<<
>>

§ 1. НАРУШЕНИЕ ПРАВИЛ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ И ЭКСПЛУАТАЦИИ ТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ (СТ. 264 УК)


См. также: дело 43.
401
В отсутствие оснований у виновного для убийства потерпевших содеянное им надлежит квалифицировать как причинение смерти по неосторожности вследствие нарушения правил дорожного движения.
Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 21 июня 1995 г.
по делу Васильева (извлечение) Источник: БВС РФ.
1995. № 11. С. 6-7. Д. 2.
Тверским областным судом Васильев осужден за преступление, предусмотренное п. «б», «д», «з» ст. 102 [п. «а», «е», «и» ч. 2 ст. 105] и ч. 1 ст. 212' [ч. 1 ст. 166] УК РСФСР.
Он признан виновным в угоне транспортного средства и умышленном убийстве из хулиганских побуждений способом, опасным для жизни многих людей, Позднякова, Семенова и Петрова.
7 июля 1993 г. около 17 час. рабочие по заготовке леса ТОО «Труженик» Васильев, Петров, Коваленко А., Коваленко Д., Коваленко М., Гусев, Поздняков и Семенов распивали спиртные напитки воз-ле деревни. Около 21 час. Васильев и Коваленко М. вернулись в деревню, где Васильев самовольно завел трактор ДТ-75, принадлежащий ТОО «Труженик», и вместе с Коваленко М. поехал к месту распития спиртных напитков. Проехав мимо сидевших на бревне людей, Васильев развернул трактор и из хулиганских побуждений с целью умышленного убийства двинулся прямо на них. Коваленко Д., Коваленко А. и Гусев успели отскочить в сторону, а на Позднякова, Семенова и Петрова Васильев наехал трактором. От полученных множественных телесных повреждений Поздняков и Семенов скончались на месте происшествия, а Петров — в больнице.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ оставила приговор без изменения.
Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос о переквалификации действий Васильева с п. «б», «д», «з» ст. 102 [п. «а», «е», «и» ч. 2 ст. 105] на ч. 3 ст. 211 [ч. 3 ст. 264] УК РСФСР.
Президиум Верховного Суда РФ 21 июня 1995 г. протест удовлетворил, указав следующее.
Обосновывая вину Васильева в умышленном убийстве трех человек, суд сослался на показания Гусева, Коваленко Д., Коваленко А. и Коваленко М., подтвердивших факт наезда трактора, управляемого Васильевым, на Позднякова, Семенова и Петрова, заключения судебно-медицинских экспертов о причине смерти потерпевших.
Каких-либо других убедительных доказательств, свидетельствующих об умысле Васильева на убийство упомянутых лиц, в приговоре не приведено.
Между тем Васильев, не оспаривая, что смерть потерпевших произошла в результате его действий, последовательно утверждал, что умысла на их убийство не имел. При этом он показал, что во время распития спиртных напитков Петров предложил ему пригнать трактор, чтобы уехать на нем домой. Он позвал Коваленко М. н вместе с ним пошел за трактором. На стоянке техники ТОО «Труженик» он завел трактор ДТ-75, посадил в кабину Коваленко М. и поехал к месту распития спиртного. За деревней, проехав мимо группы сидящих собутыльников, он развернул трактор и двинулся по направлению к ним. Как совершил наезд на людей и почему не мог остановить трактор, объяснить не может.
Допрошенный в качестве потерпевшего Коваленко Д. пояснил, что, действительно, Васильев и его брат направились в деревню, заявив, что вернутся «на аппарате».
Он решил, что они пошли за мотоциклом. Через некоторое время обратил внимание, что в их сторону движется трактор. Он и отец успели отпрыгнуть в сторону, а Позднякова и других раздавило. Прибежав к трактору, он выбросил нз его кабины брата, за глушил мотор и, обращаясь к Васильеву, крикнул: «Посмотри, что ты натворил». Тот схватился руками за голову.
