<<
>>

§ 4. Правовая природа конкурса на должность судьи

Как известно, с конца 2001 г. отбор кандидатов в судьи (и руководителей судов) осуществляется на конкурсной основе, что прямо закреплено в п. 1 ст. 5 Закона о статусе судей. Но по существу и до этого во многих судах, прежде всего уровня субъектов РФ (как арбитражных, так и общей юрисдикции), неформально такой конкурс проводился.

Обычно на одно вакантное место претендовали кандидаты из состоящих в резерве суда, идущих самостоятельно или откуда-либо рекомендуемых (два и более желающих), причем формально соответствующих предъявляемым требованиям, поэтому в принципе могущих занять эту должность. Конкурс не объявлялся, но практически он осуществлялся путем отбора председателем суда совместно с президиумом суда, а затем ККС этого суда (поскольку тогда в каждом суде уровня субъекта РФ действовали самостоятельные ККС) лучшего из претендентов: по документам, в ходе собеседований, по результатам квалификационного экзамена, который тогда проводился обычно экзаменационной комиссией, создававшейся председателем суда из судей суда с привлечением ученых регионального юридического вуза.

Таким образом, формально закрепленный в конце 2001 г.

Федеральным законом конкурсный отбор кандидатов в судьи (руководителей суда) по существу воспринял уже более или менее сложившуюся практику. Тем не менее подобное законодательное нововведение было серьезным шагом на пути прозрачного формирования судейского корпуса.

Что собой представляет конкурс на должность судьи с содержательной и процедурной точек зрения сегодня? Во-первых, это реализация конституционных принципов, закрепленных в ст. 32 Конституции РФ, провозгласившей, что граждане России имеют равный доступ к государственной службе (ч. 4) и что граждане РФ имеют право участвовать в отправлении правосудия (ч. 5). Во-вторых, процедура отбора кандидатов на должность судьи предусмотрена ст.

5 Закона о статусе судей, а непосредственно процедура конкурса изложена в п. 8 этой статьи, где сказано, что по результатам рассмотрения заявлений всех граждан, претендующих на должность судьи, итогов проверки достоверности документов и сведений, указанных в п. 6 этой статьи, и с учетом результатов квалификационного экзамена ККС принимает решение о рекомендации одного или нескольких из претендентов на должность судей. При этом предусмотрено, что если в процессе проверки перечисленных документов и сведений установлена их недостоверность, то гражданин, представивший такие документы и сведения, не может быть рекомендован на должность судьи. И установлено, что если ни один из граждан, претендующих на должность судьи, не соответствует требованиям к претендентам на должность судьи, предъявляемым Законом о статусе судей, ККС судей принимает в отношении каждого из этих граждан мотивированное решение об отказе в рекомендации на должность судьи и объявляет в СМИ о новом времени и месте приема и рассмотрения заявлений от претендентов на должность судьи.

Таким образом, следует констатировать: в Законе о статусе судей конкурсная процедура отбора кандидата на конкретную вакантную должность судьи урегулирована в предельно лаконичной форме. По сути дела, ККС, выступающая в данном случае в качестве конкурсной комиссии, рассматривает и "взвешивает" заявления кандидатов с приложенными документами, формально-анкетного характера и результаты квалификационных экзаменов. Указание на рассмотрение итогов проверки достоверности документов и сведений не может по определению носить "взвешивающий" характер, оно несет единственную - блокирующую нагрузку при обнаружении недостоверности задокументированных сведений. В итоге конкурсная комиссия выбирает из претендентов лучшего (или лучших) по представленным ими же сведениям исключительно формально- анкетного характера и крайне ограниченного объема и с учетом результатов квалификационного экзамена. Никакие иные факторы в конкурсе не "участвуют" и практически конкурсной комиссии (ККС) или недоступны, или не могут ею (ее членами) официально приниматься во внимание и быть положенными в основу решения.

Один из членов ВККС РФ прямо писал: "Из представленных материалов нельзя сказать, обладает ли претендент логическим мышлением, глубоким чувством справедливости, умением четко и последовательно изложить свои суждения в письменной форме, есть ли у него выдержка и чувство такта, хладнокровие и самообладание и многие другие качества, необходимые судье" <1>.

<1> Гришин С.

Требования, предъявляемые к кандидатам на должность судьи // Российская юстиция. 2003. N 12. С. 24.

С введением законодательной нормы о том, что ККС по факту может рекомендовать на единственную вакантную должность судьи нескольких претендентов, ККС перестала обладать функцией конкурсной комиссии, ибо главная, если не единственная, функция любой конкурсной комиссии - определить победителя, причем единственного на одно место. Если же ККС рекомендует нескольких отобранных ею претендентов на одно место, она превращается в первое отборочное звено большого конкурсного механизма, где основную роль играет звено, завершающее конкурсную процедуру выбором единственного претендента на единственное место из нескольких участвующих в конкурсе и прошедших предварительный отбор. Тем не менее роль ККС как звена конкурсного механизма преуменьшать не следует - роль главного "фильтра", отсеивающего претендентов, непригодных быть судьей, за ней осталась.

Каково положение дел с регулированием конкурсного отбора в иных сферах? Так, в Положении о конкурсе на замещение вакантной должности государственной гражданской службы Российской Федерации, утвержденном Указом Президента РФ от 1 февраля 2005 г. N 112, предусмотрено, что при проведении конкурса (заседание конкурсной комиссии проводится, как установлено п. 20, при наличии не менее двух кандидатов) конкурсная комиссия оценивает кандидатов не только на основании представленных ими документов об образовании, прохождении гражданской или иной государственной службы, осуществлении другой трудовой деятельности, но также на основе конкурсных процедур с использованием не противоречащих федеральным законам и другим нормативным правовым актам Российской Федерации методов оценки профессиональных и личностных качеств кандидатов, включая индивидуальное собеседование, анкетирование, проведение групповых дискуссий, написание реферата или тестирование по вопросам, связанным с выполнением должностных обязанностей по вакантной должности гражданской службы, на замещение которой претендуют кандидаты.

