<<
>>

Письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 августа 1994 г. № С1-7/ОП-587 «Об отдельных рекомендациях, принятых на совещаниях по судебно-арбитражной практике»

(Извлечения)

Об использовании в качестве доказательств по арбитражным делам документов, подготовленных с помощью электронно-вычислительной техники.

IV Могут ли подтверждаться обстоятельства дела доказательствами, изготовленными и подписанными с помощью средств электронно-вычислительной техники, в которых использована система цифровой (электронной) подписи?

В соответствии с Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации каждая сторона должна доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований или возражений.

Письменные доказательства представляются в подлиннике или в заверенной надлежащим образом копии.

В том случае, когда стороны изготовили и подписали договор с помощью электронно-вычислительной техники, в которой использована система цифровой (электронной) подписи, они могут представлять в арбитражный суд доказательства по спору, вытекающему из этого договора, также заверенные цифровой (электронной) подписью.

Если же между сторонами возник спор о наличии договора и других документов, подписанных цифровой (электронной) подписью, арбитражному суду следует запросить у сторон выписку из договора, в котором указана процедура порядка согласования разногласий, на какой стороне лежит бремя доказывания тех или иных фактов и достоверности подписи.

С учетом этой процедуры арбитражный суд проверяет достоверность представленных сторонами доказательств.

При необходимости арбитражный суд вправе назначить экспертизу по спорному вопросу, используя при этом предусмотренную договором процедуру.

В случае отсутствия в таком договоре процедуры согласования разногласий и порядка доказывания подлинности договора и других документов, а одна из сторон оспаривает наличие подписанного договора и других документов, арбитражный суд вправе не принимать в качестве доказательств документы, подписанные цифровой (электронной) подписью.

Арбитражному суду, разрешающему подобный спор, следует оценить заключенный таким образом договор, всесторонне рассмотреть вопрос и о том, добровольно и со знанием дела стороны включили в договор процедуру рассмотрения споров и доказывания тех или иных фактов, не была ли она навязана стороне другой стороной с целью обеспечения только своих инте- ресов и ущемления интересов другой стороны, и с учетом этой оценки вынести решение по конкретному спору.

Председатель Высшего Арбитражного

Суда Российской Федерации В.Ф.

Яковлев

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 16 января 2001 г. № 1192/00 «При рассмотрении иска о запрещении использовать товарный знак, зарегистрированный на имя истца, в доменном имени страницы ответчика во Всемирной компьютерной сети Интернет и восстановлении деловой репутации истца, суд сделал неправильный вывод о том, что спорные правоотношения не подпадают под действие законодательства о товарных знаках»

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации рас-смотрел протест заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на решение от 30.08.99, постановление апелляционной инстанции от 28.10.99 Арбитражного суда города Москвы по делу № А40-25314/99-15-271 и постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 17.01.2000 по тому же делу.

Заслушав и обсудив доклад судьи, Президиум установил следующее. Корпорация «Истман Кодак Компани» обратилась в Арбитражный суд города Москвы с иском к предпринимателю без образования юридического лица Грундулу А.В. о запрещении использовать товарный знак «Kodak», зарегистрированный на имя истца, в доменном имени страницы ответчика во Всемирной компьютерной сети Интернет и о публикации судебного решения в целях восстановления деловой репутации потерпевшего.

В качестве третьего лица к участию в деле привлечен Российский научно-исследовательский институт развития общественных сетей (далее — институт), который как уполномоченный орган произвел регистрацию доменного имени.

Решением от 30.08.99 в удовлетворении искового требования отказано. Постановлением апелляционной инстанции от 28.10.99 решение оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением от 17.01.2000 оставил судебные акты без изменения.

В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации предлагается все названные судебные акты отменить, дело направить на новое рассмотрение.

Президиум полагает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно свидетельствам № 144925, 139358, выданным 16.08.96 и 28.02.96 Комитетом Российской Федерации по патентам и товарным знакам, корпорация «Истман Кодак Компани» (США) является владельцем товарных знаков в виде обозначения KODAK и комбинированного обозначения со словесным элементом «Kodak» в отношении классов товаров и услуг по Международной классификации товаров и услуг, указанных в них.

Российский предприниматель без образования юридического лица Грун- дул А.В.

11.12.98 заключил с институтом договор о регистрации в Российской Федерации доменного имени своей страницы в сети Интернет в зоне RU в виде обозначения WWWkodak.ru. Данное доменное имя давало возможность пользователям идентифицировать компьютер, подключенный к сети Интернет, посетить страницу, принадлежащую этому предпринимателю, и получить информацию о его коммерческой деятельности.

