<<
>>

§ 3. Суверенитет народа

Эта категория относится к числу обязательных исходных принципов любой демократической конституции, хотя, казалось бы, в наше время в цивилизованном мире ее уже никто не оспаривает.

Исторически она возникла в ходе революционной борьбы народов против феодального абсолютизма (XVII—XVIII вв.) и противопоставлялась претензиям монархов на неограниченную власть как на мандат, якобы полученный свыше. Таким образом, понятие суверенитета (означающего верховную власть, независимость), разработанное еще в XVI в. Ж. Боденом (Франция) для обоснования безраздельности государственной власти, было ис-пользовано в новом значении: для утверждения демократической концепции государства и народовластия. Конституционный принцип суверенитета народа и сегодня напоминает всем властителям о том, от кого они получили власть, а следовательно, во имя кого эту власть обязаны употреблять.

Позже, в XX в., возникло понятие «суверенитет нации», которое отождествлялось с неким полновластием нации или правом нации на самоопределение вплоть до создания национального государства.

По своей природе и скрытому смыслу это не юридическое понятие, ибо ни одно многонациональное государство не станет закреплять «право» на разрушение своего единства. Европейское сообщество, стремясь поставить барьер опасным тенденциям национализма и сепаратизма, выдвинуло и закрепило в Заключительном акте Хельсинкского Совещания принцип территориальной целостности и нерушимости границ государств Европейского континента. С позиций здравого смысла нетрудно понять, что в многонациональном обществе государство не может позволить себе быть однонациональным, без риска вызвать национальную рознь. Демократическое правовое государство исключает дискриминацию по национальному признаку и обеспечивает гражданам всех национальностей право на реализацию своих национальных культурных интересов.
Иное дело — выдвижение требования независимости со стороны народов в условиях распада федеративных государств. Так, распад СССР, Югославии и Чехословакии привел к независимости каждого из входящих субъектов этих федераций, что получило всеобщее международно-правовое признание. В Грузии в связи с ее выделением из состава СССР возникла межэтническая гражданская война, в результате которой народы Абхазии и Южной Осетии, реализуя право на самоопределение и опираясь на исторические корни, объявили о своей независимости.

Конституция РФ дает достаточные основания для разрешения противоречия «двух суверенитетов». В ст. 3 говорится: «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ». Народ, следовательно, понимается как единый и неделимый субъект — источник права. Любая нация реализует свои национальные интересы в рамках этого конституционного понятия, она, безусловно, защищена от любой формы дискриминации, а тем более уг-нетения со стороны кого бы то ни было. Однако это не означает, что любая нация вправе создать свое государство; суверенитет по смыслу ст. 3 Конституции принадлежит не отдельным частям населения, а российскому народу в целом, а следовательно, любые сепаратистские решения окажутся в противоречии с Конституцией. Необходимо учитывать, что понятие «многонациональный народ» радикально меняет свое содержание в демократическом обществе с правовым государством. Если в тоталитарном государстве под разговоры о народовластии были возможны репрессии в отношении целых наций, то гуманистическая трактовка понятия «народ» как равных граждан с гарантированными для всех правами и свободами это полностью исключает.

В конституционной теории развитых стран понятия «нация» и «народ» фактически отождествляются. В некоторых конституциях о суверенитете народа или нации вообще не упоминается (США), в других закрепляется суверенитет народа (Италия), в третьих есть упоминание о «национальном суверенитете» (Франция), но трактовка этого термина сливается с понятием «суверенитет народа».

При любых формулировках или их отсутствии считается необходимым признать первоисточник власти, из чего никак не вытекает какой-либо легитимизации сепаратизма или, наоборот, национальной дискриминации.

Суверенитет народа неразрывно связан с правами и свободами человека и гражданина. В этом его гуманистическая сущность. Верховную власть народа нельзя себе представить иначе, как власть, осуществляемую отдельными людьми, — здесь коренится и определенная возможность манипулирования интересами и волей народа со стороны ложных пророков и потенциальных тиранов. Народ осознает себя носителем суверенитета только в отдельные периоды общественного развития — лучше, когда это происходит в конституционно обусловленных формах (рефе- рендум, выборы), хуже, когда возникают взрывы возмущения против насилия или массовое сопротивление несправедливой власти, чреватые кровопролитием и гражданской войной. Народ никогда не бывает един в своих целях, ибо различны интересы его социальных групп, поэтому отличать реализацию суверенитета народа от эгоистических устремлений к власти опытных демагогов часто бывает очень трудно, юридические принципы здесь помогают лишь в небольшой степени.

Отсюда исключительная важность правовой детализации принципа народного суверенитета, создания надежных гарантий для реализации этого принципа в жизни. Развитие и защита прав человека и гражданина — самая важная из этих гарантий.

