<<
>>

§ 1. УМЫСЕЛ

См. также: дела 14, 243, 401,

26

Лицо, демонстрирующее нож и не дающее потерпевшему выбраться на берег, действует с умыслом на причинение смерти, а не неосторожно.

Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 августа 1993 г.

по делу Стяжкина и Бахтурова (извлечение) Источник: БВС РФ. 1994. № 6. С. 5. Д. 4.

Органами предварительного следствия Стяжкину было предъявлено обвинение в умышленном убийстве Теймурова по ст. 103 [ч. 1 ст. 105] УК.

Нижневартовским районным народным судом Ханты-Мансийского автономного округа Стяжкин осужден по ст. 106 [ч. 1 ст. 109] УК за неосторожное убийство Теймурова.

По данному делу осужден Бахтуров за укрывательство этого убийства.

10 мая 1991 г. на берегу ручья между Теймуровым и Стяжкиным возникла ссора, во время которой Стяжкин ударил обухом топора по голове Теймурова. Затем Стяжкин затащил потерпевшего в наполненный водой котлован и стал опускать его голову в воду. Когда Теймуров вырвался я отплыл на середину котлована, Стяжкнн, демонстрируя нож, не давал ему выбраться на берег до тех пор, пока тот не утонул.

Судебная коллегия по уголовным делам суда Ханты-Мансийского автономного округа приговор оставила без изменения.

Президиум этого же суда протест прокурора автономного округа, в котором ставился вопрос об отмене судебных решений, оставил без удовлетворения.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений в связи с неправильной квалификацией действий Стяжкина.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 19 августа 1993 г. судебные решения отменила и дело направила на новое судебное разбирательство по следующим основаниям.

Принимая решение о переквалификации действий Стяжкина со ст. 103 [ч. 1 ст. 105] УК на ст. 106 [ч. 1 ст. 109] УК, суд указал, что тот не предвидел возможности наступления смерти потерпевшего, хотя должен был и мог это предвидеть.

Кроме того, суд сделал вывод, что достоверных и неопровержимых доказательств, подтверждающих направленность умысла Стяжкнна на лишение жизни Теймурова, в судебном заседания не установлено.

Однако с данным выводом суда нельзя согласиться, так как он сделан без учета имеющихся в деле доказательств.

Во время предварительного следствия Бахтуров (осужденный за укрывательство этого преступления) показал, что Стяжкин ударил потерпевшего по голове обухом топора, затащил в наполненный водой котлован.

Когда Теймуров вырвался и поплыл к другому берегу, Стяжкин сказал: «Смотри, если не мы его, то значит он нас». Он же показал, что Стяжкин имел в виду то, что если не они убьют Теймурова, то тот со своими земляками убьет их. Как видно из показаний Бахтурова, потерпевший несколько раз пытался выбраться из воды, но Стяжкин с ножом в руках препятствовал этому, и Теймуров снова отплывал к середине котлована. Предложив Стяжкину оставить в покое потерпевшего и возвращаться домой, он ушел от водоема. Вода после таяния была холодная. Такие же показания Бахтуров дал и в суде.

Стяжкин на очной ставке с Бахтуровым и в судебном заседании подтвердил его показания и пояснил, что, уходя от котлована, понял, что Теймуров утонул.

Этим обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильной квалификации действий Стяжкина и Бахтурова, суд не дал надлежащей оценсті и принял необоснованное решение о переквалификации их действий.

При таких данных нельзя признать обоснованными судебные решения, вынесенные по делу"Л

27

Лицо, обладающее большой физической силой и с силой бросающее потерпевшего на стену, относится безразлично к последствиям своих действий, т.е. действует умышленно, а не неосторожно.

Постановление президиума Верховного суда Республики Хакасия от 3 февраля 1994 г. по делу Смирнова (извлечение) Источник: БВС РФ. 1994. №9. С. 14. Д. 1.

Черногорским городским народным судом Республики Хакасия Смирнов осужден по ч. 2 ст. 108 [ч. 4 ст. 111] УК.

Он признан виновным в умышленном причинении тяжких телесных повреждений своей жене, Смирновой, повлекших ее смерть.

