<<
>>

Отношение к деньгам, накоплению, комфорту и богатству


Как субъект смотрит на накопление? Как относится к деньгам, любит ли их очень или не очень, равнодушен к ним или не любит их, относится к ним с пренебрежением, считает ли их предметом, к которому надо стремиться в первую очередь, или, наоборот, полагает, что сами по себе они не стоят больших усилий, скуп ли, бережлив, экономен в расходах, любит аккуратно сводить концы с концами или, наоборот, расточителен — очень, не очень, любит тратить не считая, любит делать долги, стремится к приобретению денег для целей широкого материального комфорта, роскоши. Любит ли субъект наряжаться, очень или не очень, или равнодушен к одежде, любит ли какие-либо вещи независимо от их практичес-кого значения или лишь в силу последнего, и дорожит ими, по-скольку они удовлетворяют известной чувственной потребности; склонен ли, очень или не очень, ради известных вещей жертвовать духовными интересами, гордится ли какими-либо вещами, любит ли хвастаться ими или, как говорят, — «пускать пыль в глаза»; аккуратен ли в обращении с вещами, бережлив или, напротив, небрежен; любит ли иметь «все свое», развиты ли у него чувство собственности и привязанность в своей собственности, охотно ли и легко ли пользуется чужими вещами и присваивает их или честен в имущественном отношении, заметны ли жадность к вещам и склонность к хищническим отношениям к другим людям по поводу вещей. Путем этих и подобных им вопросов можно установить, насколько многочисленны и сильны склонности человека к вещам и какие пути склонен он избирать для приобретения нужных ему вещей; насколько, так сказать, велик его аппетит к материальным благам и насколько он склонен к имущественному хищничеству и эксплуатации других людей для удовлетворения этого своего аппетита. Выяснение всех этих вопросов прольет свет на то, какие общие цели человека лежат в сфере обладания материальными благами, стремится ли он к богатству, роскоши, большому комфорту и накоплению или лишь к достаточному и скромному обеспечению, видит ли в последнем самодовлеющую цель или средство для более высоких, духовных целей и какие .пути склонен избрать для осуществления этой цели.
При исследовании истории службы или вообще трудовой деятельности личности необходимо стараться выяснить общий взгляд человека на труд, его трудовые навыки и перерывы в трудовой дея- тельности, если таковые были, периоды жизни, на которые они приходились, их длительность и обстоятельства, их вызывавшие.
Отношение субъекта к служебной карьере. Стремится ли он играть роль, быть на виду, быть знаменитостью, предметом зависти и толков? Стремился ли к известному выгодному месту? Стремился ли к известному месту ради соединенных с ним власти или почета? Груб, пренебрежителен, заносчив, горд, сух, требователен по отношению к подчиненным или, напротив, мягок, снисходителен, внимателен к ним и к их нуждам, заботлив о них? Льстив, угодлив по отношению к начальству, заискивает, ухаживает за начальством, боится последнего, из страха перед начальством способен на дурной поступок или, наоборот, держится спокойно, независимо, с достоинством, смело, открыто (без лицемерия и под- лизничания)? Аккуратен, добросовестен или, напротив, неаккуратен, недобросовестен в исполнении служебных обязанностей? Сознание служебного долга развито, мало развито, отсутствует? С сослуживцами ладит, пользуется их любовью, уважением или, напротив, не ладит, нелюбим, держится в стороне, возбудил к себе недоверие, пренебрежение, презрение, озлобленное отношение?
Выяснение всех этих вопросов даст возможность определить, какие общие цели субъекта лежат в сфере его служебной или общественной деятельности и какую роль играют в его жизни, является ли он карьеристом определенного оттенка или несет свои служебные обязанности, не стремясь к большой карьере, а стараясь лишь получить или сохранить такое служебное положение, которое достаточно обеспечивало бы его семью, приносит ли он интересы семьи своим карьеристическим целям или, напротив, служебное положение ценит лишь, поскольку оно служит интересам его семьи или его личным высшим интересам.
Дальнейшее развитие и детализирование программы обрисованного выше психологического исследования выходит за пределы задач, которые ставит себе настоящее сочинение; последнее имеет в виду дать лишь общий абрис этого исследования и отметить его важное значение для целей, преследуемых уголовным судом.
Это исследование важно для всех тех целей, достижение которых зависит от ознакомления с личностью, с ее склонностями к тем или иным поступкам. Оно имеет своей общей целью выяснить, потенциальным субъектом каких поступков является тот или иной человек, чего от него можно ждать, чего он способен достигнуть в сфере личного благосостояния, нравственных и социальных интересов, как убедиться в его способностях к одним видам поведения и в не-способности к другим и каким изменениям должна подвергнуться его личность, чтобы возможности одних — нежелательных — по- ступков отпали, а для возможности других — желательных — в его личности были заложены прочные основания. Единственный надежный и правильный путь для выяснения всего этого — это изучение различных сторон личности по фактам ее жизни, по данным, свидетельствующим, как в действительности она реагировала под давлением известных обстоятельств и в силу каких ее свойств слагалась подобная реакция ее на эти обстоятельства.