Суверенитет народа, или народный суверенитет, — это первоисточник власти. Воля народа, выраженная в юридически реле-вантных формах, является подлинным и единственным базисом государства, от нее исходит мандат на устройство и любые изменения формы государственной власти. В силу естественного права, заложенного в понятие народного суверенитета, народ вправе оказать сопротивление любой попытке насильственного свержения конституционного строя. Чтобы поставить преграду попыткам узурпации власти и ущемления воли народа, Конституция фиксирует четкий принцип: «Никто не может присваивать власть в Российской Федерации.

Захват власти или присвоение властных полномочий преследуются по федеральному закону» (ч. 4 ст. 3). Здесь также заложена гарантия против возврата к тоталитаризму, установлению единоличной диктатуры. Народ недвусмысленно заявляет о своей приверженности конституционным порядкам и неприятии любой власти, основанной на внеконститу- ционном фундаменте силы. Право на восстание против тирании, на гражданское неповиновение, на применение силы против насилия — составные элементы народного суверенитета.

Угроза суверенитету народа носит скрытый характер. В наше время трудно представить какую-либо политическую силу, которая бы открыто отрицала его, тем более это верно для политических движений, основанных на идеях либерализма, неоконсерватизма, социал-демократии, которые органически слиты со свободой народа и его полновластием. Однако по-другому обстоит дело с идеологиями левого и правого радикализма, которые на словах признают и возносят народный суверенитет, а на практи-ке стремятся подменить его вождизмом и однопартийной диктатурой. Следовательно, суверенитет народа нуждается в защите, и эта защита обеспечивается всем конституционным строем государства.

Право на сопротивление — это «палка о двух концах», а потому оно упоминается в конституциях довольно редко. Но такие случаи все же есть: в Основном законе ФРГ прямо записано, что граждане «имеют право на сопротивление каждому, кто попытается устранить этот строй, если другие средства невозможны». Аналогичное право записано в конституционных документах США, Франции и ряда других стран, оно признается как важный элемент естественного права. И в этом своем качестве безусловно должно рассматриваться как свойство суверенитета российского народа, хотя Конституция РФ об этом праве не упоминает. Формула Конституции «захват власти преследуется по закону» в значительной мере утопична, ибо трудно себе представить, чтобы, захватив власть, узурпатор не использовал эту власть для отмены законов, направленных против него. Однако это не может перечеркнуть заложенного в самой Конституции и праве в целом правила: отказ от конституционных форм правления в пользу идеологической целесообразности есть государственный переворот, дающий народу основание для использования права на сопротивление.

Осуществление власти народа происходит в двух формах: не-посредственно и через органы государственной власти и органы местного самоуправления.

Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы.

Право на участие в осуществлении власти в этих формах принадлежит только лицам, являющимся гражданами РФ (ст. 32 Конституции). Прямое волеизъявление граждан, как это вытекает из ч. 2 ст. 130 Конституции, возможно и в других формах, хотя они в Конституции не раскрываются. Такими формами являются собрания избирателей, собрания граждан какой-то территориальной единицы (села, района), петиции, индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления.

Референдум — это осуществляемое путем тайного голосования утверждение (или неутверждение) гражданами проекта какого- либо документа или решения, согласие (или несогласие) с теми или иными действиями парламента, главы государства или правительства. Наряду с общегосударственными референдумами возможны референдумы на уровне субъектов Федерации и местного самоуправления. Порядок проведения референдумов в России- ской Федерации установлен Федеральным конституционным законом «О референдуме Российской Федерации» (в редакции от 30 декабря 2006 г.). Основные гарантии реализации гражданами конституционного права на участие в референдуме, а также права избирать и быть избранными в органы государственной власти и местного самоуправления закреплены в Федеральном законе «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» от 12 июня 2002 г.

Другая форма непосредственного волеизъявления народа — свободные выборы. Выборы — это участие граждан в формировании органов государственной власти и местного самоуправления путем тайного голосования. Они имеют смысл только тогда, когда являются свободными, предоставляют гражданам возможность выбрать одного из нескольких кандидатов, а их результаты не фальсифицируются. Периодические выборы — важная основа конституционного строя и высшей легитимности власти.

Совокупность правовых норм, регулирующих порядок проведения выборов, образует избирательное право, являющееся составной частью (институтом) конституционного права.

В Конституции РФ отсутствует самостоятельная глава об избирательном праве, в ней закреплены только нормы о выборах Президента, да и то самые основные. Порядок выборов в Государственную Думу определен федеральным законом. Порядок выборов в органы государственной власти субъектов РФ определяется их конститу-циями, уставами, а также законами в соответствии с федеральным законом. Порядок выборов в местное самоуправление устанавливается выборными органами местного самоуправления в соответствии с федеральным законом и законами субъектов РФ.

