<<
>>

§ 3. Материально-ресурсное обеспечение правосудной деятельности судей

Конституционной базой для организации и осуществления финансирования судебной власти современной России служит ст. 124 Конституции РФ, которая гласит: "Финансирование судов производится только из федерального бюджета и должно обеспечивать возможность полного и независимого осуществления правосудия в соответствии с федеральным законом".

Безусловно, от источников, размеров и порядка финансирования судов прямо и существенно зависят независимость судей и эффективность работы судов, осуществление правосудия в целом, во всем многообразии понимания этих институтов.

Поэтому данная проблема издавна и повсеместно была и остается острой. Ретроспективный взгляд на ее решение позволяет вкратце выделить следующие вехи в ее решении.

До принятия Конституции РФ 1993 г. финансирование судов осуществлялось из бюджетов соответствующих уровней через Министерство юстиции СССР (позднее - РСФСР и РФ) и его органы на местах, что отрицательно сказывалось на независимости судебной власти. Концепцией судебной реформы в России 1991 г. ставилась задача создания надлежащего уровня материально-технического обеспечения судов, надлежащего бытового и социального обеспечения работников судебной системы. Решение названной задачи на основе ст. 124 Конституции РФ было призвано способствовать исключению зависимости судебной власти от местных и региональных властей.

Правда, должные механизмы для этого созданы не были. Финансирование судов по- прежнему осуществлялось через Министерство юстиции РФ и его органы. К тому же стране элементарно не хватало средств. На отдельных этапах положение с финансированием судебной системы России становилось катастрофическим, о чем свидетельствует, в частности, Постановление Совета судей РФ от 16 октября 1996 г. с красноречивым названием "О кризисе судебной власти в России" (где в резолютивной части указывалось: "1) Признать, что органы законодательной и исполнительной власти Российской Федерации не обеспечивают реализацию требований ст. 124 Конституции Российской Федерации... 2) Констатировать практически повсеместное вынужденное прекращение судопроизводства и считать, что вся ответственность за сложившееся положение с осуществлением правосудия ложится на Правительство Российской Федерации. 3) Оценить как не соответствующую Конституции Российской Федерации практику привлечения для обеспечения судебной деятельности иных финансовых средств, кроме как из федерального бюджета"). В принятом Советом судей РФ тогда же обращении к гражданам России говорилось: "Уважаемые сограждане! Нетерпимое и позорное положение, сложившееся с финансированием судебной системы, вынуждает нас констатировать невозможность судебной защиты ваших прав и интересов... "

Подобные решения Совет судей РФ и его Президиум вынуждены были принимать и позже (например, Постановления Совета судей РФ от 20 августа 1998 г. о несогласии с сокращением финансирования судебной системы в 1998 г., в котором выражено несогласие с сокращением финансирования на 26,2%; от 30 октября 1998 г., в котором констатировалось: "Руководители судов вынужденно изыскивают денежные средства у местных органов, коммерческих структур, используют иные источники для предотвращения остановки работы судов. Такая практика ставит суды в унизительное положение, подрывает веру людей в беспристрастный и объективный суд, нивелирует принцип независимости судей").

При этом адекватно оцениваемая органами судейского сообщества России объективно сложившаяся ситуация с финансированием судов означала игнорирование федеральными органами исполнительной власти в тот период положений ст.

33 ФКЗ о судебной системе о том, что финансирование судов должно обеспечивать возможность полного и независимого осуществления правосудия, осуществляется на основе утвержденных федеральным законом нормативов и указывается отдельными строками (для разных ветвей судебной власти) в федеральном бюджете, и прямых указаний Президента РФ, например п. 1 Указа Президента РФ от 23 мая 1995 г. N 521 "О некоторых организационных мерах по ускорению проведения судебной реформы в Российской

Федерации", согласно которому Правительству РФ предписывалось "в целях создания необходимых условий для деятельности судебной системы Российской Федерации в соответствии со статьей 124 Конституции... при подготовке проекта федерального бюджета на очередной год предусмотреть приоритетное финансирование федеральных судов в соответствии с указанными расчетами и с учетом мнения Совета по судебной реформе при Президенте Российской Федерации и Совета судей Российской Федерации" (названный Указ утратил силу).

