<<
>>

ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА СОЮЗА ССР

¦ Постановление 20-го пленума верховного суда СССР , от 7 мая 1928 г.

О зачете в срок предварительного заключения времени, проведенного под арестом в дисциплинарном порядке

В отмену циркуляра Военной коллегии Верховного Суда СССР № 7 за 1927 г. разъяснить, что время, проведенное военнослужащими под арестом в дисциплинарном порядке иа гауптвахте за деяние, которое впоследствии повлекло за собой предание суду, подлежит зачету как предварительное заключение, засчитываемое судами при вынесении ими приговоров.

Постановление 23-го пленума верховного суда СССР от 4 марта 1929 г.

J Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям (с изменениями, внесенными постановлением Пленума от 14 марта 1963 г.

№ 1)

Ввиду того, что в практике судебных органов в некоторых союзных республиках имели место случаи неправильного применения амнистии к X годовщине Октябрьской революции по отношению к длящимся преступлениям, Верховный Суд СССР предлагает Верховным судам союзных республик нижеследующее разъяснение о порядке применения амнистии и давности к преступлениям, имеющим длительный характер:

Уголовное законодательство СССР и союзных республик предусматривает особые формы преступных деяний, которые совершаются в течение более или менее длительного времени. Примерами таких преступлений могут служить уклонение от очередного призыва на действительную военную службу (ст. 17 Закона об уголовной ответственности за государственные преступления), самовольная отлучка (ст. 9 Закона об уголовной ответственности за воинские преступления), злостное уклонение от уплаты алиментов или от содержания детей (ст. 122 УК РСФСР), незаконное хранение или ношение оружия (ст. 218 УК РСФСР), недонесение о преступлениях (ст. 190 УК РСФСР) и др.

Такого рода преступления, именуемые длящимися, характеризуются непрерывным осуществлением состава определенного преступного деяния. Длящееся преступление начинается с какого-либо преступного действия (например, при самовольной отлучке) или с акта преступного бездействия (при не-донесении о преступлении). Следовательно, длящееся преступление можно определить, как действие или бездействие, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой уголовного преследования.

Весьма сходны с длящимися преступлениями преступления продолжаемые, т. е. преступления, складывающиеся из ряда тождественных преступных действий, направленных к общей цели и составляющих в своей совокупности единое преступление. К этим преступлениям относится, например, истязание, выражающееся в систематическом нанесении побоев (ст. 113 УК РСФСР).

Как длящиеся, так и продолжаемые преступления характеризуются продолжительностью преступных действий, и при применении амнистии и давности к этим преступлениям необходимо точно устанавливать начало и конец их совершения.

Д лящееся преступление начинается с момента совершения преступного действия (бездействия) и кончается вследствие действия самого виновного, направленного к прекращению преступления, или наступления событий, препятствующих совершению преступления (например, вмешательство органов власти).

Поэтому амнистия применяется к тем длящимся преступлениям, которые окончились до ее издания. К длящимся же преступлениям, продолжавшимся после издания амнистии, таковая не применяется.

Срок давности уголовного преследования в отношении длящихся преступлений исчисляется со времени их прекращения по воле или вопреки воле виновного (добровольное выполнение виновным своих обязанностей, явка с повинной, задержание органами власти и др.).

При этом лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности, если со времени совершения преступления прошло пятнадцать лет и давность не была прервана совершением нового преступления.

5.

Началом продолжаемого преступления надлежит считать совершение первого действия из числа нескольких тождественных действий, составляющих одно продолжаемое преступление, а концом - момент совершения последнего преступного действия.

В соответствии с этим амнистия применяется к продолжаемым деяниям, вполне закончившимся до издания амнистии, и ие применяется, если хотя бы одно из преступных действий, образующих продолжаемое деяние, совершено было после издания амнистии.

Равным образом срок давности в отношении продолжаемых деяний исчисляется с момента совершения последнего преступного действия из числа составляющих продолжаемое преступление.

Постановление 35-го пленума верховного суда СССР от 26 октября 1931 г.

О разъяснении ст. 22 положения о государственных преступлениях в связи с международной конвенцией о борьбе с подделкой денежных знаков, подписанной

представителями СССР в Женеве 20 апреля 1929 г.

Правительство СССР ратифицировало 3 мая 1931 г. Международную конвенцию о борьбе с подделкой денежных знаков, подписанную представителями СССР в Женеве 20 апреля 1929 г.