Полагая, что действия ответчика в соответствии со статьей 4 Закона Российской Федерации «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» являются нарушением прав владельца товарных знаков, истец обратился в суд с требованием о защите своих гражданских прав от незаконного использования товарных знаков.

Арбитражные суды отказали правообладателю в защите исключительных прав со ссылкой на отсутствие законодательного регулирования отношений, связанных с наименованием доменов в сети Интернет, а также на то, что доменное имя не является ни товаром, ни услугой, поэтому не подпадает под действие Закона «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров».

Такой вывод судов противоречит нормам названного Закона, а также статье 10.bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности.

Поскольку указанные выше свидетельства на товарные знаки выданы на территории Российской Федерации, то согласно действующему Закону «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» и положениям Парижской конвенции по охране промышленной собственности правоотношения, связанные с использованием и защитой товарных знаков, зарегистрированных в Российской Федерации, регулируются российским законодательством и названной конвенцией.

В соответствии с пунктом 1 статьи 4 упомянутого Закона владелец товарного знака имеет исключительное право пользоваться и распоряжаться товарным знаком, а также запрещать его использование другими лицами.

Как следует из пункта 2 статьи 4 этого же Закона, нарушением прав владельца товарного знака признается несанкционированное изготовление, применение, ввоз, предложение к продаже, продажа, иное введение в хозяйственный оборот или хранение с этой целью товарного знака или товара, обозначенного этим знаком, или обозначения, сходного с ним до степени смешения, в отношении однородных товаров.

Отсутствие в названных нормах Закона прямого указания на то, что использование в доменном имени чужого товарного знака является нарушением прав владельца товарного знака, не препятствует признанию судом таких действий предпринимателя правонарушением.

Согласно статье 10.bis названной выше Конвенции подлежат запрету все действия, способные каким бы то ни было способом вызвать смешение в отношении предприятий, продуктов либо промышленной или торговой деятельности конкурента.

Доменное имя используется в сети Интернет, которая представляет собой объединение компьютеров, соединенных друг с другом посредством телефонной либо иной связи.

С помощью этой сети можно передавать, получать информацию с одного компьютера на другой, обмениваться информацией. Возможности данной сети широко используются коммерческими организациями для продвижения своих товаров на рынок, для покупки и продажи товаров.

Основной функцией доменного имени является преобразование адресов IP (Internet protokol), выраженных в виде определенных цифр, в доменное имя для облегчения поиска и идентификации владельца информационного ресурса.

Современная коммерческая практика показала, что при выборе доменных имен для сети Интернет владельцы информационных ресурсов останавливаются на максимально простых и логичных именах (слово, группа букв и т.п.), которые обычно ассоциируются у потребителей непосредственно с конкретным участником хозяйственного оборота или его деятельностью. Доменные имена фактически трансформировались в средство, выполняющее функцию товарного знака, который дает возможность отличать соответственно товары и услуги одних юридических или физических лиц от однородных товаров и услуг других юридических или физических лиц. Кроме того, доменные имена, содержащие товарные знаки или торговые наименования, имеют коммерческую стоимость.

При рассмотрении спора арбитражные суды не дали оценки действиям российского предпринимателя Грундула А.В., умышленно зарегистрировавшего на территории Российской Федерации доменное имя, которое содержало не его наименование (либо иное средство индивидуализации) как участника экономического оборота, а обозначение «Kodak», то есть товарный знак другого юридического лица. Не исследовались вопросы о смешении доменного имени ответчика с товарным знаком истца и получении ответчиком возможности вследствие указанных действий привлекать на свою страницу в сети Интернет потенциальных покупателей товаров под товарным знаком «Kodak», поскольку товары и услуги истца и ответчика относятся к одному и тому же роду и виду, имеют общих потребителей и общий рынок сбыта. Следовало также оценить вероятность получения предпринимателем экономической выгоды от посещения пользователями сети Интернет страницы с доменным именем www.kodak.ru, на которой размешалась информация о его магазине и о наличии в нем товаров, обозначенных товарным знаком «Kodak».

Вопрос о возможности квалифицировать такие действия как применение или иное введение в хозяйственный оборот чужого товарного знака или обозначения, сходного с ним до степени смешения, либо как проявление недобросовестной конкуренции судом не рассматривался.

Кроме того, при новом рассмотрении спора необходимо проверить, не предпринимались ли ответчиком попытки продать или иначе передать доменное имя собственнику товарного знака, и оценить наличие на сайте информации о принадлежности прав на него иному лицу.

