<<
>>

§ 5. Правовые позиции Конституционного Суда РФ.

В науке выделяются следующие подходы к определению понятия «правовой позиции конституционного суда»: 1) выводы общего характера как результат толкования судом конституционных норм, положений законов и других нормативных актов; 2) интерпретация или подходы к интерпретации конституционно-правовых принципов и норм; 3) логико-правовое обоснование конечного вывода; 4) система выводов и аргументов суда; 5) система взглядов суда на решаемую проблему1. Правовая позиция Конституционного Суда РФ — понятие Конституционного Суда РФ «положения мотивировочной части постановления Конституционного Суда РФ, содержащие толкование конституционных норм либо выявляющие конституционный смысл закона, на которых основаны выводы Конституционного Суда РФ, сформулированные в резолютивной части этого же постановления, отражают правовую позицию Конституционного Суда РФ и также носят обязательный характер» (п.
2 м.ч. Определения КС от 08.10.99 г. № 118-О) К объективным признакам правовой позиции Конституционного Суда РФ относят (Кряжко- ва О.Н.): 1) подконституционность; 2) интерпретационный характер; 3) юридическая обязательность; 4) устойчивость. Классификация правовых позиций: 1) правовые позиции материального характера: по объекту интерпретации а) ПП из толкования Конституции РФ; б) 1111 из толкования иных правовых актов. 2) правовые позиции процессуального характера: в зависимости от предмета а) ПП по общим вопросам конституционного судопроизводства; б) ПП по подведомственности дел Конституционному Суду РФ; в) ПП по вопросам допустимости обращений в Конституционный Суд РФ; г) ПП по вопросам разъяснения собственных решений Конституционным Судом РФ . Место «правовой позиции Конституционного Суда РФ» в правовом _регулировании. В существующих взглядах относительно места правовой позиции в правовом регулировании можно выделить три основные позиции: Первая позиция.
Так как правовая позиция содержится в судебном акте (решении суда), а классическое предназначение судебных актов - это разрешение споров, то роль правовой позиции ...
это обоснование того, или иного результата разрешения спора. Такое понимание правовой позиции можно назвать «традиционно-судебным». Основным предназначением правовой позиции и судебного акта, в котором правовая позиция содержится, является - восстановление нарушенного права конкретных субъектов. При этом правовая позиция связывается только с конкретной жизненной ситуацией. В этом смысле Суд отмечает следующее: «предназначение Конституционного Суда РФ как судебного органа конституционного контроля предполагают необходимость конституционного судопроизводства в случаях, если без признания оспариваемого закона неконституционным нарушенные права и свободы гражданина не могут быть восстановлены иным образом». (п. 2 м.ч. Определения от 08.01.98 г. №34-О) Вторая позиция связана с пониманием правовой позиции как «конституционного прецедента», который обеспечивает правильное применение конституционных норм к определенной группе общественных отношений. При этом в предназначение правовой позиции входит не только правильное толкование конституционных норм, но и так называемое самим Конституционным Судом РФ «выявление конституционного смысла действующего права». «В судебной практике должно обеспечиваться конституционное истолкование подлежащих применению норм. Выявление же конституционного смысла действующего права относится к компетенции Конституционного Суда РФ». (п. 3 м. ч. Определения КС от 20.02.02 г. №48-О) Третья позиция. Предназначением правовой позиции является ... общее, обязательное определение правило поведения, или по-другому «правовое нормирование общественных отношений». Данная позиция получает в последнее время все большее распространение и это происходит не без участия Конституционного Суда РФ. Так, в одном из своих постановлений, Конституционный Суд сформулировал следующее отношение к существу собственных решений: «решения Конституционного Суда РФ, в результате которых неконституционные нормативные акты утрачивают юридическую силу, имеют такую же сферу действия во времени, пространстве и по кругу лиц, как решения нормотворческого органа, и, следовательно, такое же, как нормативные акты, общее значение, не присущее правоприменительным по своей природе актам судов общей юрисдикции и арбитражных судов».