В этих условиях свое слово сказал и Конституционный Суд РФ при рассмотрении дела по запросу Верховного Суда РФ о проверке конституционности ч. 1 ст. 102 Федерального закона "О федеральном бюджете на 1998 год". В Постановлении от 17 июля 1998 г. N 23-П Конституционный Суд РФ указал, что финансирование судов должно проводиться в порядке и объеме, которые гарантируют надлежащие экономические условия осуществления судебной власти на основе принципов и положений Конституции РФ; конкретизируя конституционные гарантии, ст. 33 ФКЗ о судебной системе предписывает, что финансирование федеральных судов осуществляется на основе утвержденных федеральным законом нормативов и указывается отдельными строками в федеральном бюджете, размер бюджетных средств, выделенных на финансирование судов в текущем финансовом году или подлежащих выделению на очередной финансовый год, может быть уменьшен лишь с согласия Всероссийского съезда судей или Совета судей РФ. И отсутствие утвержденных федеральным законом нормативов финансирования судов само по себе не может служить основанием для определения этого финансирования по усмотрению законодательной или исполнительной власти, поскольку необходимые расходы федерального бюджета на суды защищены непосредственно самой Конституцией РФ и не могут сокращаться ниже такого уровня, который обеспечивает выполнение требований ее ст. 124.

Таким образом, Конституционный Суд РФ указал, что положения Конституции РФ, прежде всего ее ст. 124, во взаимосвязи с конкретизирующими ее положениями ст. 33 ФКЗ о судебной системе создают механизм защищенности финансирования судебной власти, который обязателен как для Федерального Собрания РФ, принимающего бюджет на соответствующий финансовый год, так и для Правительства РФ, обеспечивающего его исполнение. Сокращая расходы федерального бюджета на финансирование судебной системы, Правительство РФ и Министерство финансов РФ не обеспечивают полное и независимое осуществление правосудия, нормальное функционирование судебной власти, что снижает доверие граждан к государственной власти, в конечном счете ставит под угрозу гарантированное Конституцией РФ право человека и гражданина на судебную защиту, поскольку реализация конституционных положений о гарантиях судебной защиты прав и свобод человека и гражданина неразрывно связана с созданием государством надлежащих условий для деятельности судов.

Кроме того, учитывая общепризнанный международно-правовой принцип независимости суда, следует иметь в виду, что, конкретизируя его, Венская декларация и программа действий, принятая на II Всемирной конференции по правам человека (июнь 1993 г.), содержат конкретизирующее его положение о необходимости надлежащего финансирования учреждений, занимающихся отправлением правосудия.

Статья 2 Федерального закона от 30 марта 1998 г. "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней" предписывает предусмотреть в федеральном бюджете начиная с 1998 г. необходимое увеличение расходов на содержание федеральной судебной системы в целях приведения правоприменительной практики в полное соответствие с обязательствами Российской Федерации, вытекающими из ее участия в указанных Конвенции и Протоколах к ней. Естественно, Конституционный Суд РФ данным Постановлением признал не соответствующим ч. 3 ст. 76 и ст. 124 Конституции РФ положение ч. 1 ст. 102 Федерального закона "О федеральном бюджете на 1998 год", поскольку оно позволяет Правительству РФ самостоятельно сокращать расходы федерального бюджета на судебную систему без учета конституционных гарантий ее финансирования.

Ситуация с финансированием судов в России радикально, хотя и не стопроцентно, изменилась лишь с принятием Федерального закона "О финансировании судов Российской Федерации". В нем закреплены важные положения, согласно которым в федеральном бюджете ежегодно предусматривается выделение средств отдельными строками на обеспечение деятельности Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ и других судов общей юрисдикции, Судебного департамента при Верховном Суде РФ, ВАС РФ и других арбитражных судов, и установлено, что финансирование судов РФ в процессе исполнения федерального бюджета производится в полном объеме по соответствующим статьям расходов бюджетной классификации в соответствии с федеральным законом о федеральном бюджете на соответствующий финансовый год. При этом уменьшение размера бюджетных средств, выделенных на финансирование судов России в текущем финансовом году или подлежащих выделению на очередной финансовый год, не более чем на 5% может осуществляться только с согласия Совета судей РФ. Уменьшение размера бюджетных средств, выделенных на финансирование судов России в текущем финансовом году или подлежащих выделению на очередной финансовый год, более чем на 5% может осуществляться только с согласия Всероссийского съезда судей. Именно эти "страхующие" нормы сыграли свою последующую позитивную роль против попыток федеральной исполнительной власти недофинансировать суды.

