<<
>>

Основные информационные права и свободы как правовые категории

ных ресурсов, о состоянии экономики и потребностях населения, за исключением сведений, отнесенных к государственной тайне;

документы, накапливаемые в открытых фондах библиотек и архивов, информационных системах органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, организаций, представляющие общественный интерес или необходимые для реализации прав, свобод и обязанностей граждан.

Резюмируя, можно сказать, что по общему правилу, в рамках действующего российского законодательства, к информации, находящейся в публично-правовом режиме общественного достояния, иными словами — в режиме общедоступности, в том числе онлайновой, следует относить всю ту информацию, которая не составляет государственной тайны и не является конфиденциальной.

В принципе, такой подход соответствует определению Рекомендации ЮНЕСКО по использованию и развитию многоязычия и всеобщего доступа к всемирному электронному пространству, согласно которому: «Информацией, являющейся общест-венным достоянием, считается доступная для населения информация, использование которой не нарушает никаких предусмотренных законом прав или обязательств по соблюдению конфиденциальности».

Следует подчеркнуть, что вопросы становления и развития право-вого режима информации, находящейся в общественном достоянии, требуют не меньшего внимания, чем вопросы защиты информации, находящейся в правовом режиме ограниченного доступа.

И прежде всего — с точки зрения формирования социально и личност- но эффективных правомочий использования такой информации.

Основные информационные права и свободы как правовые категории

В конституционно-правовом лексиконе категория «основные права и свободы» — достаточно широко используемая словесная конструкция.

В современной отечественной юридической доктрине к ним обычно относят права и свободы, закрепленные в главе 2 Конституции РФ 1993 г.

Эти права и свободы обладают повышенным конституционно- правовым статусом по сравнению с «иными» правами и свободами.

Так, согласно норме ст. 2 Конституции РФ права и свободы человека (то есть все, а не только «основные») «являются высшей ценностью». Что же касается основных, то норма ч. 2 ст. 17 Конституции

РФ, основываясь на их естественно-правовом андеграунде, закрепляет их важную отличительную особенность — «принадлежность каждому от рождения» и «неотчуждаемость».

Категория «основные права и свободы» употреблена и в ч. 1 ст. 55 Конституции РФ. Контекст этой конституционной нормы содержит еще один классификационный разряд прав и свобод — «другие общепризнанные права и свободы». Одним из содержательных признаков основных прав и свобод является также и то, что их ограничение государством может быть осуществлено только в определенных исключительных по своему характеру обстоятельствах (ч. 5 ст. 13, ч. 3 ст. 55, ч. 2 ст. 56, ст. 63 Конституции РФ)

Теперь, что касается разграничения прав и свобод. Прежде всего отметим, что в конституционно-правовой доктрине это разграничение носит достаточно условный характер. В целом считается, что по своей юридической природе и системе гарантий права и свободы однородны. В то же время некоторые элементы различий выделить можно, то есть они однородны, но не тождественны.

Так, различая права и свободы, мы, среди прочего, отдаем дань уважения традициям, сложившимся в 18—19 веках. Кроме того, упо-требление термина «свобода» позволяет нам в методологических и иных прикладных целях подчеркнуть особенность сферы реализации той или иной правовой возможности, на время отстраняясь от внимания к результатам действий по ее реализации (свобода слова, печати, вещания). Термин «право», в отличие от термина «свобода» употребляется тогда, когда мы желаем подчеркнуть то обстоятельство, что в данном контексте речь идет о достаточно определенных действиях управомоченных лиц. Свободы, в отличие от прав, — менее четко выраженные правовые возможности.

В норме ч. 4 ст. 29 Конституции РФ мы имеем дело с неким симбиозом «права» и «свободы» («право свободно» искать, получать, передавать, производить и распространять информацию).

В этой связи одно из основных правомочий, вытекающих из этой конституционной нормы, подчас называют — и это вполне правомерно — правомочием «общественного доступа» к информации. В отличие от нормы ч. 4 ст. 29 Конституции РФ норма ч. 2 ст. 24 Конституции РФ ориен-тирована на регулирование отношений по доступу частному. Правовой режим этого вида доступа к информации несколько иной, чем предусмотренный ч. 4 ст. 29 Конституции РФ. Здесь мы имеем дело в большей степени именно с «правом», а не «свободой», поскольку, во-первых, речь идет не об «информации» вообще, а о конкретных сведениях, содержащихся в «документах и материалах», во-вторых, не как-нибудь, а «непосредственно затрагивающих» права и свободы адресата этой нормы и, наконец, с учетом важного правового условия о том, что «иное не предусмотрено законом».

В отечественной правовой доктрине тезис о необходимости выделения основных информационных прав человека и гражданина в отдельный правовой институт, а также их конституционно-правового закрепления развернутое научное обоснование и признание получил в 1983 году . Еще восемь лет понадобилось для того чтобы этот институт получил достойное нормативное воплощение.

«Декларация прав и свобод человека и гражданина», принятая Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991 г., посвятила этому воплощению целых две своих статьи (9 и 13), закрепив и регламентировав в них право лица на охрану персональной информации и право каждого на поиск, получение и распространение информации. Социально-правовую сущность этих прав можно представить в виде следующих лапидарных, но емких словесных формул — право таить и право знать.

В декабре 1993 г. в результате всенародного голосования эти нормы получили свое дальнейшее конституционно-правовое развитие и закрепление прежде всего в статьях 23, 24, 29 и 42 Конституции России.

Наряду с ними действует еще ряд конституционно-правовых установлений, в той или иной степени участвующих в регулировании отношений, связанных с реализацией основных информационных прав и свобод на территории Российской Федерации. В своей совокупности эти нормы образуют конституционно-правовую основу информационно-правового статуса человека и гражданина.

<< | >>
Источник: Монахов В.Н.. Свобода массовой информации в интернете. Правовые условия реализации. 2005

Еще по теме Основные информационные права и свободы как правовые категории:

  1. Основные информационные права и свободы как правовой институт
  2. Международно-правовые стандарты в сфере регулирования информационных прав и свобод
  3. 73. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ИНФОРМАЦИОННЫХ ОТНОШЕНИЙ В ИНТЕРНЕТЕ
  4. 1. ИНФОРМАЦИОННОЕ ПРАВО КАК ОТРАСЛЬ ПРАВА
  5. Глава 4. Основы правового положения личности. Конституционные права и свободы граждан
  6. 24. КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ Ц&Щ СТАТУС ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В РФ, КЛАССИФИКАЦИЯ ОСНОВНЫХ ПРАВ И СВОБОД
  7. Свобода усмотрения как следствие правовой неопределенности
  8. 52. ПРАВОВОЙ РЕЖИМ ИНФОРМАЦИОННЫХ СИСТЕМ, ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ И СРЕДСТВ ИХ ОБЕСПЕЧЕНИЯ
  9. 2.2. Нормативно-правовой акт как источник российского предпринимательского права
  10. 12. СООТНОШЕНИЕ ИНФОРМАЦИОННОГО ПРАВА СО СМЕЖНЫМИ ОТРАСЛЯМИ ПРАВА
  11. 17. ИНФОРМАЦИОННЫЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ, ВОЗНИКАЮЩИЕ ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ПОИСКА, ПОЛУЧЕНИЯ И ПОТРЕБЛЕНИЯ ИНФОРМАЦИИ, ИНФОРМАЦИОННЫХ РЕСУРСОВ, ИНФОРМАЦИОННЫХ ПРОДУКТОВ, ИНФОРМАЦИОННЫХ УСЛУГ
  12. Каковы перспективы законодательного регулирования информационных прав и свобод в России?
  13. Основные категории философии