<<
>>

§ 3.2. Организованная группа (ч. 3 ст. 35 УК)

См. также: дела 323, 375, 376.

. 71

Преступные действия виновных обоснованно квалифицированы, как совершенные организованной группой

Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 ноября 1994 г.

по делу Прокофьева идр. (извлечение) Источник: БВС РФ. 1995. №5. С. 11-12. Д. 3.

Липецким областным судом Прокофьев, Веретенников, Григорьев, Родионов В., Родионов И., Селиванов и Мурахин осуждены по ч. 3 ст. 148 [несколько эпизодов, квалифицируемых отдельно по п. «а» ч. 3 ст. 163] УК РСФСР и по другим статьям УК РСФСР.

В апреле 1993 г. организованной группой они совершили вымогательство в отношении ряда представителей коммерческих структур при получении продукции на Елецкой табачной фабрике. Прокофьев, Родионов И., Григорьев, Веретенников и Мурахин виновны в четырех фактах вымогательства имущества на сумму 323 283 руб.; Селиванов и Родионов В. — в трех эпизодах на сумму 258 109 руб.

Кроме того, Прокофьев, Веретенников, Григорьев, Родионов В., Селиванов, Мурахин и Родионов И.

признаны виновными в том, что они по предварительному сговору с другими лицами в течение апреля 1993 г. систематически совершали кражи с Елецкой табачной фабрики сигарет «Луч» на общую сумму 1 042 784 руб.

Мурахин признан также виновным в незаконном хранении огнестрельного оружия и боевых припасов.

В кассационных жалобах осужденные не признали вину в преступлениях, а их адвокаты считали, что она не доказана.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 17 ноября 1994 г. приговор оставила без изменения по следующим основаниям.

Всесторонне, полно и объективно исследовав собранные по делу доказательства, проанализировав в приговоре показания Прокофьева, Веретенникова, Григорьева, Родионова В. и других на предварительном следствии и в суде, другие доказательства и оценив их в совокупности, суд сделал обоснованный вывод о том, что показания осужденных на предварительном следствии о создании преступной группы и совершении ими по предварительному сговору вымогательства в отношении ряда представителей коммерческих структур при получении продукции на Елецкой табачной фабрике являются достоверными, хотя они потом и, в частности, в суде, изменили свои показания.

Правильность вывода суда объективно подтверждается собранными по делу доказательствами.

Так, осужденный Прокофьев на предварительном следствии показал, что в апреле 1993 г.

вместе с Родионовым И., Григорьевым, Веретенниковым, а позднее и с Мурахиным, Селивановым ежедневно приходили к табачной фабрике, где он выяснял у экспедиторов, на какую фирму оии работают, и требовал со 100 коробов сигарет, полученных ими на фабрике, один-два короба для себя. Как правило, на такие условия все соглашались. Они выезжали следом за автомашиной экспедиторов и получали обещанные сигареты,

Аналогичные показания на предварительном следствии дали Веретенников, Григорьев и другие. , Как видно из показаний потерпевшего Т., директора МП «Прана», в апреле 1993 г., при получении сигарет на Елецкой табачной фабрике, к нему подошли трое мужчин. Один из них — Прокофьев — по-требовал два короба сигарет, угрожая насилием. Восприняв угрозу, как реальную, он вынужден был отдать вымогателям короб сигарет.

О фактах вымогательства со стороны осужденных на предварительном следствии показали экспедитор АО «Фермаш» Д., заместитель директора фирмы «Факт» Б., экспедитор ТОО «Олимпик» Г. Последний подтвердил свои показания в суде.

Кроме того, вина указанных лиц в содеянном подтверждается показаниями свидетелей Р. и О., видеозаписью и другими доказательствами, изложенными в приговоре.

Преступные действия Прокофьева, Веретенникова, Григорьева, Родионова В„ Селиванова, Родионова И., Мурахина суд обоснованно расценил, как вымогательство, совершенное организованной груцпой лиц, и правильно квалифицировал по ч. 3 ст. 148 [несколько эпизодов, квалифицируемых отдельно по п. «а» ч. 3 ст. 163] УК РСФСР (в редакции Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 12 января 1989 г.)

Также полностью установлена имеющимися в деле доказательствами их вина в краже сигарет с Елецкой табачной фабрики в период с 16 по 22 апреля 1993 г. на сумму 1 042 784 руб.

