<<
>>

§ 3. МОШЕННИЧЕСТВО (СТ. 159 УК)


См. также: дела 78, 286, 287, 349, 405, 424.
318
Действия лица, заключавшего договоры с гражданами на покупку для них товаров, имея умысел на обман с целью завладения их средствами, обоснованно признаны уголовно наказуемыми (мошенничество).
Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 24 января 1996 г.
по делу Буренкова (извлечение) Источник: БВС РФ.
1997. №2. С. 7-8. Д. 1.
Ярославским областным судом Буренков осужден по ч. 2 ст. 147 [ст. 159] УК РСФСР (в ред. Федерального закона РФ от 1 июля 1994 г.).
Он признан виновным в мошенничестве, совершенном повторно.
В период с января по 12 апреля 1993 г. Буренков лично и через посредников заключал устные и письменные договоры с частными лицами, представителями предприятий и организаций на поставку сахарного песка, а с представителем училища культуры — на поставку гречневой крупы.
Не имея намерений и возможности выполнить указанные в договорах обязательства, т.е. поставить сахарный песок и гречневую крупу, Буренков путем обмана и злоупотребления доверием присваивал полученные по договорам различные суммы денег, которые тратил на свои личные нужды, выплачивал вознаграждения посредникам за оказанные услугн.
Несмотря иа настойчивые просьбы частных лиц и представителей предприятий и организаций выполнить обязательства о поставке товаров, Буренков вводил их в заблуждение, приводил в свое опра-вдание сведения, не соответствующие действительности.
В связи с неоднократными требованиями деньги некоторым частным лицам и представителям предприятий были возвращены за счет получения денег от других частных лиц и предприятий аналогичным способом, т.е. путем мошенничества.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор в части осуждения Буренкова по ч. 2 ст. 147 [ст. 159] УК РСФСР отменила и дело производством прекратила за отсутствием в его действиях состава преступления.
Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене этого определения и направлении дела на новое кассационное рассмотрение.
Президиум Верховного Суда РФ 24 января 1996 г. протест удовлетворил, указав следующее.
Отменяя приговор и прекращая в отношении Буренкова дело, кассационная инстанция указала в определении, что признаков преступления, предусмотренного ст. 147 [ст. 159] УК РСФСР, а именно: умышленного безвозмездного с корыстной целью обращения обманным путем в свою собственность или собственность третьих лиц чужого имущества, в действиях Буренкова не установлено.
Суд второй инстанции сослался на следующее. Буренков заключал письменные договоры о поставке сахарного песка, получал иа эти цели деньги, о чем писал расписки. По требованию отдельных заказчиков он деньги возвращал. Получение указанных денег Буренков признал, свою личность не скрывал.
Данных, свидетельствующих о том, что Буренков отказывался от поставки сахарного песка и возврата денег, следственными органами и судом не добыто. Умысел на завладение деньгами с целью их присвоения по делу не установлен.
По мнению кассационной инстанции, о чем она указала в определении, между Буренковым и другими лицами возникли гражданско-правовые отношения и за невыполнение договоров он должен нести гражданско-правовую ответственность.
Однако кассационная инстанция не проанализировала все доказательства, иа которых основывался обвинительный приговор областного суда, и пришла к ошибочному выводу об отсутствии состава преступления.
Как видно из материалов дела и приговора суда, Буренков нигде не работал, реальной возможности поставить сахарный песок и крупу не имел.
Договоры о поставке продуктов заключались не самим Буренковым, а другими лицами, и ни один из них выполнен не был. Он же под предлогом вы-полнения обязательств, обусловленных договорами, получал крупные' суммы денег, которые присваивал и тратил по своему усмотрению. На неоднократные требования о поставках сахарного песка Буренков, не имея возможности сделать это, часть денег «под сильным давлением» возвращал только за счет денег, полученных аналогичным способом от представителей других организаций, т.е. также путем обмана.
Эти выводы областной суд обосновал в приговоре показаниями многочисленных потерпевших и свидетелей, документами, имеющимися в деле. Но кассационная инстанция оценки им не дала.