Эта Конвенция предусматривает ряд материальных и процессуальных норм, имеющих своей целью борьбу с подделкой денежных знаков, под которыми, согласно ст. 2 Конвенции, понимаются металлическая монета и бумажные деньги, включая банковские билеты, имеющие хождение в силу закона.

В связи с этим, Пленум Верховного Суда СССР разъясняет, что постановления Конвенции, в соответствии со ст. 2 ее, применяются из числа уголовных деяний, предусматриваемых в ст. 22 Положения о государственных преступлениях лишь в случаях подделки или сбыта как советской, так и иностранной металлической монеты и имеющих хождение в силу закона бумажных денег, в том числе и банковских билетов.

Постановление пленума Верховного суда СССР от 4 марта 1961 г. № 1

О судебной практике по применению условного осуждения (с изменениями, внесенными постановлениями Пленума от 3 декабря 1962 г. № 17, 4 декабря 1969 г. № 12, от 26 апреля 1984 г. № 7)

Заслушав и обсудив доклады председателя Верховного Суда РСФСР, председателя Верховного Суда Молдавской ССР, председателя Верховного Суда Латвийской ССР и председателя Верховного Суда Киргизской ССР о практике применения судами условного осуждения, Пленум Верховного Суда СССР отмечает, что суды за последние годы стали шире применять условное осуждение к лицам, виновным в преступлениях,- не представляющих большой опасности для общества. Если в 1958 г. условное осуждение было применено к 6,3% осужденных, то в 1959 г. было осуждено 11,5% и в 1960 г. 17,1% от общего числа осужденных.

Судебная практика показывает, что условное осуждение, применяемое в соответствии с законом, с учетом конкретных обстоятельств дела и личности виновного, вполне себя оправдывает и оказывает большое воспитательное и предупредительное воздействие. Применение условного осуждения дает возможность обеспечить перевоспитание и исправление правонарушителя при активном участии общественности без изоляции виновного от общества. Подавляющее большинство условно осужденных ие совершает повторных правонарушений и положительно проявляет себя на производстве и в быту.

В практике применения судами условного осуждения выработаны определенные формы связи судебных органов с общественными организациями и трудовыми коллективами, наблюдения за поведением условно осужденных и проведения с ними воспитательной работы.

Вместе с тем Пленум Верховного Суда СССР отмечает наличие серьезных недостатков и грубых ошибок, допускаемых в судебной практике по применению условного осуждения.

В нарушение ст. 38 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, требующей при вынесении приговора об условном осуждении учитывать обстоятельства дела и личность виновного, суды в ряде случаев применяли условное осуждение к злостным преступникам, в том числе к рецидивистам, что приводит к ослаблению борьбы с преступностью.

В некоторых случаях суды, применяя условное осуждение, не учитывают тяжести совершенных деяний и наступивших вредных последствий.

Имели место факты, когда суды при применении условного осуждения не учитывали данные, отрицательно характеризующие личность осужденного.

В отдельных случаях суды, применяя условное осуждение, не учитывали ни обстоятельств дела, ни данных о личности виновного.

Наряду с указанными ошибками, свидетельствующими о необоснованном применении условного осуждения, встречаются факты неправильного применения судами лишения свободы к лицам, совершившим не столь опасные преступления, исправление которых возможно без изоляции их от общества.

Серьезным недостатком в практике применения условного осуждения до сих пор является то, что многие суды недооценивают роль общественности в деле исправления и перевоспитания условно осужденных и, применяя условное осуждение, не всегда используют возможность передачи осужден-ных на перевоспитание общественности. В некоторых Случаях суды необоснованно отклоняют ходатайства трудовых коллективов или общественных организаций о передаче им на перевоспитание лиц, виновных в совершении менее опасных преступлений.

Иногда суды не учитывают большого воспитательного воздействия самого факта обсуждения поступков правонарушителя на собрании трудового коллектива или общественной организации и в нарушение закона принимают к рассмотрению ходатайства об условном осуждении, исходящие от отдельных должностных лиц или руководителей общественных организаций, что не может рассматриваться как выражение воли коллектива.

Пленум Верховного Суда СССР постановляет:

Указать судам, что при применении условного осуждения необходимо в каждом конкретном случае, в соответствии со ст. 20 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик исходить из целей, как исправления и перевоспитания осужденного, так и предупреждения совершения новых преступлений осужденными и иными лицами.