Приговор является обоснованным.

72

dyd обоснованно признал преступные действия виновных совершенными организованной группой.

Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 февраля 1997 г.

по делу Кондырева и Долинина (извлечение) ИСТОЧНИК: БВС РФ. 1997. № 8. С. 5-6. Д. 4.

Пермским областным судом 18 ноября 1996 г. Кондырев и Долинин осуждены по ч. 3 ст. 125' [п. «а» ч. 3 ст. 126] и по ч. 5 ст. 148 [п. «а» ч. 3 ст. 163] УК РСФСР,

В октябре 1995 г. Кондырев и Долинин с двумя неустановленными лицами с целью незаконного обогащения вступили в преступный сговор для изъятия у Борисенко О. под угрозой расправы крупной суммы денег. 20 октября 1995 г. Кондырев, Долинин и один из неустановленных соучастников приехали к Борисенко О. В его квартире стали требовать у него 6 тыс. долл. Под воздействием угроз Борисенко О. вынужден был передать неустановленному лицу 1 700 тыс. руб., золотые и серебряные изделия.

Не получив требуемой суммы в долларах, Кондырев и Долинин вывели потерпевшего из квартиры против его воли и на ожидавшей их автомашине привезли в чужую квартиру, где удерживали его до 5 ноября 1995 г., связав руки и ноги, круглосуточно охраняя и требуя под угрозой убийства деньги, а затем — его двухкомнатную квартиру. 5 ноября 1995 г. Кондырев, Долинин с двумя не установленными по делу сообщниками перевезли потерпевшего в его квартиру для оформления документов, а 16 ноября 1995 г. они вчетвером организовали продажу квартиры Борисенко О. через нотариальную контору. В этот же день деньги от продажи квартиры в сумме 36 млн. руб. все четверо поделили между собой в машине в присутствии Борисенко О., а 32 млн. руб. были переданы для покупки однокомнатной квартиры для бывшей жены Борисенко О. Из квартиры потерпевшего Кондырев, Долинин и двое других соучастников похитили видеомоноблок, музыкальный центр и видеокассеты.

В результате преступных действий указанных лиц Борисенко О. был причинен крупный ущерб в сумме 77 450 тыс. руб.

В кассационных жалобах адвокат Кондырева и он сам поставили вопрос об отмене приговора в отношении Кондырева, считая недоказанным его участие в преступлении. '

Адвокат осужденного Долинина в кассационной жалобе просил приговор в части осуждения своего подзащитного отменить и дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 18 февраля 1997 г.

кассационные жалобы оставила без удовлетворения, указав следующее.

Вина осужденных в преступлении установлена исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами: показаниями потерпевшего Борисенко О., свидетелей Борисенко Н., Соколова, Лобанова и др., данными протокола осмотра квартиры, где содержался потерпевший, результатами обыска в квартирах Долинина, Кондырева с обнаружением имущества, принадлежавшего потерпевшему, и другими доказательствами, в соответствии с которыми суд правильно установил обстоятельства дела.

Так, потерпевший Борисенко, как в процессе предварительного следствия, так и в судебном заседании, подробно и последовательно пояснял, что к нему 20 октября 1995 г. вечером вошли Долиннн, Кондырев и еще один человек, окружили его, и Кондырев потребовал у него 6 тыс. долл. за моральный ущерб, не объяснив, кому он его причинил. Потерпевшему пришлось отдать им 1 700 тыс. руб., золотые и серебряные изделия, после чего третий человек предложил ему выйти на улицу, где стояла машина, и его увезли в чужую квартиру, завязав в пути глаза. По дороге в машину сел еще один человек.

В незнакомой квартире его насильно удерживали до 5 ноября. Там ему угрожали убийством, на ночь привязывали к кровати, продолжали требовать деньги. После 5 ноября они решили продать его квартиру: организовали встречу с бывшей женой, возили по учреждениям для оформления документов по обмену, продолжая караулить, а 16 ноября привезли в нотариальную контору и оформили сдел- < ку. В машине Долинин, Кондырев и два их сообщника поделили деньги между собой. Кроме того, в тот же день они забрали из его квартиры видеомоноблок, музыкальный центр и видеокассеты.

