<<
>>

СТАТЬЯ 83 УПК РФ: ВЕЩЕСТВЕННЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

Вещественными доказательствами являются предметы, которые служили орудиями преступления, или сохранили на себе следы преступления, или были объектами преступных действий, а также деньги и иные ценности, нажитые преступным путем, и все другие предметы, которые могут служить средствами к обнаружению преступления, установлению фактических обстоятельств дела, выявлению виновных либо к опровержению обвинения или смягчению ответственности.

(в ред.

Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 08.08.83 — Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1983, № 32, ст. 1153)

Вещественным доказательством становится любой предмет, на который «положит глаз» следователь или сотрудник милиции. Логика здесь отсутствует. Хотя и не полностью — можете быть уверены, что ценные вещи, деньги, спиртные напитки обязательно войдут в список вещественных доказательств.

Метод «промысловой добычи» вещдоков в Органах Правопорядка прост и элегантен — изъятие в результате обыска. Вопрос о признании предмета вещественным доказательством решается следователем одним росчерком пера на постановлении об аресте на имущество.

Гражданину доказать, что изъятые и приобщенные к делу вещи не являются вещдоками, практически нереально.

Поэтому, если Вы не хотите ждать окончания следствия в полупустой квартире (или чтобы Ваши родственники это делали), при малейшей опасности со стороны Органов Правопорядка или возникновении у Вас подозрений в возможности обыска, немедленно переправьте большинства ценностей в надежное место, оставив себе самое необходимое. Лучше всего это сделать заранее и — не к своим родственникам. Не забывайте, что следователь на основании своего «внутреннего убеждения» может выписать санкцию на обыск и выемку практически у любого лица, за исключением судей и депутатов.

Если же Вас застали врасплох, то единственным шансом хоть немного побороться за свои права является требование обоснования изъятия каждого (!) предмета, который бравые следователь с оперативниками будут вносить в протокол выемки.

Для этого подробно рассмотрим все пункты настоящей статьи:

1.

Предметы, которые служили орудием преступления, — нож, фомка, авторучка, автомат, «липовый» паспорт и пр.

Даже если Вы что-либо совершили, но держите компромат дома — Вы потенциальный покойник. После обыска Ваши возможности «потрепыхаться» будут серьезно ограничены.

Другое дело, если Вы впервые в жизни видите предмет, который ловкие «следопыты» извлекли из какого-то укромного местечка и размахивают им перед лицом у понятых. Вам тотчас же необходимо заявить, что Вы требуете (!) провести экспертизу на отпечатки пальцев по этому предмету и внести это требование в протокол. Обыск производится голыми руками, соответственно и отпечатки пальцев будут кого-нибудь из оперов, не Ваши. Держите руки за спиной (!), чтобы не попасться на элементарный трюк— Вам протягивают вещь, чтобы Вы посмотрели (!), не Ваша ли она. Потребуйте не просто внесения подозрительной вещи в протокол обыска, а помещения ее в полиэтиленовый пакет для дальнейшей экспертизы и проследите, чтобы понятые расписались на бумажке, которой такие пакеты положено запечатывать. О том, как вести себя, если Вас попытаются принудить оставить свои отпечатки пальцев на предмете, мы уже говорили.

Не надейтесь, что Вы сможете, храня нечто дома, уничтожить со 100%-ной гарантией все отпечатки пальцев или иные микрочастицы на том предмете, который может быть истолкован превратно. Помимо обычных экспертиз предмет может быть протестирован на соответствие потожировых выделений и иных характеристик, о которых Вы и не подозреваете. Поэтому не искушайте судьбу и не держите у себя предметы, имеющие двоякое толкование.

К таким предметам относятся: оружие и боеприпасы, холодное оружие (обладающее специфическими характеристиками), чужие документы, лекарственные препараты неизвестного Вам происхождения и пр. Это примечание вовсе не бессмысленно, как может показаться на первый взгляд, — очень многие люди не отдают себе отчета, что вообще имеется у них дома и как это выглядит. В углу ящика Вашего письменного стола может заваляться патрон от «мелкашки» или парочка капсюлей, которыми Вы баловались в детстве; Вы могли найти чей-то документ и забыть его в кармане старого плаща; в кладовке в старом рюкзаке вполне реально обнаружить номерной охотничий нож, оставшийся от давно умершего дедушки-охотника, а на антресолях и того «круче» — древнюю двустволку, о наличии которой Вы и не подозревали, и многое, многое другое.