Как показали свидетели Яцко и Соловьев, Буренков, заключив договор о поставке сахарного песка, получил деньги в сумме 440 ООО руб. Однако песок поставлен не был. Буренков говорил, что работает в фирме «Политехника». Когда же они, пытаясь вернуть свои деньги, стали искать Буренкова, то выяснили, что указанной фирмы в г. Ярославле не существует.
Суд пришел к выводу о том, что 2 апреля 1993 г. Буренков путем обмана, под видом поставки сахарного песка, получил в частном предприятии «Яркомтранс» более четырех миллионов рублей, которые присвоил. При этом, как указано в приговоре, он, Составляя договор, использовал ложные данные о несуществующем кооперативе «Строитель», изготовил и подложную печать этого «кооператива».
В подтверждение этих выводов суд сослался в приговоре иа показания Буреикова, потерпевшего Потапова, свидетелей Климова, Кулакова, Вахрушевой, Калининой и других.
. Свидетели Потемкина, Колесник и другие показали в суде, что Буренков нигде не работал, в марте 1993 года покупал много дорогостоящих вещей, вел праздный образ жизии.
Буренков в суде также признал, что представителям предприятий истинные причины непоставки сахарного песка не сообщал, а обманывал их.
Все приведенные доказательства, а также другие материалы дела, на которые сослался областной суд в приговоре, не получили надлежащей оценки кассационной инстанции"4.
319
Мошенничество путем злоупотребления доверием не может иметь места, если не доказан факт 'завладения чужим имуществом.
Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ , от 2 апреля 1997 г. по делу Кириченко
(извлечение) Источник: БВС РФ. 1997. №11. С. 11-12. Д. 8.
Органами следствия Кириченко привлечена к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 93 [ч. 1 ст. 159] УК РСФСР.
Она обвинялась в завладении общественным имуществом путем злоупотребления доверием — мошенничестве — при следующих обстоятельствах. 23 сентября 1992 г. Кириченко от имени арендного ателье «Сибирячка» заключила договор купли-продажи имущества ателье с комитетом по управлению имуществом г. Кемерово и 30 сентября 1992 г. с целью завладения общественным имуществом внесла на счет комитета от имени ателье «Сибирячка» его стоимость — 57 200 руб.
Впоследствии, в ноябре 1992 г., при составлении приложения к учредительному договору ТОО «Николето» Кириченко произвольно внесла в список учредителей 17 человек, включая себя, и без согласия коллектива ателье единолично распределила вклад каждого учредителя, в результате чего доля Кириченко в уставном фонде составила 55 600 рублей, а доля остальных учредителей — 1600 рублей, и Кириченко стала фактической владелицей имущества ателье.
Заводским районным судом г. Кемерово 22 июля 1996 г. Кириченко оправдана за отсутствием в ее действиях состава преступления.
Судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда приговор оставила без изменения.
Президиум Кемеровского областного суда 24 января 1997 г. судебные решения отменил, дело направил иа новое судебное рассмотрение.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев 2 апреля 1997 г. дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда РФ, протест удовлетворила, постановление президиума Кемеровского областного суда отменила, а оправдательный приговор и определение Кеме-ровского областного суда оставила без изменения, указав следующее.
Утверждение в постановлении президиума о необоснованности оправдательного приговора в отношении Кириченко противоречит имеющимся в деле доказательствам, из которых видно, что иа момент выкупа ателье «Сибирячка» работники не были его собственниками и доля каждого из них определена той суммой, которую они внесли на выкуп этого предприятия. Так, по приложению к договору, 16 работников внесли по 100 рублей, а Кириченко внесла 55 тыс. руб., и соразмерно этой сумме ее доля составляла 91 % стоимости выкупаемого предприятия.
Покупка предприятия в доле, соответствующей вкладу в денежной сумме на момент оформления документов, состава преступления не образует. Возникшие в связи с этим вопросы должны разрешаться в гражданско-правовом порядке.
Своими действиями Кириченко никому из работников ущерба не причинила, поскольку ателье на момент оформления договора было муниципальной собственностью.