Свидетели Соколов и Максимова сообщили, что им известно, со слов Борисенко О., об обстоятельствах его похищения и вымогательства у него денег, а затем продажи квартиры.

Как показал свидетель Тетерин, двое незнакомцев спрашивали у него о Борисенко О., а через 10— 15 минут вышли с ним, сели в машину и уехали.

Исследуя приведенные и другие доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу: Кондырев и Долинин — прямые соучастники похищения Борисенко О.

из корыстных побуждений, и вымогательства чужого имущества, совершенного организованной группой, под угрозой убийства и. с причинением крупного ущерба.

Доводы жалоб о недоказанности вины Долинина и Кондырева в преступлении, об отсутствии признака совершения преступления «организованной группой» несостоятельны, поскольку характер и согласованность действий, четкое распределение ролей, использование автомашины во время похищения и в дальнейших действиях, длительность насильственного удержания Борисенко О. в чужой квартире, корыстный мотив преступления опровергают эти доводы.

Действия Долинина и Кондырева правильно квалифицированы по закону, действовавшему во время совершения преступления (по ч. 3 ст. 125' и ч. 5 ст. 148 УК РСФСР). Вместе с тем в связи с принятием нового УК, в соответствии с которым санкция, предусматривающая ответственность за похищение человека организованной группой, более мягкая, действия виновных подлежат переквалификации с ч. 3 ст. 125' УК РСФСР на ч. 3 ст. 126 [п. «а» ч. 3 ст. 126] УК РФ.

73

Преступление не может быть признано совершенным организованной группой, если не установлено его совершение устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (ч. 3 ст. 35 УК).

Постановление президиума Верховного суда Республики Татарстан от 4 ноября 1999 г. по делу Ишкуватова (извлечение) Источник: БВС РФ. 2001. № 10. С. 17. Д. 4.

Вахитовским районным судом г. Казани 6 января 1999 г. Ишкуватов А.Х. осужден по п. «а» ч. 2 ст. 172 УК РФ.

Он признан виновным в занятии незаконной банковской деятельностью, совершенном организованной группой при следующих обстоятельствах.

19 января 1993 г. в г. Казани собранием учредителей был утвержден устав акционерного общества открытого типа Чекового инвестиционного научно-технического и промышленного фонда (ЧИНТПФ) «Регион», а 22 апреля 1993 г. фонд «Регион» был зарегистрирован в Министерстве финансов Республики Татарстан.

В 1993 году Ишкуватовы А.

X. и Альберт образовали небанковское кредитно-финансовое учреждение под условным названием «Компания Крис», состоявшее из отдельных субъектов налогообложения: ООО «Пресса-Крис», АООТ «Рекламное агентство Крис», ТОО «Газета Крис» и др.

В составе компании «Крис» осуществлял свою деятельность и фонд «Регион».

Первоначально фонд «Регион» действовал, как специализированный инвестиционный фонд прива-' тизации, аккумулировавший приватизационные чеки граждан.

В 1994—1995 гг. Ишкуватовы путем скупки акций у других акционеров фонда завладели более чем половиной акций и, таким образом, контрольным пакетом акций фонда «Регион».

Далее Ишкуватов А. X. по предварительному сговору с лицом, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, с целью получения неконтролируемого дохода, используя фонд «Регион», фактическим руководителем которого он являлся с мая 1996 г., в нарушение требований Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» от 2 декабря 1999 г. и инструкции Банка России от 27 сентября 1996 г. №49 «О порядке регистрации кредитных организаций и Лицензирования банковской деятельности» с 1 января по 25 августа 1997 г. осуществлял незаконную банковскую деятельность по привлечению денежных средств физических лиц на условиях срочности и возвратности, маскируя ее притворными сделками купли-продажи облигаций Государственного сберегательного займа.

По состоянию на 25 августа 1997 г., фондом «Регион»'были заключены договоры купли-продажи облигаций Государственного сберегательного займа с 400 вкладчиками на общую сумму 4 254 592 211 неденоминированных рублей.

Компания «Крис», в состав которой входил и фонд «Регион», не зарегистрировалась в ЦБ РФ, ие получила лицензию и, не уплатив регистрационный сбор в сумме 207 млн. неденоминированных рублей, нанесла крупный ущерб государству.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан приговор оставила без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об изменении судебных решений в части осуждения Ишкуватова А. X. по п. «а» ч. 2 ст. 172 УК РФ.