Во время предварительного следствия при допросе 27 декабря 199S г. Коваленко Д. показал, что не согласен с выводами о том, что Васильев направил трактор в их сторону с целью умышленного убийства, так как никаких оснований у него для этого не было. Перед тем как трактор появился перед ними, слышал глухой удар, у него создалось впечатление, что он налетел на камень.
Такого же характера показания дали Коваленко А. и Гусев, дополнив, что никаких ссор и сканда-лов во время распития спиртных напитков между ними не было,
Как видно из показаний свидетеля Коваленко М., во время распития спиртных напитков Васильев потянул его куда-то, сказав, что они пойдут «за аппаратом».
Придя на место стоянки трактора, Васильев заявил, что они с Петровым хотят вернуться на нем домой. Сев в трактор, они поехали по дороге за деревню, а затем свернули по направлению к тому месту, где выпивали. Развернувшись, Васильев поехал прямо в сторону сидевших на бревне людей. Он закричал, чтобы тот остановился. Васильев отвечал: «Сейчас, сейчас», — но так и не остановился.
Коваленко М. полагает, что происшествие стало возможным в связи с тем, что трактор напоролся на камень. Когда они ехали на тракторе к месту выпивки, Васильев никаких намерений или угроз в отношении оставшихся там людей не высказывал.
При таких данных Президиум считает, что совокупность имеющихся в деле доказательств свидетельствует о грубом нарушении Васильевым правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств (п. 3.6 Правил дорожного движения — управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения), что привело к тяжким последствиям (гибель нескольких людей), а не об умышленном убийстве из хулиганских побуждений, и способом, опасным для жизни многих людей, как это признано судом.
Содеянное Васильевым подлежит квалификации по ч. 3 ст. 211 [ч. 3 ст. 264] УК РСФСР.
402
Несчастный случай, который произошел вследствие грубой неосторожности самого потерпевшего, исключает ответственность водителя по ст. 264 УК.
Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 16 апреля 1997 г.
по делу Макоенко (извлечение) Источник: БВС РФ. 1997. № 10. С. 10-11. Д. 8.
Органами предварительного следствия Макоенко предъявлено обвинение в нарушении Правил дорожного движения, повлекшем причинение Якимову менее тяжких телесных повреждений, совершенном при следующих обстоятельствах .
24 июля 1995 г. около 15 час. Макоенко, управляя личным автомобилем, ехала по ул. Мичурина в г. Красноярске. Подъезжая к регулируемому перекрестку, в нарушение п. 13.8 Правил дорожного движения при включении разрешающего сигнала светофора она не уступила дорогу пешеходу Якимову, не закончившему переход проезжей части улицы, в результате чего совершила наезд на последнего, причинив ему менее тяжкие телесные повреждения в виде перелома левой ключицы со смещением.
Кроме того, она в нарушение п. 2.5 Правил дорожного движения при доставке потерпевшего в лечебное учреждение на своем автомобиле предварительно не зафиксировала (при отсутствии свидетелей) положение автомашины, следы и предметы, относящиеся к происшествию, не приняла мер к сохранению их и организации объезда места происшествия, не сообщила о случившемся в милицию и с места происшествия уехала.
Ленинским районным судом г. Красноярска 16 апреля 1996 г. Макоенко оправдана по ч. 1 ст. 211 [аналога щт] УК РСФСР за отсутствием в деянии состава преступления.
Постановлением президиума Красноярского краевого суда протест прокурора Красноярского края об отмене оправдательного приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение оставлен без удовлетворения.'
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ протест заместителя Генерального прокурора РФ об отмене судебных решений оставила без удовлетворения.
Президиум Верховного Суда РФ 16 апреля 1997 г. протест заместителя Генерального прокурора РФ об отмене судебных решений в отношении Макоенко и направлении уголовного дела на новое рассмотрение оставил без удовлетворения по следующим основаниям.
Признавая Макоенко невиновной в наезде на Якимова, суд указал, что несчастный случай произошел вследствие грубой неосторожности самого потерпевшего, который начал переход проезжей части улицы на разрешающий сигнал светофора, а продолжил — на запрещающий сигнал светофора, выйдя из-за стоявшего в левом ряду автобуса непосредственно перед ехавшим на разрешающий сигнал светофора автомобилем Макоенко.