4 июля 1993 г. в вечернее время супруги Смирновы употребляли спиртное в гостях у Астафьевой. Поссорившись с мужем, Смирнова ушла домой. Смирнов, придя домой, разбудил жену и стал требовать у нее ключи от гаража. Поскольку она не отдавала ключи, Смирнов ударил ее кулаком в лицо, затем дважды — в область поясницы и один раз — в грудь, после чего, приподняв, с силой бросил жену на выступ стены и ушел.

Вернувшись около 2 час. ночи, Смирнов обнаружил жену мертвой. Смерть Смирновой наступила от закрытой тупой травмы тела, сопровождавшейся травмой органов грудной клетки и живота в виде переломов ребер с обеих сторон, перелома грудины, множественных разрывов плевры, надрыва легких, ушиба сердца, надрыва в области правого предсердия, массового разрыва печени, надрывов брызжейки, т.е. тяжких телесных повреждений, опасных для жизии.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Хакасия приговор изменила: действия Смирнова переквалифицировала на ст. 106 [ч. 1 ст. 109] УК.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене кассационного определения.

Президиум Верховного суда Республики Хакасия 3 февраля 1994 г. протест удовлетворил, указав следующее.

Переквалифицируя действия Смирнова на ст. 106 [ч. 1 ст. 109] УК, неосторожное убийство, судебная коллегия в кассационном определении сослалась на то, что материалами дела не доказано наличие у Смирнова умысла на причинение жене тяжких телесных повреждений, поскольку он оттолОфициальная публикация по данному делу завершается следующим примечанием: «От редакции. При новом рассмотрении дела 17 декабря 1993 г. Нижневартовским районным народным судом Стяжкии осужден по ст. 103 [ч. 1 ст. 105] УК. В кассационном порядке приговор 8 февраля 1994 г. оставлен без изменения». — Прим. сост.

кнул ее от себя к стене. Возникновение телесных повреждений и наступление смерти потерпевшей последовали в результате удара грудной клеткой и животом об ограниченную поверхность — выступ в стене.

Этот вывод необоснован.

Кассационная инстанция не учла конкретные обстоятельства дела и не дала надлежащей правовой оценки доказательствам.

По смыслу ст. 106 [ч. 1 ст. 109] УК, преступные действия, повлекшие смерть потерпевшего, могут расцениваться как неосторожное убийство лишь в том случае, когда виновный не имел умысла ни на причинение смерти потерпевшему, ни на причинение ему тяжкого телесного повреждения.

Смирнов же в ходе предварительного следствия в присутствии адвоката, а также и в суде показал, что обладает большой физической силой, и когда, схватив жену двумя руками, приподнял и швырнул иа стену, та полетела, «как мешок», ударившись, упала на пол, приподнялась иа руках, но встать не смогла.

После этого он ушел из квартиры, а вернувшись, обнаружил жену мертвой. Смирнов пояснил также, что после нанесения ударов по спине жене у него опухла кисть руки, ои считает, что ударом мог сломать ей ребра, а если бы пнул — «перешиб бы пополам», когда бросал жену, не рассчитал силу.

Согласно пояснениям судебно-медицинского эксперта Гладкова, травЪга грудной клетки с повреждениями внутренних органов возникла при сильном ударе о плоский предмет с преобладающей трав-мирующей поверхностью, причем, ударе с силой, при движеиии тела с большой, скоростью, что возможно при обстоятельствах, указанных Смирновым.

Таким образом, суд не учел и ие дал оценку тому обстоятельству, что Смирнов, обладая большой физической силой и зная об этом, поднял жену и с силой бросил ее на стену, где был выступ. Суд не принял во внимание факты, свидетельствующие о безразличном отношении Смирнова к последствиям своих действий .

28

Нанесение удара в голову лицом, имевшим определенные квалифицированные навыки силового воздействия на человека, следует расценивать как умышленные действия, направленные на причинение вреда здоровью.

Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 августа 1994 г. по делу Шостенко (извлечение) Источник: БВС РФ. 1995. №6. С. 10-11. Д. 10.

Октябрьским районным народным судом г. Новороссийска Шостенко осужден по ст. 106 [ч. 1 ст. 109] УК РСФСР к исправительным работам по месту работы сроком на два года с удержанием 15% из зарплаты. Ои признан виновным в неосторожном убийстве Дядюры.

