<<
>>

§ 1. Конституционные принципы внешней политики зарубежных государств

Конституции зарубежных государств не содержат специальных глав, посвященных внешней политике, где содержалось бы развернутое изложение целей, задач и принципов внешнеполи- тической деятельности государства.

Однако это вовсе не означает, что в них вообще отсутствует конституционное регулирование указанных вопросов. Внешнеполитические цели, задачи и принципы, как правило, закрепляются либо в преамбулах, либо в отдельных статьях основного текста конституции, либо, наконец, в отдельных конституционных законах. Значение соответствующих норм состоит в том, что они, с одной стороны, устанавливают определенные границы внешнеполитической деятельности государственных органов, а с другой — представляют собой конституционный наказ, поручение, к реализации которого должны стремиться органы государства и само государство в целом в своей внешнеполитической деятельности.

Следует отметить, что такие нормы-принципы включены в основном в конституции, принятые сравнительно недавно, в период после второй мировой войны.

В конституциях, принятых в более раннее время, либо полностью отсутствуют такие нормы, либо содержатся лишь те из них, которые затрагивают внешнеполитический статус государства (например, принцип нейтралитета в конституционном законодательстве Швейцарии и Австрии).

Современные зарубежные конституции прежде всего закрепляют принципиальную приверженность государства мирной внешней политике. В Преамбуле к Конституции Франции 1946 г., которая, как известно, является составной частью ныне действующей Конституции, сказано, что Франция "не предпримет никакой войны с целью завоевания и никогда не употребит своих сил против свободы какого-либо народа". Аналогичным образом в Конституции Италии говорится, что "Италия отвергает войну как орудие посягательства на свободу других народов и как способ разрешения международных конфликтов".

В преамбуле Основно-го закона ФРГ заявлено о стремлении этой страны "служить делу мира во всем мире". Столь же определенно в преамбуле Консти-туции Испании сказано о том, что Испания стремится "сотруд-ничать со всеми народами земли в укреплении мирных отношений и совместных действий". В конституционно-правовом смысле исполнение этих положений столь же обязательно, как и всех других конституционных норм. Следовательно, речь идет не просто о торжественной декларации приверженности того или иного государства миру, но и о конституционной обязанности этого государства и его органов действовать на международной арене таким образом, чтобы это служило обеспечению мира между народами.

В ряде государств, которые во второй мировой войне выступали как агрессоры, конституции дополнительно включают нормы, объявляющие агрессивную войну и действия, связанные с ее подготовкой, антиконституционными. Так, ч. 1 ст. 26 Основного закона ФРГ указывает, что "действия, способные нарушить мирную совместную жизнь народов и предпринимаемые с этой целью, в частности для подготовки агрессивной войны, являются противоконституционными. Они должны быть наказуемы". Конституция Японии вообще отрицает войну как орудие внешней политики, а также отказывается от угрозы или применения вооруженной силы как средства разрешения международных споров (ст. 9). Аналогичным образом решается вопрос и в Конституции Италии. В ст. 11 сказано, что "Италия отвергает войну как орудие посягательства на свободу других народов и как способ разрешения международных конфликтов..." Единственное отличие заключается в том, что японская Конституция содержит ограничения на строительство вооруженных сил, что до сих пор сдерживает рост японских сил самообороны.

В ряде государств (Австрия, Швеция, Швейцария) конституционным принципом внешней политики является принцип постоянного нейтралитета. Он, например, прямо закреплен в ст. 85 и 102 Конституции Швейцарии, а также содержится в Конституционном законе Австрии. Вместе с тем в названных конституционных актах не дается определение принципа нейтралитета, правовая доктрина этих государств обычно отсылает к определению нейтралитета, данному в Гаагской конвенции 1907 г.

"О правах и обязанностях нейтральных держав и лиц в сухопутной войне". Правда, Федеральный совет (правительство) Швейцарии в адми-нистративном постановлении, принятом в 1954 г., предпринял попытку официальной дефиниции швейцарского нейтралитета, который включает в себя обязательство не начинать войну, не при-соединяться к военным союзам и соглашениям, возможность защищать нейтралитет, а соответственно независимость страны всеми имеющимися в распоряжении средствами. В этом же постановлении отмечалось, что нейтралитет образует те рамки, в которых осуществляется внешняя политика Швейцарии.

