. В соответствии со ст.151 ГК моральный вред компенсируется гражданину, если он причинен действиями, нарушающими именно его неимущественные права либо посягающими на принадлежащие ему другие нематериальные блага. Поэтому право членов семьи на компенсацию морального вреда возникает в связи со страданиями, перенесенными ими вследствие нарушения принадлежащего им неимущественного блага (семейных связей).

Примеры присуждения компенсации близким умершего встречаются в судебной практике.

Например, истице, муж которой умер в результате травмы, полученной на работе у ответчика, суд присудил компенсацию морального вреда в размере 10 тыс. руб. (55).

Хотя компенсация морального вреда членам семьи в связи со смертью основного потерпевшего прямо упомянута только в Правилах (смерть кормильца вследствие трудового увечья), несомненно, что такой же поход должен применяться в других случаях противоправного причинения смерти потерпевшему.

Именно по такому пути идет и судебная практика.

Так, в ходе рассмотрения уголовного дела по обвинению в нарушении правил безопасности движения, повлекшем смерть потерпевшего, родители потерпевшего предъявили к подсудимому гражданский иск о компенсации морального вреда. Суд учел, что погибший был единственным сыном у родителей, которые в силу возраста не смогут больше иметь детей, что им причинено горе, от последствий которого они никогда не оправятся, будучи до конца жизни лишены душевного тепла и поддержки со стороны сына, и присудил компенсацию морального вреда в размере 40 тыс. руб. (56).

<< | >>
Источник: Эрделевский А.М.. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики.. 2004

Еще по теме § 4. Компенсация морального вреда, причиненного членам семьи умершего:

  1. 1.4. Компенсация морального вреда
  2. Исковое заявление о компенсации морального вреда
  3. Соглашение о добровольной компенсации морального вреда
  4. 1. 13. Дела о компенсации морального вреда
  5. Глава 2. Особенности компенсации морального вреда в США
  6. § 4. Компенсация морального вреда и неосновательное обогащение
  7. § 1. Компенсация морального вреда и исковая давность
  8. Глава 4. Компенсация морального вреда во Франции
  9. § 3. Компенсация морального вреда при нарушении договора
  10. Исковое заявление о защите чести и достоинства и компенсации морального вреда
  11. § 2. Компенсация морального вреда при самооговоре
  12. § 2. Компенсация морального вреда при диффамации
  13. § 2. О возможности перехода и зачета требования о компенсации морального вреда