14 апреля 1992 г. на судие «Новоклав-3», находившемся в Атлантическом океане, в каюте между кур-сантами Шостенко и Дядюрой возникла ссора, в процессе которой Шостеико нанес сидевшему на диване Дядюре удар кулаком по левой части лица. На этом инцидент был исчерпан, и Шостеико ушел из каюты, Спустя некоторое время Дядюра почувствовал головную боль, в связи с чем был помещен вначале в судовой лазарет, а затем в госпиталь порта Кадис, где 15 апреля 1992 г. скончался от причиненной ему Шостенко черепно-мозговой травмы.

Судебная коллегия по уголовным делам Краснодарского краевого суда приговор оставила без изменения.

Президиум Краснодарского краевого суда оставил без удовлетворения протест и.о. прокурора края, в котором ставился вопрос об отмене приговора.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене приговора и других судебных решений в связи с неправильной квалификацией действий Шостенко и мягкостью назначенного ему наказания.

По мнению прокурора, нанося сильной удар кулаком в левую височную часть головы потерпевшего, Шостенко действовал с косвенным умыслом на причинение тяжких телесных повреждений и неосторожно по отношению к наступившим последствиям — смерти потерпевшего.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 16 августа 1994 г. приговор и последующие судебные решения отменила с направлением дела на новое судебное рассмотрение, указав следующее.

Органами предварительного следствия действия Шостенко были квалифицированы по ч. 2 ст. 108 [ч. 4 ст. 111] УК, а суд переквалифицировал на ст. 106 [ч. 1 ст. 109] УК. При этом ие был учтен ряд обстоятельств дела и не дана им правильная оценка.

Как видно из дела, Шостенко в процессе ссоры с потерпевшим Дядюрой нанес последнему удар кулаком в левую височно-скуловую часть головы»

Согласно заключению комиссии судебно-медицинских экспертов, на которое сослался суд в приговоре, как на доказательство вины Шостенко, в результате удара кулаком потерпевшему было причинено тяжкое телесное повреждение (вдавленный оскольчатый перелом левой височной кости, сопровождавшийся кровоизлиянием над твердой мозговой оболочкой), повлекшее за собой смерть Дядюры.

Данное обстоятельство, свидетельствующее о характере примененного Шостенко насилия, как это правильно указывалось в протесте, не было принято судом во внимание при квалификации его действий.

Суд, давая правовую оценку действиям виновного, не учел и тот факт, что Шостенко два года занимался по классу дзюдо и имел определенные квалифицированные навыки силового воздействия на человека.

Ссылка же в приговоре суда на особенности строения костей черепа потерпевшего (незначительная толщина височной кости) как на обстоятельство, которое могло явиться причиной перелома костей от несильного удара, нанесенного Шостенко, и таким образом исключало ответственность последнего за умышленное причинение потерпевшему тяжких телесных повреждений, не соответствует материалам дела. По указанному судом факту требуется дополнительная проверка.

Как видно из акта комиссионной судебно-медицинской экспертизы, толщина височной кости у потерпевшего Дядюры в месте перелома не является патологической. Однако суд не принял во внимание то, что в данном случае, с учетом заключения экспертов, толщина височной кости значения для оценки причинно-следственной связи между черепно-мозговой травмой и наступлением смерти пострадавшего не имеет.

При таких обстоятельствах приговор и все последующие судебные решения подлежат отмене, а дело — направлению на новое судебное рассмотрение.

29

Об умысле на причинение смерти может свидетельствовать продолжение избиения потерпевшего после его падения, а также наличие специальной подготовки у виновного и его особая физическая сила.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 22 ноября 1995 г.

по делу Новова и др. (извлечение) Источник: БВС РФ. 1996. № 5. С. 8-9. Д. 5.

Владимирским областным судом Иовов осужден по ст. 106 [ч. 1 ст. 109] и ч. 2 ст. 206 [ч. 2 ст. 115 либо ч. 2 ст. 116] УК РСФСР.

Он признан виновным в злостном хулиганстве и убийстве Новикова по неосторожности.