Необходимо учесть, что вступившим в законную силу решением Арбитражного суда города Москвы от 04.10.2000 по делу № А40-46846/99-83-491 ответчику запрещено использовать названное доменное имя, поэтому следует проверить, был ли исполнен указанный судебный акт.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 187—189 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил:

решение от 30.08.99, постановление апелляционной инстанции от 28.10.99 Арбитражного суда города Москвы по делу № А40-25314/99-15-271 и постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 17.01.2000 по тому же делу отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в первую инстанцию Арбитражного суда города Москвы.

Председатель

Высшего Арбитражного Суда

Российской Федерации В.Ф.

Яковлев

Решение Судебной палаты по информационным спорам при Президенте России № 11(174) от 21 октября 1999 г. «Об обращении губернатора Кемеровской области А.М. Тулеева по поводу сведений, распространенных Агентством политических новостей»

В Судебную палату обратился губернатор Кемеровской области А.М. Тулеев в связи с тем, что 25 июня 1999 года через Интернет Агентством политических новостей была распространена информация о том, что он, А.М. Тулеев, «принял православное вероисповедание: прошел обряд крещения и стал членом местного церковного прихода». В информации также утверждается, что А.М. Тулеев «в начале 90-х годов стал адептом ислама и даже совершил хадж в Мекку».

Заявитель считает, что «каждое слово в этой «информации» является провокационным вымыслом». Подобную же информацию опубликовали газета «Версия» (№ 24 за 29 июня — 5 июля 1999 г.) и журнал «Профиль» (№ 25 от 5 июля 1999 г.).

Заслушав представителя заявителя В.Г. Соловьева, экспертов И. А. Фе- дотченко и Е.Н. Герцеву, изучив представленные материалы, Судебная палата установила.

Агентство политических новостей (шеф-редактор Л.И. Сигал, используемый информационный ресурс в сети Интернет: http//www.apn.ru) 25 июня 1999 г. распространило через Интернет информационное сообщение «Тулеев принял православное крещение», которое располагалось по электронному адресу: http://www.apn.ru/19990625_A_Tuleev.htm Полностью текст этого сообщения под рубрикой «Говорят, что» опубликовала газета «Версия» (№ 24(48) от 29 июня — 5 июля 1999 г.). Журнал «Профиль» ограничился короткой подписью под фотографией: «Недавно исламист Тулеев обратился в православие».

2 июля 1999 года пресс-служба администрации Кемеровской области опровергла данное сообщение, распространив опровержение через ведущие информационные агентства страны.

Судебная палата располагает также Заявлением Совета муфтиев России от 14 июля 1999 г., в котором, в частности, сказано: «Нам не известен факт личного отказа А.М. Тулеев от ислама — веры предков.

Решение об этом не выносил ни один из муфтиев России. Такое решение, по исламу, нельзя выносить заочно».

С опровержением информации, распространенной Агентством политических новостей, также выступила Кемеровская и Новокузнецкая епархия.

Таким образом, Агентство политических новостей, газета «Версия» и журнал «Профиль» опубликовали сведения, не имеющие ничего общего с действительностью, тем самым нарушив п.2 ч. 1 ст.49 Закона Российской Фе-дерации «О средствах массовой информации», обязывающий журналистов проверять достоверность сообщаемой ими информации.

Слухи о том, что А.М.Тулеев якобы «принял православное крещение», Агентство политических новостей и журнал «Профиль» распространили под видом достоверных сообщений, допустив тем самым злоупотребление правами журналиста, что запрещено ст. 51 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации».

Судебная палата отмечает, что выбор веры — личное, частное дело каждого человека. Журналисты, согласно ст.49 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации», распространяя через СМИ сведения о личной жизни гражданина, обязаны получить от самого гражданина либо его законных представителей согласие на их распространение. Если бы сотрудники Агентства политических новостей, газеты «Версия» и журнала «Профиль» попытались это сделать, то они убедились бы в недостоверности информации, которой располагали.

Вмешательство в тонкую сферу религиозных отношений требует корректности и деликатности. Средства массовой информации, участвующие в данном информационном споре, пренебрегли этим правилом. Публикация ими «сенсационных» недостоверных сведений повлекла за собой следующий пласт информации о том, что, якобы, на экстренном заседании шуры алимов (мусульманской экстремистской организации) А.М. Тулеев был приговорен к смертной казни за отказ от ислама. Эти обстоятельства заставили правоохранительные органы принимать экстренные меры безопасности в отношении губернатора Кемеровской области.

