<<
>>

Их опыт - сын ошибок трудных

Обращение к чужому опыту лучше всего начинать с ближнего зарубежья. Он понятнее и уже тем прагматичнее. В этом смысле лучший пример — опыт Эстонии.

В этой стране Балтии уже несколько лет (с 01.01.01 г.) в соответствии с нормами Закона Эстонии «О публичной информации» от 15.11.00 г. ( публикуется в данном издании) доступ граждан ко всей официальной публичной информации, не содержащей государственной тайны, по преимуществу осуществляется именно через ин-тернет. И не только потому, что таково веление времени, но и потому, что таковы недвусмысленные требования закона.

Во-первых, ст.

29 указанного закона, закрепляющая способы обнародования информации, перечень этих способов открывает строчкой — обнародование на странице в сети интернет. И лишь «во след» е-способу идут разнообразные иные: посредством телерадиовещания или в периодической печати, или в официальных периодических изданиях. Во-вторых, на это же работает норма п. 1 ст. 30 Закона «Выбор способа обнародования информации», недвусмысленно «намекающая» владельцу соответствующей информации, какой способ обнародования выбрать:

«Владелец информации обязан обнародовать информацию способом, обеспечивающим максимальную быстроту ее доведения до сведения всех лиц, нуждающихся в информации».

При этом действует норма, согласно которой, если способ обнародования информации предусмотрен специальным законом или международным договором и, в силу этого, при обнародовании информации приходится применять способ, предусмотренный таким законом или договором, то в дополнение к этому способу информация должна быть обнародована и в сети интернет.

Закон Эстонии «О публичной информации» содержит еще очень много интересных правовых позиций, так что познакомьтесь с ним повнимательней. Уверен, не пожалеете.

А теперь давайте мысленно переместимся на другую сторону Ат-лантики. В марте 2003 г. Сенат США принимает существенные поправки к «Акту об электронном государстве» («E-Government Act»), действующему в США с 2002 г.

С момента их принятия «Акт об электронном государстве» включает в себя следующие ключевые положения:

учреждение Департамента электронного правительства во главе с руководителем комиссии по информатизации Департамента государственного управления и бюджета;

ассигнование $345 млн ежегодно (!!!) в течение четырех лет в фонд создания электронного правительства;

модернизация веб-портала федерального правительства с учетом осуществляемой реорганизации, а также запуск собственного сайта нового департамента;

опубликование всех ( выделено мною. — В.М.) решений, принимаемых федеральными судами США, в онлайне с момента запуска нового сайта;

укомплектование штата нового ведомства специалистами в сфере информационных технологий и обеспечение их дополнительного обучения.

«Американцы имеют право на свободный доступ к информации, имеющейся во владении государственных органов 24 часа в сутки, 7 дней в неделю, и новые электронные сервисы предоставят им такую возможность, — заявил один из авторов поправок, сенатор Ли- берман, комментируя их принятие.

Мы надеемся, что структуры электронного государства смогут способствовать более широкому распространению информации, имеющейся во владении государственных органов, а также повышению эффективности их работы и трансформации привычных форм работы органов государства» .

Международное сообщество уже проводит ежегодные конкурсы по номинации e-government — электронное государство.

Государства, обретшие электронную ипостась, становятся ближе к народу, — свидетельствует осуществленное в 2002 г. в рамках такого конкурса исследование американской фирмы Accenture. Веб-сайты государственных институций стали проще в использовании, доступнее и эффективнее, чем год назад...

Победу по итогам 2002 г. одержало e-government Канады, на 2-м месте — Сингапур, на 3-м — США. В Top-10 вошли пять европейских стран: Дания, Великобритания, Финляндия, Германия и Ирландия. В целом правительства стали внимательнее относиться к потребностям своих граждан, занялись реформированием бюрократических структур и оптимизацией информационного обмена между ними — таково заключение аналитиков .

Значимый и побудительный пример в контексте открытости власти для народа подает мировому сообществу Южная Корея. Как свидетельствуют многочисленные зарубежные и отечественные аналитики, нынешний президент Южной Кореи сделал ставку на интернет — и выиграл. «Корейское чудо» наглядно демонстрирует, что информация начинает работать на государство тогда, когда само государство обеспечивает ей свободную циркуляцию .

Значимость идеи расширения пространства открытости функционирования государственного механизма начинают усваивать и наши ближайшие соседи. Так, 17 декабря 2004 г. Верховная Рада Украины приняла в первом чтении законопроект «Об информационной открытости органов государственной власти и высших должностных лиц Украины», содержащий конкретные организационно-правовые механизмы обеспечения этой открытости.