Названным Федеральным законом также было установлено, что финансирование федеральных судов РФ, мировых судей, Судебного департамента при Верховном Суде РФ осуществляется ежемесячно равными долями в размере одной двенадцатой суммы, предусмотренной на их содержание федеральным законом о федеральном бюджете на соответствующий финансовый год. Указанные суммы перечисляются до 10-го числа текущего месяца. В случае же неперечисления указанных сумм либо неполного их перечисления в установленный срок их списание со счета Главного управления федерального казначейства Министерства финансов РФ осуществляется в безакцептном (бесспорном) порядке инкассовыми поручениями Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, ВАС РФ, Судебного департамента при Верховном Суде РФ.

Важное значение для укрепления независимости судебной власти имело указание в этом Федеральном законе, что суды самостоятельно распоряжаются средствами, выделенными на обеспечение их деятельности, в соответствии с федеральным законом о федеральном бюджете на соответствующий финансовый год и иными федеральными законами. На Правительство РФ было возложено: при разработке проекта федерального бюджета на очередной финансовый год в части финансирования судов России учитывать в числе прочих расходов расходы на материальное обеспечение судей, работников аппаратов судов, Судебного департамента при Верховном Суде РФ, социальные гарантии судей и членов их семей, защиту судей, ресурсное обеспечение судов России в целях создания условий для осуществления правосудия, обеспечения правового порядка и укрепления государственной власти; при исполнении федерального бюджета не использовать свои полномочия по сокращению расходов на финансирование судов России в зависимости от поступления средств в доходную часть федерального бюджета.

Позднее базовые положения этого Федерального закона легли в основу дальнейшего развития федерального законодательства о финансировании судов, хотя некоторые положения были законодательно закреплены несколько раньше.

В настоящее время создан и более или менее действует (хотя далеко не в достаточной мере) законодательный механизм гарантированного финансирования всех судов страны. Основными звеньями этого механизма являются:

положения федеральных законов о финансировании федеральных судов исключительно из федерального бюджета;

положение ч. 2 ст. 27 ФКЗ о судебной системе о финансировании конституционного (уставного) суда субъекта РФ за счет средств бюджета соответствующего субъекта РФ. Соответствующие нормы закрепляются в законах субъектов РФ. Кстати, причины, по которым конституционно-уставная юстиция в нашей стране развивается медленно, не могут в принципе сводиться к "дороговизне" этого дела. В юридической литературе отмечается, что затраты на органы конституционного (уставного) правосудия в общей росписи расходов региональных бюджетов очень незначительны. Так, финансирование конституционного (уставного) суда составило в Республике Башкортостан 0,020% (1/4848), Республике Бурятия 0,030% (1/3001), Кабардино-Балкарской Республике 0,098% (1/1013), Республике Карелия 0,078% (1/1290), Свердловской области 0,030% (1/3316), г. Санкт-Петербурге 0,038% (1/2626) от общего объема расходов бюджета соответствующего субъекта РФ на 2006 г. <1>; а на 2007 г. составило в Республике Адыгея - 1%, Республике Северная Осетия - Алания - 0,9%, Республике Саха (Якутия) и Республике Дагестан - 0,3%, Республике Марий Эл - 0,1%, а в остальных - сотые доли процентов <2>;

<1> См.: Петренко Д. С. Некоторые финансовые аспекты конституционной (уставной) юстиции субъектов Российской Федерации // Вестник Уставного суда Свердловской области. 2007. N 1(9). С. 81.

<2> См.: Кряжков В. Региональная конституционная юстиция в Российской Федерации: состояние и пути развития // Сравнительное конституционное обозрение. 2007. N 3(10). С. 159.

