<<
>>

Основные тенденции конституционного развития в современный период

Окончание второй мировой войны, победа над фашизмом привели к резкому усилению демократических процессов, происходящих во всем мире. Активное участие в политической жизни стали принимать все социальные слои населения через свои политические партии, профсоюзы, массовые общественные движения и др.

В большинстве стран сложился как бы баланс различных полити-ческих сил, в результате чего государство приобрело относитель-ную самостоятельность и должно уже было действовать в целях обеспечения в обществе социального мира, политической и экономической стабильности. С другой стороны, желание подавляющего большинства государств не допустить возникновения глобальных мировых конфликтов побудило их к вхождению в мировую систему обеспечения мира и международной безопасности, а стремление наладить эффективное функционирование экономики — к вхождению в различные политико-экономические блоки. Новые политические процессы были дополнены также тем, что в 60-х гг. произошли распад колониальной системы и образование целого ряда независимых государств Азии, Африки и Латинской Америки.

Все вышеуказанные, а также ряд некоторых других факторов наложили существенный отпечаток на конституционное развитие большинства -Стран в современный период. Во многих странах принимаются новые конституции либо вносятся существенные изменения в прежние: эти изменения отражают происходящие социально-политические перемены в конкретных государствах и во всем мире.

В целом ряде новых конституций (Италии, Франции, Греции, Испании, Португалии, Японии) появились положения о на- родном или национальном суверенитете. Так, ст. 2 Конституции Португалии 1976 г. гласит: "Португальская Республика — демократическое правовое государство, основывающееся на народном суверенитете, на многообразии демократических мнений и демо-кратическом плюрализме, на уважении и на гарантиях осуществления основных прав и свобод и имеющее целью претворение демократических принципов в экономической, социальной и культурной жизни и углубление демократии участия".

В некоторых современных конституциях имеются статьи, указывающие на то, что вся власть в государстве исходит от народа или нации (Австрия, Болгария, Германия, Польша, Индия и др.).

Так, ст. 20 Основного закона ФРГ 1949 г. устанавливает: "2. Вся государственная власть исходит от народа. Она осуществляется народом путем выборов и голосований, а также через специальные органы законодательства, исполнительной власти и правосудия <...> 4. Все немцы имеют право оказывать сопротивление всякому, кто попытается устранить этот строй, если иные средства не могут быть использованы".

В ряде конституций с целью придания им общенародного характера включено требование не только об их принятии на референдуме, но и об утверждении на референдуме любых конституционных изменений после прохождения необходимой предварительной процедуры. К числу таких основных законов относится, например, Конституция Дании 1953 г.

Во многих конституциях появились положения, которые отразили процесс усиления регулирующей роли государства в экономической и социальной сферах. В некоторых из них это нашло выражение в нормах, указывающих на основные цели государства в указанных сферах, на обязательства государственных органов обеспечивать интересы общества в данных областях деятельности.

Конституция Испании 1978 г. включает в себя специальную Главу третью "Об основополагающих принципах социально-экономической политики", которая обязывает государственные органы обеспечивать правовую, экономическую и социальную защиту семьи, благоприятные условия экономического и социального развития страны, справедливое распределение доходов, полную занятость, создание государственной системы страхования, охрану окружающей среды, право граждан на благоустроенное жилье, пенсионное обеспечение и др. Конституция Португалии 1976 г. содержит часть вторую, посвященную экономической и социальной организации общества, где определяются принципы этой организации, вопросы планирования экономического и социального развития, сельскохозяйственная, торговая и промышленная политика, формы собственности (государственная, частная, кооперативная и общественная), формы экономической деятельности и т. д.

Конституция Австрии в своих статьях (действующих в ред.

1983 г.) подробно разграничивает компетенцию федерации и земель в экономической и социальной сферах.

В то же время некоторые конституции закрепили создание специальных органов, на которые возлагаются задачи по регулированию указанных вопросов. Так, Конституция Франции 1946 г. включала особую главу "Об экономическом совете", а Конституция 1958 г. — раздел "Об экономическом и социальном совете". Конституция Италии 1946 г. помимо главы III "Экономические отношения" включает ст. 99 "О национальном совете экономики и труда", являющемся консультативным органом парламента и пра-вительства и наделенном правом законодательной инициативы по экономическим и социальным вопросам.

Как правило, в послевоенных конституциях демократических государств содержится более полный перечень основных прав и свобод человека и гражданина, снимаются определенные ограничения в их использовании. При этом в некоторых из них наряду с личными (гражданскими) и политическими правами и свободами закреплены социально-экономические права.

Примером может служить новая редакция Конституции Бельгии. Так, в ее ст. 23 устанавливается право на жизнь, соответствующую человеческому достоинству, в том числе: право на труд, свободный выбор профессии, обеспечение справедливых условий труда и вознаграждения, право на социальное страхование, ох-рану здоровья, социальную и медицинскую помощь, здоровую окружающую среду, культурное и социальное процветание. В Конституции закрепляется свобода родителей в выборе образования для своих детей, бесплатное образование в пределах обязательного школьного обучения. Обеспечение этих прав возлагается как на федерацию, так и на регионы.