Кроме того, президиум областного суда, отменяя оправдательный приговор и кассационное определение в отношении Кириченко, не указал, по каким основаниям данные судебные решения подлежат отмене, какие обстоятельства остались невыясненными, что конкретно надлежит проверить и оценить суду при иовом рассмотрении дела. В мотивировочной части постановления президиума содержится лишь формулировка предъявленного Кириченко обвинения, указывается, что предусмотренные законом последствия ие наступили по не зависящим от иее обстоятельствам и что суд ие дал этому надлежащей оценки.
Между тем суд в приговоре дал оценку нмеино тем обстоятельствам, которые вменялись Кириченко в вину, при этом проанализировал доказательства и обосновал свое решение.
Вывод президиума о том, что предусмотренные законом последствия в виде причинения имущественного ущерба не наступили по обстоятельствам, не зависящим от воли Кириченко, противоречит требованиям ст. 380 УПК РСФСР, так как данные обстоятельства ие были установлены судом, а суд надзорной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными факты, которые ие были установлены в приговоре или отвергнуты им.
320
Ответственность за мошенничество наступает, если доказано завладение чужим имуществом путем обмана.
Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 февраля 1997 г. по делу Тимуршиной (извлечение) Источник: БВС РФ. 1997. № 12. С. 7-8. Д. 5:
Североморским городским судом Мурманской области 4 апреля 1996 г. Тимуршина осуждена по ч. 1 ст. 147 [ч. 1 ст. 159] УК РСФСР к штрафу в размере 1 млн. руб.
Тимуршина, зарегистрированная с 5 апреля 1995 г. в Североморском центре занятости как безработная и получавшая соответствующее пособие по безработице, 7 июня 1995 г. выступила учредителем общества с ограниченной ответственностью «Ариес». Отделом экономики и государственной регистрации администрации г. Североморска Тимуршина 13 июня 1995 г. была зарегистрирована в качестве субъекта предпринимательской деятельности. Не поставив об этом в известность центр занятости, Тимуршина в период с 13 июня по 2 ноября 1995 г. незаконно получала пособие по безработице, обманом завладев деньгами в сумме 2 912 859 руб.
Судебной коллегией по уголовным делам Мурманского областного суда 4 мая 1996 г. приговор в отношении Тимуршиной отменен, дело производством прекращено за отсутствием в ее действиях состава преступления (п. 2 ст. 5 УПК РСФСР).
Президиум Мурманского областного суда протест прокурора Мурманской области об отмене кассационного определения оставил без удовлетворения.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 12 февраля 1996 г. протест заместителя Генерального прокурора РФ об отмене определения судебной коллегии областного суда и постановления президиума того же суда и направлении дела на новое кассационное рассмотрение также оставила без удовлетворения, указав следующее.
Признавая Тимуршину виновной в мошенничестве, суд первой инстанции исходил из того, что она, выступив учредителем общества с ограниченной ответственностью, в силу действующего закона потеряла статус безработного и поэтому не имела права получать пособие.
Таким образом, суд признал этот факт достаточным основанием для привлечения лица к уголовной ответственности.
Между тем преступление, за которое осуждена Тимуршина, может быть совершено только при наличии прямого умысла. Однако данных о совершении Тимуршиной умышленных действий, направленных на завладение чужим имуществом путем обмана, в материалах дела не имеется, о чем судебная коллегия областного суда указала в определении, отменяя приговор.
Для привлечения Тимуршиной к ответственности за мошенничество необходимо было доказать, что Тимуршина знала о том, что, став учредителем какого-либо предприятия, она не имела права на получение пособия по безработице, и умышленно скрыла это с целью незаконного его получения. Но таких доказательств судом не установлено.
Согласно показаниям Тимуршииой какой-либо коммерческой деятельностью она не занималась, зарплату и доходы не получала, поскольку узнала о том, что в случае организации собственного дела, занятия какой-либо должности в обществе с ограниченной ответственностью, учредителем которого она являлась, лишится права на получение пособия как лицо, зарегистрированное в качестве безработного.
Учитывая эти обстоятельства, она не пользовалась своим преимущественным правом на получение работы в обществе, учредителем которого являлась, намереваясь получить субсидию для погашения долговых обязательств, возникших в результате приобретения ею торгового оборудования.