Президиум Верховного суда Республики Татарстан 4 ноября 1999 г. протест удовлетворил, указав следующее.

Согласно ч. 3 ст. 35 УК РФ, преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Однако вывод суда о совершении Ишкуватовым А. X. преступления в составе организованной группы не подтвержден доказательствами, изложенными в приговоре, и не мотивирован судом.

Как видно из приговора, между Ишкуватовым А. X. и лицом, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, имелась лишь предварительная договоренность о занятии незаконной банковской деятельностью, но судом не установлено, в чем конкретно выражалась преступная деятельность соучастника Ишкуватова А. X.

При таких обстоятельствах действия Ишкуватова А. X. подлежат переквалификации с п. «а» ч. 2 ст. 172 УК РФ на ч. 1 ст. 172 УК РФ.

Суд необоснованно признал преступления совершенными организованной группой.

Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 марта 2001 г. по делу Агапова и др. (извлечение) Источник: БВС РФ. 2002.

№6. С. 11. Д. 1.

По приговору Верховного суда Республики Татарстан от 25 декабря 2000 г., Агапов, Балобанов осуждены за совершение организованной группой (в которую входили и другие осужденные) краж имущества из магазинов и у граждан, за покушение на кражи имущества из магазинов в период с 15 сентября 1999 г. по 31 января 2000 г., а также за открытое похищение у потерпевшего Милютина бычка, а Агапов, Балобанов и Хабибуллин — за разбойное нападение и убийство гражданина Тесля.

В кассационных жалобах осужденные и их защитники просили приговор изменить.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 28 марта 2001 г. приговор изменила: действия всех осужденных переквалифицировала с ч. 3 ст. 158 на ч. 2 ст. 158 УК РФ, со ст. 30 и ч. 3 ст. 158 на ст. 30 и ч. 2 ст. 158 УК РФ, с ч. 3 ст. 161 на ч. 2 ст. 161 УК РФ, исключила из приговора в отношении Агапова, Балобанова, Хабибуллина их осуждение по п. «а» ч. 3 ст. 162 [п. «а» ч. 4 ст. 162] УК РФ и квалифицирующий признак — совершение убийства организованной группой, указав следующее .

Суд необоснованно признал, что преступления совершены осужденными в составе организованной группы.

Согласно ч. 3 ст. 35 УК РФ, преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Под устойчивостью группы понимается наличие постоянных связей между ее членами и деятельность по подготовке и совершению преступлений.

Однако, как видно из материалов дела, состав участников преступлений менялся, планы преступлений не разрабатывались, распределение ролей отсутствовало.

Более того, указывая в приговоре, что группа характеризовалась устойчивостью, суд не мотивировал этот вывод.

Органы следствия в обвинительном заключении также не привели доказательств, подтверждающих, что обвиняемые объединились в организованную преступную группу.

В отсутствие доказательств, свидетельствующих о высоком уровне организованности осужденных и об устойчивости их группы, преступление не может быть квалифицировано, как совершенное организованной группой.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 6 ноября 2002 г. . по делу Нидбайкина, Артемова и Макарова (извлечение) Источник: БВС РФ. 2003.

№ 7. С. 14—15. Д. 3.

Нидбайкин, Артемов и Макаров, зная, что Б. занимается незаконными сделками с иностранной валютой путем купли-продажи, по инициативе Нидбайкина договорились напасть на него с целью хищения долларов США в крупных размерах и распределили между собой роли.

Перед совершением преступления Нидбайкин вооружился складным ножом, о чем Артемов и Макаров были осведомлены.

Макаров, согласно отведенной ему роли, предварительно встретился с Б. и склонил последнего к обмену денег. Согласно заранее распределенным ролям Макаров и Артемов разместились на заднем

сиденье в автомобиле Б., а Нидбайкин стоял в стороне, ожидая сигнала. Убедившись в том, что у Б. есть с собой 30 тыс. долларов США, Макаров подал сигнал Нидбайкину для нападения. Артемов сзади руками обхватил потерпевшего за шею, прижав его к спинке сиденья, в это время Нидбайкин нанес Б. удары складным перочинным ножом в грудь, живот, голову и другие части тела. Макаров отказался от дальнейшего совершения преступления и убежал.