Учитывая важное воспитательное и предупредительное значение условного осуждения, обратить внимание судов на необходимость применять условное осуждение в тех случаях, когда, в соответствии с обстоятельствами дела и с учетом личности виновного, суды придут к убеждению о нецелесообразности отбывания виновным, совершившим преступление, не представляющее большой общественной опасности, назначенного по приговору наказания.

При решении вопроса о применении условного осуждения суды во всех случаях обязаны всесторонне и объективно оценивать всю совокупность обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность, с обязательным приведением в приговоре мотивов принятого решения.

Указать судам, что условное осуждение, как правило, не должно применяться к лицам, виновным в совершении тяжких преступлений. Суд может применять условное осуждение к отдельным участникам таких преступлений лишь в тех случаях, когда установлена второстепенная роль этих лиц, а также если данные, характеризующие личность виновного, и обстоятельства, при которых совершено преступление, дают основание считать нецелесообразной изоляцию осужденного от общества.

С особой осторожностью суды должны подходить к применению условного осуждения в отношении лиц, которые, хотя в данном случае и совершили преступление, не представляющее большой общественной опасности, но в прошлом неоднократно совершали преступления.

Учитывая, что важной задачей условного осуждения является исправление и перевоспитание осужденного посредством сочетания мер государственного принуждения с общественным воздействием трудового коллектива без изоляции виновного от общества, суды должны в каждом случае условного осуждения применять необходимые меры по обеспечению такого воздействия на условно осужденного.

При удовлетворении ходатайства общественной организации или трудового коллектива о передаче условно осужденного для исправления и перевоспитания суды должны разъяснять коллективу вы-сокую моральную ответственность за проведение С условно осужденным воспитательной работы и оказывать коллективу необходимую помощь.

Применяя условное осуждение при отсутствии ходатайств общественной организации или трудового коллектива, суды в соответствии с законодательством Союза ССР и союзных республик вправе ставить вопрос перед общественной организацией или отдельным лицом (из числа членов данного коллектива или общественной организации) об их согласии принять на себя обязанность по наблюдению за условно осужденным и проведению с ним воспитательной работы.

(Утратил силу.)

(Утратил силу.)

При применении условного осуждения председательствующий в судебном заседании после провозглашения приговора должен разъяснить условно осужденному значение испытательного срока и предупредить о последствиях совершения им в течение испытательного срока нового преступления или систематических нарушений общественного порядка, а также невыполнения обещания примерным поведением и честным трудом доказать свое исправление либо оставления трудового коллектива с целью уклониться от общественного воздействия.

Вопрос о сокращении испытательного срока, установленного приговором при условном осужде-нии, надлежит разрешать в соответствии с законодательством союзных республик (ст. 44 УК РСФСР и соответствующие ст. УК других союзных республик) при наличии ходатайства обществеииой организации или трудового коллектива, которым поручено наблюдение за условно осужденным, и при условии истечения не менее половины этого срока, с учетом тяжести совершенного преступления, личности виновного и других обстоятельств дела.

(Утратил силу.)

' ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА СССР

от 31 июля 1962 г. № 11

О судебной практике по делам о заранее не обещанном укрывательстве преступлений, приобретении и сбыте заведомо похищенного имущества

Действующим уголовным законодательством строго разграничена ответственность за совершение преступления в соучастии от заранее не обещанного укрывательства или недонесения о преступлении. Правильная квалификация содеянного, как соучастия в совершении преступления либо как заранее не обещанного укрывательства или недонесения, имеет большое значение в обеспечении законности в деятельности органов правосудия, индивидуализации наказания и выполнении задач предупреждения преступлений.

Результаты обобщения судебной практики свидетельствуют о том, что в ходе предварительного и судебного следствия ие уделяется еще должного внимания выяснению всех обстоятельств, связанных с разграничением соучастия в преступлении, заранее ие обещанного укрывательства преступлений, недонесения о преступлениях, а также приобретения или сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем.

Иногда суды проходят мимо такого необходимого признака соучастия, как наличие причинной и виновной связи между действием или бездействием лица и совершенным преступлением.

По групповым делам суды в ряде случаев тщательно ие выясняют роли каждого виновного в совершении преступления. Нередко об отсутствии признаков соучастия делаются выводы лишь на том основании, что сами действия обвиняемого были совершены после окончания преступления, без учета того, что они были заранее обещаны; при этом суды иногда исходят лишь из показаний лиц, привлеченных к ответственности и заинтересованных в исходе дела, не учитывают других доказательств, свидетельствующих о наличии соучастия в преступлении. В связи с этим действия организаторов, подстрекателей и пособников иногда ошибочно квалифицируются не как соучастие, например, в хищении, а лишь как заранее не обещанное укрывательство либо приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем.