Как видно из приложенной к делу справки общества с ограниченной ответственностью «Ариес», в период с июня по ноябрь 1995 г. Тимуршина ни зарплаты, ни дивидендов ие получала
В документах, регламентирующих порядок получения пособия по безработице, с которыми была ознакомлена Тимуршина, нет указаний на то, что учредитель какого-либо предприятия считается лицом работающим и не может признаваться безработным.
Показания свидетелей также не дают оснований для осуждения Тимуршииой за мошенничество.
Согласно материалам дела Тимуршина, рассчитывая на получение субсидии для открытия собственного дела, приобрела торговое оборудование, выступила учредителем общества с ограниченной ответственностью и ие скрывала этого от работников центра занятости.
При таких обстоятельствах в действиях Тимуршиной состава мошенничества при получении ею пособия по безработице не содержится.
Президиум областного суда обоснованно признал законным решение кассационной инстанции о прекращении дела в отношении Тимуршиной за отсутствием в ее действиях состава преступления"'.
321
Действия лиц, не возвративших полученные в кредит денежные средства при отсутствии умысла на их присвоение, не содержат состава преступления — мошенничества.
Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 июля 1999 г. по делу Головина, Головиной и Асеева (извлечение) Источник: БВС РФ. 2001. №8. С. 11-12. Д. 3.
Нижневартовским городским судом Ханты-Мансийского автономного округа 14 июля 1997 г. Головин, Головина и Асеев осуждены по ч. 3 ст. 147 [ст. 159] УК РСФСР со взысканием солидарно с них в возмещение ущерба АОЗТ «Асек» 632 800 тыс. руб.
Головины и Асеев признаны виновными в мошенничестве в крупном размере, совершенном по предварительному сговору, с причинением организации АОЗТ «Асек» ущерба на сумму 632 800 тыс. руб.
Головин и директор фирмы «Гамбит» Штейнмиллер заключили сделку, для осуществления которой Головин дал в долг Штейнмиллер 30 млн. рублей, а последняя в счет погашения долга должна была предоставить Головину стоматологическое оборудование.
С этой целью Головин получил кредит в акционерном банке «Югорский» г. Нижневартовска в сумме 30 млн. рублей под залог своей квартиры.
Директор же фирмы своих обязательств ие выполнила.
С целью погашения кредита и процентов по нему Головин и его супруга учредили предприятие «Экспансия», директором которого был назначен Асеев, и взяли кредит в Западно-Сибирском ком-мерческом байке. Гарантом погашения нового кредита выступил директор другого предприятия Бабушкин.
Получив кредит в сумме 70 млн. руб. Головина погасила кредит в акционерном банке «Югорский». В счет возмещения задолженности Головин передал Бабушкину 10 млн. руб., обещая остальную сумму вернуть.позднее.
Судебная коллегия по уголовным делам суда Ханты-Мансийского автономного округа приговор суда в части взыскания сумм в возмещение ущерба отменила н дело в этой части направила на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, а в остальном оставила без изменения.
Президиум суда Ханты-Мансийского автономного округа приговор суда и определение коллегии изменил, действия осужденных переквалифицировал с ч. 3 ст. 147 УК РСФСР на п. «а», «г» ч. 2 ст. 159
2 ст. 159] УК РФ.
Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений и прекращении дела за отсутствием в действиях Головиных и Асеева состава преступления.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 26 июля 1999 г. протест удовлетворила по следующим основаниям.
Статья 159 УК РФ предусматривает ответственность за мошенничество, т.е. хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. Способом завладения имуществом при мошенничестве может быть обман или злоупотребление доверием в любых формах, преступление совершается только с прямым умыслом, обязательный признак субъективной стороны — корыстная цель.
Обман в любой форме для получения кредита может квалифицироваться как мошенничество только в том случае, если по делу будет установлено, что обманное завладение денежными средствами совершено с целью обращения их в собственность виновного или других лиц.
Такие обстоятельства (предусмотренные законом) по данному делу судом не установлены. В деле нет доказательств (не приведены они и в приговоре), подтверждающих наличие в действиях осужденных преднамеренных обмана илн злоупотребления доверием с целью безвозмездного завладения деньгами.