В пояснительной записке к законопроекту говорится: «Необходимость принятия проекта обусловлена тем, что граждане Украины на протяжении всего времени существования ее как независимого государства не получают достаточной информации, которая бы харак-теризовала органы государственной власти, высших должностных лиц Украины и их деятельность».

Поступающая людям информация, отмечали в ходе обсуждения законопроекта депутаты, имеет преимущественно пропагандистский характер, а «такая ситуация — крайне нежелательна», поскольку украинцы «не имеют возможности давать правильную оценку де-ятельности государственных органов и тех политических сил, которые пользуются властью в государстве».

Основной целью законопроекта является введение правил, обеспечивающих большую информационную открытость органов госвласти и высших должностных лиц Украины, причем под «открытостью» понимается создание — в том числе и задействованием потенциала интернета — для граждан и юридических лиц возможности свободно получать информацию об этих органах и чиновниках.

Представляется, что сказанного вполне достаточно для обоснования общего вывода о том, что в своих сущностных чертах развитие в сфере онлайновой демократии следует неким общемировым тенденциям. Органы публичной власти активно переводят свои информационные ресурсы в виртуальную среду обитания (интернет, et setera), развивают общение с гражданами во всемирной Сети.

Вместе с тем, в мире наличествует и набирает остроту так называемая проблема «цифрового неравенства», обсуждаемая и в рамках Всемирной встречи на высшем уровне по вопросам информационного общества (WSIS), и на многих других мировых и локальных форумах. Частным проявлением этой проблемы является неравенство в возможностях обеспечения широкого доступа граждан разных стран к Сети. Это имеет прямое отношение и к нашей стране. Сухие цифры говорят сами за себя.

Если, скажем, к февралю 2004 г. уровень проникновения сотовой связи в России (отношение количества абонентов к общей численности населения) достиг 25% , то уровень проникновения интерне-та в Россию существенно скромнее.

Весной 2003 г. мы всего лишь перевалили рубеж первого порогового уровня в 10% населения, да и то это с учетом отживающего свой век модемно-телефонного способа подключения. По расчетам Мининформсвязи, только к 2010 году в России количество пользователей Сети — рунетян — достигнет второго порогового уровня в 50 млн человек.

Летом 2004 г. в Саратове проходил III фестиваль интернет-проектов «Новая реальность XXI века». Его участники пришли к одно-значному выводу: в России необходимо ускоренными темпами развивать именно региональный интернет. Поскольку по приводимым в ходе фестиваля данным отечественных социологических служб около 70% россиян никогда в жизни не пользовались компьютером! Судя по ответам на вопросы социологов, он им просто не нужен. Как не нужен и интернет, в котором, опять же если верить исследованиям, большинство россиян используют только развлекательные возможности .

Так что, к сожалению, для большинства россиян онлайновая ком-муникация и демократия еще не стали частью повседневности. В иных же палестинах уже выросло поколение, для представителей которого компьютеры и телекоммуникационные сети столь же естественны, как, к примеру, автомобили или телевидение. О формировании действительного информационного общества на российских просторах можно будет говорить тогда, когда большинство россиян будет считать компьютер жизненной необходимостью, а не экзотическим приобретением.

Несколько характерных цифр из иных палестин для сравнения.

В Китае количество пользователей интернета к концу 2004 г. достигло 94 млн человек. Причем по данным исследовательского центра China Internet Network Information треть этого количества составляют люди в возрасте от 18 до 24 лет. Еще треть — люди от 25 до 30 лет.

На родине интернета, в США, на сегодняшний день около 70% домохозяйств имеют подключение к интернету . В абсолютных цифрах это 190 млн человек. Причем в это число входит только подключение посредством специальной выделенной линии. Количество пользователей с иными способами подключения просто не поддается учету.

В мировой табели о рангах по числу подключений к всемирной паутине на втором месте находится Германия — 62%, за ней — Великобритания (50%) и Франция (45%).

Разумеется, такого рода цифры не родились на пустом месте. Это — следствие целенаправленной государственной и национальной по-литики развитых мировых государств и их гражданских обществ. Политики, имеющей среди прочего свои нормативно-правовые составляющие.

Так, за цифрой в 50% в Великобритании «стоит» норма закона, действующего с 1999 г., в соответствии с которой наемный работник на территории Великобритании имеет право вычесть из суммы облагаемой налогом зарплаты стоимость приобретенного для себя компьютера. А во французских 45% определенную долю составляют 2,5 миллиона ее студентов. Дело в том, что каждый студент во Франции имеет возможность приобрести дорогостоящий современный ноутбук... всего за 1 евро. Такой подарок преподнес им министр образования Французской Республики. Согласовав с банками и оформив государственную легитимацию финансовой схемы, по которой студенты получили возможность брать кредиты для покупки портативных «компов» в банках, причем на очень выгодных условиях — 1—3 тысячи евро сроком на три года. Возвращать ссуду им придется, отдавая всего по 1 евро в день!