Согласно ст. 57 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» редакции газеты «Версия» и журнала «Профиль», получившие сообщения от Агентства политических новостей, освобождаются от ответственности за нарушение закона. В то же время Судебная палата отмечает, что данные издания и не пытались проверить полученную информацию. В итоге была растиражирована фальшивка, задевающая религиозные чувства людей.

Как сообщило Судебной палате Министерство Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций, Агентство политических новостей не зарегистрировано в качестве средства массовой информации. Вместе с тем оно активно распространяет информа-цию с использованием сети Интернет.

Оценивая организационно-правовую природу Агентства политических новостей, Судебная палата исходит из того, что оно представляет собой информационное агентство, использующее иную форму периодического рас- пространения массовой информации в смысле части второй ст.2 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» — сеть Интернет.

В соответствии со ст.23 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» «в отношении информационных агентств на них одновременно распространяется статус редакции, издателя, распространителя и правовой режим средства массовой информации».

Исходя из этого, с точки зрения Судебной палаты, к деятельности Агентства политических новостей полностью применимы положения ст.56 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации», в соответствии с которым «учредители, редакции, распространители..., журналисты, авторы распространенных сообщений и материалов несут ответственность за нарушения законодательства Российской Федерации о средствах массовой информации».

В то же время Судебная палата констатирует, что на сегодняшний день в законодательстве Российской Федерации отсутствует четкая система правовой регламентации деятельности новых средств массовой информации, появившихся в связи с развитием сети Интернет.

Учитывая изложенное, руководствуясь п. 4, 9, 10 Положения о Судебной палате, Судебная палата решила.

Признать, что публикация 25 июня 1999 г. Агентством политических новостей недостоверных сведений, касающихся А.М. Тулеева, представляет собой злоупотребление правами журналиста и нарушение норм журналистской этики.

Объявить замечание шеф-редактору Агентства политических новостей Л.И. Сигалу.

Рекомендовать Агентству политических новостей, редакциям газеты «Версия» и журнала «Профиль» опубликовать опровержение распространенной ими недостоверной информации.

Рекомендовать Комитету по информационной политике и связи Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации активизировать разработку предложений по законодательной регламентации новых способов распространения массовой информации с использованием Интернета.

Опубликовать данное решение в «Российской газете». Заместитель председателя

Судебной палаты В. Монахов МИНИСТЕРСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО НАЛОГАМ И СБОРАМ

МИНИСТЕРСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО НАЛОГАМ И СБОРАМ

<< | >>
Источник: В.Н. Монахов. СМИ и Интернет: проблемы правового регулирования. 2003

Еще по теме Письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 августа 1994 г. № С1-7/ОП-587 «Об отдельных рекомендациях, принятых на совещаниях по судебно-арбитражной практике»:

  1. 8.1. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФот 16.01 2001 г. № 1192/0
  2. Определения арбитражного суда
  3. 6.4. Федеральные арбитражные суды арбитражных округов
  4. Судьи арбитражного суда
  5. Решение арбитражного суда
  6. АРБИТРАЖНАЯ ПРАКТИКА
  7. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА СССР от 29 августа 1980 г. №6О практике назначения судами дополнительных наказаний
  8. 1.1. Подсудность и подведомственность арбитражного суда
  9. 31. АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ, ИХ МЕСТО И РОЛЬ В СУДЕБНОЙ СИСТЕМЕ РФ
  10. ПРОИЗВОДСТВО ПО ПЕРЕСМОТРУ СУДЕБНЫХ АКТОВ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
  11. 5.5. Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 28 августа 1998 г. о распространении действия Закона РФ «О защите прав потребителей» на международные воздушные перевозки
  12. 8.3. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западногоокругаот 16.09 2003 года Дело № А56-630/0
  13. Раздел I. ПРИМЕНЕНИЕ ПОЛОЖЕНИЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСАРОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ О ДОГОВОРЕ АРЕНДЫ ЗДАНИЙ, СООРУЖЕНИЙ,НЕЖИЛЫХ ПОМЕЩЕНИЙ В АРБИТРАЖНОЙ ПРАКТИКЕ
  14. Ашихмин И.Н.. Аренда недвижимости. Анализ арбитражной практики разрешения споров. Практическое пособие по применению Гражданского и земельного законодательства РФ, 2006
  15. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА СССР от 16 октября 1972 г. № 9О судебной практике по делам о хулиганстве