Затем Нидбайкин с Артемовым переместили раненого потерпевшего на заднее сиденье и пытались увезти его. Однако Нидбайкин не справился с управлением и автомобиль врезался в стену дома, после чего Нидбайкин и Артемов оставили деньги в иностранной валюте (доллары США) и автомобиль с потерпевшим и скрылись с мейта происшествия.

В результате геморрагического шока потерпевший Б. скончался в больнице. Суд первой инстанции квалифицировал действия Нидбайкина и Артемова по п. п. «а», «н» ст. 102 [п. п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105], ч. 3 ст. 146 [п. п. «а», «в» ч. 4 ст. 162] и ч. 4 ст. 148і [ч. 3 ст. 166] УК РСФСР, а Макарова — по ч. 3 ст. 146 [п. «а» ч. 4 ст. 162] УК РСФСР, по обвинению Макарова в преступлении, предусмотренном п. п. «а», «г», «е», «н» ст. 102 [п. п. «д», «е», .«ж», «з» ч. 2 ст. 105] УК РСФСР, оправдал.

Кассационная инстанция приговор изменила, исключила осуждение Нидбайкина и Артемова по п. «н» ст. 102 [п. «ж» ч. 2 ст. 105] УК РСФСР (убийство по предварительному сговору группой лиц), в остальном приговор оставила без изменения .

В надзорном протесте поставлен вопрос об исключении из приговора квалифицирующего признака «совершение разбойного нападения организованной группой», а также о переквалификации действий Артемова и Нидбайкина с ч. 4 ст. 148і [ч. 3 ст. 166] УК РСФСР (неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения, совершенное организованной группой) на ч. 2 ст. 148' [п. «а» ч. 2 ст. 166] УК РСФСР (те же действия, совершенные по предварительному сговору группой лиц).

Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил протест, указав следующее. Квалифицируя действия Макарова по ч. 3 ст. 146 [п. «а» ч. 4 ст. 162] УК РСФСР, а действия Нидбайкина и Артемова — по ч. 3 ст. 146 [п. п. «а», «в» ч. 4 ст. 162] и ч. 4 ст. 148і [ч. 3 ст. 162] УК РСФСР, суд первой инстанции исходил из того, что осужденные совершили разбойное нападение на Б. и угон его автомобиля в составе организованной группы.

По смыслу уголовного закона (ч. 3 ст. 35 УК РФ), преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Об устойчивости группы свидетельствует объединение двух и более лиц на сравнительно продолжительное время для совершения преступлений, сопряженное с длительной совместной подготовкой. Как правило, такая группа тщательно планирует все детали преступления, заранее подготавливает орудия его совершения.

Между тем осужденные Макаров, Артемов и Нидбайкин, как на предварительном следствии, так и в судебном заседании категорически отрицали наличие организованной группы, утверждая, что они лишь по предварительному сговору решили открыто похитить у Б. доллары США, которые тот продавал в нарушение действовавшего законодательства.

Эти показания не были опровергнуты доказательствами, исследованными в судебном заседании. Доказательств, свидетельствующих о высоком уровне организованности осужденных и об устойчивости этой группы, в материалах дела не имеется. Не приведены они и в приговоре.

Более того, исключая осуждение Нидбайкина и Артемова по п. «и» ст. 102 [п. «ж» ч. 2 ст. 105] УК РСФСР (совершение убийства по предварительному сговору группой лиц), суд кассационной инстанции в своем определении указал, что каких-либо доказательств наличия у осужденных предварительной договоренности об убийстве потерпевшего в приговоре не приведено.

При таких обстоятельствах осуждение Нидбайкина, Артемова и Макарова по признаку совершения преступлений в составе организованной группы ошибочно.

В этой связи Президиум исключил квалифицирующий признак разбойного нападения «совершение преступления организованной группой», кроме того, действия Нидбайкина и Артемова переквалифицировал с ч. 4 ст. 148' [ч. 3 ст. 162] УК РСФСР на ч. 2 ст. 1481 [п. «а» ч. 2 ст. 162] УК РСФСР, расценив их, как неправомерное завладение транспортным средством с причинением значительного ущерба собственнику. «

76

Суд обоснованно признал преступления совершенными организованной группой.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 3 сентября 2003 г.