Необходимо выяснить:
круг преследуемых личностью общих жизненных целей и пре-обладание в жизни этой личности некоторых из этих целей;
тот интеллектуальный уровень и характер, которые проявились в постановке этих целей, в степени устремленности к ним личности и в выбранных способах и средствах их достижения;
отношение к этим целям совершенного субъектом преступления, наличность или отсутствие связи последнего с ними;
насколько преступление обусловлено известной эффективностью личности или ее недоразвитием, дегенерацией или душевным расстройством.
Не подлежит сомнению, что рамки обрисованного выше психологического исследования личности в зависимости от обстановки, в которой это исследование производится, и от стоящих перед ним — в связи с характером содеянного субъектом преступления или с его ролью в процессе — конкретных задач могут более или менее варьировать. Но его основная и общая цель — всегда та же.
Обрисованное выше исследование может быть названо общим исследованием личности как субъекта поведения, направленным к тому, чтобы выяснить, какого рода психологический тип представляет собой данная личность как практический деятель, стремящийся к определенным жизненным целям. Для разных специальных целей необходимы особые исследования, направленные к выяснению определенных особенностей данной личности или особых ее способностей. Так, например, стремясь выяснить принадлежность данной личности к психически-нормальным или к психопатам или пригодность личности к выполнению определенных функций, например к определенной службе, к усвоению известных знаний и навыков и т.д., необходимо произвести различные специальные исследования, направленные главным образом на известную сторону личности, например на ее психопатическое состояние, деге-нерацию, на выяснение наличности у нее определенных умственных способностей, способности к усвоению известных знаний и т.д. Но и для всех этих специальных исследований обрисованное выше общее психологическое исследование личности может служить очень ценным подспорьем, так как оно устанавливает тот общий облик данного субъекта, на фоне которого проявляются его отдельные способности и нормальные или патологические черты.
При выяснении всех вопросов, намеченных приведенным выше наброском программы, необходимо формулировку этих вопросов, а иногда и их число и порядок варьировать, смотря по возрасту и степени развития испытуемого, всегда стараясь устранить из вопросов всякую неясность и двусмысленность. Нетрудно заметить, что некоторые вопросы как бы пересекаются и до известной степени повторяют друг друга. Это иногда может быть очень полезно, позволяя проверять и дополнять одни ответы другими, поскольку в этих вопросах проявляется подход к личности с различных сторон.
В заключение остановлюсь теперь на некоторых практических выводах из всего изложенного выше. Что, спрашивается, даст применение изложенной выше классификации и отнесение подсудимого к тому или иному из намечаемых ею типов? Очень многое.
I. Оно не только даст достаточно яркую картину тех главных двигателей, которые руководят вообще поведением данного лица, но позволит также со всей возможной в данном случае точностью измерить социальную опасность этого субъекта. Станет ясно, было ли связано совершенное им преступление, как средство, с его общими жизненными целями, стояло ли оно, так сказать, в стороне от них как нечто, им чуждое, или находилось даже в более или менее резком противоречии с ними и представляло собой отклонение от намеченного субъектом и обычного для него образа действий. Если данное преступление выросло из общих жизненных целей субъекта как средство достигнуть их или по крайней мере приблизиться к их осуществлению, то оно является показателем большой его социальной опасности, и размеры этой опасности определяются, с одной стороны, степенью привязанности субъекта к этим целям, а с другой — его неразборчивостью в выборе средств для них. Несомненно, что эта опасность не будет устранена, пока не удастся изменить содержания преследуемых субъектом общих жизненных целей или серь-езно повлиять на его методы их достижения. Выбирая меру социальной защиты, суд должен иметь в виду необходимость указанных воздействий на данное лицо и постараться назначить такую меру, которая по содержанию и длительности своей соответствовала бы цели оказать на него подобное воздействие.
Отметив в своем приговоре связь преступления с преследуемыми субъектом определенными общими целями, суд даст ценное указание работникам пенитенциарных учреждений, на какие свойства субъекта должно быть прежде и более всего направлено исправи-тельно-трудовое воздействие.
Если же исследование обнаружит, что между преследуемыми субъектом общими жизненными целями и совершенным им преступлением нет связи и преступление обязано своим происхождением главным образом таким склонностям его характера, которыми эти цели не обусловлены или с которыми они стоят даже в более или менее живом противоречии, этот вывод исследования будет также ценен, так как укажет:
во-первых, что пенитенциарное воспитание может опереться на преследуемые субъектом общие жизненные цели, может смело укреплять и развивать его привязанность к ним, а
во-вторых, что необходимо постараться развить у данного субъекта самообладание и подействовать на его склонность к проявив-шемуся в его преступлении настроению средствами, способными ее ослабить, парализовать или уничтожить. Центр тяжести исправительно-трудового воздействия должен в этом случае переместиться в сторону этой склонности.