положение ч. 3 и 4 ст. 33 ФКЗ о судебной системе о том, что Правительство РФ разрабатывает проект федерального бюджета в части финансирования судов во взаимодействии с председателями высших судов страны, руководителем Судебного департамента при Верховном Суде РФ и с Советом судей РФ и при наличии разногласий Правительство РФ прилагает к проекту федерального бюджета предложения соответствующих судов, Судебного департамента при Верховном Суде РФ и Совета судей РФ вместе со своим заключением. Кроме того, представители высших судов и Совета судей РФ, руководитель Судебного департамента при Верховном Суде РФ вправе участвовать в обсуждении федерального бюджета в Федеральном Собрании РФ; положения соответствующих федеральных конституционных законов о судах в части финансирования судов в разрезе судебных систем (подсистем). Речь идет:

а) о ст. 7 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в силу которой Конституционный Суд РФ независим в организационном, финансовом и материально-техническом отношениях от любых других органов; его финансирование производится за счет федерального бюджета;

б) ст. 46 Федерального конституционного закона "Об арбитражных судах в Российской Федерации", в силу которой финансирование арбитражных судов производится за счет средств федерального бюджета и должно обеспечивать возможность полного и независимого осуществления правосудия в соответствии с федеральным законом;

в) ст. 32 Федерального конституционного закона "О военных судах Российской Федерации", в силу которой финансирование военных судов и Военной коллегии Верховного Суда РФ осуществляется за счет средств федерального бюджета соответственно Судебным департаментом при Верховном Суде РФ и Верховным Судом РФ;

г) ст. 5 Федерального закона от 8 января 1998 г. N 7-ФЗ "О Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации" с последующими изменениями, в силу которой финансирование судов общей юрисдикции, в том числе мировых судей, и квалификационных коллегий судей осуществляется Судебным департаментом при Верховном Суде РФ за счет средств федерального бюджета;

д) ст. 10 Федерального закона "О мировых судьях в Российской Федерации", в силу которой обеспечение заработной платой мировых судей и социальных выплат, предусмотренных для судей федеральными законами, является расходным обязательством РФ и осуществляется через органы Судебного департамента при Верховном Суде РФ, а также через указанные органы осуществляется возмещение издержек, покрываемых за счет федерального бюджета по делам, рассматриваемым мировыми судьями, материально-техническое обеспечение деятельности мировых судей осуществляют органы исполнительной власти соответствующего субъекта РФ в порядке, установленном законом этого субъекта;

е) ст. 28 ФЗ об органах судейского сообщества, в силу которой создание надлежащих условий для деятельности органов судейского сообщества, в том числе для содержания их аппарата, учреждения печатных изданий органов судейского сообщества, а также финансовое и материально-техническое обеспечение деятельности органов судейского сообщества возлагаются на Судебный департамент при Верховном Суде РФ и входящие в его систему органы, а финансовое и материально-техническое обеспечение деятельности Всероссийского съезда судей, Совета судей РФ и его Президиума, ВККС РФ и ее Президиума возлагается непосредственно на Судебный департамент при Верховном Суде РФ.

Большую позитивную роль в решении вопросов комплексного финансирования судов из федерального бюджета сыграла утвержденная Постановлением Правительства РФ от 20 ноября 2001 г. N 805 Федеральная целевая программа "Развитие судебной системы России" на 2002 - 2006 годы, которой было предусмотрено финансирование Программы за счет средств федерального бюджета в размере 44 865,6 млн. руб. Она в основном успешно реализована, что позволило решить ряд задач, в том числе связанных с улучшением материального положения судов, но не до конца решены вопросы укрепления и совершенствования организационно-правовой и материально-технической базы правосудия. Действующая Федеральная целевая программа "Развитие судебной системы России" на 2007 - 2011 годы, утвержденная Постановлением Правительства РФ от 21 сентября 2006 г. N 583, с последующими изменениями, предусмотрела финансирование Программы за счет средств федерального бюджета в 2007 - 2011 гг. в объеме 48761 млн. руб., а в числе ожидаемых конечных результатов реализации программы - создание 75 тыс. автоматизированных рабочих мест в судах общей юрисдикции и 14 тыс. автоматизированных рабочих мест в арбитражных судах; формирование системы электронного документооборота; осуществление обязательной аудиозаписи судебного заседания; обеспечение жильем 1913 судей и т. д. Безусловно, реализация Программы позволит обеспечить возможность более полного и независимого осуществления правосудия.