Такие ошибки влекут за собой неоправданное смягчение ответственности лиц, являющихся соучастниками в хищении государственного и общественного имущества и других опасных преступлениях.

Нет единообразия в квалификации преступных деяний, выразившихся в приобретении и сбыте ценностей, добытых преступным путем. Нередки факты, когда лица, приобретающие у расхитителей народного добра заведомо похищенные в государственных организациях запасные части, строительные материалы или иные ценности и возводящие за счет похищенного дома, дачи и другие строения, не несут должной ответственности.

В других случаях суды неправильно квалифицируют заранее ие обещанное участие в реализации похищенного, как соучастие в преступлении.

По-разному в судебной практике квалифицируются случаи приобретения и сбыта должностными лицами с использованием своего служебного положения государственного или общественного имущества, добытого преступным путем. В одних случаях такие действия квалифицируются, как злоупотребление служебным положением, в других — как соучастие в хищении государственного или общественного имущества путем кражи, либо как хищение государственного или общественного имущества путем злоупотребления служебным положением.

При рассмотрении дел этой категории допускаются и другие ошибки. Одни суды квалифицируют укрывательство по совокупности с недонесением о преступлении, другие такие действия рассматривают только как заранее не обещанное укрывательство.

Суды не уделяют должного внимания анализу и обобщению судебной практики по делам о заранее не обещанном укрывательстве преступлений, приобретении и сбыте заведомо похищенного имущества.

В целях устранения недостатков при применении законодательства по указанной категории дел Пленум Верховного Суда СССР постановляет дать судам следующие руководящие разъяснения:

Суды в соответствии с законом должны правильно разграничивать соучастие, под которым понимается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении преступления, от таких форм прикосновенности к преступлению, как заранее ие обещанное укрывательство и недонесение о преступлениях.

Укрывательство преступления, а также приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, образуют либо соучастие в преступлении, либо, в случаях, предусмотренных законом, самостоятельную преступную деятельность, ответственность за которую должна наступать по ст. 189 или ст. 208 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик.

Укрывательство преступления, а также приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, могут быть признаны соучастием, если эти действия были обещаны исполнителю до или во время совершения преступления, либо по другим причинам (например, в силу систематического их совершения) давали основание исполнителю преступления рассчитывать на подобное содействие.

Заранее не обещанное укрывательство преступления, а равно приобретение или сбыт заведомо похищенного имущества, совершенные должностным лицом путем использования своего служебного положения, надлежит квалифицировать по статьям УК союзных республик, предусматривающим ответственность за указанные преступления, и, по совокупности, как злоупотребление служебным положением.

Действия должностных лиц, приобретающих заведомо похищенное имущество в целях его последующей реализации с использованием своего служебного положения, если эти действия были за-ранее обещаны расхитителю или совершались систематически, что давало основание расхитителю рассчитывать на подобное содействие должностного лица, подлежат квалификации, как злоупотребление служебным положением и соучастие в хищении.

Недонесение о преступлении со стороны лица, являющегося соучастником преступления, либо виновного в заранее не обещанном укрывательстве преступления, не требует дополнительной квалификации по статьям уголовных кодексов о недонесении, поскольку недонесение в этих случаях является частью более тяжкого преступления и охватывается статьями, предусматривающими ответственность за указанные преступления.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА СССР , от 25 марта 1964 г. № 2

О судебной практике по делам об изнасиловании (с изменениями, внесенными постановлением Пленума от 26 апреля 1984 г. № 7)

Изучение судебной практики показало, что суды в основном правильно решают дела об изнасиловании и назначают меры наказания виновным с учетом требования закона.

Вместе с тем, Пленум отмечает, что в деятельности судов имеются ошибки и недостатки, приводящие в ряде случаев к освобождению виновных от ответствеииости или необоснованному осуждению, а также к неправильной квалификации содеянного. Такие недостатки являются главным образом следствием неполного исследования обстоятельств дела, неправильной оценки действий подсудимого, содержания и направления его умысла. Отмечается различное понимание закона, предусматривающего ответственность за изнасилование, что в ряде случаев приводит к отмене или изменению приговоров.