(п. 4 м.ч. Постановления КС от 16.06.98 г. № 19-П) Как видно из указанного решения Конституционного Суда РФ, правовым позициям по форме придается значение нормы права. Однако в тоже время Суд заявляет о недопустимости подмены им законодателя: Доктринальные позиции относительно природы решений Конституционного Суда и его правовых позиций: Подход Зорькина В.Д. (Председатель Конституционного Суда РФ) 1) Решения Конституционного Суда с содержащимися в них правовыми позициями - и не прецеденты, и не преюдиция в чистом виде. Это нормативные акты особого рода, имеющие определенные прецедентные и преюдициальные свойства. 2) Свойства прецедента: решения Суда распространяются не только на конкретный случай, но и на все аналогичные случаи и имеют официальный характер, делающий их реализацию обязательной на всей территории страны. 3) Свойства преюдиции: Если определенная норма отраслевого законодательства признана неконституционной, то она тем самым утрачивает юридическую силу и становится недействительной; при этом не только она, но и подобные ей по содержанию нормы других нормативных актов не могут применяться судами. 4) Конституционный Суд дает общеобязательное, нормативное толкование Конституции. 5) Конституционный Суд дает такое толкование законов (путем выявления их конституционно- правового смысла), которое служит непременным условием его конституционности и имеет, стало быть, нормативное значение для всех правоприменителей, в том числе судов общей юрисдикции. 6) Юридическая сила итоговых решений Суда превышает юридическую силу любого закона, а соответственно, практически равна юридической силе самой Конституции, которую уже нельзя применять в отрыве от итоговых решений Конституционного Суда, относящихся к соответствующим нормам, и тем более вопреки этим решениям. Здесь В.Д. Зорькин вспоминает замечание американского судьи о том, что "Конституция - это то, что о ней говорят судьи". Таким образом, любое толкование высшего закона страны, которое дается Конституционным Судом в его правовых позициях, имеет конституционную силу. Подход проф.
Баглая М.В. (Экс-председатель Конституционного Суда РФ) «Конституционный Суд - не законодатель, но иногда он бывает вынужден принимать в целях заполнения... вакуума временную норму, действующую до принятия соответствующего акта законодателем». Подход акад. Нерсесянца В.С. «акты всех звеньев судебной системы (судов общей юрисдикции, арбитражных судов, Конституционного Суда РФ, конституционных судов субъектов Федерации) - несмотря на их внешние различия - являются именно правоприменительными актами. Только в этом своем качестве они и обязательны. Суть правосудия и всей судебной деятельности состоит в применении права, т. е. во властной (и общеобязательной) юридической квалификации (в оценке с точки зрения права - в его различении и соотношении с законом) определенного факта (действия, поведения, отношения и т.д.)». Подход проф. Морщаковой Т.Г. (Экс-заместитель Конституционного Суда РФ)3 Решение Конституционного Суда обязательно применяется ко всем другим аналогичным случаям. Более того, позиция, высказанная Конституционным Судом, в дальнейшем связывает и сам Суд. Правовая позиция Конституционного Суда является особым видом преюдиции, а не прецедента. Термин "преюдиция" означает, что факт, установленный один раз одним судом, не может устанав-ливаться еще раз другим судом. Он должен расцениваться другими органами как уже установленный. Факт, который установил Конституционный Суд и суть которого в том, что определенное положение не соответствует Конституции, больше никем не может устанавливаться - ни Конституционным Судом, ни другими органами. Влияние деятельности Конституционного Суда РФ на природу и содержание «правовых позиций» (возможность и действительность определения самим Конституционным Судом РФ сущности, признаков и назначения «правовых позиций»). Действующее законодательство не дает понятия правовой позиции, однако использует данный термин. Это видимо и дало основание для судейского участия в определении сущности и назначения правовых позиций Конституционного Суда РФ.