20 декабря 1992 г. около 22 час. в доме культуры г. Карабаново возникла драка, за которой наблюдали присутствующие, в том числе Новов, Горбачев, Бакулов. Находившийся там же Новиков пытался пройти к месту драки, чтобы прекратить ее. Однако Новов, Горбачев и Бакулов не пропустили его, а Новов из хулиганских побуждений, в присутствии большого числа граждан, ударил Новикова кулаком в грудь, отчего тот упал на пол. Когда Новиков стал подниматься, Новов, продолжая хулиганские действия, нанес ему удар ногой в лицо, причинив кровоподтек и ссадины на верхней губе, и Новиков упал, ударившись затылком о бетонно-плиточный пол, получив закрытую черепно-мозговую травму с кровоизлиянием под оболочкой мозга и ушибом головного мозга.

После этого Новов, Горбачев, Бакулов и подошедший к ним Жалонкин стали избивать лежащего на полу Новикова ногами, причинив легкие телесные повреждения. Избиение Новикова было прекра- щено с появлением работников милиции. В тот же день потерпевший был доставлен в больницу, однако, несмотря на оказанную медицинскую помощь, на пятый день от полученной черепно-мозговой травмы скончался.

Этим же приговором осуждены Горбачев, Жалонкин и Бакулов.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор в отношении Новова оставила без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене приговора и кассационного определения с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Президиум Верховного Суда РФ 22 ноября 1995 г. протест удовлетворил, указав следующее.

Как видно из материалов дела, органами предварительного следствия Новову было предъявлено обвинение в совершении злостного хулиганства и умышленного убийства из хулиганских побуждений, а также в связи с выполнением потерпевшим своего общественного долга, т.е. по п. «б», «в» ст. 102 [п. «б», «и» ч. 2 ст. 105] и ч. 2 ст. 206 [ч. 2 ст. 115 либо ч. 2 cm, 116] УК РСФСР.

Областной суд же признал установленным, что убийство Новикова совершено Нововым по неос-торожности. Он обосновывал эти выводы тем, что телесные повреждения в виде закрытой черепно- мозговой травмы, повлекшей смерть потерпевшего, причинены при падении от удара головой о бетон- но-плиточный пол.

Как признал областной суд, Новов, нанося Новикову удар ногой по лицу, хотя и не предвидел, ио должен был предвидеть возможность наступления тяжких последствий — причинение тяжких телесных повреждений, которые могли повлечь смерть потерпевшего, т.е. в его действиях имеется неосто-рожная вина в смерти Новикова.

Однако, как видно из показаний свидетеля Колесника, Новов дважды кулаком и ногой сбивал Новикова на пол.

Эти показания Колесника соответствуют показаниям свидетелей Борткевича, Филюшкина и осужденного по этому делу Бакулова, данным в судебном заседании. Из показаний свидетеля Бакулова усматривалось, что удар ногой в лицо Новикову Новов нанес в тот момент, когда потерпевший сидел на корточках, закрыв лицо руками.

Поэтому выводы органов предварительного следствия, что повторный удар ногой Новикову Новов нанес, когда потерпевший находился в неустойчивом положении (еще не оправившись от первого удара), нуждаются в дополнительной проверке.

Суд не учел, что об умысле Новова свидетельствовало то обстоятельство, что после падения Новикова от первого удара Новов нанес ему ногой второй удар, а затем продолжил избиение лежавшего потерпевшего ногами.

Кроме того, из материалов дела видно, что Новов в течение многих лет занимался самбо, а затем в секции силового троеборья, неоднократно был призером соревнований, в том числе и международных, чемпионом России, т.е. имел специальную подготовку, обладая особой физической силой.

Однако эти обстоятельства в должной степени исследованы судом не были и оценки в приговоре ие нашли, что повлекло отмену приговора.

30

С учетом характера действий и способа, избранного для совершения преступления, суд обоснованно признал лицо виновным в умышленном причинении смерти (убийстве).

Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ . от 20 августа 1997 г. по делу Евсеева (извлечение) Источник: БВС РФ. 1998. № 5. С. 5-6. Д. 2.

Пермским областным судом 4 апреля 1997 г. Евсеев осужден по п. «г», «д» ст. 102 [п. «д», «е» ч. 2 ст. 105] УК РСФСР к лишению свободы сроком на восемь лет и оправдан по ч. 2 ст. 149 [ч. 2 ст. 167] УК РСФСР.