Тем не менее ряд проблем финансирования судебной власти в нашей стране нуждается в безотлагательном решении. Прежде всего речь идет о полнокровной реализации закрепленного в ст. 124 Конституции РФ требования о финансировании судов только из федерального бюджета.

Понятно, что осуществлять именно прямое и непосредственное финансирование из федерального бюджета всех нужд каждого из федеральных судов (их более 3 тыс.) попросту невозможно. Поэтому законодатель решает этот вопрос через корреспондируемые законодательные нормы. Пунктом 4 ст. 44 Федерального конституционного закона "Об арбитражных судах в Российской Федерации", например, закреплено положение, согласно которому: "Материально-техническое снабжение и обеспечение служебными помещениями арбитражных судов в Российской Федерации, а также медицинское, жилищное и социально-бытовое обслуживание судей и работников аппаратов арбитражных судов осуществляются соответствующим органом исполнительной власти по месту нахождения арбитражного суда за счет средств федерального бюджета". До изменений, внесенных Федеральным законом от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ (далее - ФЗ N 122), столь же определенной была редакция п. 3 ст. 19 Закона о статусе судей, где говорилось: "Местная администрация обязана не позднее шести месяцев после наделения судьи полномочиями и (или) в случае необходимости улучшения его жилищных условий предоставить ему во внеочередном порядке по месту нахождения суда благоустроенное жилое помещение в виде отдельной квартиры или дома с учетом права судьи на дополнительную жилую площадь в размере не менее 20 кв. м или в виде отдельной комнаты. Указанное жилое помещение предоставляется судье за счет средств местного бюджета с последующей компенсацией из федерального бюджета в срок не более шести месяцев либо приобретается судом за счет средств федерального бюджета, выделяемых суду на эти цели". И далее: "С согласия судьи вместо предоставления жилого помещения ему выдается из средств федерального бюджета беспроцентная ссуда на приобретение или строительство жилья, которая погашается при условии 10 лет его работы в должности судьи".

После внесения изменений в п. 3 ст. 19 Закона о статусе судей эти положения стали размыто-неопределенными, что повлекло за собой серьезный сбой в работе механизма по обеспечению судей жильем. В настоящее время эти прекрасные по своей изначальной задумке правовые нормы совершенно не работают: ни в части предоставления судье кредита на жилье из федерального бюджета, ни в части приобретения ему местной администрацией жилья с последующей компенсацией (в течение шести месяцев) этих расходов из федерального бюджета, ни в части обеспечения местными органами исполнительной власти судов служебными помещениями (и другими материально- техническими ценностями) за счет средств федерального бюджета.

Дело не в том, что в целом федеральная судебная система страны финансируется недостаточно (редко в какой стране доля финансирования судов ниже 2% ВВП. В юридической литературе предлагается ввести обязательную норму бюджетных расходов на судебную реформу не менее 2% общих расходов бюджета и зафиксировать ее в БК РФ <1>, но, видимо, некоторые авторы все-таки имели в виду финансирование в названном объеме судебной власти, а не финансирование ее реформирования), а рост расходов нынешней Программы по сравнению с предыдущей незначителен, что неэффективен порядок выделения средств и их распределение, существовавшее до принятия Конституции РФ 1993 г. финансирование судов из местных бюджетов, включаемое в бюджеты соответствующего уровня в качестве самостоятельных статей расходов, кое-где сохраняется, хотя в малых объемах, и поныне - исполнительная власть субъектов РФ предоставляет жилье судьям и производит федеральным судам и федеральным судьям иные выплаты <2>. В юридической литературе <3> приводится немало примеров подобного рода, в СМИ отмечается <4>, что, по данным Счетной палаты РФ, "обеспеченность Мосгорсуда по ряду видов материально-технических средств составляет от 100 до 200 процентов по отношению к установленным нормам, что обусловлено проведением реконструкции основного здания Мосгорсуда и укомплектования его оборудованием за счет средств бюджета г. Москвы без учета утвержденных норм", хотя в самом судейском сообществе подобные вещи вызывают резкое осуждение. Например, 29 июня 2004 г. Президиум Совета судей РФ принял Постановление "О компенсационных выплатах, связанных с неблагоприятными условиями проживания в городе Норильске, судьям и работникам аппарата Норильского городского суда Красноярского края", которым поведение судей этого суда, выразившееся в незаконном получении компенсационных выплат из местного бюджета, было признано умаляющим авторитет судебной власти и не отвечающим требованиям, предъявляемым к судье.