Сам конкурс заключается в оценке профессионального уровня кандидатов на замещение вакантной должности гражданской службы, их соответствия квалификационным требованиям к этой должности.

При оценке профессиональных и личностных качеств кандидатов конкурсная комиссия исходит из соответствующих квалификационных требований к вакантной должности гражданской службы и других положений должностного регламента по этой должности, а также иных положений, установленных законодательством РФ о государственной гражданской службе Российской Федерации <1>. Таким образом, судя по этому нормативному акту, процедура конкурсного отбора претендентов на вакантную должность государственной гражданской службы существенно лучше судейской, хотя и в ней можно отыскать недостатки, к тому же еще не ясно, как она будет реализовываться на практике, для этого нужен продолжительный временной лаг. То же можно сказать и относительно закрепленного ст. 17 Федерального закона "О муниципальной службе в Российской Федерации" конкурса на замещение должности муниципальной службы.

<1> См.: Комментарий к Федеральному закону "О государственной гражданской службе Российской Федерации" / Под ред. В. А. Козбаненко. СПб., 2008. С. 148 - 153.

В Положении о порядке проведения конкурса на замещение вакантной должности нотариуса, утвержденном Приказом Министра юстиции РФ от 17 февраля 1997 г. N 19-0119-97 и согласованном с президентом Федеральной нотариальной палаты 15 января 1997 г., процедура проведения конкурса прописана лучше, чем процедура проведения конкурса у судей. Так, в нем указано, что в ходе проведения конкурса конкурсная комиссия оценивает конкурсантов на основании представленных ими документов, в том числе документов о прохождении стажировки и результатах сдачи квалификационных экзаменов, а при необходимости (?) комиссия может проводить индивидуальные собеседования с конкурсантами по вопросам, касающимся нотариальной деятельности. Сама оценка кандидатов производится по 10-балльной шкале, при этом по итогам оценки каждый член конкурсной комиссии (всего их восемь, из равного количества работников органа юстиции и членов нотариальной палаты, являющихся нотариусами) выставляет конкурсанту соответствующий балл, заносимый в конкурсный бюллетень, в котором каждым членом комиссии должна быть кратко изложена мотивировка, послужившая основанием для принятия решения о соответствующей оценке качеств конкурсанта.

После оценки всех участников конкурса и подсчета набранных конкурсантами баллов конкурсная комиссия определяет лиц, победивших в конкурсе. Победившим в конкурсе считается кандидат, получивший наибольшее количество баллов.

В качестве нормативного акта, регулирующего конкурсный отбор, можно также назвать Инструкцию о проведении конкурса на замещение офицерами вакантных должностей профессорско-преподавательского состава и научных работников в образовательных организациях высшего профессионального образования и научно- исследовательских организациях ФСО России, утвержденную Приказом Федеральной службы охраны РФ от 21 февраля 2005 г. N 54, и т.д. Практически во всех этих актах критерии определения победителя в конкурсе четкие, а победитель - на одно вакантное место - единственный.

Может ли правовая природа конкурса на занятие вакантной должности судьи быть близкой к правовой природе конкурса, регулируемой ГК РФ? Публикуя извещение о проведении конкурса, ККС выражает публичную оферту (ст. 437 ГК РФ) ко всем желающим (точнее, имеющим на это формальные основания) заключить договор о проведении конкурса. В силу ст. 435 ГК РФ оферта - адресованное лицу (лицам) предложение, выражающее определенное намерение лица, сделавшего предложение, считать себя заключившим договор с адресатом, которым будет принято предложение. При этом оферта должна содержать существенные условия договора. Таким образом, публикация о конкурсе (по аналогии) должна содержать намерение ККС провести конкурс по определенным, заранее сформулированным (обычно в конкурсной документации) правилам.

Что касается предложения заключить договор неопределенному кругу лиц, то ККС в числе его основных условий - обязательств со своей стороны - должна была бы назвать (так по ГК РФ): рассмотрение в соответствии с установленной в конкурсной документации процедурой поданных ей конкурсных заявок (заявление с прилагаемыми документами, перечисленными в законе); выбор победителя конкурса; заключение с ним как с победителем конкурса на замещение вакантной должности судьи договора на занятие этой должности.

Реально ни второе толком, ни третье условие, как известно, не соблюдаются.

Формально договор о проведении конкурса в данном случае может быть отнесен к договорам присоединения, ибо никакая встречная оферта с иными условиями здесь невозможна. Этот договор консенсуальный, двусторонний, но с множеством лиц на одной стороне, и особенность его в том, что акцептовать оферту организатора конкурса под страхом признания конкурса несостоявшимся (п. 5 ст. 447 ГК РФ) должны минимум два участника. В действительности же, как известно, ККС нередко победителем признает и единственного участника конкурса. И так далее. Видимо, предусмотренный ГК РФ порядок регулирования конкурса, предназначенный для частноправовых отношений, малопригоден для процедуры проведения конкурса на занятие вакантной должности судьи, но основой для ее выработки может служить.

Как бы то ни было, конкурсный порядок занятия (замещения) судейской должности в принципе представляется оправданным и перспективным, хотя его уточнение, внесенное Федеральным законом от 5 апреля 2005 г. N 33-ФЗ, делает его более "размытым": ведь сейчас просто непонятно, кто создает именно ту правовую норму, которая и определяет победителя в конкурсе. На конкретную должность судьи конкретного претендента своим указом назначает Президент РФ, но вряд ли он непосредственно определяет победителя в конкурсе, выбирая одного из двух (трех и более) претендентов, а если он это делает, то заведомо в исключительных случаях, общую концепцию не подтверждающих. Однако выделять даже в случае "лучшего из лучших" на вакантное место судьи можно и нужно. Хотя это сделать нелегко и среди действующих судей.