В результате такого рода развития событий жители Западной Европы около 20% всей информации получают сегодня именно из интернета, который по популярности обгоняет газеты (10%) и журналы (7%). И хотя самым популярным средством массовой информации по-прежнему остается ТВ, доля которого на медийном рынке составляет 35%, здесь также происходит постепенное смещение в пользу е-доступа к информации. Что касается США, то там интернет считают основным источником информации почти 46% опрошенных, а ТВ, так же как в Европе,— 35 % респондентов.

Хотя пока еще в мировой инфосфере по критериям охвата аудитории и влияния на нее лидерство по-прежнему у телевидения, но интернет-информирование уже дышит ему в затылок, уверенно претендуя на второе — серебряное — место. Чуткий барометр этого — потоки рекламных денег. По данным Jupiter Research, в 2005 г. в США рекламные доходы сетевых информационных структур превысят рекламные доходы печатной прессы. России до этого пока далеко, но и у нас интернет-СМИ все больше отвоевывают аудиторию у «традиционных» СМИ. Когда в офф- лайне происходит что-то действительно важное, люди ищут самые свежие известия именно в онлайне.

Такое изменение мировой структуры удовлетворения информационных потребностей не осталось незамеченным для аналитиков.

Проявилась интересная точка зрения о существовании двух моделей средств массовой информации .

Большинство людей пока по-прежнему используют «вертикальную модель» СМИ — массмедиа поучают, продвигают, пиарят и даже иногда информируют большую часть аудитории. Это — привычно. Между тем уже появляются люди, которых не устраивает сложившаяся «диктатура СМИ». Эти люди отказываются от телевидения, на газеты у них нет времени, а по радио они слушают только музыку, да и то — в машине, вполуха. Именно вокруг этих людей, для которых свобода доступа к информации и ее оперативность — жизненные принципы, формируется новая, «горизонтальная» модель СМИ.

Можно ли назвать «горизонтальную» информационную структуру территорией массовой информации? Скорее, нет. Это территория «групповой информации», ведь нужные сведения разбросаны на ре-сурсах того или иного тематического сообщества с общей сферой интересов и более-менее постоянным составом участников

Кстати, эта разбросанность вызвала к жизни появление нового слоя специалистов, которые, возможно, идут на смену классическим журналистам. Это — профессиональные коммуникаторы, чья миссия в мировой Сети: заниматься «логистикой» пользователей. Не создавать тексты, а обеспечивать самую короткую дорогу к ним.

Исследователи считают, что «горизонтальная модель» во многих отношениях превосходит традиционную, «вертикальную». Однако она имеет ахиллесову пяту — не подходит для массового влияния на аудиторию. А это значит, что с точки зрения государственных институтов она представляется менее интересной. А вот для реализации основных информационных прав человека и гражданина именно эта модель предоставляет большее число возможностей.

Постепенно горизонтальная модель становится настолько масштабным явлением, что начинает теснить свою противоположность — традиционную вертикаль.

<< | >>
Источник: Монахов В.Н.. Свобода массовой информации в интернете. Правовые условия реализации. 2005

Еще по теме Их опыт - сын ошибок трудных:

  1. ТРУДНЫЕ УЧАСТНИКИ/СЛУШАТЕЛИ
  2. СОВРЕМЕННУЮ КОНКУРЕНЦИЮ ТРУДНЕЕ ПРЕОДОЛЕТЬ
  3. Современную конкуренцию труднее преодолеть
  4. УСПОКОИТЬСЯ В ПРОЦЕССЕ ЗАТЯЖНОЙ, ТРУДНОЙ БЕСЕДЫ
  5. Уилльям Юри. Как преодолеть НЕТ: переговоры в трудных ситуациях, 2012
  6. Корректировка ошибок
  7. ОПЫТ
  8. 3.3. Каких ошибок следует избегать
  9. ОПЫТ УМИРАНИЯ
  10. ЭМПИРИЗМ (греч. empeiria - опыт
  11. ОПЫТ
  12. Глава10. АНАЛИЗ ВЫЯВЛЯЕМЫХ ОШИБОК И НАЛОГОВЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЙ
  13. АНАЛИЗ ОШИБОК И ДОСТИЖЕНИЙ
  14. 10 самых критических ошибок
  15. 2.3. Международный опыт
  16. Глава 42. ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ УПРАВЛЕНИЯ НЕДВИЖИМОСТЬЮ
  17. Познание, практика, опыт
  18. Глава 6. Исправление ошибок в налоговых регистрах