Показання Головина о том, что изначально, беря кредит в акционерном банке «Югорский», ои не имел намерения не погашать его и последующие долги, подтверждены другими материалами дела: показаниями Головиной, Асеева, свидетеля Бабушкина, фактом частичного погашення долга предприятию, которым руководил Бабушкин.
Осужденные не обратили в свою пользу либо в пользу третьих лиц суммы полученного кредита, погасить своевременно задолженность не имели возможности в связи с отсутствием денежных средств по причине неумелого й неудачного ведения своих дел.
Неисполнение договорных обязательств при таких обстоятельствах влечет гражданско-правовую ответственность. Ссылка в приговоре на то, что Асеев — подставное лицо, а ТОО «Экспансия» было создано для совершения разовой сделки, неубедительна и противоречит материалам дела.
В связи с изложенным приговор и все последующие судебные решения отменены и дело прекращено за отсутствием в действиях Головиных и Асеева состава преступления.
322
Приговор, которым адвокат признан виновным в мошенничестве, признан необоснованным.
Постановление президиума Орловского областного суда от 11 января 2001 г. по делу М. (извлечение) Источник: БВС РФ. 2001. № 10. С. 15-16. Д. 2.
По приговору Советского районного суда Орловской области 31 января 2000 г. М. осужден по ч. 3 ст. 30, п. «в» ч. 2 ст. 159 [ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159] УК РФ.
Он признан виновным в том, что, работая председателем областной коллегии адвокатов и выступая по уголовному делу в качестве защитника, с использованием служебного положения, путем обмана покушался на похищение денежных средств из федерального бюджета.
Согласно приговору 14 июня 1996 г. М. заключил с матерью обвиняемого Ж. соглашение об участии в деле ее сына в качестве защитника на предварительном следствии и в суде, и оиа по квитанциям соответственно 14 нюия и 8 июля 1996 г., 3 июня 1997 г., 2 июня 1998 г. внесла на счет коллегии адвокатов деньги общей суммой 5 тыс. руб. После рассмотрения дела М., имея умысел иа присвоение денежных средств из федерального бюджета, обратился в суд с заявлением от 13 августа 1998 г. об оплате его услуг по защите подсудимого Ж. с 3 июня по 1 декабря 1997 г. и с 20 апреля по 18 августа 1998 г. из средств федерального бюджета в сумме 1932 руб., скрыв факт своего участия в деле по соглашению. Довести свой умысел М. до конца не удалось, так как судья, узнав об осуществлении защиты под- судимого по соглашению, постановлением от 11 сентября 1998 г. в удовлетворении заявления адвоката отказал.
Судебная коллегия по уголовным делам Орловского областного суда приговор в отношении М. оставила без изменения.
Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений и прекращении дела за отсутствием в действиях осужденного состава преступления.
Президиум Орловского областного суда 11 января 2001 г. протест удовлетворил, указав следующее.
Как видно из материалов дела и показаний М., полученные от матери обвиняемого Ж. деньги он отработал полностью в ходе судебного заседания, в результате чего 10 июня 1997 г. дело было направлено н> дополнительное расследование. Дальнейшее его участие в деле мать Ж. оплатить временно не могла, и он осуществлял последующую защиту обвиняемого, выписывая соответствующие регистрационные карточ-ки с указанием принятия поручения по защите в порядке ст. 49 УПК РСФСР (по назначению суда, а не соглашению с матерью Ж.). 13 августа 1998 г. он представил суду заявление с просьбой оплатить услуги по защите подсудимого за 23 дня в сумме 1932 руб. из средств федерального бюджета.
Изложенные судом доказательства вины не изобличают его в покушении на мошенничество. Суд сделал ошибочный вывод о покушении адвоката на завладение денежными средствами из федерального бюджета, так как в его заявлении указывалось о дальнейшем истребовании этих денег с осужденного на счет того же бюджета. Из показаний в суде Ж. и его матери видно, что они настаивали на участии по делу М. в качестве защитника, рассчитаться с ним до принятия по делу окончательного решения ввиду отсутствия материальной возможности не могли. Поэтому М. написал в суд заявление об оплате его труда.