<1> См.: Баренбойм П., Резник Г., Мозолин В. Правовая реформа XXI века и адвокатура. М., 2007. С. 31.

<2> См.: Известия. 2004. 6 февр., 26 окт.; Новая газета. 2004. 25 - 28 марта.

<3> См.: Яновский К.Э. Порядок финансирования судебной системы как гарантия независимости суда // Правовая реформа, судебная реформа и конституционная экономика: Сборник статей / Сост. П.Д. Баренбойм. М., 2004. С. 173.

<4> См.: Ведомости. 2006. 14 марта.

Дело в отсутствии до сих пор законодательно закрепленных нормативов финансирования судов (в юридической литературе указывается, что "они просто утонули в недрах Министерства финансов РФ" <1>), а также в несостыковке механизмов возложения на местные власти обязанностей финансирования названных расходов на судебные нужды и реальной невозможностью компенсировать эти (уже израсходованные) суммы именно из федерального бюджета. В конечном счете все упирается в несовершенную технологию бюджетного процесса: сегодня при формировании бюджета на каждый год Министерство финансов РФ устанавливает для судебной системы контрольную цифру годовых расходов, не включая (за редкими и несистематическими исключениями) в эти показатели уже произведенные местными властями расходы на судебные нужды, т.е. игнорируя требование закона о последующей компенсации этих расходов из федерального бюджета.

<1> Самостоятельность и независимость судебной власти в Российской Федерации / Под ред. В В. Ершова. М., 2006. С. 385.

Особенную остроту в последние годы приобретает названное выше несовершенство механизма предоставления нуждающимся судьям жилья за счет местных бюджетов, что вызвано как новеллами известного Федерального закона N 122-ФЗ, так и новой редакцией ЖК РФ. Определенным ориентиром будущего нормопроектирования по исправлению недостатков в сложившейся ситуации могут служить следующие правовые позиции Конституционного Суда РФ. В Постановлении от 31 января 2008 г. N 2-П по делу о несоответствии Конституции РФ названных выше положений Федерального закона N 122- ФЗ Конституционный Суд РФ указал: по смыслу положений ФКЗ о судебной системе, прежде всего его ст. 5, Федерального закона "О финансировании судов Российской Федерации" и Закона о статусе судей в их нормативном единстве, принципы, базовые стандарты и основные условия обеспечения жилыми помещениями судей, нуждающихся в улучшении жилищных условий, подлежат установлению непосредственно в федеральном законе, который, в частности, должен был бы определить четкие и недвусмысленные критерии, на основании которых судья может быть признан нуждающимся в улучшении жилищных условий, сроки предоставления и правовой режим жилых помещений, а также порядок введения в действие соответствующих законодательных норм по кругу лиц, не допуская снижения общего уровня ранее установленного материального обеспечения. Эти вопросы, поскольку они подлежат урегулированию самим федеральным законодателем, не могут быть предметом делегирования Правительству РФ и разрешаться по его усмотрению. Этим Постановлением Конституционный Суд РФ признал не соответствующим Конституции РФ оспоренное ВАС РФ законоположение в той мере, в какой оно в силу своей неопределенности создает возможность неосновательного расширения компетенции Правительства РФ и тем самым снижения уровня гарантий материального обеспечения судей, и обязал федерального законодателя надлежащим образом установить порядок обеспечения жилыми помещениями судей, нуждающихся в улучшении жилищных условий.