Ведь не вызывает удивления, что и действующие судьи отличаются друг от друга по множеству параметров, в том числе по результатам своего труда. Руководитель одного из арбитражных судов субъектов РФ резонно отмечает: "Наверное, многие обращали внимание на тот факт, что если сравнить количество обжалованных судебных актов нескольких судов, объем работы и количество судей в которых примерно одинаковы, то наверняка окажется, что в одном из них число обжалованных решений заметно меньше, чем в другом (да и среди судей одного суда эти данные заметно разнятся). Наверное, такое явление можно объяснить тем, что решения этого суда (его судей) справедливее, что ли, раз граждане с ними соглашаются, даже если они влекут для них неблагоприятные последствия" <1>.

<1> Матеров Н. В. Об улучшении подбора кандидатов на должности судей // ВВАС РФ. 2003. N 12. С. 95.

Подобное сопоставление - по ясным, четким, общепринятым параметрам и характеристикам - представляется вполне пригодным для конкурса на замещение вакантной должности судьи (руководителя суда) со стороны претендента, уже проработавшего свой первый трех- или шестилетний срок. Но и здесь нужно учесть, что, как отмечает Председатель ВАС РФ А. А. Иванов, " Высший Арбитражный Суд уже сегодня сталкивается с небывалым наплывом жалоб и анонимок на руководство региональных арбитражей - заинтересованные лица стараются всеми доступными способами "подсидеть" начальника и либо занять освободившееся в результате интриг кресло, либо протолкнуть на него нужную кандидатуру" <1>.

<1> Независимая газета. 2006. 25 мая.

Что объединяет существовавшие до декабря 2001 г. и сегодняшнюю ситуации? И тогда и сейчас фактически, если к требованиям этого института подходить строго, то конкурс на замещение вакантной должности судьи не проводился и не проводится, поскольку не было тогда и нет закрепленных в договоре (если считать эти отношения договорными) о конкурсе четких критериев победителя в конкурсе. Разумеется, требовать, чтобы в каждой публикации ККС о проведении конкурса излагались более или менее четкие критерии, по которым из ряда претендентов будет выявлен лучший (теперь - несколько лучших), было бы не серьезно. Но практически полное отсутствие этих формализованных критериев также плохо и единообразию подходов к формированию качественного судейского корпуса не способствует. Они должны быть закреплены поэтому не в объявлениях о конкурсах, а в предлагаемом Федеральном законе.

Формализованные критерии конкурсного отбора кандидатов в судьи прямо закреплены в законодательстве ряда иностранных государств. Например, в ст. 301 гл. 11 "О зачислении в судейский корпус и о должностном продвижении" титула 1 " О судейском корпусе и замещении должностей" книги 1 "О судьях и магистратах" Органического закона от 1 июля 1985 г. N 6/1985 "О судебной власти" Королевства Испании сказано: "Зачисление в судейский корпус по категории "судьи" производится посредством свободного конкурса и приемных испытаний, проводимых Центром судебных исследований... При проведении каждого конкурса одна третья часть замещаемых мест резервируется для юристов, обладающих признанной компетентностью, которые участвуют в конкурсе по индивидуальным качествам непосредственно в Центре судебных исследований", а в ст. 313 отмечено: "Для проведения конкурсов между юристами, обладающими признанной компетентностью... Министерство юстиции в момент объявления конкурса утверждает и публикует соответствующие критерии, на основе которых производится классификация и оценка качеств кандидатов по следующей рейтинговой шкале: a) ученые звания и степени, полученные по юридическим наукам; b) стаж работы по юридическим специальностям либо занятий профессиональной деятельностью; c) должным образом удостоверенное чтение курсов лекций по правовым дисциплинам; d) выступление с докладами, сообщениями, представление рефератов, ученых записок и подобных трудов на курсах или конференциях, представляющих интерес для юридической науки; e) научные публикации по юриспруденции; f) количество и характер дел, которые соискатель вел в судах или трибуналах, вынесенные решения, консультации и юридические услуги, оказанные в рамках адвокатской деятельности... Оценка качеств, указанных в пункте "f", не может быть ниже максимальной оценки, выставленной за любое другое качество из других пунктов".

Решением Совета Европейского союза от 18 января 2005 г. N 2005/150-EC "Относительно условий и порядка представления и рассмотрения обращений о назначении судьей Трибунала по делам гражданской службы Европейского союза" предусмотрено (п. 2 приложения), что Трибунал будет состоять из семи судей решением Совета, при этом предлагаться будет список кандидатов, которые обладают наиболее подходящим опытом работы на высоком уровне, и этот список будет включать как минимум вдвое больше кандидатов, чем подлежащих назначению судей, и внимание кандидатов в судьи обращено на то обстоятельство, что особое внимание будет уделено способности кандидатов работать в рамках коллегиальной структуры в многонациональном, многоязыковом окружении, а также характеру, широте и длительности их опыта, соответствующего обязанностям, которые предстоит исполнять.

К критериям конкурсного отбора кандидатов в судьи можно отнести и п. 2.1 Европейской хартии о статусе судей, где установлено, что предусмотренные статусом правила отбора судей предполагают обоснование отбора и приема на работу судей независимой инстанцией или жюри кандидатов по их способности свободно и беспристрастно оценивать предложенные на их рассмотрение судебные ситуации и применять закон, уважая при этом человеческое достоинство.

Нужны законодательно закрепленные критерии в этой сфере и нам. И в контексте рассматриваемой проблемы есть три аспекта.