Он признан виновным в совершении 17 октября 1996 г. умышленного убийства Стародубцевой с особой жестокостью и способом, опасным для жизни многих людей.

17 октября 1996 г. Евсеев в квартире распивал спиртные напитки со знакомыми и родственниками, среди которых была Стародубцева. Вспомнив, что его знакомая Дегтянникова ранее получила ожоги от воспламенения спирта по вине Стародубцевой и находилась на лечении в больнице, Евсеев из не- приязни, имея умысел на совершение убийства, легковоспламеняющимся нитролаком облил Старо-дубцеву и поджег спичкой. От полученных ожогов в мучениях и страданиях потерпевшая скончалась.

В кассационной жалобе адвокат просил приговор в отношении Евсеева изменить, переквалифицировать его действия с п. «г», «д» ст. 102 [п. «д», «е» ч. 2 ст. 105] УК РСФСР на ч. 2 ст. 108 /ч. 4 ст. 111] УК РСФСР и смягчить наказание, считая, что у осужденного не было умысла иа убийство потерпевшей, а имелось желание лишь напугать ее. По мнению адвоката, Евсеев в силу малого жизненного опыта (рождения 1979 года) и имеющегося у него заболевания не предполагал, что его действия могут повлечь смерть потерпевшей.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 20 августа 1997 г. приговор изменила: исключила из него осуждение Евсеева по п. «д» ст. 102 [п. «е» ч. 2 ст. 105] УК РСФСР, указав следующее.

Вывод суда о виновности Евсеева в умышленном убийстве Стародубцевой основан на доказательствах, всесторонне и полно исследованных судом и получивших соответствующую оценку в приговоре.

В жалобе адвокат не оспаривал того, что Евсеев облил Стародубцеву нитролаком и поджег, в результате чего она скончалась от полученных ожогов. Однако доводы о том, что Евсеев не имел умысла на убийство потерпевшей, хотел только напугать ее и не предполагал, что его действия могут привести к смерти потерпевшей, противоречат доказательствам.

Вина Евсеева в совершении преступления доказана его показаниями, из которых видно, что ои вылил на потерпевшую нитролак и поджег, отчего одежда на потерпевшей загорелась. Эти показания объективно подтверждены другими доказательствами, в частности показаниями свидетелей Ахметзянова, Дегтян- никовой, Кадровой и других, протоколом осмотра места происшествия, заключением судебно-медицинского эксперта о причине смерти потерпевшей, поэтому судом обоснованно признаны правдивыми.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта смерть, Стародубцевой наступила от термических ожогов лица, передне-боковых поверхностей шеи, туловища, верхних конечностей, обоих бедер, промежности, ожога верхних дыхательных путей, ожога около 60% поверхности тела.

С доводом адвоката о том, что Евсеев в силу своего состояния здоровья не понимал, что, обливая потерпевшую краской и поджигая ее, может причинить смерть, согласиться нельзя.

Как видно из заключения эксперта-психиатра, Евсеев, совершая преступление, мог отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими. Преступление совершил во вменяемом состоянии.

Ссылка в жалобе адвоката на то, что Евсеев не имел умысла на убийство Стародубцевой, необоснованна, поскольку он, обливая потерпевшую нитролаком и поджигая ее, сознавал общественно опасный характер своих действий, предвидел общественно опасные последствия — смерть потерпевшей.

При таких обстоятельствах, с учетом характера и способа совершения преступления, избранного Евсеевым, суд обоснованно пришел к выводу, что виновный убнл потерпевшую с особой жестокостью, и правильно квалифицировал его действия по п. «г» ст. 102 [п. «д» ч. 2 ст. 105] УК РСФСР.

Оснований для переквалификации действий Евсеева нач. 2 ст. 108 [ч. 4 ст. 111] УК РСФСР не имеется. Вместе с тем, осуждение его по п. «д» ст. 102 [п. «е» ч. 2 ст. 105] УК РСФСР ошибочно. Как видно из материалов дела, Евсеев совершил преступление в отношении одного конкретного лица. Его действия не представляли реальной опасности для жизни многих людей, как указано об этом в приговоре. При таких обстоятельствах из приговора следует исключить осуждение Евсеева по п. «д» ст. 102 [п. «е» ч. 2 ст. 105] УК РСФСР.