Все это, обнаруженное в процессе обыска, вызовет крики ликования у сотрудников Органов Правопорядка и будет внесено в протокол изъятия. Доказать, что это не Ваше, довольно затруднительно и, главное, отнимает очень много времени и дает возможность следователю Вас «запереть».

Фактически любой гражданин для собственной безопасности и защиты от произвола должен регулярно проводить ревизию своего имущества и объяснять своим близким (в особенности детям), что найденные на улице предметы или вещи, соответствующие вышеуказанным характеристикам, не могут ни приноситься домой с улицы, ни лежать среди игрушек. Обнаруженный у Вашего несовершеннолетнего ребенка патрон не вызовет у оперативников понимающую улыбку, скорее всего, Вы услышите вопли: «Смотрите, граждане, какая сволочь! Он еще и ребенка в свои грязные делишки втягивает! В камеру его за хранение боеприпасов!» Такой урок, конечно, запомнится на всю жизнь, но не слишком ли высока цена? Может быть, стоит изначально головой подумать?

2. Предметы, которые сохранили на себе следы преступлений.

Формулировка, как это и положено в нашем Законодательстве, до предела туманная. Указанные предметы могут быть любыми — от невинной пятирублевой монеты до кубка для вина, изготовленного Вами из черепа собственноручно убитого соседа. Что имеют в виду законодатели под этим определением, они и сами толком не знают.

Но туманность формулировок — палка о двух концах. Вы с той же степенью уверенности можете это использовать и трактовать так, как Вам нравится. В основе Ваших действий должно лежать одно требование доказательств (с соблюдением всех процессуальных норм!) того, что на неких предметах в принципе есть какие-либо следы и эти следы имеют отношение непосредственно к преступлению, причем не абстрактному, а конкретному, с номером возбужденного уголовного дела. Малейшая натяжка у следствия делает такие доказательства невозможными, и все остальное начнет рушиться.

Не ожидая удобного момента, сразу (!) направляйте в прокуратуру заявление с требованием соблюдения порядка следствия и выполнения следователем своих служебных обязанностей.

Подчеркните, что оценка изъятых у Вас предметов проводится не по принципу нормального доказательства и обнаружения следов, а на основании субъективных заявлений следователя: «кажется», «есть мнение», «должно быть» и пр.

3. Предметы, бывшие объектом преступных действий.

Имеются в виду материальные ценности. Но опять же надо доказать, что эти предметы имеют какое-либо отношение к конкретному делу. Если Вы дали кому-то по голове, сняли куртку и повесили ее на вешалку у себя дома, то Вы — недоразвитый питекантроп (простите за грубость) и работать на лесозаготовках — это лучшее, чем Вы можете заняться в жизни.

Другое дело, если в процессе обыска у Вас обнаружатся предметы, купленные с рук или полученные иными способами, которые в свое время были похищены, сняты с трупа и т. д. Доказать, что Вы не имеете к этому отношения, крайне сложно, особенно если событие произошло не вчера, а год назад.

Поэтому возьмите за правило не покупать ничего у незнакомых людей (ни на улице, ни по газетным объявлениям) и не позволять возвращать Вам долги вещами — Вы не можете быть уверены, что Ваш должник от отчаяния не треснул кого-нибудь ломиком по башке, чтобы расплатиться с Вами. В таком случае «соучастие» Вам гарантировано. Лучше подождать с возвращением долга и получить его только деньгами.

4. Деньги и иные ценности, нажитые преступным путем.

Понятие «преступный путь» для каждого имеет разное значение — кто-то считает, что брать взятки — преступление, а кто-то только этим и живет. Для сотрудников Органов, заглянувших к Вам «на огонек» и ненавязчиво предъявивших постановление на обыск, абсолютно все (!) деньги и ценности будут иметь однозначное толкование (ибо, по гнусненькому убеждению Стражей Порядка, к «нормальному, честному человеку с обыском не приходят»).

Так что Вам необходимо иметь документальное подтверждение происхождения вещей в Вашем доме (деньги не в счет, их надо в банке держать). Рецепт прост — сохранение кассовых чеков и прикрепление их к сертификатам на вещи (паспорта на аппаратуру, одежду и пр.).

На любом чеке есть число, поэтому если вещь приобретена до момента совершения преступления (тут речь может идти только об имущественных деяниях), то следствие слегка «обломится» с доказательствами и вынуждено будет вернуть Вам хотя бы часть.