Первый. Конкурсной комиссии (в данном случае по Федеральному закону от 5 апреля 2005 г. N 33-ФЗ не в полной мере ее функции выполняют ККС (обоих уровней)) необходимо иметь о каждом участвующем в конкурсе претенденте на вакантную должность судьи максимум объективной информации, что позволит конкурсной комиссии (ККС) сопоставить ее с соответствующими параметрами и характеристиками "идеального" судьи. Сейчас же представляемая в распоряжение конкурсной комиссии (всех ее звеньев) объективная информация о кандидате в судьи чрезвычайно скудна, нет даже документа об отсутствии у него психических заболеваний (представляется документ только относительно физических болезней), нет информации о наличии или отсутствии пагубных наклонностей и т. д.

Важную роль могли бы сыграть высшие специализированные учебные заведения по подготовке кандидатов в судьи (пока с сентября 2006 г. этим занимается и только в отношении мировых судей Уральская государственная юридическая академия), которые при выпуске могли бы составить достаточно объемный профессиональный, социопсихофизиологический портрет с определением морально-этических характеристик каждого из выпускников - кандидатов в судьи. Более того, грамотно организованная учеба кандидатов в судьи могла бы обеспечивать необходимую корректировку отдельных характеристик обучающихся вплоть до корректировки правового мировоззрения.

Второй. Необходима внятная, более или менее развернутая мотивация принимаемого ККС конкурсного решения по каждой кандидатуре. Практикуемая сегодня мотивация "кандидат... не набрал необходимого числа голосов членов ККС" - это результат голосования в ККС, а не мотивы принимаемого ею большинством голосов решения. Характерно, что первоначально практика отдельных ККС субъектов РФ в этом вопросе была более верной. Член ККС г. Москвы от общественности, дважды (в июле 2002 г. и в октябре 2004 г.) в нее избиравшийся, А.С. Автономов пишет, что ККС г. Москвы, сформированная в 2002 г., в течение более полутора лет при вынесении решений об отказе в рекомендации для занятия кандидатом определенной должности в системе судебной власти устанавливала мотивы и потом указывала данные мотивы своего решения в принимаемом заключении. В ККС г. Москвы первоначально не возникло сомнений в том, что ее мотивированное решение - это обоснованное, т.е. аргументированное, а не просто принятое большинством голосов решение. Затем, когда устоялась практика ВККС РФ по реализации ст. 5 Закона о статусе судей и эта правоприменительная практика фактически была поддержана судами, ККС г. Москвы также стала заявлять в своих заключениях "о невозможности рекомендовать кандидата как не набравшего более половины голосов членов коллегии" вместо мотивов отказа <1>. Отсутствие внятной мотивации при прохождении по конкурсу на руководящие должности в судебной системе отдельных людей вызывает подчас недоумение в судейском корпусе. Желательно, чтобы все ККС фиксировали результаты конкурса в развернутой форме и указывали объективные, открытые и прозрачные показатели превосходства победителя в конкурсе.

<1> См.: Автономов А.С. К вопросу о понятии "мотивированное решение" квалификационной коллегии судей // Государственная власть и местное самоуправление. 2006. N 11. С. 13.

Третий. Необходимо максимально широко выделить положительные факторы, характеризующие абстрактного "идеального" судью (для приближения к "стандарту" судьи), т.е. надо создать социопсихофизиологический портрет "идеального" судьи, учитывающий его морально-этические параметры, естественно при наличии высокого профессионализма кандидата. Этот портрет должен включать соответствующие квалификационные (явно разновариантные) требования к судье, что без использования понятия "судейское усмотрение" будет недостаточным, а также морально-этические критерии, которым должен соответствовать "идеальный" судья. И дело здесь за правильно организованными научными исследованиями представителей юридической, социологической, медицинской и других наук. Впрочем, и так совершенно очевидно, что есть определенный, всем известный набор свойств души, черт характера и прочих характеристик, обладание которыми делает человека судьей от Бога, и наоборот.

Что такое, по мнению автора настоящей работы, модель "идеального" судьи? Известно, что абсолютно идеальных людей нет или почти нет. Еще большей редкостью является идеальный судья (в буквальном значении) как человек, должностное лицо, наделенное в установленном порядке правом осуществлять правосудие.

Но речь идет об организационно-правовой модели "идеального" судьи. Для чего нужна эта модель? Цель здесь утилитарна и задача предельно проста: эта модель нужна ККС (любой) исключительно для решения одной-единственной задачи и достижения одной-единственной цели: опираясь на такую модель, помочь выбрать из нескольких кандидатур, претендующих на единственную вакантную должность судьи, наиболее достойного, т.е. максимально полно соответствующего модели.

Разумеется, требования к модели "идеального" судьи (и представления о ней), даже только к абрису модели, будут разными у различных групп и слоев населения, у судей, у членов одной ККС, у каждого конкретного человека (например, к модели "идеального" мирового судьи, арбитражного судьи или военного судьи, а тем более к модели "идеального" руководителя того или иного судебного органа).

Разумеется также, что требования к (либо представления о) модели "идеального" судьи будут разниться в зависимости от подхода: (условно) идеалистического (в частности, при таком подходе судья должен быть коррупционно не ориентирован по своим моральным устоям) либо (условно) прагматического (при таком подходе, в частности, судья должен быть способным реально выполнять огромный объем работы). Но это общий подход к модели "среднего" судьи. Если же говорить, например, о модели арбитражного судьи, то при тех же подходах она может отличаться следующим (условно): арбитражный судья должен быть сравнительно молодым, поскольку человек, сложившийся в доперестроечное время, не способен позитивно воспринимать рыночную экономику, но прагматичным. Но молодой человек не имеет необходимого жизненного опыта для осуществления экономического правосудия (а если это молодая женщина, то сверхпрагматичный подход будет упираться в возможность ее ухода в декрет, т. е. "оголится" участок ее работы).