В целях правильного и единообразного применения закона об ответственности за изнасилование и устранения недостатков в судебной практике Пленум Верховного Суда СССР постановляет дать судам следующие руководящие разъяснения:

1. Обратить внимание судов иа необходимость вести решительную борьбу с таким опасным преступлением, как-изнасилование, ие допуская необоснованного ослабления ответственности в отноше- нии лиц, совершивших это преступление. При назначении уголовного наказания суды должны учитывать характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного и обстоятельства дела, смягчающие и отягчающие ответственность.

При рассмотрении дел об изнасиловании суды, как и по другим делам, строго руководствуясь ст. ст. 14 и 17 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, должны всесторонне, полно и объективно исследовать все обстоятельства дела в их совокупности и с учетом особенностей этой категории дел тщательно выяснить обстановку происшествия и взаимоотношения подсу-димого с потерпевшей.

Поскольку ст. 117 УК РСФСР и соответствующие статьи УК других союзных республик не предусматривают такого признака, как применение обмана, действия лица, добившегося согласия потерпевшей на совершение полового акта путем злоупотребления доверием, например, заведомо ложного обещания вступить с ней в брак, не могут рассматриваться, как изнасилование.

Изнасилование или покушение на изнасилование, сопровождающееся причинением легких или менее тяжких телесных повреждений, подлежит квалификации только по ч. 1 ст. 117 УК РСФСР и соответствующих статей УК других союзных республик, а если причинены телесные повреждения, повлекшие последствия, указанные в ст. 108 УК РСФСР и соответствующих статьях УК других союзных республик, то по ч. 4 тех же статей УК союзных республик. В указанных случаях дополнительная квалификация по другим статьям о преступлениях против личности (например, по ст. ст. 112, 109, 108 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик) не требуется, так как применение насилия и причинение вреда здоровью потерпевшей охватывается диспозицией закона об ответственности за изнасилование.

Под угрозой, применяемой как средство подавления сопротивления потерпевшей в целях ее изнасилования, следует понимать запугивание потерпевшей такими действиями или высказываниями, которые выражали намерение немедленного применения физического насилия к самой потерпевшей цли к ее близким родственникам (например, к ее детям).

.По ч. 2 ст. 117 УК РСФСР, ч. 2 ст. 94 УК Узбекской ССР и ч. 2 ст. 112 УК Армянской ССР надлежит квалифицировать действия виновного, который при изнасиловании или при покушении на него в целях подавления сопротивления угрожал потерпевшей причинением тяжких телесных повреждений или убийством.

Изнасилование следует признавать совершенным с использованием беспомощного состояния потерпевшей в тех случаях, когда она в силу своего физического или психического состояния (физические недостатки, расстройство душевной деятельности и иное болезненное либо бессознательное состояние и т. п.) не могла понимать характера и значения совершаемых с нею действий или не могла оказать сопротивление виновному и последний, вступая в половое сношение, сознавал, что потерпевшая находится в таком беспомощном состоянии.

В частности, при оценке обстоятельств изнасилования потерпевшей, находившейся в опьяненном состоянии, суды должны исходить из того, что беспомощным состоянием в таких случаях может быть признана только такая степень опьянения, которая лишала потерпевшую возможности сознавать окружающую обстановку, понимать значение совершаемых виновным действий или оказывать ему сопротивление.

Ч. 2 ст. 117 УК РСФСР и соответствующих статей УК других союзных республик, предусматривающая повыщенную ответственность за изнасилование, совершенное лицом, ранее совершившим изнасилование, подлежит применению независимо от того, был ли виновный осужден за ранее совершенное изнасилование, было ли оконченным изнасилование и являлся ли виновный исполнителем либо иным соучастником этих преступлений.

Изнасилование не может быть признано повторным, если судимость за ранее совершенное изнасилование с виновного снята в порядке амнистии или помилования, либо погашена или снята, в соответ-ствии со ст. 47 Основ уголовного законодательства Союза ССР и' союзных республик, а также если к моменту совершения второго изнасилования истекли сроки давности уголовного преследования за ранее совершенное преступление, или сроки исполнения обвинительного приговора, указанные в ст. ст. 41 и 42 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик.

. При совершении двух или более изнасилований, ответственность за которые предусмотрена различными частями ст. 117 УК РСФСР и соответствующих статей УК других союзных республик, а также при совершении в одном случае покушения на изнасилование или соучастия в этом преступлении, а в другом - оконченного изнасилования, действия виновного по каждому из указанных преступлений должны квалифицироваться самостоятельно.