Этот вывод основан на исследованных в судебном заседании доказательствах: показаниях Макоенко, Якимова, Цымбала.
В соответствии с заключением автотехнического эксперта у водителя Макоенко в дорожной ситуации, при которой Якимов получил телесные повреждения, не было технической возможности для предотвращения наезда. ^
Суд пришел к обоснованному выводу, что доказательств, подтверждающих выводы органов следствия о переходе Якимовым проезжей части улицы, по которой двигалась автомашина Макоенко, на разрешающий сигнал светофора, в материалах дела не имеется. Тем более что органы следствия в по-становлении о привлечении Макоенко в качестве обвиняемой указали, что она ехала по перекрестку на разрешающий сигнал светофора. Это обстоятельство не оспаривалось и в протесте.
В соответствии с п. 4.6 Правил дорожного движения пешеходы, не успевшие закончить переход, должны остановиться на линии, разделяющей транспортные потоки противоположных направлений. Продолжать переход можно, лишь убедившись в безопасности дальнейшего движения и с учетом сигнала светофора
Как видно из материалов дела. Макоенко ехала на разрешающий сигнал светофора, т.е. в соответствии с требованиями п. 13.8 Правил дорожного движения. Якимов, переходя улицу, нарушил п. 4.6 Правил, что явилось причиной наезда на него. Поэтому вывод суда о допущенной Якимовым грубой неосторожности и об отсутствии в действиях Макоенко состава преступления, подтвержден исследованными судом доказательствами.
Доводы протеста о необоснованности вывода суда о том, что Якимов переходил улицу на запрещающий сигнал светофора, не могут быть приняты во внимание, поскольку они противоречат выводам органов следствия о движении Макоенко на разрешающий для нее сигнал светофора. По этим же основаниям не могут быть признаны состоятельными и приведенные в протесте расчеты о достаточности времени для перехода Якимовым проезжей части дороги на разрешающий сигнал светофора.
Ссылка прокурора в протесте на то, что суд не дал критической оценки последующему поведению Макоенко, также неосновательна, так как в соответствии с п. 2.5 Правил дорожного движения оиа доставила потерпевшего в больницу. Кроме того, ее поведение после дорожно-транспортного происшествия не влечет за собой каких-либо правовых последствий.
403
Уголовной ответственности по ст. 264 УК подлежит только лицо, управляющее автомобилем и допустившее нарушение правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств.
Постановление президиума Пермского областного суда от 14 августа 1998 г. по делу Белоусова (извлечение) Источник: БВС РФ. 1999. N9 5. С. 21-22. Д. 7.'
Кунгурским городским судом Пермской области Белоусов осужден по ч. 2 ст. 264 УК РФ.
Он признан виновным в том, что 12 декабря 1996 г. в пос. Комсомольский Кунгурского района, не имея водительского удостоверения, при управлении автомобилем ГАЗ-53 допустил нарушение требований п. 8.12 Правил дорожного движения, в результате чего причинил смертельные повреждения Блохину и легкие телесные повреждения с расстройством здоровья Ащрафзянову.
В кассационном порядке приговор не обжаловался.
Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте постаэил вопрос об изменении приговора ввиду неправильного применения уголовного закона.
| Президиум Пермского областного суда 14 августа 1998 г. протест удовлетворил, указав следующее.
Как видно из показаний Белоусова, он и Ащрафзянов в качестве пассажиров ехали в автомобиле ГАЗ-53, управляемом водителем Блохиным. В пос. Комсомольский Блохин задним ходом подъехал к дверям кафе «Витязь» и вместе с Ащрафзяновым вышел из кабины для разгрузки товара, а он (Белоусов) остался в кабине автомобиля. Было холодно, и он, Белоусов, находясь рядом с местом водителя, по просьбе Блохина повернул ключ зажигания с целью прогреть машину, не проверив, находится рычаг переключателя скоростей в нейтральном положении или автомобиль стоит на ручном тормозе. При повороте ключа зажигания машина резко дернулась и поехала назад, прижав задней частью к стене Блохина и Ащрафзянова.