Принцип нейтралитета накладывает определенные ограничения на свободу деятельности государства во внешнеполитической сфере. Эти ограничения касаются в основном военной и политической областей. Так, согласно конституционному закону о постоянном нейтралитете Австрия обязалась не присоединяться к каким- либо военным блокам и не допускать на своей территории иностранных военных баз. В то же время в конституционно-правовой доктрине этой страны сложилось твердое мнение, что принцип нейтралитета не распространяется на сферу экономических отношений и сферу духовной свободы. Поэтому Австрия в 1972 г. вступила в ЕЭС и в дальнейшем стала полноправным членом Европейского Союза. Швейцария в течение длительного времени отказывалась от вступления в ООН, ссылаясь на то, что последняя является политической организацией, а это может вовлечь страну в политические дискуссии и повредить ее нейтральному статусу. Тем не менее Швейцария с самого начала стала членом большинства специализированных органов ООН, таких, как ЮНЕСКО, МОТ, ВОЗ и других, на том основании, что они не являются политическими организациями.

Новым в конституционном законодательстве ряда зарубежных государств является принципиальное признание возможности ограничения государственного суверенитета. Так, действующая Преамбула к Конституции Франции 1946 г. устанавливает, что "на условиях взаимности Франция соглашается на ограничение суверенитета, необходимое для организации и защиты мира".

Сходные формулировки содержатся в ст. 11 Конституции Италии. В Конституции Греции (ст. 28) указывается, что "решение об ограничении в осуществлении своего национального суверенитета должно приниматься добровольно и допускается лишь в той мере, в какой это диктуется высшими национальными интересами и не затрагивает права человека и основы демократического режима и осуществляется на основе принципа равенства при соблюдении взаимности". В одном из трех конституционных законов Швеции — Форме правления 1974 г. говорится, что права государственных органов могут в целях мирного сотрудничества в определенном объеме передаваться международной организации, к которой государство присоединилось или желает присоединиться, или Международному суду. Наиболее детально возможность ограничения государственного суверенитета урегулирована в Основном законе ФРГ. В ст. 24 этого закона сказано, что Федерация может законом передать суверенные права межгосударственным учреждениям. С момента передачи суверенных прав органы межгосударственного объединения получают право действовать самостоятельно, оказывая влияние на граждан и иных субъектов права государств — членов этого объединения. Установленные этими органами нормы права и принятые на основе последних административные акты обладают прямым действием на территории государств-членов. Таким образом, нормы конституций зарубежных государств о воз-можной передаче части суверенных прав межгосударственным объединениям содержат конституционно-правовое уполномочение для одобрения конституционным законодателем необходимых исходных правил, лежащих в основе организации и деятельности межгосударственных объединений, и применения их в каждом конкретном случае.

Так, межгосударственное объединение Европейский Союз обладает собственной публичной властью, которая является самостоятельной в отношении государственной власти отдельных государств-членов и независимой от них. Нормативные акты ЕС не нуждаются в подтверждении государствами-членами, а равным образом не могут быть ими отменены или изменены. Договор об образовании этого объединения представляет собой нечто вроде конституции. На основании данного акта органы ЕС не только наделяются нормотворческими функциями: в нем специально оговаривается, что принимаемые этими органами акты имеют приоритет перед нормами национального права.

Конституции некоторых зарубежных государств особо оговаривают возможность участия в государственных союзах. Так, в

Конституции Франции (ст. 88) предусматривается право Республики заключать соглашение с государствами, которые желают объединиться с ней в целях развития их цивилизаций. Здесь имеется в виду союз с франкоязычными государствами, значительная часть которых прежде являлись французскими колониями. Возможность вступления в государственные союзы предусматривается в конституциях ряда государств, которые образовались после распада Чехословакии (Словакия), СФРЮ (СРЮ, Хорватия), СССР (Узбекистан).

<< | >>
Источник: М. В. Баглая. Конституционное право зарубежных стран: Учебник для вузов. 2004

Еще по теме § 1. Конституционные принципы внешней политики зарубежных государств:

  1. Глава 12. Конституционное регулирование внешней политики зарубежных государств
  2. Б.А. Страшун. Конституционное (государственное право) зарубежных стран, 2000
  3. Глава 9. Парламенты зарубежных государств
  4. Народ безропотно согласился на вопиющее нарушение конституционного принципа неприкосновенности жилища. Теперь уже ваш дом - не ваша крепость, а доступная арена деятельности все того же тоталитарного государства.
  5. XX. ПРАВО ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ В ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВАХ
  6. Глава 5. Форма государства в зарубежных странах
  7. § 1. Форма правления в зарубежных государствах
  8. § 3. Система конституционного права зарубежных стран
  9. Глава 1. Предмет, источники и система конституционного права зарубежных стран
  10. § 2. Источники конституционного права зарубежных стран