В Определениях Конституционного Суда РФ от 9 апреля 2003 г. N 132-О и от 18 декабря 2003 г. N 470-О соответственно об отказах в принятии к рассмотрению жалоб администрации г. Волгограда и гражданина Р.Ф. Фахрутдинова на нарушение конституционных прав и свобод положения п. 3 ст. 19 Закона о статусе судей сказано, что финансирование судов, в том числе материальное и социальное обеспечение судей, как следует из ст. 124 Конституции РФ, производится только из федерального бюджета и должно обеспечивать возможность полного и независимого осуществления правосудия в соответствии с федеральным законом. Возлагая на местную администрацию обязанность по предоставлению судьям жилья, оспариваемые администрацией г. Волгограда положения - в целях обеспечения баланса таких конституционно защищаемых ценностей, как самостоятельность местного самоуправления и независимость судей, - предусматривают полную компенсацию из федерального бюджета возникающих при осуществлении данной обязанности дополнительных расходов органа местного самоуправления, что гарантирует право собственности муниципальных образований. При этом не происходит изъятие муниципальной собственности и не нарушается самостоятельность местного самоуправления в распоряжении местными финансами и бюджетом. Указанная обязанность местной администрации касается обеспечения жильем судей того суда, который находится на территории муниципального образования. Поскольку содержание и использование муниципального жилищного фонда в силу Закона относятся к вопросам местного значения, вопросы обеспечения жильем судей как граждан, проживающих на территории соответствующего муниципального образования, имеют и общегосударственное и местное значение, а потому решаются совместно государственными органами и органами местного самоуправления.

Таким образом, с одной стороны, некоторые местные, особенно в недотационных регионах, власти без особых для себя сложностей "с удовольствием финансируют расположенные на их территории федеральные суды, приобретают судьям квартиры и т. д., после чего становятся практически беспроигрышными в местных судах" <1>. Понятно, что при таком раскладе принцип независимости судебной власти не только не гарантируется, он, наоборот, гарантированно нарушается.

<1> Новая газета. 2004. 25 - 28 марта.

С другой стороны, понимая невозможность (в самом лучшем случае - огромную трудность) получения компенсации этих расходов из федерального бюджета, местные власти зачастую не спешат с исполнением возложенных на них федеральным законодательством обязанностей по финансированию названных расходов федеральных судов, расположенных на их территории. В результате суды судятся с местными властями, а те в свою очередь требуют возмещения этих затрат от федерального бюджетополучателя <1>. Но этот федеральный бюджетополучатель (Судебный департамент при Верховном Суде РФ - для судов общей юрисдикции, ВАС РФ - для арбитражных судов) либо даже само Министерство финансов РФ может компенсировать расходы только в пределах выделенных федеральным бюджетом средств судебной системе страны на этот год с учетом бюджетной классификации расходов. И при этом действует известный практике иммунитет бюджетных статей. Другими словами, если в федеральном бюджете в статьях о финансировании судебной системы предусмотрены конкретные суммы в возмещение произведенных местными властями расходов на судебные нужды, указанные выше (если и бывает, то крайне редко), то местные власти получают возмещение из федерального бюджета, но лишь в заранее запланированных объемах, а не по объему истраченного на местах. В противном случае даже судебное решение, правомерно обязывающее основного бюджетополучателя возместить понесенные местной властью расходы на судебные нужды, оказывается блокированным известным иммунитетом целевого постатейного бюджетного финансирования. Предъявление исковых требований к органам исполнения судебных решений, не обеспечившим исполнение судебного решения о взыскании в порядке компенсации средств с основного бюджетополучателя, оказывается бесполезным в силу наличия этого самого бюджетного иммунитета.

<1> См.: Известия. 2004. 6 февр.

Классическим примером такой ситуации может служить дело Тетериных против Российской Федерации (жалоба N 11931/03), рассмотренное Европейским судом по правам человека (в первой секции), по которому Суд принял Постановление от 30 июня 2005 г. <1>. Иск одного из заявителей, судьи (в момент обращения в Европейский суд по правам человека - судья на пенсии), к администрации г. Емвы о предоставлении ему государственного жилья, полагающегося ему как судье, был удовлетворен 26 сентября 1994 г. одним из районных судов Республики Коми. Суд обязал администрацию города: "...предоставить либо приобрести... на состав семьи из пяти человек отдельную благоустроенную квартиру либо дом с учетом права истца... по месту нахождения... нарсуда г. Емвы". В октябре 1994 г. было возбуждено исполнительное производство, которое на протяжении 10 лет неоднократно прекращалось и возобновлялось, но так и не было исполнено. Своим Постановлением Европейский суд обязал государство-ответчика (т. е. Россию) "...приемлемым для него способом обеспечить исполнение судебного решения, вынесенного в пользу заявителя...".

