<<
>>

Медные монеты Мавераннахрав XV — первой четверти XVI р.

Ї. Территория и время; задачи исследования. Регистрация находок медных монет и состав кладов, обнаруженных на территории Мавераннахра, убедили в том, что р. Амударья была важным рубежом, который медные внемавераннахрские монеты пересекали в относительно значительном количестве лишь на коротких отрезках времени, но даже и на этих отрезках времени они не .влияли существенным образом на состав монетной массы Мавераннахра.
В некоторых кладах Мавераннахра на сотни и тысячи местных монет приходятся единицы и десятки хора- санских, в других кладах последних вовсе нет. В музеях Москвы, Ленинграда и Средней Азии внемавераннахрская медь XV — первой четверти XVI в. также представлена слабо. Эти важные обстоятельства определили территориальные рамки исследования — Мавераннахр. Мавераннахрский источник не открывает возможностей изучения обращения медных монет, например, в Хорасане, поэтому медь в Хорасане — самостоятельная тема, которая должна опираться на местный, хорасанский источник: на монеты и клады, обнаруженные в пределах Хорасана.
Иначе говоря, обращение медных монет (в отличие, например,-от золотых и серебряных) необходимо и оправданно изучать в территориальных рамках не всего государства Ти- муридов (XV в.) или Шейбанидов (XVI в.), а в более узких пределах исторически сложившихся и относительно «замкнутых» (с точки зрения чекана и обращения именно медных монет) ре-, гионов.

Государства Тимуридов и Шейбанидов — это XV—XVI вв., хронологические же рамки исследования другие —* XV — первая четверть XVI в. На рубеже двух столетий, когда произошла. смена династий, в чекане и обращении медных монет не было тех качественных перемен, которые позволяли бы и оправдывали их изучение отдельно в хронологических рамках каждого го- сударства. Более того, развитие монетной политики, многих особенностей обращения медных монет и состояния товарно-денежных отношений невозможно было бы понять, если оборвать исследование на рубеже XV—XVI вв.

Зато со второй четверти XVI в. начали созревать серьезные перемены в состоянии и развитии мелкотоварного производства, денежной торговли в сфере обращения медных монет, а соответственно и в монетной политике: начались тс качественные перемены, которые должны быть объектом отдельного исследования.

Приступая к новому нумизматическому материалу, исследо-ватель обычно не знает заранее — много или мало и что именно он извлечет из монет для характеристики денежного обращения или других вопросов социально-экономической истории. Медные монеты Мавераннахра XV—XVI вв. автор ощупью начал изучать с 1944 г., время от времени возвращаясь к этой теме, от-рабатывая методы и отдельные вопросы. Именно эта подготови -тельная работа («статейная стадия») позволила реалистично определить и задачи и возможности монографического исследо-вания. Основные задачи можно сформулировать следующим об-разом: первая — источниковедческая разработка накопленного монетного материала 3; вторая — изучение общих особенностей в монетной политике и денежном обращении; третья — выявление локальных вариантов в монетной политике и денежном обраще-нии; четвертая — оценка изучаемого отрезка времени с точки зрения сравнительного уровня развития мелкого (в том числе мелкотоварного) производства и торговли в сфере обращения медных монет. Что касается возможностей, то они ограничены двумя барьерами: во-первых, монетный источник, когда он единственный, позволяет изучить далеко не все стороны денеж-ного обращения и тем более товарного производства; во-вторых, накопленный и источниковедчески обработанный нами монет-ный материал не является, естественно, исчерпывающим, соот-ветственно предлагаемые здесь результаты изучения денежного4 обращения на этой ограниченной основе следует рассматривать лишь как первый этап. Первый барьер — константа. Второй будет отодвигаться по мере накопления нового материала, усовершенствования уже применяемых нами методов исследо-вания и разработки новых. Завершая характеристику основных задач и возможностей, подчеркнем, что локальные варианты денежного обращения и товарно-денежных отношений в данной работе выявляются путем сравнения двух регионов Мавераннахра, которым присвоены: следующие названия: центральный Мавераннахр (это общность* двух исторически сложившихся областей — Самарканда и Бухары) и Хисар (это общность таких исторически сложившихся областей, как Хисар, Хутталян, Вахш, Кабадиййан, Саганиййан и др.).

«Точкой отсчета» является центральный Мавераннахр — регион наиболее развитого денежного обращения и товарного хозяйства. Представляется, что метод сравнения с центральным Мавераннахром даст полезные результаты при конкретно-историческом изучении ситуации и в других регионах или крупных областях вроде Ферганы, Ташкеида, Семиречья; для этого нужно накопить значительный местный кладовый материал.