Нельзя согласиться с доводами адвоката и о том, что назначенное осужденному наказание чрезмерно сурово, поскольку оно назначено в пределах санкции п. «г» ст. 102 [п. «д» ч. 2 ст. 105] УК РСФСР с учетом тяжести и общественной опасности содеянного, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, данных о личности виновного.

Поэтому оснований для смягчения наказания Евсееву не имеется.

31

Установление формы вины и ее разновидности производится в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей .

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 13 мая 1998 г. по делу Селиванова (извлечение) Источник: БВС РФ. 1998. № 12. С. 9. Д. 1.

По приговору суда присяжных Ростовского областного суда от 15 сентября 1997 г. Селиванов осужден по ч. 1 ст. 222, п. «б», «в», «г» ч. 2 ст. 158 /ч. 3 ст. 158], п. «в» ч. 3 ст. 162 [п. «в» ч. 4 ст. 162], п. «з», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ

Согласно приговору суда, основанному на вердикте коллегии присяжных заседателей, Селиванов признан виновным в умышленном убийстве Драгневой, совершенном 10 января 1997 г. при разбойном нападении, а также в незаконном приобретении, передаче, перевозке, хранении и ношении огнестрельного оружия и краже имущества Данилова.

Кассационной палатой Верховного Суда РФ приговор в отношении Селиванова оставлен без изменения.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос о переквалификации действий Селиванова с п. «з», «к» ч. 2 ст. 105 на ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Президиум Верховного Суда РФ 13 мая 1998 г. протест оставил без удовлетворения, указав следующее.

Как обоснованно утверждается в приговоре и в кассационном определении, вердиктом коллегии присяжных заседателей признано доказанным, что Селиванов в процессе завладения ценностями в магазине и с целью его облегчения выстрелом из обреза причинил продавцу Драгневой огнестрельное ранение шеи, от которого она на месте скончалась, и, что эти действия Селиванов совершил, не имея намерения лишить жизни Драгневу.

Исходя из изложенных в вердикте коллегии присяжных заседателей обстоятельств, судья правильно признал установленным, что Селиванов совершил убийство Драгневой с косвенным умыслом, т.е., произведя с близкого расстояния прицельный выстрел в шею потерпевшей с целью облегчить завладение ценностями, он предвидел наступление ее смерти и к этим последствиям относился безразлично.

Поэтому изложенные в протесте доводы о необходимости переквалификации действий Селиванова на другой уголовный закон необоснованны.

32

Лицо не может быть осуждено за совершение умышленного преступления, если наличие умысла не доказано.

Постановление президиума Архангельского областного суда от 16 февраля 2000 г. по делу Мызникова (извлечение) Источник: БВС РФ. 2003. №5. С. 18-19. Д. 10.

По приговору Соломбальского районного суда г. Архангельска от 30 мая 1997 г. Мызников осужден по ч. 3 ст. 147 [несколько эпизодов, квЪлифицируемых отдельно по различным частям ст. 159] УК РСФСР.

Он признан виновным в совершении мошенничества, повторно, по предварительному сговору группой лиц, в крупных размерах.

Суд установил, что Мызников и другое лицо, заранее договорившись о хищении чужого имущества путем мошенничества, 29 августа 1996 г. в конторе Маймаксанского грузового участка Архаи- гельской базы тралового флота достигли соглашения с начальником участка Афанасенковым о приобретении для предприятия «Стройметком» рыбной продукции. По указанию Афанасенкова заместитель начальника отдела сбыта Лисовая подготовила договор о реализации «Стройметкому» рыбной продукции на сумму 150 млн. рублей (неденоминированных). При оформлении договора Мызников представился юрисконсультом «Стройметкома» и предъявил Лнсовой доверенность на право заключения договора на имя Зуева и учредительные докуїіецтьі «Стройметкома».

