<<
>>

Международно-правовые стандарты в сфере регулирования информационных прав и свобод

Основу международно-правовой регламентации права на инфор-мацию составляют положения ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, принятого Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 1966 г.

Как известно, эти положения устанавливают право каждого человека свободно «искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи независимо от государ-ственных границ». СССР подписал этот международно-правовой акт в Международный год прав человека, в марте 1968 г. Ратификация этого документа состоялась 5 лет спустя (1973 г.), а юридическую силу этот Международный пакт обрел 23.03.76. Россия как пра-вопреемник всех международно-правовых обязательств СССР является государством — участником этого Международного пакта.

В Европе, параллельно с Международным пактом, принятым ООН, действует и пользуется значительно большим юридическим и политическим весом Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, принятая Европейским Сообществом 4 ноября 1950 г.

Ст.

10 этой Конвенции закрепляет право каждого человека «получать и распространять информацию и идеи без вмешательства госу-дарственных органов и независимо от государственных границ».

Обратим внимание на укороченность (по сравнению с формулировками Международного пакта ООН) формулы Европейской кон- Международно-правовые стандарты в сфере регулирования информационных прав и свобод

венции. В ней отсутствует право поиска информации при наличии права получения и распространения. По букве закона это может определенным образом ограничивать активизм граждан объединенной Европы в их стремлении удовлетворить свои информационные потребности.

«Получение» — это пассивная форма такого рода удовлетворения, право «искать» — гораздо более активная и эффективная. Кстати, соответствующая формулировка российской конституционной нормы (ст.

29 ч. 4) пятичленна. Кроме уже упоминавшихся прав поиска, по-лучения и распространения информации на территории Российской Федерации каждый имеет право свободно «передавать» и «производить» информацию любым законным способом.

Кроме ст. 10 Европейской конвенции о правах человека и основных свободах европейское право содержит еще ряд документов, с разной степенью юридической обязательности и с разными предметами регулирования, регламентирующих отношения по доступу широкой общественности к информации. В этом ряду и новая редакция Рекомендации Комитета Министров СЕ R (81) 19 странам — членам СЕ «О доступе к официальной информации, находящейся в распоряжении государственных органов».

Первоначально принятая Комитетом Министров СЕ 25.11.81., она содержала призыв к государствам — членам СЕ обеспечить каждому человеку, находящемуся под их юрисдикцией, право получать по за-просу информацию, имеющуюся у государственных органов, кроме законодательных и судебных. Согласно нормам этой рекомендации из общей презумпции открытости «для каждого» такого рода информации допустимы исключения. Но только такие, которые необходимы в демократическом обществе для защиты правомерных общественных интересов (таких, как обеспечение государственной безопасности, общественного порядка, экономического благосостояния страны, борьбы с преступностью, предотвращения разглашения кон-фиденциальной информации), а также для защиты правомерных личных интересов (защиты частной жизни, чести, достоинства и т. д.). В Рекомендации специально подчеркивается, что орган власти, отказавший в предоставлении информации, должен письменно мотиви-ровать свой отказ в соответствии с законодательством и практикой. По результатам многолетней работы международной группы экспертов по доступу к официальной информации (DH-S-AC) при Оргкомитете по правам человека СЕ 21.02.02 была принята новая редакция этого важного документа — Рекомендация № R (2002) 2 «О доступе к официальным документам» ( публикуется в данном издании).

Еще одной весьма значимой и актуальной для ситуации на российском информационном пространстве является Рекомендация Комитета Министров СЕ R(94) 13 от 22 ноября 1994 г.

«О мерах по обеспечению транспарентности (прозрачности) средств массовой информации» ( публикуется в данном издании).

В ней рекомендуется правительствам государств — членов СЕ обеспечить включение в свои национальные законодательные акты, регулирующие деятельность СМИ, ряд норм, направленных на создание правового и организационного режима открытости, прозрачности во-просов финансирования и некоторых иных сторон деятельности СМИ.

В частности, в п. 1 Рекомендации — «Общественный доступ к информации о СМИ» — указывается, что «общественность должна иметь возможность доступа на справедливой и непредвзятой основе к некоторым основным сведениям о СМИ». Принимая во внимание, что по отношению к общественности цель транспарентности СМИ заключается в том, чтобы знать, кто реально владеет тем или иным СМИ, дабы иметь возможность формировать мнение по отно-шению к распространяемой этими СМИ информации, в Рекомендации вполне обоснованно прописывается особый правовой режим «прозрачности» электронных СМИ.

Завершая сюжет о роли международно-правовых стандартов в сфере регулирования информационных прав и свобод, можно сделать вполне обоснованный вывод о том, что правовое регулирование отношений, связанных с правом на информацию и защитой данных о личности, — важная и активно развивающаяся часть предмета регулирования международного публичного права или международного гуманитарного права.

Поскольку в обозримой перспективе роль и значение этой системы договорных и обычных норм будет только возрастать, правомерно выдвинуть предположение о том, что внутригосударственные отношения в области основных информационных прав и свобод во все большей степени будут развиваться под решающим воздействием международно-правового регулирования.

Реальность такого воздействия простимулировала появление до-статочно радикальных научных возрений на его дальнейшее развитие. В частности, по мнению некоторых ученых-правоведов неуклонное сближение международно-правового и конституционно- правового институтов прав и свобод человека и гражданина в будущем может вообще сделать последний излишним.

Не вдаваясь в развернутую оценку столь радикального взгляда, все же выскажу по этому поводу одно принципиальное соображение. Мне кажется, что в обозримом будущем национальные консти- туционные регуляции все же никуда не исчезнут, а вот постепенное формирование базового для развитых стран информационно-правового статуса человека и гражданина как одной из сущностных черт зримо становящейся на наших глазах мировой цивилизации, построенной на знаниях и информации, уже реально развивается .

<< | >>
Источник: Монахов В.Н.. Свобода массовой информации в интернете. Правовые условия реализации. 2005

Еще по теме Международно-правовые стандарты в сфере регулирования информационных прав и свобод:

  1. Каковы перспективы законодательного регулирования информационных прав и свобод в России?
  2. 5.3. О мерах по обеспечению информационной безопасности Российской Федерации в сфере международного информационного обмена
  3. § 5. Международно-правовые стандарты
  4. 6. ПРЕДМЕТ ИНФОРМАЦИОННО-ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
  5. Основные информационные права и свободы как правовые категории
  6. 53. Объекты правового регулирования в сфере недропользования и их классификация
  7. 77. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИНФОРМАЦИОННОЙ СФЕРЫ ЗА РУБЕЖОМ
  8. 7. МЕТОДЫ ИНФОРМАЦИОННО-ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
  9. Основные информационные права и свободы как правовой институт
  10. 73. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ИНФОРМАЦИОННЫХ ОТНОШЕНИЙ В ИНТЕРНЕТЕ