Таким образом, поговорку "Сколько людей, столько и мнений" применительно к рассматриваемой проблеме можно дополнить: и у каждого человека мнений по одному вопросу много в зависимости от подходов, целей, задач и т.п. Означает ли это, что модель "идеального" судьи в принципе невозможно выработать? Это означает, что сделать это будет трудно, делать это придется долго и данная модель форму законодательного акта скорее всего не обретет. Но практика ее настоятельно требует, ибо отсутствие такой модели в конечном счете делает процедуру и результаты конкурсного отбора одного кандидата из нескольких на единственную вакантную должность судьи необъективными и непрозрачными. Ко всему прочему это означает потерю доверия к судье, избранному таким образом, в том числе среди судей-коллег, а также (что существеннее) снижение доверия общества ко всему судейскому корпусу.

Безусловно, повлечет это и судебные споры относительно результатов того или иного судейского конкурса; впрочем, судебные процессы, где "проигравшие кандидаты пытаются оспорить решение квалификационных коллегий" <1>, уже есть, и, судя по периодической печати, описывающей конкретную правовую ситуацию, суд отклонил иск "проигравшего" претендента на руководящую судейскую должность, приняв во внимание довод ответчика (ККС): "...в законодательстве не определены условия конкурса, значит, и коллегия тоже не вправе определять их по своей инициативе" <2>.

<1> Независимая газета. 2005. 5 окт.

<2> Коммерсантъ. 2005. 6 окт.; Эксперт. 2005. 10 - 16 окт.

В то же время ясно, что даже идеальная модель всех проблем с механизмом конкурсного отбора кандидатов в судьи и наделения их судейскими полномочиями не решит, но их число постепенно будет уменьшаться. Любая дорога начинается с первого шага, которым в данном случае (автор на это искренне надеется) и послужит настоящая работа. Создание искомой модели - это дело будущего совокупного труда многих ученых и практиков. Цель состоит в том, чтобы обосновать необходимость этой модели, при ее создании показать трудности и определить задачи. Главная задача - на основе методов имитационного моделирования создать оптимальную модель "идеального" российского судьи. Иными словами, максимально полно определить не только квалифицирующие признаки, цензовые ограничения и тому подобные формально-анкетные параметры кандидата на должность судьи, круг профессиональных обязанностей судьи, но и весь комплекс необходимых личностных качеств, объективно требуемых для эффективного выполнения этих обязанностей судьей и отдельно руководителем суда (председателем или заместителем председателя суда), включая квалификационные и морально-этические требования и психофизиологические характеристики, на которые должны будут ориентироваться на начальном этапе конкурсного отбора экзаменационные комиссии по приему квалификационного экзамена у кандидатов в судьи, а также у кандидатов в руководители судов (для судов разных ветвей судебной власти, разного уровня звенности судебных систем). Этим могут воспользоваться и ККС, и Комиссия при Президенте РФ по предварительному рассмотрению кандидатур на должности судей, и соответствующие структурные подразделения Администрации Президента РФ.

Эта задача достаточно трудна и в плане ее непосредственного решения, и в плане определения требований для ее решения, и в плане ее собственной развернутой формализации. Например, нет пока надежных критериев эффективности деятельности любого судьи (и даже суда того или иного уровня звенности любой судебной системы). Если сейчас кто-то предпринял бы разработку методики определения победителя в соревновании между судьями, например, одного арбитражного суда (или между арбитражными судами субъектов РФ), то вряд ли смог бы корректно решить эту задачу. Как формализовать, в частности, этические аспекты деятельности арбитражного судьи? Ведь и их нельзя рассматривать изолированно. Исследователи философско-правовой доктрины судейской этики указывают: "Вообще же принцип добросовестности при осуществлении правосудия тесно связан с фундаментальными основаниями его отправления - профессионализмом, следованием внутреннему убеждению, которое формировалось в процессе судоговорения" <1>.

<1> Закомлистов А.Ф. Философско-правовая доктрина судебной этики. С. 95.

Но поставленная задача тем не менее решаема с привлечением специалистов иных отраслей наук. Например, модель Президента РФ как субъекта власти предложена социологической наукой <1>. При том что, повторим, п. 10 Основных принципов независимости судебных органов (1985) достаточно общий и лишь предусматривает, что "лица, отобранные на судебные должности, должны иметь высокие моральные качества и способности, а также соответствующую подготовку и квалификацию в области права. Любой метод подбора судей должен гарантировать от назначения судей по неправомерным мотивам". Небезынтересен здесь и зарубежный опыт, например в США члены комиссии по назначению судей на судейскую должность применяют следующие (довольно гибкие, хотя и субъективные) критерии при рассмотрении и оценке кандидатур на должность судьи. Считается, что это должны быть следующие качества: общие - подходящий возраст, хорошее здоровье, беспристрастность, трудолюбие, честность, профессиональные навыки, связи с общественностью, понимание социальных нужд; дополнительные качества для судьи апелляционного суда - коллегиальность, умение излагать свои мысли письменно; дополнительные качества для судьи суда первой инстанции - решительность, судейская сдержанность, ораторские способности; дополнительные качества для судьи, осуществляющего руководство, - административные способности, общительность.

<1> См.: Щербаков Г. А. Становление института президентства в России: региональный социально-политический аспект (на материалах Тюменской области). Тюмень, 1998. С. 104 - 121.

Видимо, у каждого мыслящего человека своя модель "идеального" судьи. Обычно она создается подобно модели "больного бухарца", мысленно сконструированного Ходжой Насреддином, когда он был еще подростком и ему необходимо было решить локальную задачу, для чего потребовался отбор, оценка и анализ этических, моральных и иных качеств среднестатистического взрослого жителя города Бухары.

В нашем случае необходим научный подход к решению научной задачи, который преследует конкретную прагматическую цель, - иметь идеал и проводить определение разного рода характеристик конкретного кандидата в судьи в сравнении (в сопоставлении) с этим идеалом. При этом придется абстрагироваться от необходимости ответа на естественный вопрос: откуда у ККС возьмется углубленная анкетно-формальная информация о кандидате в судьи, не говоря уж о его развернутых морально-этических и психофизиологических характеристиках. Хотя, естественно, при непосредственном формировании модели, тем более на этапе ее легализации в любой форме, такой ответ должен быть найден.