В суде установлено ненадлежащее оформление адвокатом его участия в деле по назначению суда, в порядке ст. 49 УПК РСФСР, но это не образует состава преступления — мошенничества.
С учетом изложенного судебные решения в отношении М. отменены и дело производством пре-кращено.
323
Хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное организованной группой, в крупном размере квалифицировано обоснованно.
Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 апреля 2003 г. по делу Косолапова и Полищука (извлечение) ИСТОЧНИК: БВС РФ. 2004. № 2. С. 18-20. Д. 3.
Магаданским областным судом 2 сентября 2002 г. руководители общественной организации «Афина» Косолапое и Полнщук осуждены по п. «а», «б» ч. 3 ст. 159 [ч. 4 ст. 159] УК РФ и по ч. 3 ст. 30, п. «а», «б» ч. 3 ст. 159 [ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159] УК РФ, а по ч. 1 ст. 210 УК РФ — оправданы за отсутствием в их действиях состава преступления.
Оии признаны виновными в хищении чужого имущества путем обмана и злоупотребления довернем, совершенном организованной группой, в крупном размере, и покушении на хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления довернем, совершенном организованной группой, в крупном размере.
В кассационных жалобах осужденные Косолапое и Полнщук просили об изменении приговора. Косолапое утверждал, что у него не было умысла на хищение денежных средств, поскольку общественная организация «Афина» была официально зарегистрирована в управлении юстиции, о чем в материалах дела имеется соответствующее свидетельство, у нее был устав, велась бухгалтерская отчетность, выплачивались налоги; считал, что факт использования нм в личных целях денежных средств, поступивших в качестве членских взирсов в организацию'«Афииа», материалами дела не подтвержден.
Адвокат в кассационной жалобе просил оправдать подзащитного Косолапова по предъявленному обвинению, сославшись на недоказанность вины Косолапова в хищении денежных средств, поскольку потерпевшие вносили их добровольно и некоторым из них были возвращены суммы, связанные с вступлением в общественную организацию «Афина»; все деньги — это вступительные взносы, сдавались в кассу и расходовались согласно уставу общественной организации.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 10 апреля 2003 г. приговор оставила без изменения, а кассационные жалобы — без удовлетворения, указав следующее.
Виновность осужденных Косолапова и Полищука в совершении преступлений материалами дела установлена.
Как видно из их показаний, данных в ходе судебного разбирательства, они создали в г. Магадане общественную организацию социальных новаций «Афина», председателем совета которой был избран Полищук, а его заместителем — Косолапое.
Виновные не отрицали, что основным содержанием деятельности организации было приглашение в нее новых членов, которые прн вступлении вносили денежную сумму, эквивалентную 1900 долларам США. Лнца, внесшие данную сумму денег, в свою очередь вовлекали в организацию других лиц, прн этом за первого приглашенного, который полностью внес вступительный взнос (1900 долларов США), оии получали сумму, эквивалентную 300 долларам США, за второго — 900, а если нового члена привлекал ранее приглашенный этим лицом, то — 600 долларов США.
Содержащиеся в кассационных жалобах доводы о том, что устав Магаданской городской общественной организации социальных новаций «Афина» в установленном порядке зарегистрирован в государственных органах и поэтому деятельность организации соответствовала действующему законодательству, признаны судом необоснованными, поскольку устав не предусматривал вида деятельности, которым фактически занимались руководители организации Полищук и Косолапое.
Аргументы кассационных жалоб виновных об информированности приглашенных в организацию «Афина» об условиях ее деятельности также необоснованны. Как видно из показаний многочисленных потерпевших, свидетелей, а также из других материалов дела, Полищуком и Косолаповым была разработана целая система вовлечения в организацию граждан с целью ввести нх в заблуждение и убедить отдать свои денежные средства.
Вовлекаемые в организацию лица приглашались в престижные помещения — в гостиницу «ВМ Центральная», учебно-информационный центр администрации Магаданской области и в др. Со брания проводились полусекретно, при входе стояла охрана, совершавшая досмотр с помощью ме- таллоискателя. У приглашенных отбирались письменные обязательства о конфиденциальности и не-разглашении сведений о деятельности организации «Афина».