Оговорим, что и не предполагалось снабдить книгу каталожным описанием медных монет, их слишком много для такого липа издания. Но от типостатистического описания кладов отказаться пришлось вынужденно, из-за недостатка места. По этой же причине в работе не рассмотрены место денежной реформы во внутренней политике Улугбека и сама эта внутренняя политика, снят ряд других вопросов более частного характера.

2. Источники. В нарративных источниках изучаемого времени не удалось обнаружить материалов для характеристики чекана и обращения медных монет в Мавераннахре. Роль вспомогательного источника выполнили документы и юридические сочинения. В вакф-нама и васика XV—XVI вв. были обнаружены сведения, полезные для конкретно-исторического исследова-ния монетных терминов и некоторых частных вопросов; обозначенные в вакф-нама вознаграждения разным лицам, связанным с объектом одарения, помогли определить место медных монет в денежном обращении XV—XVI вв. Юридические сочинения — это два пособия по составлению документов, написанные на рубеже двух столетий двумя казн в Бухаре и Герате. В них оказались весьма важные материалы по монетной терминологии.

Но уже отмечалось выше, что основной, а по существу, единственный источник изучения разных сторон чекана и обращения медных монет — это сами медные монеты. Нами изучены монеты следующих государственных хранилищ: Ленинграда (ГЭ: Основное собрание, коллекции Азиатского музея, С. Строганова, Е. А. Пахомова), Москвы (ГИМ), Душанбе (ИИТ и РМТ), Ташкента (часть коллекций МИУз и КАТГУ), Самарканда (часть коллекции СМ), Термеза (часть коллекции ТМ), а также некоторые мелкие частные коллекции и отдельные экземпляры.

Для изучения денежного обращения и уровня товарно-денежных отношений в сфере обращения меди полезными ока-зались и внекладовые монеты, однако самый существенный материал дали клады. Некоторые клады опубликованы, но с разной степенью подробности и подчас трудно сопоставимыми неравнозначными сведениями об их составе. Мы привлекли 36 кладов, но работа с ними, их использование как исторического источника не были одинаковыми и единовременными. Основу исследования составляют клады, обработанные нами в разное •время, но по единой программе. Сравнительный анализ типостатистического состава и топографии именно этих кладов подсказал, в частности, периодизацию денежного обращения в Мавераннахре XV— первой четверти XVI в. (восемь этапов) и по- зволил определить как общие признаки состава монетной массы в Мавераннахре, так и локальные варианты этого состава- в двух регионах — центральном Мавераннахре и Хисаре. Остальные клады выполнили контрольные функции, подтвердив обоснованность периодизации и надежность признаков состава монетной массы каждого этапа. Клады эти, очень кратко описанные или изученные без статистики и даже просто «бегло» осмотренные, сразу и безусловно «попадают» в определенный этап. Будучи же определены в рамках периодизации, эти контрольные клады открыли возможность учета количества как дополнительного компонента одного из самых универсальных методов исследования: теперь можно говорить о сравни-тельном анализе не только состава и топографии кладов, но и их количества с учетом причті выпадения из обращения.

Мы собирались все 36 кладов описать в этой работе, чтобы в одной книге вместе были и основной источник, и его исследование. Это казалось тем более необходимым, что многие клады еще не опубликованы. Но из-за недостатка места от этого пришлось отказаться. Ниже мы прилагаем лишь перечень этих кладов с указанием числа монет4, этапа (по нашей периодизации, о ней см. «Заключение») окончательного выпадения из обращения5 и регионального происхождения6.

Каждому кладу присвоен номер, многим — названия (и далее в работе они будут фигурировать под этими номерами и названиями).

В примечания вынесены ссылки на литературу (если клад опубликован полностью, кратко описан или использован как исторический источник) и сведения о неопубликованных кладах;, место хранения указывается только для последних.

Клад № 1 (этап 1, регион — Хисар) —4*1 монета7.

К л а д № 2 (этап 3, регион — Хисар)—878 монет8.

К л а д № 3 (этап 3, регион — Хисар)—225 монет9.

К л а д № 4 (этап 3, регион — Хисар)—37 монет10.

Клад № 5 (этап 3, регион — центральный Мавераннахр) — более 15Q монет .

К л а*д №> 6 (этап 3, регион — центральный Мавераннахр)— более 1000 монет ,2.

Клад № 7 (этап 3, регион — центральный Мавераннахр)—185 монетЧ

Клад № 8 «Регистанский» (этап 3, регион — центральный Мавераннахр)—74 монеты м.

Клад № 9 (этап 3, регион — центральный Мавераннахр)—291 монета15.