В одном из своих решений, Суд дал определение правовой позиции (о чем уже говорилось ранее): «положения мотивировочной части постановления Конституционного Суда РФ, содержащие толкование конституционных норм либо выявляющие конституционный смысл закона, на которых основаны выводы Конституционного Суда РФ, сформулированные в резолютивной части этого же постановления, отражают правовую позицию Конституционного Суда РФ и также носят обязательный характер». (п. 2 м.ч. Определения КС от 08.10.98 г. № 118-О) Представляется, что поскольку правовая позиция это основной инструмент в деятельности Конституционного Суда РФ и последствия того или иного варианта действия правовой позиции имеют огромное в рамках всего государства значение, то необходимо именно на законодательном уровне дать однозначное понятие термина правовая позиция. Это актуально еще и в силу того, что Конституционный Суд РФ допускает в своих решениях формулировки, позволяющие определять правовую позицию как норму права конституционной юридической силы. Например, «согласно правовой позиции, сформулированной Конституционным Судом РФ. каждый избиратель имеет право...». (п. 3 м. ч. Постановления КС от 29.11.04 г. № 17-П) Или даже ссылки на правовые позиции Конституционного Суда РФ наряду со ссылками на Конституцию РФ: В качестве одного из главных в науке выделяется вопрос об источнике содержания «правовых позиций Конституционного Суда РФ»: Конституция РФ, доктрина, судьи, акты международного права — положительные и отрицательные аспекты. Активная деятельность Конституционного Суда РФ и обилие его неоднозначных решений возбуждают в обществе все больший резонанс. Зачастую бывает очень сложно проследить логику правовых позиций Конституционного Суда РФ. В этой ситуации представляется необходимым остановиться на вопросе о проявлениях судейского усмотрения при формулировании правовых позиций Конституционным Судом РФ. Проявление судейского усмотрения в решениях Конституционного Суда РФ: Во-первых, о наличии судейского усмотрения можно говорить при противоречивости в правовых позициях Конституционного Суда РФ. Так, в Определении от 19.03.97 г.
№ 20-О Конституционный Суд РФ отказал в приеме жалобы Омскому городскому Совету по причине отсутствия среди субъектов обращения в Конституционный Суд РФ органов местного самоуправления. Спустя 5 лет в Постановлении от 02.04.02 г. № 7-П Конституционный Суд РФ уже признал допустимой обращение мэра поселка городского типа Паланы Корякского Автономного округа. И это не единичный случай в практике Суда. Во-вторых, о судейском усмотрении можно говорить и в тех случаях, когда Судом формулируется правовая позиция без аргументации. Так, в Постановлении от 14.07.97 г. № 12-П (п. 3 м.ч.) Конституционный Суд РФ заявил: «однако принцип равноправия субъектов РФ не исключает вхождения автономного округа в состав края, области». Ни до, ни после этой правовой позиции в постановлении Суда нет обоснования, сделанного казалось бы, вывода. Однако последствия сформулированной правовой позиции имеют просто огромное значение, что очень ярко проявляется в современном процессе разграни-чения полномочий по предметам совместного ведения. В-третьих, Конституционный Суд РФ стал практиковать в своих решениях ссылки на законодательство иностранных государств и положительный опыт его действия как на критерий конституционности российского законодательства. В Постановлении от 17.11.98 г. № 26-П (п. 8 м.ч.) Конституционный Суд РФ, ссылаясь на опыт иностранных государств, при введении процентного барьера в пропорциональную систему выборов, делает вывод о его конституционности российской Конституции. В-четвертых, в огромном количестве в актах Конституционного Суда РФ содержатся формулы, категории и даже принципы, которые не получили никакого отражения в Конституции РФ или вообще не имеют правового значения. Приведу несколько примеров: а) Конституционный Суд РФ ссылается на «общеправовой критерий определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы» (Постановление от 15.07.99 г. № 11-П). Таким образом, Суд в качестве критерия конституционности использует не Конституцию РФ, а нечто «общеправовое»; б) или скажем ссылки Конституционного Суда РФ на отсутствующие в Конституции РФ принципы. В Постановлении от 17.11.98 г. № 26 (п. 8 м.ч.) есть ссылка на «принцип пропорциональности выборов в условиях демократии»; в) еще один пример: Конституционный Суд РФ стал использовать в качестве критерия конституционности неправовые категории. Среди них - «во избежание раздробления депутатского корпуса», «нормальное функционирование», «стабильность власти и конституционного строя в целом» (п. 8 м.