Очень детально регламентируются основные права и свободы в действующей Португальской конституции, где наряду с про-возглашением общих принципов содержатся отдельные главы, посвященные различным видам демократических прав и свобод: личных, политических, социально-экономических, в области об-разования и культуры. То же самое относится к конституциям Италии, Испании, Греции, стран Восточной Европы, Индии, Японии, Основному закону ФРГ.

Что касается Конституции Испании, то она содержит также специальную главу, посвященную гарантиям основных прав и свобод.

Некоторые новые конституции стали более детально регла-ментировать политические и личные права и свободы, исходя из новых достижений науки и техники. Так, в Швеции в 1991 г. был принят Основной закон о свободе высказываний, ставший составной частью конституции. Наряду с предоставлением широкой свободы высказываний в кино, печати, других средствах массовой информации он служит и интересам защиты граждан от злоупотреблений со стороны указанных средств информации.

В послевоенных конституциях нашло также отражение из-менение соотношения властей в государстве. Однако этот процесс в различных странах проходил и проходит весьма неоднозначно. В некоторых из них (например, Франции, Германии, Великобритании) явно проявился отказ от одного из принципов парламентаризма — признания верховенства парламента, в результате чего произошло весьма заметное усиление прав исполнительной вла'с- ти. Это выразилось в ограничении законодательных прав парламента, широком применении делегированного законодательства, в установлении различных препон для осуществления парламентского контроля, в усложнении порядка привлечения правительства к политической ответственности, в предоставлении широких прав правительству при объявлении чрезвычайного положения, во введении в конституцию норм, обеспечивающих большую устойчивость правительств, и т. д. В Великобритании указанный процесс, не получив конституционного закрепления, шел на основе конституционной практики. Наиболее ярко он проявлялся в условиях социально-экономической или политической нестабильности в тех или иных странах. По мере же стабилизации положения парламенты начинали отвоевывать некоторые утраченные позиции.

В ряде других стран, напротив, происходил процесс усиления парламентского режима, закрепления в конституциях всех принципов парламентаризма. Новые конституции, например Скандинавских стран, поставили парламент на первое место в системе высших органов государственной власти. Он получил неограниченные законодательные полномочия, широкие права по контролю за деятельностью исполнительной власти, был введен принцип политической ответственности правительства перед парламентом, сведены к минимуму права главы государства в пользу парламента и правительства. Так, в Швеции глава государства перестал обладать правом вето в отношении принятых Риксдагом законопроектов.

Основные законы стран, освободившихся от колониальной зависимости, основывались сначала на конституционных моделях своих бывших метрополий. Но впоследствии многие из них отказались от этих моделей и закрепили тоталитарный режим, скон-центрировав власть в руках главы государства, который нередко являлся одновременно главой правящей политической партии. В странах Латинской Америки большинство конституций предоставили наиболее важные полномочия главе государства, превратив парламент в придаток президентской власти. Однако в последние годы начал происходить процесс укрепления положения парламентов, что отразилось во вновь принятых конституциях или во внесенных в них изменениях.

Целый ряд конституций внесли изменения в структуру парламента. Многие из них четко определили роль фракций политических партий в формировании внутренних органов парламента и в его деятельности, что отразило существующую парламентскую практику. В то же время следует отметить тенденцию либо к за-мене двухпалатных парламентов на однопалатные (хотя в некото-рых странах Восточной Европы конституции, в виде исключения, закрепили двухпалатную структуру своих высших представительных органов), либо к существенному ограничению полномочий верхней палаты. Так, однопалатными стали парламенты в некоторых странах Европы (Дания, Греция, Исландия, Португалия, Швеция). Такая же структура высшего законодательного органа определена в конституциях многих государств, освободившихся от колониальной зависимости. Ослабление роли верхних палат в таких, например, странах, как Германия, Испания, Великобритания, Франция, нашло свое выражение, в частности, в том, что вопреки возражениям этих палат окончательное определение судьбы законопроектов и других парламентских решений находится в руках нижней палаты.

Значительно большее внимание современные конституции стали уделять вопросам внешней политики государства. Прежде всего, нормы основных законов более четко определяют компетенцию высших органов государственной власти по вопросам внешней политики. Они, как правило, усиливают позиции парламентов в решении наиболее важных вопросов: войны и мира, ратификации международных договоров, определения основных принципов внешней политики, использования определенных форм парламентского контроля за внешнеполитической деятельностью правительства и др.

Так, в Форму правления Швеции 1974 г. включены две спе-циальные главы: гл. 10 "Отношения с другими государствами" и гл. 13 "Война и опасность войны", в которых определяется поря-док заключения и ратификации парламентом международных договоров, контрольные полномочия создаваемого Риксдагом внешнеполитического комитета, порядок введения Сил обороны в случае нападения на Швецию или возникновения обязательств, вытекающих из международного договора, возможность передачи прав парламента его военной делегации в случае войны или ее непосредственной опасности и другие вопросы. В ряде конституций либо полностью запрещается размещение ядерного оружия, либо оно допускается только на основе специального закона, принятого парламентом.