Особо тяжкими последствиями, дающими основание квалифицировать действия виновного по ч. 4 ст. 117 УК РСФСР и соответствующих статей УК других союзных республик, судом могут быть признаны, например, смерть или самоубийство потерпевшей, либо расстройство душевной деятельности, последовавшие в результате изнасилования, а также причинение ей телесных повреждений в процессе изнасилования или покушения на него, повлекшие потерю зрения, слуха, прерывание беременности или иные последствия, предусмотренные ст. 108 УК РСФСР и соответствующими ст. УК других союзных республик.

Одним из оснований для квалификации изнасилования по ч. 3 ст. 117 УК РСФСР и соответствующих статей УК других союзных республик является несовершеннолетие потерпевшей. Применяя этот закон, суды должны учитывать, что, в силу ст. 3 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, уголовной ответственности подлежит лицо, которое знало или допускало, что совершает насильственный половой акт с несовершеннолетней, либо могло и должно было это предвидеть. При этом суды должны учитывать ие только показания самого обвиняемого, но и тщательно проверять их соответствие всем конкретным обстоятельствам дела, не допуская необоснованного освобождения виновных от ответственности за изнасилование несовершеннолетней. В то же время суды должны иметь в виду, что при наличии доказательств, подтверждающих, что виновный добросовестно заблуждался относительно фактического возраста потерпевшей, несовершеннолетие потерпевшей ие может служить основанием для квалификации его действий по ч. 3 ст. 117 УК РСФСР и соответствующих ст. УК других союзных республик.

Квалификация изнасилования, как совершенного группой лиц, может иметь место в случае, когда лица, принимавшие участие в изнасиловании, действовали согласованно в отношении потерпевшей, причем, как групповое изнасилование, должны квалифицироваться не только действия лиц, совершивших насильственный половой акт, но и действия лиц, содействовавших им путем применения насилия к потерпевшей. При этом действия лиц, лично не совершавших насильственного полового акта, но путем применения насилия к потерпевшей содействовавших другим в ее изнасиловании, должны квалифицироваться, по ч. 3 ст. 117 УК РСФСР и соответствующих ст. УК других союзных республик, как соисполнителей этого преступления, а не как пособников. Действия лиц, организовавших изнасилование группой, следует квалифицировать по ч. 3 ст. 117 УК РСФСР и соответствующих статей УК других союзных республик независимо от того, что другие участники в соответствии со ст. 10 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик не были привлечены к уголовной ответственности.

При разрешении дел о покушении на изнасилование с применением физического насилия суды должны устанавливать, действовал ли подсудимый с целью совершения полового акта и являлось ли примененное им насилие средством к достижению этой цели. Только при наличии этих обстоятельств действия виновного могут рассматриваться как покушение на изнасилование. В связи с этим необхо-димо отличать покушение на изнасилование от других преступных посягательств, затрагивающих честь, достоинство и неприкосновенность личности женщин (хулиганство, причинение телесных повреждений, оскорбление и др.).

В соответствии со ст. 16 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, добровольный отказ от совершения изнасилования надлежит рассматривать не как смягчающее вину обстоятельство, а как обстоятельство, исключающее ответственность за попытку совершить данное преступление. В подобных случаях лицо не подлежит ответственности за покушение на изнасилование и может отвечать за фактически совершенные им действия лишь в том случае,- если они содержат состав иного преступления. Вместе с тем, суды должны иметь в виду, что не может быть признан добровольным и, следовательно, устраняющим ответственность отказ, который вызван невозможностью дальнейшего продолжения преступных действий вследствие причин, возникших помимо воли виновного.

При рассмотрении дел по обвинению лиц, не достигших совершеннолетия, в изнасиловании либо в совершении иных половых преступлений (ст. 119 и 120 УК РСФСР и соответствующие статьи УК других союзных республик), суды должны учитывать, что, в соответствии со ст. 10 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, лица в возрасте от 14 до 16 лет подлежат ответственности только за изнасилование, а за иные предусмотренные законом половые преступления уголовной ответственности не несут.

Лица, достигшие 16-летнего возраста, уголовную ответственность могут нести, как за изнасилование, так и за иные половые преступления, предусмотренные ст. 119 и 120 УК РСФСР и соответствующими ст. УК других союзных республик.