ч. Постановления от 17.11.98 г. № 26-П). Все приведенные примеры показывают, что далеко не всегда решения Конституционного Суда РФ основываются на нормах Конституции РФ. Исправление этого недуга нашей конституционной юстиции находится, к сожалению, только в руках самих судей Конституционного Суда РФ. Вопрос о природе толкования Конституционным Судом РФ норм Конституции РФ и законодательных актов: соотношение «праворазъяснительного» и «правотворческого» аспектов. Постановка данного вопроса обусловлена необходимостью выявления, и проведения границы между двумя казалось бы совершенно разными по своему предназначению явлениями. Между толкованием существующих норм и созданием новых правил поведения. Безусловно, что предназначением Конституционного Суда РФ является толкование Конституции РФ. Но оригинальность и порой непредсказуемость решений Конституционного Суда РФ требует выяснения вопроса о том, а являются ли правовые позиции результатом только толкования или все же в них присутствуют элементы восполнения и создания норм права? По нашему мнению, на этот вопрос необходимо отвечать однозначно «да». Приведу один пример, где логичное разъяснение Конституционным Судом РФ конституционных норм переросло не в восполнение пробелов в правовом регулировании, а в дополнение существующего законо- дательного института новыми процессуальными элементами. В Постановлении от 07.06.00 г. № 10-П Конституционный Суд РФ исследовал институт отзыва высших должностных лиц субъектов РФ. Так вот, определение места названного института в системе норм конституционного права переросло в определение Судом его процессуальных элементов. Суд установил норму голосования при отзыве, основание отзыва и др. Влияние принципов, видов, теорий толкования в деятельности Конституционного Суда РФ (толкование адекватное, расширительное, целесообразное, восполнительное, проконститу- ционное, конструктивное) и окончательности такого толкования на законотворчество. Это, наверное, самый острый вопрос в дискуссии о месте правовых позиций в российской правовой системе. Острота его состоит, по нашему мнению, в том, что здесь очень мала доля определенности. С одной стороны принципы толкования, используемые Конституционным Судом РФ слишком разнообразны, неоднозначны, а порой и противоречивы, с другой стороны законодатель, который в одних случаях просто игнорирует правовые позиции Конституционного Суда РФ, в других случаях искажает их. Один пример. В 1998 году (Постановление от 16.06.98 г. № 19-П) Конституционный Суд РФ сформулировал правовую позицию, согласно которой полномочия судов должны определяться федеральным конституционным законом. Эта правовая позиция была основана на ч. 3 ст. 128 Конституции РФ и означала она, что все процессуальные кодексы необходимо принимать в форме федеральных конституционных законов. Однако, принимая новые процессуальные кодексы (УПК, ГПК, АПК) федеральный законодатель проигнорировал данные выводы Суда и положения Конституции РФ. В 2004 году в Постановлении от 27.01.04 г. № 1-П Конституционный Суд РФ, вновь отметил необходимость принятия процессуальных кодексов (в частности ГПК) в форме федерального конституционного закона. Но кроме этого, он также констатировал нарушение федеральным законодателем Конституции РФ, решений Конституционного Суда РФ при принятии ГПК РФ. Но самое главное Конституционный Суд РФ и сам пошел на нарушение Конституции РФ он не признал ГПК РФ несоответствующим Конституции РФ, по форме принятия, ссылаясь на «противоречие такого решения целям конституционного судопроизводства». «Принятый в 2002 году Гражданский процессуальный кодекс РФ является федеральным законом... законодатель не выполнил требование статьи 128 (часть 3) Конституции РФ, а также вступил в противоречие с постановлениями Конституционного Суда РФ, сохраняющими свою силу... Конституционный Суд РФ в настоящем деле воздерживается от признания. ГПК РФ не соответствующими Конституции РФ по форме правового акта, однако обращает внимание Федерального Собрания на то, что принятие федерального конституционного закона о полномочиях судов общей юрисдикции неоправданно затянулось». (п. 7м.ч. Постановления КС от 27.01.04 г. № 1-П) Таким образом, с одной стороны Конституционный Суд РФ стал самостоятельно устанавливать критерии конституционности российского законодательства, с другой стороны федеральный законодатель относится к решениям Конституционного Суда РФ как к некой рекомендации, реализация которой зависит от случая или персонального состава парламента. В заключении необходимо отметить, что феномен правовых позиций Конституционного Суда РФ в современной правовой системе пока настолько неоднозначен, но вместе с тем значителен, что актуальность обсуждения его места в правовом регулировании постоянно нарастает и является центральным в свете формирования новой отрасли права - конституционного судебного процесса. Изменение правовых позиций Конституционного Суда РФ. ФКЗ о Конституционном Суде РФ, в ст. 73, оговаривается о возможности рассмотрения в Конституционном Суде вопроса об изменении собственных правовых позиций, сформулированных в предыдущих решениях Суда. В одном из своих решениях Конституционный Суд РФ привел обоснование возможности изменения правовых позиций. В решении от 21 декабря 2005 г. Конституционный Суд РФ сформулировал правовую позицию, согласно которой «в развивающемся социально-историческом контексте, правовые позиции, сформулированные Конституционным Судом РФ в результате интерпретации, истолкования тех или иных положений Конституции РФ применительно к проверявшемуся нормативному акту в системе прежнего правового регулирования и имевшей место в то время конституционной практики, могут уточняться либо из-меняться, с тем чтобы адекватно выявить смысл тех или иных конституционных норм, их букву и дух, с учетом конкретных социально-правовых условий их реализации, включая изменения в системе правового регулирования». абз. 7 п. 5 мотивировочной части Постановления КС от 21.12.05 г. № 13-П При таком подходе Суда трудно уже говорить о формировании системы правового регулирования, обладающей внутренней логикой развития и как следствие стабильностью. Да и вряд ли такие критерии как «развивающийся социально-исторический контекст» и «социально- правовые условия» могут соответствовать статусу Конституционного Суда РФ как «суда права», а не политики или факта. «Конституционный Суд РФ решает исключительно вопросы права» - ч. 3 ст. 3 Федерального конституционного закона от 21.07.94 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде РФ».
<< | >>
Источник: Гончаров М. В.. Судебная практика к курсу «Конституционное право Российской Федерации».. 2007

Еще по теме § 5. Правовые позиции Конституционного Суда РФ.:

  1. РАЗДЕЛ І ОСНОВЫ ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ.
  2. ОПРЕДЕЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИот 5 июня 2003 г. № 217-0.ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЗАПРОСА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ЧАСТИ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 228 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИ
  3. 15. ТОЛКОВАНИЕ КОНСТИТУЦИИ РФ.РЕШЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА 1 КАК ИСТОЧНИК КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА
  4. Глава 4. Решения Конституционного Суда РФ
  5. 85. РЕШЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ
  6. § 2. Виды решений Конституционного Суда РФ.
  7. § 6. Разъяснение решений Конституционного Суда РФ.
  8. 7.2. Компетенция Конституционного Суда РФ
  9. § 7. Особое мнение судьи Конституционного Суда РФ.
  10. 7.1. Задачи и принципы деятельности Конституционного Суда РФ
  11. Глава 2. Общая характеристика Конституционного Суда РФ
  12. ПОСТАНОВЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИот 27 мая 2003 г. № 9-П.ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОЛОЖЕНИЯ СТАТЬИ 199 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СВЯЗИ С ЖАЛОБАМИ ГРАЖДАН П. Н. БЕЛЕЦКОГО, Г. А. НИКОВОЙ, Р. В. РУКАВИШНИКОВА, В. Л. СОКОЛОВСКОГО И Н. И. ТАЛАНОВА
  13. 41. ПОЛНОМОЧИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ
  14. 7.3. Состав и структура Конституционного Суда РФ
  15. § 3. Требования, предъявляемые к решениям Конституционного Суда РФ.
  16. ПОСТАНОВЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИот 27 февраля 2003 г. № 1-П.ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОЛОЖЕНИЯ ЧАСТИ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 130 УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СВЯЗИ С ЖАЛОБАМИ ГРАЖДАН П. Л. ВЕРЕЩАКА, В. М. ГЛАДКОВА, И. В. ГОЛЫШЕВА И К. П. ДАНИЛОВА
  17. § 4. Юридическая сила решений Конституционного Суда РФ.
  18. Конституционно-правовые отношения и субъекты конституционного права
  19. § 3. Статус судей Конституционного Суда РФ.
  20. § 2. Состав, порядок формирования и структура Конституционного Суда РФ.