О происхождении вещей необходимо начать говорить уже в процессе обыска. Как только сотрудники, шарящие в Вашей квартире, начнут тыкать пальцем в телевизор, видеомагнитофон или шубу, мечтательно закатывая глазки под узкий лобик, Вы тотчас же, при понятых, демонстрируете документы на приобретение и внятно и громко указываете дату покупки. Затем спрашиваете: «Это как же так получается? Вы меня подозреваете в хищении денег неделю назад, а хотите вынести вещи, купленные год назад? У меня что, машина времени есть?» Заставьте внести в протокол обыска дату покупки каждой (!) изъятой вещи. Нервозность служителей Фемиды вызовет неприятие и подозрение в нечистоплотности их действий у понятых, что тоже немаловажно.

Обязательно (!) внесите в какую-либо записную книжку все данные на Ваши ценности (с подробным описанием: номер, цвет, размер, серийные данные, дата и место покупки — все, что Вы можете найти), чтобы иметь возможность обоснованно, с мельчайшими подробностями, аргументировать свои заявления.

Сразу (!) после обыска и выемки Вы (или Ваши родственники, если Вас «заперли») подаете в прокуратуру заявление (и дублируете его по всем (!) инстанциям) о «произволе» сотрудников милиции, заключенном в том, что, «несмотря на полное отсутствие каких-либо доказательств незаконного приобретения имущества (список с подробным описанием и датами покупок), сотрудники такого-то отделения изъяли вещи и утверждают, что они нажиты преступным путем». В 99% случаев так оно и есть — Стражи Порядка носятся по Вашей квартире с воплями о том, что «все уже доказано» и «все это украдено».

5. Другие предметы, могущие служить средствами к обнаружению преступления, установлению фактических доказательств и пр.

Как Вы понимаете, под это описание может подойти все, что угодно.

Бутылка неплохого коньяка, изъятая у Вас и «принятая внутрь» следователем, тоже приводит к рождению очередной версии, отягощенной алкогольными парами.

Наличие такого пункта в статье о вещественных доказательствах дает возможность сотрудникам Органов, проводящим обыск, делать то, что в разговорном языке называется «беспределом». Не существует объективных доказательств, определяющих отношение этих предметов к преступлению, ибо в статье использовано слово «могущие», что позволяет хватать все, что под руку подвернется, и утверждать, что это «может» служить средством к обнаружению некоего преступления.

Но не все так безрадостно, как кажется на первый взгляд. Мало изъять вещи, необходимо еще приобщить (!) их к материалам дела именно в качестве вещественных доказательств, а не группы разнородных и бесполезных предметов.

Вот тут-то на все эти предметы и начинают распространяться правила доказывания. Рассмотрим самый простой пример — с денежными знаками.

Согласно Закону, следствие должно представить неопровержимые доказательства того, что обнаруженная у Вас сумма денег нажита преступным путем, причем эти доказательства должны опровергать любую (!) выдвинутую Вами версию.

Но это — по Закону. На самом деле при существующей в нашей стране «презумпции виновности» Вы сами, для собственного же блага, должны представить доказательства по своим доходам.

В этой ситуации нет ничего мистического или двусмысленного. Основную роль играет не желание следователя специально «не соблюсти Закон» и не злой умысел государства, а элементарная зависть. Сидящие на окладе следователь и оперативник, которым редко удается «левачком» получить немного наличных, страдают от того, что кто-то (в данном случае Вы) зарабатывает больше, чем они. Эта обида трансформируется в самое примитивное, что свойственно высшим приматам, — в желание отомстить. Способ мести избирается в соответствии с возможностями: следователь арестовывает имущество; ребята в масках при проверке казино или ресторана пинают всех посетителей; патрульный наряд изголяется над человеком, остановленным для проверки документов; дежурные в отделении бьют и отнимают вещи у задержанных; сотрудник ГАИ полчаса с наслаждением «проверяет документы» у владельца новенького «мерседеса» и пр.

В общем, в их действиях недвусмысленно проявляется то самое вышеупомянутое чувство (коммунисты называют его «классовой ненавистью»). У сотрудников Правоохранительных Органов это чувство распространяется практически на все население страны. Дело в том, что люди милицию, в общем, недолюбливают, а Стражи Закона отвечают тем же. Население постепенно звереет, МВД «закручивает гайки», и в результате страна делится на два противоборствующих лагеря. Конечно, такое деление достаточно условно и редко проявляется в открытой форме, но конкретный гражданин и конкретный следователь обязательно находятся по разные стороны баррикады.