Наверное, при определении уровня профессионализма у кандидата в судьи идеалом будут не выдающиеся знания в области различных отраслей права, которые, как известно, оценить также трудно, а знания, соответствующие квалификационным требованиям, предъявляемым к судьям судов общей юрисдикции, к арбитражным судьям арбитражных судов - разного уровня звенности обеих систем (соответственно и к руководителям судов обеих систем) и к судьям конституционно-уставной ветви судебной власти. Но эти квалификационные требования нужно еще выработать, не меньшей проблемой станут их формальное согласование и официальное утверждение.

С медицинской точки зрения физическое и психическое здоровье у "идеального" судьи также не обязательно должно быть идеальным, но способным гарантированно обеспечивать осуществление им правосудия без какой-либо угрозы его деформации по причинам, связанным с его здоровьем. Само по себе представление кандидатами медицинских справок установленной формы об отсутствии у них болезней, препятствующих занятию должности судьи, ничего не решает, тем более не облегчит работу ККС по отбору среди них лучшего по здоровью. Как говорилось выше, в судейском Перечне заболеваний отсутствуют психические заболевания, СПИД, проказа, которые обязательно влияют на психику больного и изменяют ее и, соответственно, повлекут за собой деформацию осуществляемого таким больным правосудия, если он станет судьей. Одно это показывает, что ККС должна располагать о каждом участвующем в конкурсе кандидате в судьи информацией (даже анкетно-формального характера) намного более полной, чем требуется сейчас.

Во внимание должны приниматься, в том числе при сопоставимых характеристиках нескольких "конкурсантов", не просто лучшие показатели вообще, а именно те, которые прямо и непосредственно связаны с функциями по осуществлению правосудия. Поскольку одним из таких важнейших условий осуществления указанных функций является независимость судьи, т.е. его способность противостоять давлению при вынесении им судебного акта, значимо будет наличие (или отсутствие) его способности, например, противостоять гипнотическому воздействию, не пугаться шантажа, не поддаваться волеизъявлению коллег из "клуба по интересам" и т.п. Для ККС нелишней будет и информация о сексуальной ориентации кандидатов, отнюдь не в целях вторжения в их личную жизнь. При назначении безукоризненно честного судьи на должность в разложившийся суд негативная разлагающая среда, царящая в таком суде, способна быстро разложить нового, до этого безупречного в нравственном отношении судью. В этом случае модель "идеального" судьи должна обеспечить назначение в такой суд судьи, способного как минимум в отношении самого себя противостоять разлагающему влиянию среды в этом суде.

Идеальный судья должен быть достаточно мужественным, чтобы принять решение об отложении дела (о самоотводе и т. п.) в случае, когда отклонение у судьи в настроении - в обе стороны (выше описан такой пример, приведенный С.М. Амосовым) выходит за рамки среднего, что создает угрозу осуществления деформированного правосудия и принятия в силу этого неадекватного обстоятельствам и материалам дела решения. Как эту черту характера, способность принять такое решение "высветить" и оценить ККС у кандидатов - задача серьезная, но решаемая с помощью глубокого тестирования.

С помощью модели "идеального" судьи определяемы многие психологические, морально-этические и иные характеристики кандидатов в судьи, поскольку люди, полностью соответствующие абсолютно всем формализованным требованиям и цензовым ограничениям для занятия должности судьи и являющиеся психически и физически здоровыми, весьма сильно отличаются друг от друга. При прочих равных условиях именно эти критерии могут быть (и должны быть) положены в основу конкурсного отбора кандидатур на должность судьи.

Весьма сильно люди отличаются по способностям. Психологи определяют способности как индивидуально-психологические особенности человека, которые выражают его готовность к овладению определенными видами деятельности и к их успешному осуществлению. По пристрастиям люди делятся на рационалистов и иррационалистов (интуитивистов), те, в свою очередь, на любителей вербальных занятий и "конструкторов-созидателей". В идеале судья по привязанностям и пристрастиям должен занимать место среди вербальных рационалистов, любящих работу с людьми. Но это в теории. Как на практике определить (но определять-то нужно, а пока это делается интуитивно), способен ли конкретный человек к занятию должности судьи или не способен? А если несколько человек способны, кто из них способен с психологической точки зрения более других? Эти способности врожденные или приобретенные? Генное тестирование способно определить предрасположенность человека к тому или иному заболеванию, а значит, может сигнализировать о нежелательности того или иного рода занятий. Не исключено, что в принципе можно определять генетическую предрасположенность конкретного человека к тем или иным способностям с высоковероятным градуированием этих потенциальных способностей, в том числе быть судьей. Это было бы идеально.

Но пока нет ясности и в менее сложных вопросах. Например, в значительной мере люди отличаются и по темпераменту, под которым психологи понимают динамические характеристики психологической деятельности. Еще Гиппократ выделил четыре типа темперамента (в зависимости от преобладания в человеке одной из четырех основных жидкостей): сангвиник (кровь), холерик (желчь), флегматик (слизь) и меланхолик (черная желчь). Какой тип характера для занятия должности судьи более предпочтителен: холерик, отличающийся быстротой движений и действий, порывистостью, возбудимостью, у которого психические процессы протекают быстро, интенсивно, или меланхолик, отличающийся пониженной активностью, медлительностью, ригидностью, депрессивностью?

По К. Юнгу, у людей существует два основных типа характера: экстравертированный и интровертированный. С каким типом характера предпочтительнее судья: весь открытый, ориентированный вовне, коммуникабельный, имеющий много друзей и знакомых и проч., т.е. экстраверт, либо замкнутый, ориентированный внутрь себя, некоммуникабельный, нелюдимый, т. е. интроверт?

