<<
>>

§ 1. Предмет конституционного права зарубежных стран

Возникновение и эволюция конституционного права зарубежных стран

Конституционное право зарубежных стран сформировалось как самостоятельная и автономная отрасль национального права на рубеже XVIII и XIX столетий.

Это связано со спецификой и социальным предназначением конституционного права, которое призвано оградить и защитить интересы человека от возможных неправомерных покушений со стороны государства, его органов и должностных лиц. Для этого необходимо ограничение публичной власти строгими рамками права, и тем более — пресечение возможности злоупотреблений и произвола с ее стороны.

В условиях господства абсолютизма или деспотической власти возможность формирования особой системы норм, которые должны ограничить эту власть, была почти исключена. Это, конечно, не означает, что те или иные институты конституционного права не могли появиться в сравнительно далеком прошлом. Они знакомы и Древней Элладе и Древнему Риму, откуда пришло понятие "демократия", а также ряд других. До сих пор в Великобритании к числу основополагающих актов конституционного значения от-носят Великую хартию вольностей Иоанна Безземельного, при-нятую в 1215 г., Хабеас корпус акт (Habeas Corpus Act), приня-тый в 1679 г., и ряд других нормативных правовых актов, издан-ных еще в эпоху средневековья.

Однако только свержение абсолютизма и ликвидация деспотических режимов создали ре-альные условия и предпосылки для формирования конституционного права. Они стали решающим условием появления особой системы правовых норм, которые призваны были утвердить как высшие ценности свободу индивида, права и свободы человека и подчинить этим высшим ценностям порядок формирования, организацию и осуществление государственной власти.

Становление конституционного права как отрасли национального права — это сравнительно длительный и далеко не всегда прямолинейный процесс сложения отдельных норм и институтов в систему, регулирующую конституционно-правовые отношения.

Тем не менее можно с большой долей уверенности говорить о том, что именно эпоха антифеодальных освободительных революций стала периодом утверждения конституционного права в качестве самостоятельной и ведущей отрасли национального права во всех передовых странах мира. Конечно, основные принципы и институты конституционного права возникали и складывались не на пустом месте. Их утверждению способствовали радикальные изменения в общественной жизни, выдающиеся научные достижения в познании окружающего мира, активная творческая деятельность выдающихся мыслителей прошлого, исследовавших место и роль человека в обществе и государстве, стремившихся раскрыть причины появления и существования публичной власти, принци-пы взаимоотношений между человеком и государством.

Именно в эпоху, предшествующую освободительным рево-люциям, складываются концепции, существенно важные для формирования конституционного права. В Великобритании утверждение Хабеас корпус акта привело к возникновению одного из таких ведущих принципов современного конституционного права, как гарантия личной свободы. Также в Великобритании сформировалась концепция верховенства парламента как органа народного представительства, противостоящего абсолютистской власти монарха, органа, осуществляющего полновластие и формально обладающего правом принимать решение по всем вопросам, которые затрагивают интересы человека, общества и государства. Здесь же получила развитие концепция господства права (rule of law), которая иногда не вполне точно именуется концепцией вер-ховенства закона.

Подчеркивая, что формирование и становление конституционного права — это длительный процесс, нельзя не отметить особо выдающееся значение некоторых событий всемирной истории в формировании конституционно-правовых начал, в утверждении конституционной законности как высшей формы законности вообще. К числу таких событий можно отнести борьбу североамериканских колоний за свою независимость, приведшую к появлению Декларации независимости 1776 г., и Французскую буржуазную революцию конца XVIII века, манифестом которой стала Декларация прав человека и гражданина 1789 г.

Два названных документа послужили определенной вехой в процессе становления конституционного права.

В американской Декларации 1776 г. было подтверждено на уровне нормативного правового акта то, что только народ является источником власти и что само государство и правительство имеют право на суще-ствование только в том случае, если они служат человеку и за-щищают его интересы. Во французской Декларации 1789 г. содер-жится специальная статья, которая гласит, что народ, не знающий гарантий основных прав и свобод и принципа разделения властей, не имеет конституции. Речь здесь идет о том, что подлинный конституционный строй, закрепляемый в нормах консти-туционного права, должен базироваться на неких основополагающих принципах, к числу которых в первую очередь отнесены основные права и свободы человека и принцип разделения властей, т. е. принцип, который должен воспрепятствовать узурпации власти и злоупотребления ею.