Избежать проявлений «мести» со стороны служителей Фемиды практически невозможно, если Вы живете в достатке. Увидев в Вашем доме условное «изобилие», первой мыслью у следователя будет: «Точно ворует, честные люди так не живут!», а первым желанием — вывезти все это и «потом разобраться» (!). Так оно обычно и происходит.

Вернемся к денежным знакам. Доказательством легальности происхождения некоей крупной суммы (в разумных пределах — не 10 миллионов долларов «налом») могут служить документы о выплате ее Вам за какую-нибудь работу, документы о продаже Вами некоей ценной вещи или свидетельские показания лиц, которые дали Вам эти деньги в долг на приобретение чего-либо (дома, машины и пр.).

Никакие (!) иные доказательства здесь не работают.

Существует правило — сумму до 10 тысяч долларов и ее происхождение объяснять не требуется. Это те деньги, которые может фактически иметь кто угодно и которыми (несмотря на все вопли следователя) никакая налоговая полиция или отдел по борьбе с экономическими преступлениями заниматься не будет. Следователя с заявкой о проверке подобной суммы пошлют очень далеко.

Поэтому если у Вас обнаружилась сумма, превышающая 10 тысяч долларов США, и нет документов, подтверждающих легальность их происхождения (в нашей стране этого порой не имеют кристально честные люди), то единственный выход — приход к следователю лица, которое дало Вам эти деньги в долг, и его требование немедленно возвратить ему (лицу) указанную сумму. Желательно, чтобы это был не Ваш родственник и у него на руках была Ваша расписка (!) о том, что Вы эти деньги взяли у него в долг. Опасаться тут нечего — следователю никто не позволит охватывать своими действиями полгорода и устраивать обыски у десятков людей.

Сразу Вы своих денег, конечно, не увидите. Но это «плюс» для дальнейшей защиты Ваших прав. Вы говорите следователю следующее: «Мало того, что Вы обвиняете меня в том, чего я не совершал, так еще и будущую жизнь мне портите — человек (люди) мне денег в долг дал, а Вы все делаете так, чтобы я выглядел непорядочно в его (их) глазах!» И — подробное заявление по инстанциям. Очень неплохо было бы, чтобы и Ваши кредиторы одновременно с Вами подали заявления о противозаконных действиях следствия.

Речь может идти не обязательно о деньгах, ведь одолжить можно и золото, и аппаратуру, и иные дорогостоящие предметы.

ОБРАЗЕЦ:

Прокурору города Глупова г. Фуксу П. П. от гр. Банкирчика Кредита Дебетовича,

прож.: г. Глупов, ул. Трех Золотых, д. 5, кв. с 1-й по 20-ю.

ЗАЯВЛЕНИЕ

01.01.99 г. (три месяца назад) я, Банкирчик К. Д., дал в долг гражданину Бесценных А. А. девять тысяч долларов США, так как указанный гражданин собирался улучшить свои жилищные условия и обменять свою квартиру на большую с доплатой.

Гражданина Бесценных А. А. я знаю давно и хорошо, считаю его честным человеком. Он неоднократно занимал у меня деньги и всегда вовремя отдавал. По причине давнего знакомства я не взял с него никакой расписки (На тот случай, если расписку никак не написать и не передать. — Прим. Автора).

Неделю назад я случайно узнал, что гражданина Бесценных А. А, обвинили в совершении какого-то (Именно «какого-то», Вы и знать не знаете суть дела. — Прим. Автора) преступления и в его квартире произведен обыск, в результате которого изъяты ценности и деньги, включая те, которые я дал гражданину Бесценных А. А. в долг.

От его жены, Бесценных Ю. Н., я узнал, что уголовное дело ведет следователь Кабыздох Х. У. из 20-го отделения милиции.

Я обратился к следователю Кабыздоху X. У. с требованием вернуть мои деньги, на что получил ответ, что если я еще раз что-либо подобное скажу, то следователь и меня в камеру посадит (При разговоре с Вами следователь что-нибудь аналогичное обязательно ляпнет. Слова следователя трактуются в зависимости от обстановки. — Прим. Автора.)

Также следователь Кабыздох X. У. объявил мне, что вину гражданина Бесценных А. А. он «уже доказал» и «ничего я обратно не получу, следствие не интересует, чьи это деньги, что изъято, то не возвращается!» При этом следователь Кабыздох X. У. угрожал мне, что если я «не успокоюсь», он и на меня «возбудит дело» (Цитирование слов следователя полезно и для существующего уголовного дела: то, что такое говорится постоянно — ни для кого не секрет — прим. Автора).