За руль, как показал-Белоусов, он не садился, никакого маневра или управления автомобилем не осуществлял.
Эти показания подтверждены протоколом осмотра места происшествия, актом расследования происшествия, а также показаниями потерпевшего Ащрафзянова.
Дело в отношении Блохина прекращено на основании п. 8 ст. 5 УПК РСФСР в связи с его смертью.
Таким образом, из совокупности собранных доказательств по делу следует, что Белоусов автомобилем не управлял.
Согласно ч. 2 ст. 264 УК РФ уголовной ответственности подлежит лицо, управляющее автомобилем и допустившее нарушение правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств.
Осуществляя поворот ключа в замке зажигания автомобиля, Белоусов не предвидел возможности наступления общественно опасных последствий своих действий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был предвидеть эти последствия, т.е. проявил небрежность, что повлекло причинение смерти Блохину и легких телесных повреждений Ащрафзянову.
С учетом этого действия Белоусова подлежат переквалификации с ч. 2 ст. 264 УК РФ на ч. 1 ст. 109 УК РФ (предусматривающей ответственность за причинение смерти по неосторожности), санкция которой является менее строгой, чем санкция ч. 2 ст. 264 УК РФ.
<< | >>
Источник: Г.А. Есаков. СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ. 2006 {original}

Еще по теме § 1. НАРУШЕНИЕ ПРАВИЛ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ И ЭКСПЛУАТАЦИИ ТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ (СТ. 264 УК):

  1. 60. ТРАНСПОРТНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, НЕ СВЯЗАННЫЕ С НАРУШЕНИЕМ ПРАВИЛ БЕЗОПАСНОСТИ ДВИЖЕНИЯ И ЭКСПЛУАТАЦИИ ТРАНСПОРТА
  2. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 22 октября 1969 г. № 50О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищени
  3. 59. НАРУШЕНИЕ ПРАВИЛ БЕЗОПАСНОСТИ ДВИЖЕНИЯ И ЭКСПЛУАТАЦИИ ТРАНСПОРТА И ИХ ВИДЫ
  4. Ответственность за нарушение законодательства Российской Федерации о безопасности дорожного движения
  5. Основания и порядок запрещения эксплуатации транспортных средств
  6. Статья 31. Ответственность за нарушение законодательства Российской Федерации о безопасности дорожного движения
  7. Перечень неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств
  8. Раздел 6. Охрана труда при эксплуатации промышленного транспорта (конвейерный, трубопроводный и другие транспортные средства непрерывного действия)
  9. Межотраслевые правила по охране труда при эксплуатации промышленного транспорта (конвейерный, трубопроводный и другие транспортные средства непрерывного действия)
  10. § 5. НАРУШЕНИЕ ПРАВИЛ БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ ВЕДЕНИИ ГОРНЫХ, СТРОИТЕЛЬНЫХ ИЛИ ИНЫХ РАБОТ (СТ. 217 УК). § 6. НАРУШЕНИЕ ПРАВИЛ ПОЖАРНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ (СТ. 219 УК). § 7. НЕЗАКОННЫЙ ОБОРОТ ОРУЖИЯ (СТ. 222-226 УК
  11. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА СССР от 30 марта 1973 г. №7О квалификации нарушения правил вождения или эксплуатации машин военнослужащими и иными лицами, несущими уголовную ответственность по закону об уголовной ответственности за воинские преступлени
  12. Основные требования по обеспечению безопасности дорожного движения
  13. 86. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДОРОЖНО-ТРАНСПОРТНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
  14. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ СТОРОН ЗА НАРУШЕНИЕ ДОГОВОРА ПЕРЕВОЗКИ ГРУЗОВ. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПЕРЕВОЗЧИКА ЗА НЕПОДАЧУ ТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ
  15. Медицинское обеспечение безопасности дорожного движения