Отнесение человека в ту или иную группу изложенной выше классификации и исследование отдельных его свойств по указанной программе даст твердые основания для суждения о сознании подсудимого и об отдельных его объяснениях, об их искренности, полноте и достоверности.
Оно нередко может указать такие глубоко скрытые внутренние пружины преступной деятельности, которые без него остались бы незамеченными. Поэтому многие стороны преступления полу-чат яркое освещение, и из уголовного дела исчезнут многие неясности. III. В настоящее время все острее чувствуется потребность в ознакомлении с личностью подсудимого для выяснения, в какой мере и в каком отношении он социально опасен. Применяемые для этого до настоящего времени приемы недостаточны. Сравнительно более полному и глубокому исследованию подвергается лишь психическое здоровье подсудимого. Выяснить последнее, разумеется, очень важно. Но недостаточно знать о подсудимом или обвиняемом только то, что он здоров. Большинство подсудимых здоровы, но они чрезвычайно различны-как субъекты поведения и должны быть внимательно изучены с этой стороны. Их преступное поведение является отдельным эпизодом их жизни, сложившимся на почве тех элементов их духовной личности, которые являются постоянными двигателями их поведения и при определенных действиях среды привели их к данным преступлениям. Обрисованное выше психологическое исследование личноститсак субъекта поведения со стороны преследуемых ею общих жизненных целей отвечает вполне назревшей потребности. Иногда и частично оно, несомненно, име- ет место и сейчас в уголовном процессе. Но желательно введение его как общего правила в различном, однако, объеме, в зависимости от преследуемых в отдельных случаях конкретных процессуальных целей.
Желательно, чтобы и свидетели — по крайней мере те, показания которых являются главными основаниями для выводов обвинения или защиты, — подвергались, поскольку это необходимо для выяснения правдивости и полноты их показаний, также подобному исследованию, которое даст несомненно ценный материал для суждения о полноте и достоверности их показаний.
В соответствии со сказанным рамки ознакомления с личностью на предварительном и судебном следствии должны быть не-сколько расширены по сравнению с принятыми в настоящее время, причем относящимися к делу должны считаться все вопросы и данные, входящие в пределы общего психологического исследования личности как субъекта поведения и указывающие, в какой мере эта личность склонна между прочим и к поступкам, подобным совершенному преступному деянию, какие корни имеет в ней подобное поведение.
Желательно, чтобы описанное выше исследование личности было дополнено в отношении обвиняемых и подсудимых исследованием криминально-психологическим, задача которого — выяснить, носителем какого криминального типа является данный преступник. Но подробное рассмотрение этого последнего вида исследования выходит за пределы настоящей работы и по своей обширности требует отдельного сочинения. Некоторые черты его и классификация преступников обрисованы в моей «Криминальной психологии», более же подробное рассмотрение будет представлено в приготовляемой мной к печати «Методике криминально-психологического исследования». 6.
<< | >>
Источник: Познышев С.В.. Криминальная психология: Преступные типы. О психологическом исследовании личности как субъекта поведения вооб-ще и об изучении личности преступника в частности. 2007

Еще по теме Отношение к деньгам, накоплению, комфорту и богатству:

  1. Услуги и накопление общественного богатства
  2. 31. ДОГОВОРЫ МЕЖДУ СУБЪЕКТАМИ ОТНОШЕНИЙ ПО ИНВЕСТИРОВАНИЮ СРЕДСТВ ПЕНСИОННЫХ НАКОПЛЕНИЙ
  3. 29. ОБЯЗАННОСТИ СУБЪЕКТОВ ОТНОШЕНИЙ ПО ФОРМИРОВАНИЮ И ИНВЕСТИРОВАНИЮ СРЕДСТВ ПЕНСИОННЫХ НАКОПЛЕНИЙ
  4. Позиция по отношению к богатству и счастью
  5. 7. Обязанности каждого по охране природы и бережному отношению к природным богатствам
  6. Тест «Ваше отношение к деньгам
  7. ДЕНЬГИ И ЦЕННЫЕ БУМАГИ КАК ОБЪЕКТЫ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ ОТНОШЕНИИ
  8. Смысл накоплений
  9. Богатство
  10. 7.1. СУЩНОСТЬ НАКОПЛЕНИЙ И ИНВЕСТИЦИЙ
  11. Глава 7. НАКОПЛЕНИЯ. ИНВЕСТИЦИИ. ЭМИССИЯ
  12. 5-4. Накопление запасов
  13. Быстрая реакция населения в области накопления сбережений
  14. 2.3. ОЦЕНКА ИСКОПАЕМЫХ БОГАТСТВ