Демократизм избирательного права исключает возможность дискриминации, т. е. отстранения от выборов каких-либо граждан или групп, кроме указанных в конституции, — конституционный уровень в данном случае необходим, поскольку речь идет об ограничении одного из основных прав граждан. В ряде стран, как еще недавно и в нашей стране, непременными атрибутами демократизма избирательной системы рассматривались право отзыва депутатов и наказы избирателей. Ныне в Конституции РФ такие положения не предусматриваются.

Сложный и обширный институт избирательного права призван обеспечить выявление подлинной воли народа, выражение его суверенитета. Необходимые гарантии гражданам предоставляются Федеральным законом «Об основных гарантиях избира- тельных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации».

Формой опосредованного осуществления власти народа являются органы государственной власти и органы местного самоуправления. Эти органы прямо или косвенно формируются с участием граждан, т. е. на основе выборности или подчиненности выборным органам. Возможность для граждан России выражать свою волю в процессе как формирования этих органов государства, так и их работы закрепляется несколькими конституционными нормами. Конституция устанавливает право граждан участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей. Право граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, право обжаловать действия органов власти в суде, равный доступ к государственной службе и ряд других норм служат конкретными гарантиями суверенитета народа в рассматриваемой области.

Народное волеизъявление служит базисом деятельности всех ветвей государственной власти, оно интегрировано в право. Разумеется, народ более непосредственно определяет законодательную власть, поскольку представительные органы напрямую избираются гражданами. Однако воля народа остается системообразующим фактором также для исполнительной и судебной властей, поскольку они формируются выборными представительными органами или выборным главой государства. Это, разумеется, косвенная форма выражения воли народа, но она тем не менее достаточно легитимна. Остаются, правда, непростые проблемы осуществления контроля за деятельностью исполнительных органов и обеспечения независимости судов. Введение для этого бюрократического «народного контроля» или прямой выборности судов, как это делали тоталитарные государства, не может дать желаемых результатов. В то же время отсутствие прямой связи с народом ведет к уходу от гласности к злоупотреблениям. Государственный механизм поэтому должен предусматривать определенные меры по контролю над исполнительной властью — в условиях парламентской формы правления это прямой парламентский контроль над правительством, в президентской и полупрезидентской республиках контроль обеспечивается главой государства с допущением в определенной мере контроля со стороны парламента. Специфика судебной системы позволяет обеспечивать независимость и пра- вильность работы судов через кассационное, апелляционное и надзорное обжалование приговоров и решений, а также через ответственность за исполнение приговоров и решений, возлагаемую на исполнительную власть.

Совершенно ясно, что народ, состоящий из многочисленных групп и слоев, не может непосредственно управлять государством с его весьма разветвленным аппаратом, что требует профессионализма. В государственный аппарат входят армия, правоохранительные органы, специализированные учреждения во многих областях. Контроль за деятельностью этих органов и учреждений не может быть всенародным, но может и должен быть демократическим, носить гласный характер, хотя и с допущением разумной и законом обусловленной секретности. Важную роль призваны играть средства массовой информации. Государственный аппарат должен комплектоваться демократическим путем на основе равных возможностей для всех граждан. Строгое соблюдение демократических принципов в формировании и деятельности государственного аппарата — важная сторона народовластия.

Таким образом, предусмотренная Конституцией реализация суверенитета народа через органы государственной власти и органы местного самоуправления осуществляется как прямо, так и косвенно. Она носит многоплановый характер и гарантируется закрепляемыми в Конституции правами граждан, а также соответствующими полномочиями выборных органов государства.

<< | >>
Источник: М. В. Баглай.. Конституционное право Российской Федерации : учеб. для вузов. 2007

Еще по теме § 3. Суверенитет народа:

  1. ЭТНОМЕТОДОЛОГИЯ - (ethто - народ, metod - методы, logy - 'исследование; буквально - "учение о том, как поступают народы"
  2. 12. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СУВЕРЕНИТЕТ РФ
  3. 68. СУВЕРЕНИТЕТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  4. § 1. Суверенитет Российской Федерации
  5. 17. МЕЖДУНАРОДНАЯ ПРАВОСУБЪЕKТНОСТЬ ГОСУДАРСТВ. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СУВЕРЕНИТЕТ
  6. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СУВЕРЕНИТЕТ(фр. souvera/nefe- верховная власть
  7. 18. МЕЖДУНАРОДНАЯ ПРАВОСУБЪЕКТНОСТЬ НАЦИЙ И НАРОДОВ
  8. НАРОД
  9. НАРОД - ЭТО МЫ?
  10. 10. ПРИНЦИП РАВНОПРАВИЯ И САМООПРЕДЕЛЕНИЯ НАРОДОВ
  11. 64. Декларация прав народов России
  12. ДЕМОКРАТИЯ (греч. demokratia - власть народа)