Я возмущен подобным отношением к гражданину, который не имеет никакого отношения к «преступному миру», о чем почему-то постоянно говорит следователь Кабыздох Х. У., и настаиваю на соблюдении норм Законодательства.

Исходя из вышеуказанного прошу Вас принять меры прокурорского реагирования в отношении следователя Кабыздоха X. У. и рассмотреть вопрос о соответствии его занимаемой должности.

Прошу Вас обязать следствие принять меры к возвращению мне моих девяти тысяч долларов США.

Убедительно прошу Вас провести проверку действий следователя Кабыздоха X. У., который существенно нарушает мои права и законные интересы, а по результатам проверки поставить вопрос о возбуждении против него уголовного дела по ст. 285 или ст. 286 УК РФ.

Действия, направленные на нарушение моих Конституционных прав, следователь Кабыздох Х. У. уже совершил, и поэтому прошу Вас рассматривать настоящее заявление как сообщение о преступлении согласно ст. 3 УК РФ.

(Число, подпись).

Формально к подобному заявлению невозможно придраться, и следователю в любом случае как следует «надерут задницу». Заявления от граждан, не являющихся участниками процесса по уголовному делу, но имеющих отношение к этому делу, — это небольшой скандальчик. В идеале Ваш кредитор не должен ничего знать о существе дела, и привлечь его нельзя даже как свидетеля. Статьи 285 и 286 УК РФ — это статьи Уголовного Кодекса РФ о злоупотреблении должностными полномочиями и превышении этих полномочий.

Конечно, никто супротив следователя возбуждать уголовное дело не будет. Вам просто ответят, что ему «поставили на вид». Но это и не цель. Основная задача — путем использования понятия «вещдок» выбить у следствия доказательства «преступно нажитых ценностей» и соответственно посеять сильные сомнения в самом факте преступления.

* * *

В разряд вещественных доказательств, что конкретно не определено в тексте статьи, входят также и результаты оперативно-розыскных мероприятий: фиксация аудио — и видеоматериалов, скрытое наблюдение и пр.

Существует «Закон об оперативно-розыскной деятельности», который регламентирует правила проведения таких мероприятий.

Гражданину, участвующему в деле, следует помнить, что любые подобные материалы должны быть подкреплены письменными санкциями, разрешающими проводить какие-либо действия, и все материалы без исключения должны быть Вам известны. Неожиданно «всплывающие» по ходу следствия факты есть прямое нарушение Вашего права на защиту. Объяснение этому простое — человеческая память не идеальна и требовать от гражданина, чтобы он помнил все подробности разговоров или иных действий, называется предвзятым отношением. К тому же те или иные подробности в разные периоды времени воспринимаются человеком по-разному — то, что казалось угрожающим год назад, сейчас может вызвать улыбку, и наоборот.

<< | >>
Источник: Дмитрий Черкасов. Особенности национального следствия. Том 1. 2007

Еще по теме СТАТЬЯ 83 УПК РФ: ВЕЩЕСТВЕННЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА:

  1. СТАТЬЯ 85 УПК РФ: СРОКИ ХРАНЕНИЯ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ
  2. СТАТЬЯ 84 УПК РФ: ХРАНЕНИЕ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ
  3. СТАТЬЯ 86 УПК РФ: МЕРЫ, ПРИНИМАЕМЫЕ В ОТНОШЕНИИ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ ПРИ РАЗРЕШЕНИИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА
  4. СТАТЬЯ 69 УПК РФ: ДОКАЗАТЕЛЬСТВА
  5. СТАТЬЯ 70 УПК РФ: СОБИРАНИЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ
  6. СТАТЬЯ 71 УПК РФ: ОЦЕНКА ДОКАЗАТЕЛЬСТВ
  7. 3. 5. Вещественные доказательства
  8. 6.5. Вещественные доказательства
  9. 32. ВЕЩЕСТВЕННЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА: ПОНЯТИЕ, ВИДЫ, ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ОФОРМЛЕНИЕ, ХРАНЕНИЕ
  10. 36. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОСМОТРА ДОКУМЕНТОВ. ПРАВИЛА ОБРАЩЕНИЯ С ДОКУМЕНТАМИ – ВЕЩЕСТВЕННЫМИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВАМИ
  11. СТАТЬЯ 52 УПК РФ: ПОДОЗРЕВАЕМЫЙ
  12. СТАТЬЯ 54 УПК РФ: ГРАЖДАНСКИЙ ИСТЕЦ
  13. СТАТЬЯ 74 УПК РФ: ПОКАЗАНИЯ СВИДЕТЕЛЯ