В ходе, так называемых, «гостевых семинаров» Полищук и Косолапое в форме чтения лекций, путем использования псевдонаучной терминологии создавали у аудитории ошибочное представление о возможности быстрого обогащения при участии в деятельности организации и прн использовании метода «многоуровневого сетевого маркетинга», при этом умышленно умалчивалась достоверная информация о том, что большинство участников организации «Афина» не смогут не только получить доход, но и с неизбежностью потеряют внесенные ими деньги.
Находившиеся в зале члены организации и вовлеченные Косолаповым и Полищуком граждане своим поведением и одобрительными репликами создавали у вновь приглашенных лиц впечатление успешной деятельности организации «Афина». После вступления в организацию граждан привлекали к участию в информационных и рабочих семинарах, проводили с ними индивидуальные собеседования с целью обучения их методам вовлечения в организацию своих знакомых и родственников, пользующихся взаимным доверием, при этом не раскрывая характера деятельности организации «Афина». Об этом вновь приглашенные лица должны были узнавать в ходе семинаров от руководителей организации.
Из показаний потерпевшей Ротко в судебном заседании видно, что 28 января 2001 г. она вступила в организацию «Афина» по приглашению своей знакомой. 29 января и 5 февраля 2001 г. она передала туда 500 и 400 долларов США и затем посещала семинары организации, там давали рекомендации по приглашению людей. На «гостевых семинарах» использовалась группа поддержки из числа членов организации, целью которой было оказание определенного влияния на сомневающихся, применялись методы психологического воздействия на человека с целью изменения его сознания, о чем оиа может уверенно судить как психолог. Она никого ие пригласила и считала, что ее обманули.
Как показал потерпевший Кубе, 24 декабря 2000 г. он по приглашению знакомой пришел в бизнес- клуб в гостиницу «ВМ Центральная». Поскольку необходимых для внесения в организацию денег у него не было, Полищук дал ему отсрочку на одну неделю, но прн условии внесения 1300 долларов США. К тому времени он продал свой автомобиль и решил вступить в организацию, так как его зна-комая ему постоянно звонила И утверждала, что она за две недели вернула свои деньги. Он внес в организацию 1300 долларов США, после чего посещал семинары Полищука и Косолапова, по своему содержанию они были идентичными и повторялись слово в слово. На учебных семинарах ведущие их консультанты говорили о том, как нужно приглашать людей в организацию. Он понял, что попал в ловушку мошенников, которые, обещая людям «золотые горы», выманивали у них деньги методами психологического воздействия.
Аналогичные показания в части передачи денег дали в судебном заседании и другие потерпевшие. Из их показаний следует, что деньги (валюту) в организацию «Афина» они передавали под влиянием обмана относительно возможности получить быстрый и большой доход, сформированного целенаправленной системой действий Полищука и Косолапова.
Согласно показаниям свидетелей Алешина, Крюкова, Герасимова, Медведева они также приглашались виновными к участию в организации «Афина», присутствовали на семинарах, однако не поддались уговорам, не сдали деньги и не вступили в организацию, посчитав это для себя неприемлемым.
Согласно заключению эксперта, проводившего судебно-бухгалтерскую экспертизу, в кассе организации «Афины» не были оприходованы денежные средства на сумму 1 451 946 руб. и 87 348 руб. Определить, на что были истрачены данные денежные суммы, не представилось возможным, поскольку это не отражено по бухгалтерскому учету.
В соответствии с заключением экспертов, проводивших математическую экспертизу, при самом выгодном варианте перераспределения денежных средств среда членов организации «Афина» только 25% ее членов имели теоретическую возможность вернуть свой вступительный взнос и получить прибыль, а оставшиеся 75% не только не смогли бы получить прибыль, но и не имели возможности вернуть внесенные средства. Поскольку каждый привлеченный в организацию и внесший вступи-тельный взнос в полном размере 1900 долларов США для возврата вложенных средств должен был пригласить как минимум трех человек, а последние еще по три человека каждый и т.д., количество людей, теряющих и не возвращающих свои деньги, с ростом числа членов организации не уменьшалось бы, а возрастало.