В договоре Мызников расписался от имени Зуева и втот же день представил в отдел сбыта копию платежного поручения об оплате за рыбную продукцию в су^іме 75 млн. рублей (неденоминирован-ных), после чего работники отдела сбыта подготовили товарно-транспортную накладную на отпуск рыбопродукции на сумму 149 985 тыс. рублей (неденоминированных). При выписке накладной и пропуска на вывоз товара Мызников предъявил доверенность на имя Зуева на получение товара и распи-сался в. товарно-транспортной накладной и пропуске от имени Зуева, после чего передал данную накладную для получения товара другому лицу, которое и вывезло с территории грузового участка рыбопродукцию на указанную в накладной сумму, деньги за товар на счет Архангельской базы тралового флота не поступили.

26 сентября 1996 г. Мызников, заранее договорившись с другим лицом о хищении чужого имущества путем мошенничества, с этой целью приехал с ним в Маймаксанский рыбный порт, где. договорился с Афанасенковым о приобретении для предприятия «Аргон» рыбной продукции на сумму 300 млн. рублей (неденоминированных) с предоплатой 50 млн. рублей (неденоминированных) в кассу предприятия.

Афанасенков поручил начальнику отдела сбыта Скрипко подготовить договор на реализацию товара. По указанию последнего работник отдела сбыта Богданова подготовила договор. Мызников представился работником предприятия «Аргон» Рябовым и предъявил Богдановой паспорт на его имя, доверенность на право заключения договора й другие документы этого предприятия. Он подписал договор от имени Рябова, получил от другого лица 50 млн. рублей (неденоминированных) и внес в кассу Архангельской базы тралового флота. Работники сбыта выписали одну товарно-транспортную накладную на отпуск рыбной продукции на сумму 225 млн. рублей, а другую — на сумму 74 925 тыс. рублей (неденоминированных).

Мызников расписался в накладных и пропусках от имени Рябова и накладные передал другому лицу, которое вывезло рыбную продукцию с территории рыбного порта. Деньги в сумме 249 925 тыс. рублей (неденоминированных) на счет Архангельской базы тралового флота не поступили.

Судебная коллегия по уголовным делам Архангельского областного суда приговор оставила без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос о переквалификации действий Мызникова с ч. 3 ст. 147 [ст. 159] УК РСФСР на ч. 1 ст. 196 [ч. 1 ст. 327] УК РСФСР.

Президиум Архангельского областного суда 16 февраля 2000 г. протест удовлетворил, указав сле-дующее.

В обоснование решения о виновности Мызникова в совершении мошенничества по предварительному сговору группой лиц, в крупных размерах суд сослался на показания свидетелей Лнсовой, Богдановой, Гасс и Березина, заключения эксперта, платежные поручения, договоры.

Однако, анализ этих доказательств свидетельствует о том, что суд допустил ошибку в юридической оценке действий Мызникова.

Так, Мызников, рассказывая об обстоятельствах совершения преступления, в ходе предварительного и судебного следствия последовательно пояснял, что по просьбе Л. помогал ему в оформлении документов, составлял договоры да заключение сделки с Архангельской базой тралового флота, подписывал ряд документов от имени Рябова и Зуева, которые вовремя не приехали для оформления документов. Затем все документы он отдал Л., и дальнейшая их судьба ему неизвестна. Сговора о хищении рыбной продукции с Л. у него не было. Он считал, что тот будет действовать в соответствии с условиями договоров, о действительных намерениях Л. не знал. Он (Мызников) рыбную продукцию не получал, ие вывозил и не реализовывал и при этом не присутствовал. Кому и на каких условиях была продана рыбная продукция, ему неизвестно. Денежных средств от реализации он не получал.

Данные показання Мызникова объективно подтверждаются показаниями свидетелей Лисовой, Богдановой, которые пояснили, что он действительно только оформлял документы, но продукцию не получал.

Свидетели Гасс и Березина, на чьи показания суд сослался, как иа доказательство виновности Мызникова, в судебном заседании показали, что по просьбе Л. они перевозили рыбную продукцию с территории рыбного порта на склады мясомолторга.

Таким образом, судом не установлено, завладел ли совместно с кем-либо и распорядился ли продукцией Мызников.

Утверждение суда о том, что он и другое лицо, заранее договоривцшеь-отгащвции чужого имущества, распределили между собой роли, не подтверждено материалами дела. .