<1> См.: Европейский суд по правам человека и Российская Федерация: Постановления и решения. 2005. Т. I / Пер. с англ., франц.; Администрация Президента Российской Федерации. М., 2006. С. 473 - 482.

Решение поставленной проблемы не может быть осуществлено в виде улучшения действующего механизма, ведь его попросту не существует. Такое решение усматривается путем создания и закрепления посредством соответствующего дополнения Федерального закона "О финансировании судов Российской Федерации" либо принятием федерального закона, который еще предстоит разработать, касающегося реализации положений ст. 124 Конституции РФ (напомним, что ст. 124 Конституции РФ оканчивается словами "...в соответствии с федеральным законом"). В этом предлагаемом законопроекте, который смог бы комплексно решить многие проблемы по финансированию судебной власти, должна найти решение еще одна проблема, вызванная возросшими объемами финансирования федеральных судов непосредственно из федерального бюджета. Она заключается в том, что финансовый контроль за использованием средств федерального бюджета сегодня осуществляет помимо Счетной палаты РФ Федеральная служба финансово-бюджетного надзора (федеральный орган исполнительной власти), что предусмотрено п. 1 ст. 268 БК РФ. Эта служба наделена правомочиями представлять в судах права и интересы Российской Федерации по вопросам, отнесенным к ее компетенции. На наш взгляд, совмещение финансово-контрольных полномочий в отношении судов и полномочий представителя стороны в судебных процессах не может не создавать условия для возникновения конфликта интересов вплоть до попыток вмешательства этой структуры в деятельность судов по осуществлению правосудия, что, естественно, категорически недопустимо.

<< | >>
Источник: М.И. КЛЕАНДРОВ. СТАТУС СУДЬИ: ПРАВОВОЙ И СМЕЖНЫЕ КОМПОНЕНТЫ. 2008

Еще по теме § 3. Материально-ресурсное обеспечение правосудной деятельности судей:

  1. Статья 10. Финансирование и материально-техническое обеспечение деятельности мировых судей
  2. § 1. Факторы, объективно затрудняющие правосудную деятельность
  3. 43. ПРАВОВОЙ СТАТУС СУДЕЙ И ЕГО ОБЕСПЕЧЕНИЕ
  4. 5.5. Материальное и социальное обеспечение прокурорских работников
  5. 40. СТАТУС СУДЕЙ И ОРГАНИЗАЦИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ
  6. 16.1. Материально-бытовое и медико-санитарное обеспечение осужденных в исправительных учреждениях
  7. СТАТЬЯ 30 УПК РФ: ОБЕСПЕЧЕНИЕ ВОЗМЕЩЕНИЯ МАТЕРИАЛЬНОГО УЩЕРБА, ПРИЧИНЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЕМ, И ИСПОЛНЕНИЕ ПРИГОВОРА В ЧАСТИ КОНФИСКАЦИИ ИМУЩЕСТВА
  8. § 4. Гарантии независимости судей - важнейшая составляющая правового компонента статуса судей
  9. 30. ОРГАНИЗАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СУДОВ ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ
  10. 3.2. Обеспечение деятельности таможенных органов
  11. 2. Финансовое обеспечение нотариальной деятельности
  12. 34. Финансовое обеспечение нотариальной деятельности
  13. 34. Финансовое обеспечение нотариальной деятельности
  14. правосудностью (dikaiosyne) и неправо-судностью (adikia
  15. Глава 39. ТАМОЖЕННЫЕ ОРГАНЫ И ОБЕСПЕЧЕНИЕ ИХ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  16. Глава 13. Обеспечение таможенно- тарифного регулирования внешнеэкономической деятельности
  17. ЛЕКЦИЯ № 18. Правовые основы нотариата. Финансовое обеспечение нотариальной деятельности