Безусловно, оба эти документа исходят из учения о естествен-ных и неотчуждаемых правах человека, т. е. о правах и свободах, которые неотъемлемо присущи человеческой личности. Причем в данном случае не имеет существенного значения различия в формулировках американского и французского документов, говорящих о правах и свободах, дарованных Творцом, или провозглашающих, что все люди рождаются свободными и равными в правах. Нормативно-правовое закрепление естественных прав человека имело исключительно важное значение для утверждения конституционного права как самостоятельной отрасли права. В результате были достаточно четко и ясно обозначены предназначение и сам предмет конституционного права. Их главными целями становятся обеспечение гарантии осуществления естественных и неотъемлемых прав и свобод человека в его отношениях (и проти-востоянии) с публичной властью.

Сколько бы однако ни были важны и значимы отдельные выдающиеся документы эпохи формирования национального конституционного права в зарубежных странах, нельзя не отметить, что в целом это — сложный, динамичный и противоречивый процесс, и в наши дни он еще далек от завершения. На развитие и формирование институтов конституционного права влияли очень многие факторы: исторические, национальные и культурные особенности той или иной страны, демографические и природные условия, наконец, что особенно важно, противостояние различных социальных классов и групп, боровшихся за обладание госу-дарственной властью, за закрепление своих интересов в нормах права.

И все же можно утверждать, что основным направлением в развитии конституционного права были его все более возраста-ющая демократизация, расширение сферы действия и круга субъектов, пользующихся защитой со стороны конституционно- правовых норм и институтов.

Действительно, если попытаться посмотреть на становление и эволюцию конституционного права в исторической ретроспективе, то можно сразу же заметить, что первоначальный круг полноправных субъектов конституционно-правовых отношений, да и сфера применения норм конституционного права были в значительной мере ограничены. Далеко не сразу важнейшие политические права обрели такие демографические и социальные группы населения, как женщины, молодежь, неимущие. Только в XX веке, преимущественно с середины этого столетия, избирательное право, т. е. важнейшее политическое право, открывающее возможность непосредственного участия в делах государства, действительно стало всеобщим.

Тем не менее та же историческая ретроспектива позволяет говорить о некоторой однобокости в развитии конституционного права и его институтов. Это, в частности, нашло свое отраже- ние в том, что в основных законах государства, да и в законодательстве в целом, в первую очередь закрепляются институты, непосредственно связанные с осуществлением публичной власти. Вплоть до сегодняшнего дня конституционно-правовые тексты содержат главным образом положения, регулирующие порядок формирования и осуществления государственной власти. Значительно меньшее место занимают постановления, относя-щиеся к правам и свободам человека, постановления, которые четко, ясно и недвусмысленно гарантируют основные права и свободы человека.

Конечно, в какой-то мере в этом "повинна" сама теория естественных прав, сыгравшая столь положительную роль в возникновении и утверждении конституционной законности. Дело в том, что конституционно-правовая теория, восприняв постулат о есте-ственных правах и свободах, сочла, что их закрепление не явля-ется целью самого конституционного права как отрасли права, ибо такие основополагающие права и свободы существуют неза-висимо от того, записаны они в позитивном праве, сформулиро-ваны они в конституции или в ином законодательном тексте или нет.

Один из выдающихся представителей британского конституционного права А. Дайси, критикуя требование о закреплении в законе свободы слова, говорил, что в таком случае можно дойти до требования закрепления в законе права завязывать шнурки на ботинках. Либеральные конституции XIX века, как правило, не содержат развернутых постановлений, закрепляющих и прокламирующих основные права и свободы граждан, здесь не предусмотрены какие-либо особые институты, посредством которых должно обеспечиваться осуществление этих прав и свобод. Действует все тот же принцип естественности и неотчуждаемости этих прав и свобод, ограждения от вмешательства государства. А гарантом их осуществления должен выступать независимый, беспристрастный и справедливый суд. Нередко конституционные тексты создают впечатление того, что основополагающая идея о публичной власти, служащей человеку, уступала место саморегулированию самой публичной власти, детальной проработке ее структур, ее полномочий, компетенции и т. д.

Ситуация начинает радикально меняться лишь после второй мировой войны. На первый план отныне выходят проблемы не только гарантии и реализации естественных прав и свобод, под которыми понимаются прежде всего личные права и свободы, но и проблема защиты социальных, экономических и культурных прав и интересов людей. Начинают вырисовываться новые подходы к самой проблематике конституционного права, и если еще в не-давнем прошлом его основное назначение виделось в регулирова-нии осуществления публичной власти, то отныне социальное на-значение конституционного права начинает трактоваться иначе. Соответственно уточняется и вопрос о предмете конституционного права.

Тенденции конституционно-правового развития современных государств

Почти троекратный рост числа суверенных государств во вто-рой половине XX века обусловил их чрезвычайную пестроту на современной политической карте мира, огромное разнообразие государственно-правовых режимов. Соответственно позитивные тенденции конституционно-правового развития в различных группах государств реализуются (там, где это вообще имеет место) по-разному.

С точки зрения уровня социально-экономического развития современные государства можно, с определенной долей условности, разделить на три большие группы.

Это, во-первых, экономически высокоразвитые государства.

К их числу относятся почти все западноевропейские государства, страны Северной Америки, Япония.

Вторую группу составляют страны со средним уровнем экономического развития. Это страны Центральной и Восточной Ев-ропы, большинство стран Латинской Америки, ряд азиатских го-сударств.

Третья группа включает так называемые развивающиеся страны, или, иначе, государства "третьего" мира. Их большая часть освободилась от колониальной зависимости после второй мировой войны. В эту группу входят страны Тропической Африки, большинство стран бассейна Тихого океана, некоторые страны Латинской Америки, Ближнего и Среднего Востока. К этой группе принадлежит и ряд стран с крайне низким уровнем социально-экономического развития.

Применительно к каждой из этих трех групп государств характерны свои особенности конституционно-правового развития. Государства первой группы образуют, как правило, зону политической стабильности и высокого уровня демократического развития. В странах второй группы наряду с демократическими институтами и режимами порой утверждаются и откровенно диктаторские режимы (в недавнем прошлом Испания, Португалия, Греция периода правления "черных полковников", ряд латиноамериканс-ких государств). Весьма распространены в этой группе государств конституционно-авторитарные режимы (ряд стран СНГ). Риск политической нестабильности в этих странах относительно высок. Третья группа государств чрезвычайно пестра по своему составу. Тем не менее можно констатировать, что развитые демократические режимы здесь встречаются крайне редко. В этих странах преобладают авторитарные, а нередко и откровенно деспотические и монократические режимы правления. Конституционная законность порой полностью отсутствует. Все эти страны составляют зону повышенного политического риска.

Приведенная классификация носит в определенной мере условный характер. Существует огромное множество нюансов в об- щественной и государственной жизни отдельных стран. Существуют разнообразные переходные формы общественного развития. С этим связаны и многочисленные изменения в конституционно-правовом развитии: особенно — государств второй и третьей группы. Все это необходимо учитывать при характеристике основных тен-денций конституционно-правового развития современных государств.

Социальное назначение и особенности предмета конституционного права зарубежных стран

Для того, чтобы определить суть изучаемой отрасли права, надо решить, что именно должны регулировать нормы конституционного права. Поскольку эти нормы образуют единую взаимосвязанную систему, необходимо выяснить, каковы системообразующие признаки конституционного права, что отличает данную отрасль права от смежных отраслей, особенно пограничных с кон-ституционным правом.

Существует множество ответов на этот вопрос. Тем не менее можно выделить некоторые главные подходы к тому, что следует считать предметом конституционного права как отрасли национального права. С известной долей условности можно выделить примерно три группы подходов.

Это, во-первых, утверждение о том, что предметом конституционно-правового регулирования является осуществление публичной власти. Такой подход превалирует в советской, а отчасти и в современной российской науке конституционного права зарубежных стран. Даже в последних учебных курсах, изданных по этому предмету, такой подход остается доминирующим. Определение конституционного права дается путем перечисления образующих его институтов. При этом на первом месте по-прежнему стоят институты, в которых находит отражение и закрепление вся система публичной власти. Власть остается главным предметом конституционного правового регулирования. Действительно, если обратиться к нормативным .текстам, то сразу станет совершенно очевидно то, что основной массив норм конституционного права образуют те из них, которые закрепляют и регулируют порядок формирования и осуществления государственной власти.

Вторую группу образуют концепции, определяющие предмет конституционного права в зависимости от ответа на вопрос о том, что должны регулировать, гарантировать и защищать нормы этого права. Иначе говоря, это должен быть ответ на вопрос о том, является ли организация публичной власти самоцелью правового регулирования или нормы конституционного права нужны в первую очередь для того, чтобы защитить права и интересы человека и обеспечить такую организацию и такой порядок осуществления власти, которые бы подчинили эту власть интересам и нуждам человека.

Наконец, третий подход заключается в определении предмета конституционного права путем соотнесения и согласования двух предыдущих точек зрения. Его цель — показать, что конституционное право имеет своим назначением обеспечить взаимодействие двух главных слагаемых — публичной власти и свободы человека. Очень удачно сформулировал эту мысль французский конституционалист Анри Ориу. Он утверждал, что высшее на-значение конституционного права — обеспечить сосуществование власти и свободы. В данном случае носителем властных полномочий выступает государство в лице своих институтов, а носителем свободы выступает человек, права и свободы которого образуют высшую ценность в обществе, государстве и праве.

Изменения, происходящие в общественной и государственной жизни передовых развитых стран во второй половине XX столетия, позволяют утверждать, что проблемы защиты прав и свобод человека выдвигаются в настоящее время на первый план. В международном плане в известной мере рубежом стало создание ООН. Устав этой организации провозгласил, что одной из главных целей Объединенных Наций является утверждение веры в достоинство и права человеческой личности. Принципы свободы провозглашены во Всеобщей декларации прав человека 1948 г. Последующие международно-правовые пакты, а особенно знаменитые Пакты о правах 1966 г., свидетельствуют о все большем внимании, которое уделяется международно-правовой защите основных прав и свобод. К этому следует добавить, что с созданием на старом континенте Совета Европы и учреждением Европейского Суда по правам человека вопросы юрисдикционной защиты прав и свобод человека были выведены применительно к их участникам на новый более высокий уровень.

Существенные изменения происходят и в национальном праве. Здесь, пожалуй, как наиболее яркое событие следует отметить быстрое развитие конституционного судопроизводства. Причем в подавляющем большинстве стран создание специализированных конституционных судебных учреждений либо наделение функциями конституционного контроля судов общей юрисдикции приводит к тому, что в распоряжении индивида оказывается очень важный юридический инструмент защиты своих основных прав и свобод. Отныне пресечение их нарушения выводится на конституционно-правовой уровень и позволяет обратиться к такому исключительно важному средству защиты, как конституционный суд. В свою очередь последний способен признать те или иные акты или действия государственных властей противоречащими конституции, т. е. противоправными, если они нарушают основные права и свободы человека. Не менее важным событием стало появление института омбудсмана (уполномоченного по правам человека), института, который получает все более и более широкое распространение во всех странах мира.

В государственно-правовой теории принято проводить различие между объектом и предметом конституционного права. Под объектом конституционного права понимается обычно та сфера или те аспекты общественного бытия, правовое существование и регулирование которых находит отражение в нормах конституционного права. Из всего многообразия правовых институтов вычленяются именно те (как правило, наиболее важные и значимые), которые и составляют объект конституционного права. К их числу принято относить основополагающие принципы конституционного строя, основные права и свободы человека, построение государства и публичной власти, условия и порядок ее формирования и функционирования.

Указание на объект позволяет сравнительно четко определить границы конституционного права, провести разграничение между ним и смежными отраслями права. Конечно, на практике эти границы иногда довольно размыты. Особенно в вопросах, касающихся конституционного и административного права. Тем не менее подобное разграничение чрезвычайно важно не только в плане разделения властных и административных полномочий, но и в плане судебной практики, прежде всего в странах, в которых существует автономное конституционное и административное судопроизводство. Точное установление объекта конституционного права в ряде стран затруднено тем обстоятельством, что нередко текст основного закона включает не только положения, относящиеся к конституционно-правовой сфере, но и некоторым другим. Таковы, например, развернутые постановления, регулирующие осуществление гражданской службы во многих странах англосаксонского права.

Указание на объект конституционного права нередко служит основанием для определения самого понятия конституционного права. В этом случае оно раскрывается путем перечисления основных образующих его институтов. Этот подход характерен для большинства учебных курсов.

Возможен, однако, и другой подход к определению конституционного права. Специфика конституционного права заключается прежде всего в том, что оно регулирует отношения между человеком, обществом и государством. Отношения, которые складываются в процессе осуществления и в связи с осуществлением государственной власти. Нормы конституционного права призваны обеспечить взаимодействие этих трех слагаемых, определив одновременно те ценности и приоритеты, которые предопределяют реальную конституционно-правовую практику. Этим высшим ценностям должны соответствовать те институты конституционного права, в которых находят свое отражение и закрепление основные принципы общественного и государственного устройства, построение государства и системы органов государственной власти, порядок формирования и функционирования государственных институтов.

Характер регулируемых общественных отношений составляет главную системообразующую любой отрасли права. Особенность конституционного права состоит в том, что оно призвано регулировать прежде всего общественно-политические отношения. Именно таковыми являются по своей природе отношения, которые складываются в ходе взаимодействия индивида, коллектива или общества в целом с государством, с публичной властью. Два обстоятельства при этом следует иметь в виду. Во-первых, нормы конституционного права регулируют лишь определенную часть политических отношений, осуществляемых в рамках конституционной законности. Во-вторых, в конституционном праве содержатся inter alia чрезвычайно важные для ориентации регулирования обще-ственных отношений в других областях жизнедеятельности нор-мы-принципы. Но то обстоятельство, что в конституции закреп-ляются, например, принципы социально-экономического устрой-ства, вовсе не дает оснований говорить о том, что конституционное право регулирует социально-экономические отношения. Оно лишь позволяет сделать вывод об особом месте конституционного права в общей системе права, его направляющей роли и верховенстве, которые обычно находят свое правовое выражение в преимущественной силе конституционно-правовой нормы по сравнению с любой другой в случае их коллизии.

Таким образом, конституционное право имеет свой особый предмет, коим выступают прежде всего и преимущественно общественно-политические отношения. Соответственно конституционное право может, быть определено как система норм, регулирующих отношения, складывающиеся в процессе взаимодействия индивида, общества и государства, связанные с осуществлением публичной власти и призванные обеспечить легитимность этой власти, если она существует и действует в интересах человека, в рамках и на основе права. Таким образом, конституционное право представляет собой определенную систему правовых норм, обеспечивающих и гарантирующих реализацию и защиту основных прав и свобод человека, развитие демократических общественных институтов, построение и функционирование государства и его институтов.

Конечно, каждая норма права описывает не только минимально дозволенную, но, в большей степени, идеальную модель поведения. К сожалению, в сфере конституционного права практика отступления от этой идеальной модели применительно прежде всего к странам "третьего" мира особенно заметна.

В подавляющем большинстве молодых государств, чьи конституционно-правовые модели нередко копируют созданные в бывших метрополиях, уровень и степень реализации таких конституционно-правовых установлений чрезвычайно низки. Более того, нужно отметить, что если в значительной части бывших колоний с провозглашением независимости формально воспринимались модели демократического устройства государства, создан- ные в бывшей метрополии, то за годы независимости во из них они были заменены авторитарными и даже деспотическими режимами. Сохраняя демократическую риторику, здешние конституции порой полностью утрачивают реальное значение.

Впрочем, отдельные нарушения демократических конституционных начал и принципов, находящих свое выражение в нормах конституционного права, имеют место не только в недавних колониальных странах, но, порой, и в странах с вековыми демо-кратическими традициями, в странах, которые не только фор-мально, но и фактически привержены демократическим ценнос-тям. Особенно это заметно именно в сфере реализации и защиты основных прав и свобод человека. Богатая и разнообразная судеб-ная практика Европейского Суда по правам человека содержит немало решений, вынесенных против таких стран, как Велико-британия, Франция, Швейцария, ФРГ, Бельгия и др. Конечно, речь идет, как правило, о частных случаях, тем не менее они подтверждают, что реализация конституционно-правовых норм связана с немалыми трудностями.

Опыт развитых государств подтверждает, что одна из особенностей современного конституционного права заключается в заметном усилении юрисдикционного контроля за реализацией конституционно-правовых норм. Уже в настоящее время во мно-гих странах развитие конституционного права начинает высту-пать как один из результатов судебного правотворчества. Речь идет в данном случае о том, что нормативно-правовые тексты, включая и такой основополагающий акт, каковым является конституция любого государства, сами по себе еще недостаточны для обеспечения должного регулирования конституционно-правовых отношений. Функционирование системы юрисдикционного контроля, безусловно, необходимо, а это приводит к тому, что все больше внимания вопросам защиты основных прав и свобод уделяют суды общей юрисдикции. С этим же связано и то обстоятельство, что дальнейшее развитие в демократических странах получает конституционное судопроизводство, а решения, выносимые органами конституционного контроля, начинают занимать все большее место в общей системе норм конституционного права.

Расширение и укрепление начал конституционной законности имеет существенно важное значение для устойчивости госу-дарственной власти и стабильного демократического развития. Современный опыт подтверждает, что отказ от конституционной законности, ее нарушение, как правило, ведут к свертыванию демократических институтов, деградации власти, а порой и рас-паду самого государства. Печальный опыт ряда стран "третьего" мира за последнее десятилетие — Либерии, Уганды, Сомали и др. — показывает, что попрание конституционной законности при-вело к полной деградации государства и государственных струк-тур, геноциду, гибельным последствиям для целых народов и го-сударств. Каковы бы ни были доводы, приводимые в оправдание нарушения конституционного права, сколь бы ни были эти нару-шения сиюминутны и конъюнктурны, их негативные последствия, как правило, перекрывают тот кратковременный эффект укреп-ления власти, который может быть получен за счет применения внеконституционных методов правления или ограничения прав и свобод человека (речь не идет в данном случае о правомерном применении чрезвычайных мер, предусмотренных конституцией и законами).

Конституционно-правовая законность по своей природе едина, а ее требования в равной степени обращены не только к физическим и юридическим лицам, но и непосредственно к самому государству в лице его высших государственных органов. В свою очередь, чем настоятельнее требования конституционной законности, тем большим объемом прав и прерогатив должны обладать органы юрисдикционного контроля, обеспечивающие соблюдение конституционного права. При бессильной и зависимой судебной власти невозможны ни существование правового государства, ни строгое и неукоснительное соблюдение начал и принципов законности вообще и конституционной законности, как высшей формы ее проявления, в частности.

<< | >>
Источник: М. В. Баглая. Конституционное право зарубежных стран: Учебник для вузов. 2004

Еще по теме § 1. Предмет конституционного права зарубежных стран:

  1. Глава 1. Предмет, источники и система конституционного права зарубежных стран
  2. § 3. Система конституционного права зарубежных стран
  3. § 2. Источники конституционного права зарубежных стран
  4. Б.А. Страшун. Конституционное (государственное право) зарубежных стран, 2000
  5. Раздел I. Основы теории конституционного праваГлава 1. Понятие, роль и предмет конституционного права как отрасли права
  6. М. В. Баглая. Конституционное право зарубежных стран: Учебник для вузов, 2004
  7. 1. ПОНЯТИЕ И ПРЕДМЕТ ММ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА КАК ОТРАСЛИ ПРАВА
  8. 2. ПРЕДМЕТ И МЕТОДЫ РОССИЙСКОГО КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА
  9. Глава 23. Основы конституционного права стран СНГ
  10. Глава 3. Конституции зарубежных стран
  11. Глава 10. Правительство в зарубежных странах.
  12. IX Раздел. Налоговые системы зарубежных стран
  13. Глава 5. Форма государства в зарубежных странах
  14. Глава 11. Местное самоуправление в зарубежных странах