Нет в деле и данных о получении им денежных средств от реализации продукции, что могло бы свидетельствовать о его умысле на совершение хищения.

При таких обстоятельствах в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 3 ст. 147 [ст. 159] УК РСФСР.

В данном случае действия Мызникова, который вносил в официальные документы недостоверные сведения, подписывал их за руководителей предприятий, подлежат, в силу ст. 10 УК РФ, квалификации по ч. 1 ст. 196 [ч. 1 ст. 327] УК РСФСР (в редакции Федерального закона от 1 июля 1994 г.), пре-дусматривающей ответственность за подделку выдаваемого предприятием документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей в целях использования такого документа другим лицом.

С учетом изложенного приговор и кассационное определение в-отношении Мызникова изменены, его действия переквалифицированы с ч. 3 ст. 147 [ст. 159] УК РСФСР на ч. 1 ст. 196 [ч. 1 ст. 327] УК РСФСР.

<< | >>
Источник: Г.А. Есаков. СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ. 2006

Еще по теме § 1. УМЫСЕЛ:

  1. 5. УБИЙСТВО ПРИ СМЯГЧАЮЩИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ
  2. 89. САМОВОЛЬНОЕ ОСТАВЛЕНИЕ ЧАСТИ ИЛИ МЕСТА СЛУЖБЫ. ДЕЗЕРТИРСТВО. РАЗГРАНИЧЕНИЕ ЭТИХ СОСТАВОВ
  3. § 1. ДОВЕДЕНИЕ ДО САМОУБИЙСТВА (СТ. 110 УК)
  4. ВИНА
  5. 37. Ответственность кредитных организаций по отдельным видам правонарушений
  6. 1.2. Простое причинение вреда здоровью
  7. 56. ХИЩЕНИЕ ЛИБО ВЫМОГАТЕЛЬСТВО НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ ИЛИ ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ. СКЛОНЕНИЕ К ПОТРЕБЛЕНИЮ НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ ИЛИ ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ
  8. 43. ПРЕСТУПНЫЕ ПОСЯГАТЕЛЬСТВА В СФЕРЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, СВЯЗАННЫЕ С ДРАГОЦЕННЫМИ МЕТАЛЛАМИ И ДРАГОЦЕННЫМИ КАМНЯМИ
  9. 62. ГОСУДАРСТВЕННАЯ ИЗМЕНА. ШПИОНАЖ
  10. 75. ПРИВЛЕЧЕНИЕ ЗАВЕДОМО НЕВИНОВНОГО К УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ. НЕЗАКОННОЕ ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  11. 59. НАРУШЕНИЕ ПРАВИЛ БЕЗОПАСНОСТИ ДВИЖЕНИЯ И ЭКСПЛУАТАЦИИ ТРАНСПОРТА И ИХ ВИДЫ
  12. 53. ПРЕСТУПНЫЕ ПОСЯГАТЕЛЬСТВА В СФЕРЕ ОБЩЕСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ, СВЯЗАННЫЕ С ЯДЕРНЫМИ МАТЕРИАЛАМИ ИЛИ РАДИОАКТИВНЫМИ ВЕЩЕСТВАМИ
  13. 74. НЕУВАЖЕНИЕ К СУДУ. КЛЕВЕТА В ОТНОШЕНИИ СУДЬИ, ПРИСЯЖНОГО ЗАСЕДАТЕЛЯ, ПРОКУРОРА, СЛЕДОВАТЕЛЯ, ЛИЦА, ПРОИЗВОДЯЩЕГО ДОЗНАНИЕ, СУДЕБНОГО ПРИСТАВА, СУДЕБНОГО ИСПОЛНИТЕЛЯ
  14. 12. ЗАРАЖЕНИЕ ВЕНЕРИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНЬЮ ИЛИ ВИЧ-ИНФЕКЦИЕЙ
  15. 35. НЕЗАКОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО. НЕЗАКОННАЯ БАНКОВСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
  16. 14. НЕЗАКОННОЕ ЛИШЕНИЕ СВОБОДЫ. ЕГО ОТЛИЧИЕ ОТ ПОХИЩЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА
  17. 18. ИЗНАСИЛОВАНИЕ. НАСИЛЬСТВЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ СЕКСУАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА