<<
>>

Старые и новые схемы

Только приблизительно можно оценить количество денег, которые ежегодно выкачиваются из банков международными жуликами. На недавней конференции банкиров в Кливленде, штате Огайо, сообщалось, что банки Соединенных Штатов теряют $ 400 миллионов ежегодно на фальшивых чеках и тому подобных формах мошенничества с чеками.

Некоторые эксперты полагают, что реальные суммы еще выше, но все соглашаются, что потери от мошенничества существенно больше, чем от грабежей банков.

Еще на заре компьютерной эры преступники и преступные сообщества стали активно использовать передовые научные и технологические достижения. Например, едва появились новшества в банковских технологиях, банда Дьюрхема использовала компьютеры в крупномасштабном надувательстве правительства Нью-Йорка. Бандиты перепрограммировали устройство для печатания чеков и успели обналичить чеки на несколько сот тысяч долларов, используя подставных лиц или действуя собственными силами. Другая группа моментально приспособила новую уолл-стритскую систему электронных переводов и перекачала ценных бумаг на $ 4 миллиона на собственные счета банков в Швейцарии, Калифорнии и Джорджии.

Печально известная группа Розенбаума использовала особенности электронных переводов и швейцарской банковской системы и, основав, не выходя из своей компьютерной, вереницу фиктивных корпораций, на $ 4 миллиона обманули правительство Соединенных Штатов, заставив оплатить фиктивные счета за несуществующие материалы и «работу» по контрактам военно-морского ведомства.

Распространение системы электронных платежей, магнитных карточек и тому подобного внесло своеобразие в мир современных банковских мошенничеств, хотя и по большей части не сопровождалось какими-то принципиальными новшествами. Кроме того, наряду с электронной обработкой коммерческой информации и межбанковской связи существует и по-прежнему широко распространена система «бумажных» платежных поручений, чеков, векселей, сертификатов и так далее.

А это значит, что продолжаются преступные махинации по вышеприведенной схеме. Весьма болезненной оказывается и просто «игра» на курсовой разнице между странами и регионами, в которых проводится государственная политик регулирования курса. Преступления эти (при том, что юридическая база противодействия им весьма неравнозначна в разных странах) не новы и не безобидны. Еще на встрече глав национальных центральных бюро Интерпола в декабре, 1968, делегат от Цейлона предложил решение, призывающее к сотрудничеству в осуществлении средства управления обмена валюты. Нарушения контроля за обменными операциями встречались в многих латиноамериканских странах. Размах этих нарушений регулирования обменных соглашений и законов привел к девальвации ряда национальных валют.

Иногда к банковским и финансовым мошенничествам (совокупность этих правонарушений иногда называют «преступность в белых воротничках) добавляется нечто от «национальной экзотики» — например, сравнительно недавно «прогремела» группа мошенников из Нигерии, которая успела выкачать из банков и их клиентов несколько миллионов долларов. Схема аферы была примерно такова: небольшим компаниям в Европе предлагалось (естественно, это обыгрывалось с мошенническим артистизмом) поучаствовать в переводах иностранной валюты из Нигерии. Небольшая курсовая разница, связанная с государственным регулированием валютного рынка в Нигерии, позволяла при солидном обороте получать вполне приличную прибыль без каких-либо затрат. Охотники до «бесплатного сыра» находились в большом количестве. Их, пошедших на сделку, представители некой нигерийской фирмы просили всего-то предоставить несколько фирменных бланков, банковские справки обычной формы и написать официальные письма — скажем, в Нигерийский национальный банк... А затем по истечению буквально пары дней в банк, который обслуживает фирму, втянутую в аферу, поступает заурядное платежное поручение и гарантийное письмо, все по форме, печати, подписи, реквизиты — все на месте; и средства переводятся на какой-то счет в Европе или Африке и «растворяются», уплывают в неизвестном направлении с темнокожим джентльменом или очаровательной мулаткой...

Вообще в последнее время банковские мошенничества стали чуть ли не национальным спортом для нигерийцев.

По данным из США, из стотысячной общины нигерийцев на Восточном побережье не менее двух третей занято в большей или меньшей степени в мошеннических сделках.

Широко практикуется нигерийцами и старая методика афер «на доверии» — например, несколько лондонских фирм получают от нигерийских покупателей заказы на дорогие товары (на несколько миллионов фунтов стерлингов) с гарантийными письмами от коммерческих банков, подтверждающих платежеспособность покупателей и готовность к проведению расчетов по факту получения товаров. Заказы выполнялись, солидные британские фирмы отгружали товары и получали чеки... которые на поверку оказывались ничем не обеспеченными, «коммерческие банки» и их лондонские филиалы оказывались всего лишь фирмами-однодневками или разовыми почтовыми ящиками.

Другая схема — многократная «продажа» одной и той же партии нефти, отправленной в Европу из Нигерии, где добыча действительно производится. Нигерийская компания-посредник, прикрываясь фальшивой или выданной коррумпированной бюрократией лицензией, заключает сделки с несколькими покупателями, скажем, в Голландии, Дании и Германии, получает с них в худшем (для себя) случае авансы в несколько сот тысяч долларов. Когда танкер прибывает в Роттердам, представители трех-четырех фирм выясняют между собой, какая же из их совершенно одинаковых сделок. «действительная», затем следует обращение в полицию, через Интерпол — в НЦБ Лагос, и тут выясняется, что компании мошенников уже нет, исчезла, естественно после того, как все деньги были сняты со счетов.

«Дейли мейл» сообщала о нескольких случаях, когда бандиты временно захватывали частные танкеры с нефтью и принуждали направлять фирмам-покупателям «коммерческое предложение» от перевозчика и владельца: осуществить предварительный перевод определенной суммы для того, чтобы «решить проблемы» в порту разгрузки, то есть легализовать ввоз якобы не совсем законно вывезенной из Нигерии нефти — и это будет компенсировано снижением продажной цены.

Находились фирмы, готовые на некоторое нарушение этических норм; через средства связи на борту танкера согласовывались окончательные условия, деньги переводились и исчезали... а через некоторое время бандиты оставляли борт танкера (обычно их снимал в нейтральных водах корабль с сообщниками), предоставляя возможность всем пострадавшим решать проблемы компенсации ущерба.

Сейчас в Интерполе исследуется порядка 200 дел в год по международной коммерческой преступности. Очень важно, что здесь Интерпол выступает уже давно не только как инструментарий связи, но именно как мозговой центр. Вот как сказал Ж. Тримек, бывший руководитель Подотдела по борьбе с экономическими и финансовыми преступлениями: «Наша роль ...в том, чтобы помочь различным НЦБ, связанным с этим делом. Важно проследить связь между аналогичными аферами в различных странах, дать им возможность взглянуть на их внутреннее расследование с международной точки зрения». По словам С.-Э.Ладефогда, одного их ведущих сотрудников подотдела, в международных махинациях участвуют миллиарды долларов. В методических материалах, подготовленных в Подотделе, перечень более тридцати самых распространенных видов банковских мошенничеств и экономических афер. Здесь, наряду с упомянутыми, и такие «наворочки», как обман при совместной эксплуатации ЭВМ, и фиктивные высшие учебные заведения, и целая гроздь мошенничеств с использованием сети Интернет, и несуществующие «издательства», которые собирают миллионные суммы на (или «за») публикацию рекламы, и распространенная практика получения кредитов в коммерческих банках под залог фальшивых драгоценностей и металлов, и даже произведений искусства...

Как сказал С.Р. Биттанкур, нынешний руководитель Подотдела по борьбе с экономическими и финансовыми преступлениями, «международные махинации с каждым днем все совершенствуются и сегодня начинают угрожать уже и политической стабильности стран».

Аналитики также отмечают симптоматичную близость ряда незаконных махинаций (например, с телексными трансферами) с легальной деятельностью, с нормальной, с точки зрения законодательства, финансовой деятельностью, в которой происходят крупнейшие трансфертные операции, построенные на колебаниях курсов и оперирующие даже такими факторами, как время начала и завершения работы крупнейших финансовых бирж, и даже секундными интервалами между прохождениями сообщений и дилерскими реакциями, для получения громадных сумм.

Не раз писалось о деятельности, например, Дж. Сороса, чьи «блестящие» операции приводили к девальвации национальных валют. Впрочем, о негативной стороне свободной рыночной деятельности в финансовой сфере мировое сообщество получало достаточно и теоретических, и практических напоминаний; как бы ни был велик оборот банковских мошенничеств, с которыми все-таки можно бороться и борются «нормальными» полицейскими средствами, вопрос только — как считают в Интерполе, — зависит от полного и всеобъемлющего международного сотрудничества полиции. А один средний мировой или даже региональный кризис, связанный с непреодолимыми свойствами «свободной» экономики и движения финансов, приводит к потерям на несколько порядков большим...

<< | >>
Источник: Дайчман И.. ИНТЕРПОЛ. ВСЕМИРНАЯ СИСТЕМА БОРЬБЫ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ. 2003

Еще по теме Старые и новые схемы:

  1. Системные банковские кризисы — старые и новые
  2. Новый друг, старые проблемы
  3. Старые инструменты надо менять
  4. Старые «грабли» на новый лад
  5. Грачева Е.Ю. Финансовое право: Схемы и комментарии, 1999
  6. II. СТРУКТУРНО-ЛОГИЧЕСКИЕ СХЕМЫ, ГРАФИКИ, ФОРМУЛЫ
  7. 10.2. Принципиальные схемы определения численности персонала
  8. Брызгалин А.В., Берник В.Р.. Схемы бухгалтерских проводок типовых хозяйственных операций, 2003
  9. Ю. А. ЛУКАШ. ОПТИМИЗАЦИЯ НАЛОГОВ.МЕТОДЫ И СХЕМЫ. Полное практическое руководство, 2009
  10. Схемы бухгалтерских проводок типовых хозяйственных операций
  11. Шурухнов Н. Г.. Криминалистика : определения, схемы, таблицы, диаграммы, рекомендации, 2009