по делу Харченко (извлечение) Источник: БВС РФ. 2004. №4. С. 18-19. Д. 2.

По приговору Ставропольского краевого суда от 22 мая 2002 г. Харченко (ранее судимый 22 февраля 1999 г. по п. «г» ч. 2 ст. 158 [п. «в» ч. 2 ст. 158], ч. 1 ст. 337 УК РФ и условно-досрочно освобожденный от наказания) осужден по п. «а» ч. 3 ст. 162 [п. «а» ч. 4 ст. 162] УК РФ на одиннадцать лет шесть месяцев лишения свободы с конфискацией имущества, по ч. 3 ст. 222 УК РФ на шесть лет ли-шения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно ему назначено двенадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Он признан виновным в совершении в составе организованной группы разбойного нападения и в незаконных приобретении, хранении, ношении, передаче оружия и боеприпасов.

Преступления совершены им при следующих обстоятельствах.

В начале сентября 1999 г. Харченко, не зная о созданной Кожемяком банде, вступил в преступный сговор с членами банды Кожемяком, Катилевским и Шелудченко для завладения имуществом семьи Галенко путем разбойного нападения. Харченко, Кожемяк, Катилевский и Шелудченко вместе разработали план совершения разбоя, распределили роли и для осуществления данного преступления незаконно приобрели, хранили, передавали и носили огнестрельное оружие — обрез, изготовленный из двуствольного охотничьего ружья, и два патрона к нему, являющиеся боеприпасами, а также маски с прорезями для глаз.

7 сентября 1999 г. они прибыли к дому Галенко. Кожемяк передал Шелудченко обрез, а сам пошел в условленное место и стал ждать. Харченко, Катилевский и Шелудченко надели маски, с оружием ворвались в квартиру, напали на находившихся там Галенко Н., Галенко А., малолетнюю Галенко К., Пашкова Д., Пашкову Т., Телегина, потребовав выдать деньги и ценности. Шелудченко угрожал применением обреза, приставляя его к голове Пашковой Т., удерживал потерпевших на кухне, а Харченко и Катилевский обыскивали квартиру. Харченко обнаружил деньги в сумме 3 670 руб. Пашкову Д. и Галенко А. удалось отобрать у Шелудченко обрез и сорвать с него маску. После этого нападавшие скрылись с места преступления, завладев деньгами, чем причинили Галенко Н. значительный материальный ущерб.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 24 сентября 2002 г. приговор оставила без изменения.

В надзорной жалобе осужденный Харченко просил об отмене судебных решений ввиду неполноты и односторонности судебного следствия, необоснованного признания его виновным в совершении преступлений в составе организованной группы. Кроме того, в жалобе он указывал'на необоснованное признание в его действиях особо опасного рецидива.

Президиум Верховного Суда РФ 3 сентября 2003 г. удовлетворил жалобу частично, указав следующее.

Выводы суда о совершении Харченко преступлений в составе организованной группы основаны на исследованных в суде доказательствах и достаточно полно аргументированы в приговоре.

Согласно показаниям ранее осужденных по данному делу Катилевского и Шелудченко, они вместе с Харченко договорились о совершении разбойного нападения, заранее приготовили маски, перчатки, обрез, разработали план нападения, распределили роли. Когда ворвались в квартиру, Шелудченко, угрожая обрезом, удерживал потерпевших на кухне, а Харченко и Катилевский искали деньги в комнатах.. Харченко нашел в спальной комнате кошелек с деньгами, и они его похитили.

Как видно из показаний потерпевших, в квартиру ворвались три человека в масках, у одного был обрез, они потребовали деньги и ценности. Один из нападавших обрез приставил к голове Пашковой Т., угрожал убить, а двое стали обыскивать квартиру. Пашкову Д. удалось вырвать обрез, и нападавшие убежали, прихватив с собой кошелек с деньгами.

Приготовление Харченко, Катилевского и Шелудченко к совершению именно открытого похищения чужого имущества подтверждается фактом наличия у них шапок-масок, впоследствии обнаруженных на месте происшествия. С их помощью они скрывали свои лица от потерпевших.

О договоренности участников нападения о применении насилия, опасного для"Жизни и здоровья потерпевших, свидетельствует то, что они приобрели обрез и патроны к нему. Эти вещественные доказательства обнаружены на месте совершения преступления и изъяты.

Таким образом, Харченко совершил преступления в составе организованной группы, и его действия правильно квалифицированы по п. «а» ч. 3 ст. 162 [п. «а» ч. 4 ст. 162] и ч. 3 ст. 222 УК РФ.

Доводы осужденного о необоснованном признании судом наличия в его действиях особо опасного рецидива нашли свое подтверждение в материалах уголовного дела.

Суд, ссылаясь на положения п."х<в» ч. 3 ст. 18 УК РФ, признал в действиях Харченко особо опасный рецидив , счел рецидив отягчающим наказание обстоятельством и назначил ему наказание с применением положений ч. 2 ст. 68 УК РФ. При этом суд исходил из того, что Харченко, являясь судимым за совершение тяжкого преступления, вновь совершил два умышленных преступления, в том числе, особо тяжкое.

Согласно положениям ч. 4 ст. 18 УК РФ [п. «в» ч. 4 ст. 18], судимости, снятые или потащенные в порядке, предусмотренном ст. 86 УК РФ, не учитываются при признании рецидива преступлений.

При обсуждении вопроса о наличии особо опасного рецидива у Харченко суд указал в приговоре, что не отбытое Харченко наказание по предыдущему приговору от 22 февраля 1999 г. за преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 337, п. «г» ч. 2 ст. 158 [п. «в» ч. 2 ст. 158] УК РФ, не подлежит присоединению в порядке ст. 70 УК РФ, так как по предыдущему приговору не имелось ограничений по применению постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 26 мая 2000 г. «Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 годов», которым снимались судимости и аннулировались все правовые последствия, связанные с судимостью.

і Следовательно, в действиях осужденного Харченко отсутствует особо опасный рецидив преступлений и указание об этом, а также об учете его в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, подлежит исключению из прйговора.

Принимая во внимание роль осужденного в содеянном, Президиум признал это обстоятельство ис-ключительным, позволяющим назначить меру наказания Харченко с применением ст. 64 УК РФ ниже низшего предела, предусмотренного санкциями статей.

В связи с этим вид режима отбывания наказания осужденному Харченко подлежит изменению с особого на строгий.

Президиум Верховного Суда РФ снизил меру наказания Харченко с применением ст. 64 УК РФ по п. «а» ч. 3 ст. 162 [п. «а» ч. 4 ст. 162] УК РФ до семи лет и шести месяцев лишения свободы с конфискацией имущества, по ч. 3 ст. 222 УК РФ до четырех лет лишения свободы; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно по совокупности преступлений назначил наказание в виде восьми лет лишения свободы с конфискацией имущества и отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, в остальном приговор и кассационное опред еление в отношении Харченко оставил без изменения.

<< | >>
Источник: Г.А. Есаков. СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ. 2006

Еще по теме § 3.2. Организованная группа (ч. 3 ст. 35 УК):

  1. § 1.2. Изнасилование и насильственные действия сексуального характера, совершенные группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «б» ч. 2 ст. 131, п. «б» ч. 2 ст. 132 УК)
  2. § 2.8. Убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой(п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК)
  3. § 4.4. Получение взятки группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «а» ч. 4 ст. 290 УК
  4. 82. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШЕННЫХ ОРГАНИЗОВАННЫМИ ПРЕСТУПНЫМИ ГРУППАМИ
  5. § 3. ФОРМЫ СОУЧАСТИЯ (СТ. 35 УК). § 3.1. Группа лиц; группа лиц по предварительному сговору (ч. ч. 1—2 ст. 35 УК)
  6. Организованная преступность
  7. МЕТОД ОРГАНИЗОВАННЫХ СТРАТЕГИЙ
  8. 1.5. В каком виде организоваться
  9. Глава 6. Рынок предприятий и поведение организованных потребителей
  10. Как организовать продвижение кандидата
  11. КАК ОРГАНИЗОВАТЬ МАТЕРИАЛЬНЫЙ ПОТОК
  12. Как организовать эффективность своих продаж
  13. МАФИЯ (лат. mafia) - организованная групповая пре-ступность
  14. КОСМИЗМ (греч. kosmos - организованный мир, kosma - украшение