Однако при решении вопроса об уголовной ответственности лиц, не достигших совершеннолетия, за половое сношение с лицом, не достигшим половой зрелости или не достигшим шестнадцатилетнего возраста, а также за развратные действия в отношении несовершеннолетних суды должны учитывать, что закон в указанных случаях направлен на охрану нормального развития несовершеннолетних обоего пола. Поэтому в каждом конкретном случае, исходя из возраста обоих несовершеннолетних, данных, характеризующих их личность, наступивших последствий и иных обстоятельств дела, суды должны обі

суждать вопрос о целесообразности применения к несовершеннолетнему мер уголовного наказания. Рекомендовать судам по указанным видам преступлений шире практиковать применение в отношении несовершеннолетних принудительных мер воспитательного характера, не являющихся уголовным наказанием (ст. 63 УК РСФСР и соответствующие ст. УК других союзных республик).

Обратить особое внимание судебных органов на их обязанность строго соблюдать требование закона о порядке возбуждения уголовных дел об изнасиловании, совершенном без отягчающих обстоятельств. В качестве основания для возбуждения такого уголовного дела при отсутствии письменного заявления потерпевшей может служить лишь ее устное заявление, запротоколированное в порядке; предусмотренном соответствующими статьями УПК союзных республик.

При отсутствии жалобы потерпевшей подобные дела могут быть возбуждены непосредственно прокурором только в случаях, специально предусмотренных процессуальным законодательством союзных республик.

При рассмотрении дел об изнасиловании или об иных половых преступлениях судам надлежит в соответствии со ст. 12 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, в каждом случае обсуждать вопрос о необходимости проведения закрытого судебного разбирательства дела в полном объеме или частично и с учетом требований уголовно-процессуального законодательства союзных республик принимать необходимые меры к тому, чтобы лица моложе шестнадцати лет, не яв-ляющиеся участниками процесса, не находились в зале судебного заседания, а выступающие по делу в качестве свидетелей после их допроса удалялись из зала судебного заседания (ст. ст. 262 и 285 УПК РСФСР и соответствующие статьи УПК других союзных республик). у

Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 2 декабря 1960 г. № 8 «О некоторых вопросах судебной практики по делам об изнасиловании» в связи с принятием настоящего постановления признать утратившим силу.

<< | >>
Источник: Г.А. Есаков. СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ. 2006

Еще по теме ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА СОЮЗА ССР:

  1. РАЗДЕЛ I.ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА СОЮЗА ССР, ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РСФСР И ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  2. Формально действующие на территории Российской Федерации постановления Пленума Верховного Суда Союза ССР, однако неприменимые вследствие изменений в уголовном законодательстве (с 1924 по 1991 гг.
  3. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА СССР от 29 марта 1991 г. №1О ходе выполнения постановления Пленума • Верховного Суда СССР ОТ 29 Июня 1979 г.«О практике применения судами общих начал назначения наказания»
  4. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА СССР от 25 февраля 1967 г. № 2О практике применения судами ст. 31 основ уголовного законодательства Союза СССР и Союзных Республик
  5. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА СССР от 6 октября 1970 г. №11
  6. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА СССР от 18 марта 1970 г. N° 4Об исчислении срока погашения судимости
  7. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА СССР от 3 февраля 1978 г. №2О судебной практике по делам о контрабанде
  8. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА СССР от 16 октября 1972 г. № 9О судебной практике по делам о хулиганстве
  9. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА СССР от 29 августа 1980 г. №6О практике назначения судами дополнительных наказаний
  10. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА СССР от 29 июня 1979 г. № 3О практике применения судами общих начал назначения наказания
  11. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА СССР от 11 июля 1972 г. №4О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества
  12. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА СССР от 5 сентября 1986 г. №11 О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности
  13. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА СССР от 2 марта 1989 г. № 1О судебной практике по делам о преступлениях, совершаемых в исправительно-трудовых учреждениях
  14. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА СССР от 30 ноября 1989 г. N° 13О квалификации некоторых видов преступных посягательств наличное имущество граждан
  15. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 19 марта 1969 г. № 46О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 122 УК РСФСР
  16. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА СССР от 26 апреля 1984 г. № 4О судебной практике по применению, изменению и отмене принудительных мер медицинского характера
  17. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА СССР от 7 июля 1971 г. № 5О порядке исчисления испытательного срока при применении условного осуждения кассационной (надзорной)инстанцией