Выводы экспертов, проводивших комплексную экономическую экспертизу, свидетельствуют о том, что деятельность организации «Афнна» не может быть признана общественной, поскольку, хотя она н была создана в соответствии с требованиями закона, т.е. учредительные и иные документы не противоречили законодательству, ее фактическая деятельность не отвечала требованиям, предъявляемым законом к общественным организациям. Деятельность организации являлась коммерческой, так как она занималась систематическим получением доходов н это было ее единственной целью. Возврат денежных средств всем членам организации при их участии в предложенной Полищуком и Косолапо- вым системе перераспределения не гарантирован.
Из заключения экспертов, проводивших судебно-психологическую экспертизу, видно, что при во-влечении граждан в деятельность организации со стороны Полнщука н Косолапова на приглашенных оказывалось психологическое воздействие. Основным методом этого воздействия было внушение с использованием техники нейролингвистического программирования, что повлияло на принятие гражданами решения о вступлении в организацию и внесении денежных средств.
Виновность Полищука и Косолапова в совершении преступлений подтверждена и другими имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.
Всесторонне исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Полищука и Косолапова в мошенничестве, совершенном организованной группой лиц в крупном размере, а также в покушении на мошенничество с теми же квалифицирующими признаками.
<< | >>
Источник: Г.А. Есаков. СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ. 2006

Еще по теме § 3. МОШЕННИЧЕСТВО (СТ. 159 УК):

  1. 77. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МОШЕННИЧЕСТВА
  2. 5.18. Экспертизы по делам о мошенничестве
  3. 5.16. Криминалистическая характеристика мошенничества
  4. Сергей Романов. Мошенничество в России, 2011
  5. Интерпол и банковские мошенничества
  6. 28. МОШЕННИЧЕСТВО. ПРИЧИНЕНИЕ ИМУЩЕСТВЕННОГО УЩЕРБА ПУТЕМ ОБМАНА ИЛИ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ ДОВЕРИЕМ. РАЗГРАНИЧЕНИЕ ЭТИХ СОСТАВОВ
  7. 5.17. Типичные ситуации и программа действий следователя на первоначальном этапе расследования мошенничества
  8. ОТ ИНТЕРПОЛА WIESBADEN К ИНТЕРПОЛУ ЗОН ОДИН И ДВА И ЮРИДИЧЕСКИМ АТТАШЕ ПОСОЛЬСТВУВЕДОМЛЕНИЕ ПОЛИЦИИ КЁЛЬНА: МЕЖДУНАРОДНЫЕ ЖУЛИКИ, РАБОТАЮЩИЕ ПОСРЕДСТВОМ ЧЕКОВ, СОВЕРШИЛИ МОШЕННИЧЕСТВА В ГОРОДЕ И СКРЫЛИСЬ.
  9. § 4.6. Дача взятки (ст. 291 УК)
  10. О судебной практике по делам об изготовлении ' или сбыте поддельных денег и ценных бумаг
  11. СОДЕРЖАНИЕ
  12. 70. СЛУЖЕБНЫЙ ПОДЛОГ И ЕГО РАЗГРАНИЧЕНИЕ С ДРУГИМИ ПРЕСТУПЛЕНИЯМИ В СФЕРЕ ОБРАЩЕНИЯ С ДОКУМЕНТАМИ
  13. § 5. ИЗГОТОВЛЕНИЕ ИЛИ СБЫТ ПОДДЕЛЬНЫХ ДЕНЕГ ИЛИ ЦЕННЫХ БУМАГ (СТ. 186 УК)
  14. § 1. ПОНЯТИЕ ДОЛЖНОСТНОГО ЛИЦА (ПРИМЕЧАНИЕ 1 К СТ. 285 УК)
  15. § 2. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, СМЯГЧАЮЩИЕ И ОТЯГЧАЮЩИЕ НАКАЗАНИЕ
  16. 37. НЕЗАКОННОЕ ПОЛУЧЕНИЕ КРЕДИТА
  17. СОДЕРЖАНИЕ
  18. СОДЕРЖАНИЕ
  19. Оглавление