По другой классификации акцентуированных личностей и акцентуаций характера (К. Леонгард и А.Е. Личко) выделяются 11 типов акцентуаций характера, среди которых лабильный тип (с присущей ему крайней изменчивостью характера и склонностью к невротическим реакциям), эпилептоидный тип (с присущей ему вязкостью и инертностью мышления, склонностью к агрессии и тесно связанной с ней аффективной взрывчатостью, если есть на ком сорвать зло), истероидный тип (с сильно выраженным эгоцентризмом, жаждой постоянного внимания к себе, восхищения, почитания и сочувствия). Вряд ли люди с такими типами характера украсят судейский корпус.

Наличие нормального (т.е. идеально ровного) характера - редкость: психологами (Ю.Б. Гиппенрейтер) подсчитано, что при 10 независимых свойствах характера из 1024 человек нормальным окажется один человек. Это, конечно, механистический подход, и наличие множества незначительных отклонений от среднестатистического показателя в характере не делает человека ненормальным, непригодным, например, к судейской работе, но позволит ККС (и следующим инстанциям), т.е. конкурсной комиссии, сделать выбор, кто более пригоден к должности судьи. В этих структурах работают, как известно, и судьи, и представители юридической общественности, и чиновники высокого ранга - все они умудренные жизненным опытом люди и, может быть, внутренне согласятся с психологической (утрированной) характеристикой человечества, данной поэтом Анатолием Белкиным:

Из каждой сотни человек - Десяток злобных крокодилов, Пятнадцать нравственных калек, Штук десять явственных дебилов, Семь шизофреников, маньяк, Пятнадцать буйных истеричек, Пять параноиков, чудак, Десятка два неврастеничек, Три маразматика, садист, Шесть сексуальных психопатов, Плюс троица дегенератов И ипохондрик-пессимист.

Но такая шаржированная дифференциация психологического состояния общества при конкретной оценке характеристик каждого отдельного кандидата в судьи позволит членам ККС и следующим инстанциям в сравнении с аналогичными характеристиками модели "идеального" судьи осуществить объективный конкурсный отбор кандидатов в судьи, где формализованные требования и цензовые ограничения были бы обязательным своеобразным фильтром, а данные тестовых испытаний психологических и физиологических характеристик на объективную пригодность к занятию должности судьи (наличие способностей, отсутствие противопоказаний, учет морально-этических аспектов, особенностей характера и свойств души кандидата и т.д.) создали бы рейтинговую очередность годности испытуемого к судейской работе.

Разработанная при этом методика позволит решить и некоторые частные вопросы применительно к уже действующим судьям. Например, в отношении судьи-"совы" руководству суда может быть рекомендовано перестроить организацию работы (дежурств по приему граждан) или очередность судебных процессов (очередность предоставления залов судебных заседаний) в суде таким образом, чтобы этот судья мог работать в послеобеденное время. Также можно было бы диагностировать психологическую совместимость судей при коллегиальном рассмотрении дел, особенно когда им предстоит "сесть в процесс" на несколько месяцев (что имеет место иногда в уголовных процессах); особенно важен этический аспект взаимоотношений между судьями в таком судебном составе. Это же относится к профессиональному и морально-этическому взаимодействию, например, арбитражного судьи с арбитражными заседателями или судьи областного суда в уголовном процессе с присяжными заседателями не только в ходе судебного процесса, но и до его начала и по его окончании. Наверняка можно было бы посредством этой методики определять максимальную пригодность каждого судьи к рассмотрению конкретно определенных категорий дел, чем будет обеспечена максимальная эффективность в работе этого судьи и в осуществлении им правосудия.

Не меньшее значение будет иметь предлагаемая методика при принятии ККС и иными инстанциями решения о наделении полномочиями руководителя суда (председателя либо заместителя председателя суда). Известно, что качествами несомненного лидера, а именно таковым в идеале должен быть руководитель суда, являются предприимчивость, умение генерировать идеи, увлечь ими, упорство в достижении цели, уверенность в своих силах. Но эти же качества присущи и психопатам, а психопатия - пограничное состояние между здоровьем и психическим заболеванием. При этом психопатия встречается в среднем у одного из 100 взрослых человек, но у руководителей высшего ранга - уже у одного из десяти, причем именно названные качества делают лидера харизматическим. В глаза ситуация не бросается именно потому, что многие типичные черты психопатической личности давно воспринимаются как качества, обязательно присущие лидеру. В силу этого многие психопаты-лидеры делают стремительную карьеру.

Опасность для судебной системы представляют и психопаты-судьи, и психопаты - руководители судов. Но последние особенно опасны в силу больших возможностей разрушающего проявления своих психопатических качеств. Вскоре после занятия руководящей должности у них явственно проявляются такие качества, как лицемерие, высокомерие, безжалостность, нетерпимость, раздражительность, эксцентричность, отсутствие такта, а в первую очередь страсть к издевательству над окружающими и по отношению к подчиненным судьям.

Не "дать хода" таким лидерам, неважно откуда "идущим" в руководители судов, - важная задача каждой из структур, обеспечивающих наделение кандидата полномочиями руководителя суда. Решить ее невозможно без разработки модели "идеального" руководителя суда и корректного сопоставления необходимых личностных характеристик конкретного претендента с этой моделью.

Вообще же (это принципиально значимо) модель "идеального" судьи (и немногим более расширенная ее разновидность - модель "идеального" руководителя суда) должна включать в себя множество малоформализуемых параметров. Но кандидат на должность судьи (руководителя суда) должен быть предварительно ознакомлен со всем "набором" свойств души, черт характера, психофизиологических характеристик и иных параметров, нашедших закрепление в модели. Лишь "примерив" на себя все названные параметры модели, кандидат сможет честно и мужественно признаться себе, по плечу ли ему будущая ноша. Он сможет узнать о сложностях, тяжестях, иных отрицательных последствиях своей будущей жизни, о существовании которых даже не подозревал, например о необходимости ряда самоограничений своей многоаспектной жизнедеятельности; о необходимости ограничения круга общения; о критическом отношении к окружающим; о критическом отношении к себе - судья вскоре после назначения на должность начинает сомневаться в искренности дружеского расположения к себе не работающих в суде юристов, подозревая их в неискренности и попытке извлечь выгоды из дружеских с ним отношений, и т.п. Предлагаемая модель способна своевременно помочь избавиться от необоснованных иллюзий о жизни судьи (руководителя судебного органа).