Во многих послевоенных конституциях достаточно детально определяются принципы внешней политики государства. Это относится как к государствам-победителям, понесшим в войне значительные потери, так и к тем, кто потерпел в ней поражение. Если конституции, принятые в конце XVIII — начале XIX в., включали право на войну как неотъемлемое проявление государственного суверенитета, то большинство современных конституций содержат отказ от ведения войны как средства проведения внешней политики и решения международных споров. Так, ст. 51 Конституции Индии устанавливает: "Государство стремится

содействовать международному миру и безопасности,

поддерживать справедливые и основанные на уважении отношения между государствами, поощрять уважение к международному праву и договорным обязательствам в отношениях между организованными народами,

способствовать урегулированию международных споров путем арбитража".

Федеральный конституционный закон Австрии 1955 г. и Декларация Республики Мальта 1981 г. провозгласили постоянный нейтралитет государства.

Конституция ФРГ, устанавливая приверженность к миру, определяет в своей ст. 26: "Действия, способные нарушить мир-ное сосуществование народов и предпринимаемые с этой целью, в частности для подготовки к ведению агрессивной войны, явля-ются антиконституционными. Они должны быть наказуемы". Что касается Конституции Японии, то в ней (в ст. 9) содержится не только отказ от войны на вечные времена, но и запрет на создание сухопутных, морских и военно-воздушных сил, равно как и других средств войны. Надо отметить, однако, что указанный зап-рет не помешал японским правящим кругам фактически создать свои, вооруженные силы.

В то же время образование на современном этапе различных экономических, политических и военных блоков привело к включению в конституции стран, вступивших в такие блоки, норм, направленных на ограничение их государственного суверенитета, на передачу органам этих блоков существенных прав, принадлежавшим высшим органам государственной власти этих стран. Правда, подобные решения могут приниматься только парламентами, квалифицированным большинством их членов. Такие нормы содержатся, например, в основных законах государств, являющихся членами Европейского Союза (ст. 23а—23е Федерального конституционного закона Австрии, ст. 28 Конституции Греции, § 20 Конституции Дании, ст. 92 Конституции Нидерландов, ст. 29 Конституции Ирландии, ст. 93 Конституции Испании, § 5 гл. 10 Формы правления Швеции, ст. 24 Основного закона ФРГ).

Развитие многостороннего международного сотрудничества, принятие международных правовых актов, в особенности в обла-сти защиты прав человека, заключение между государствами многочисленных договоров вызвали необходимость решения в конституциях проблемы соотношения общепризнанных принципов международного права и норм международных договоров с национальным правом.

Анализ действующих конституций позволяет говорить о наличии трех различных подходов к решению этой проблемы. Одна группа конституций сохраняет приоритет национального законодательства перед нормами международных договоров. Как правило, к ним относятся старые конституции (например, Великобритании и некоторых стран Содружества, Норвегии). Но и в некоторых новых основных законах доминирует этот подход (например, Дании). В таких странах после раті народного договора для вступления его норм в силу требуется принятие парламентом специального закона.

В другой группе конституций устанавливается равное положение норм международного договора и национального права. Из этого принципа исходят, например, конституции Польши (ст. 87), Бельгии (ст. 68), Швейцарии (ст. 113). Так, в ст. 87 Конституции Польши 1997 г. закреплены в качестве источников общеобязательного права этого государства Конституция, законы, ратифицированные договоры, а также распоряжения. Подобный подход предполагает, что действующей считается более поздняя правовая норма.

В третью группу можно включить те конституции, которые закрепляют приоритет общепризнанных принципов международного права и норм международных договоров перед национальным законодательством. Сюда входят многие основные законы, принятые в послевоенный период (например, Франции, ФРГ, Португалии, некоторых стран, освободившихся от колониальной зависимости). В соответствии с конституциями этих государств в случае коллизии между указанными нормами действуют принципы международного права и нормы международных договоров, заключенных государством.

<< | >>
Источник: М. В. Баглая. Конституционное право зарубежных стран: Учебник для вузов. 2004

Еще по теме Основные тенденции конституционного развития в современный период:

  1. § 2. Основные тенденции конституционного развития
  2. Глава 22. Основные тенденции развития налоговых систем промышленно развитых стран
  3. 4.2. Современная налоговая система РФ, ее элементы, принципы построения, тенденции развития
  4. 9.4. Тенденции и основные факторы развития МЭО
  5. ГЛАВА 10. Виды и формы международных экономических отношений на современном этапе. Тенденции динамики и структуры
  6. § 4. Тенденции развития законодательства
  7. 1.2. Основные черты переходной экономики и закономерности ее развития. Современные типы переходной экономики
  8. 2.2. Тенденции развития криминалистической техники
  9. 5.1. Анализ тенденций развития конкурентной ситуации
  10. 40.5. ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОГО РЫНКА НЕДВИЖИМОСТИ
  11. Раздел V ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ МИРОВОГО ХОЗЯЙСТВА
  12. Глава 10. МАКРОВОСПРОИЗВОДСТВО В ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКЕ: ОСОБЕННОСТИ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ
  13. 30. Развитие нотариата в советский период