В многочисленном арсенале средств и способов отбора, проверок и иных мероприятий в отношении кандидатов в судьи, прежде всего впервые назначаемых на должность судьи, есть средство, значительно повышающее возможность пополнения судейского корпуса по-настоящему порядочными людьми, которым в полной мере располагает сам судейский корпус. Речь идет о таком виде гарантии, как личное поручительство, исходящее от действующего судьи относительно кандидата в судьи. И сейчас нередко руководителям судебных органов, председателям ККС коллеги-судьи рекомендуют того или иного кандидата, и такая рекомендация не остается, естественно, без внимания. Она, как говорится, дорогого стоит. Но представляется, что целесообразно такое поручительство официально оформлять, с тем чтобы оно превратилось в полноправное поручительство, за дачу которого рекомендуемый нес бы соответствующую ответственность. Само поручительство должно иметь форму письменного документа, в котором рекомендующий, кроме информации о том, что он хорошо и с разных сторон знает рекомендуемого, уверен, что рекомендуемый будет честно и добросовестно вершить правосудие, и т. д., указывал бы, что в случае, если рекомендуемый сознательно совершит порочащий поступок, повлекший прекращение его судейских полномочий по компрометирующим основаниям, сам рекомендующий сразу и добровольно уходит в отставку. Для повышения значимости такого нового института следовало бы установить правило, по которому один действующий судья мог бы давать личное поручительство не чаще чем один раз в два года, но всего не более пяти раз, последнее поручительство он мог бы дать не позднее чем за три года до достижения возраста, дающего право выхода в отставку с полноценным денежным содержанием. Наличие такого личного поручительства-рекомендации существенно облегчит бремя принятия соответствующих конкурсных решений руководством судебного органа и ККС (естественно, если сам рекомендующий судья пользуется авторитетом в судейском корпусе), да и повысит уверенность в правильности принимаемых положительных решений в других инстанциях, в которых решается вопрос о наделении кандидата судейскими полномочиями. Это важно еще и потому, что в настоящее время коллектив (в том числе судьи) любого суда юридически и по факту изначально исключен из процесса кадрового формирования судейского корпуса. Но и это не все. Если ты поручился за человека, то отвечай за него и дальше, когда он уже начал работать судьей. Фактически речь идет о восстановлении старого института наставничества, который де-факто и сейчас существует. На Руси всегда ценилось истинное мастерство, и судейский профессионализм не исключение. К кому за советом обратится (точнее, будет постоянно обращаться) молодой судья, вопрос далеко не праздный.

В свою очередь, и модель должна учитывать, что судья вправе ожидать (и в недалеком будущем так и должно быть) от общества, от государства в лице его институтов: а) обеспечения безопасности жизни и здоровья для себя и своих близких, обеспечения сохранности своей собственности, для чего, может быть, в судебной системе следует создать службу собственной безопасности; б) создания особого механизма защиты достоинства судьи, освобождающего от подачи такого иска лично судьей (в его защиту иск может быть подан прокурором, органом судейского сообщества и т. п.); в) освобождения судьи при осуществлении им своей профессиональной деятельности от исполнения любых административных, организационных, контролирующих, оформительских, хозяйственных и иных функций (внепроцессуальных обязанностей), не относящихся непосредственно к осуществлению правосудия. Другими словами, модель должна включать в себя естественное право судьи при осуществлении им правосудия не совершать подвиг.

Список сокращений

АПК РФ - Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации

БК РФ - Бюджетный кодекс Российской Федерации

ВАС РФ - Высший Арбитражный Суд Российской Федерации

ВККС РФ - Высшая квалификационная коллегия судей Российской Федерации

ГК РФ - Гражданский кодекс Российской Федерации

ГПК РФ - Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации

ККС - квалификационная коллегия судей

СМИ - средства массовой информации

СНГ - Содружество Независимых Государств

УК РФ - Уголовный кодекс Российской Федерации

УПК РФ - Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации

<< | >>
Источник: М.И. КЛЕАНДРОВ. СТАТУС СУДЬИ: ПРАВОВОЙ И СМЕЖНЫЕ КОМПОНЕНТЫ. 2008

Еще по теме § 4. Правовая природа конкурса на должность судьи:

  1. 4.1. Понятие правового статуса судьи и требования, предъявляемые к кандидатам на должность судей
  2. Тема 4. ПРАВОВОЙ СТАТУС СУДЬИ
  3. М.И. КЛЕАНДРОВ. СТАТУС СУДЬИ: ПРАВОВОЙ И СМЕЖНЫЕ КОМПОНЕНТЫ, 2008
  4. 2.2.Прием и сдача дел при назначении на должность и освобождении от занимаемой должности главного бухгалтера
  5. Отвод судьи, помощника судьи, секретаря судебного заседания, эксперта, переводчика
  6. 22. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ГОСУДАРСТВА. ИММУНИТЕТ ГОСУДАРСТВА: ВИДЫ, ПРАВОВАЯ ПРИРОДА
  7. 13. Правовая природа договора страхования
  8. 6. Правовой режим памятников природы, дендрологических парков и ботанических садов
  9. § 4.3. Получение взятки лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, а равно главой органа местного самйуправления (ч. 3 ст. 290 УК
  10. Глава 57. ПУБЛИЧНЫЙ КОНКУРС
  11. Организаторы и заказчики конкурса
  12. Организация конкурса
  13. Сроки проведения конкурса
  14. 19.2. Обязательства из публичного конкурса
  15. КОНКУРСЫ