Клад № 10 (этап 3, регион — центральный Мавераннахр)—14 монет16.

Клад № 11 «Андижанский» (этап 3, регион — центральный Мавераннахр) —284 монеты ,7.

Клад №> 12 «Ошский» (этап 3, регион — центральный Мавераннахр)— 251 монета 18.

Клад № 13 «Узбекон-тепинский» (этап 4, регион — Хисар)—827 монет

Клад№ 14 «Душанбинский» (этап 4, регион —Хисар)—1040 монет20.

К л а д № 15 (этап 4, регион — Хисар) —2186 монет21.

К л а д № 16 (этап 4, регион — Хисар) —20 монет32.

Клад№> 17 (этап 4, регион — Хисар)—550 монет*3.

Клад № 18 «Клад кратных динара» (этап 4, регион — центральный Ма- вераннахр) —676 монет24.

Клад № 19 «Клад ГЭ-АМ» (этап 4, регион — центральный Маверан- гнахр) —483 монеты25.

Клад № 20 (этап 5,-регион — центральный Мавераннахр) — более 60 монет

Клад № 21 «Ангренскнй» и «клады» И—V (этап 5, регион — центральный Мавераннахр) —вместе около 1000 монет27.

Клад № 22 «Шаартузский» (этап 5 нли 6, регион — Хисар) —330 монет 2а.

Клад № 23 «Кафыр-калинский» (этап 5 нли б, регион — Хисар) —90 монет

Клад № 24 (этап 5 или б, регион — Хисар) —Я4 монет ?.

К л а д № 25 «Кум-Курганский» (этап 7, регион — Хисар) Э1.

Клад 26 (этап 7, регион — Хисар) —9 монетза.

Клад № 27 «Нурекский» (этап 7, регион— Хисар)—1293 монеты®3.

Клад № 28 «Сары-Камышскнй» (этап 7, регион —Хисар)—1040 монет

К л а д № 29 (этап 7, регион — Хисар) — около 800 монет33.

Клад № 30 «Самаркандский» (этап 7, регион — центральный Мавераннахр) —3 серебряные монеты и около 3000 медных 33

Клад № 31 .«Чилекский» (этап 7, регион — центральный Мавераннахр) — 140 монет

Клад № 32 «Ташкентский» (этап 7, регион — центральный Мавераннахр) —74 монеты м.

Клад № 33 «Сукокскнй »(этап ?, регион — центральный Мавераннахр)— 287 монет39.

Клад № 34 (этап 8, регион — центральный Мавераннахр) —24—25 монет 40.

Клад № 35 (этап 8, регион — центральный Мавераннахр)—720 монет41.

Клад № 36 «Клад пулов» (этап ?, регион — центральный Мавераннахр)—29 монет*3.

¦таузеном), коллекцию Азиатского музея (частично опубликован-ную X. М. Френом)44.

Качественно новый тип нумизматической работы — регистра-ция монетных находок. В публикациях такого рода (регулярно осуществлявшихся М. Е. Массоном и автором) информация шире, так как содержит сведения о месте находки отдельных монет и кладов медных монет XV—XVI вв. Однако — выше это уже подчеркнуто — самым полноценным источником явля-ются клады, соответственно самая важная форма издания ис-точника— публикация кладов. Перечень опубликованных кладов уже дан, здесь мы его повторять не будем, остановимся только на исследовательских комментариях и специальных исследовательских статьях, в которых содержатся наблюдения над каки-ми-либо сторонами денежного обращения.

В 1945 г. были опубликованы тезисы доклада 3. А. Альха- мовой, посвященного кладу, найденному в 1940 г. в Ташкенте (в нашем списке — клад № 9). В последнем тезисе сформулиро-ваны выводы45, часть которых не потеряла своего значения и получила опору в новых материалах, другие требуют корректи-вов и пересмотра. Существенным вкладом является ее заклю-чение о том, что тимуридские медные монеты без имен государей тем не менее являются государственным чеканом. Вывод о серийности монет 832—853 гг. х. требует поправки: серийным был чекан только Бухары, причем дата завершения Бухарской серии пока неясна. Заслуживает внимания первый опыт перио-дизации обращения медных монет в XV в. (четыре этапа), в нем есть зерно истины, хотя названный хронологический ру-беж— чекан монет с 897 г. х. как начало четвертого этапа — абсолютизирован: этап этот (четвертый по нашей периодизации) в разных регионах начался не в одно время и не с одинаковых мероприятий. Начало же чекана монет в Ташкенде и время вы-падения самого клада определены неверно.

В 1950 и 1953 гг. нами были опубликованы три статьи46, в которых рассмотрены следующие вопросы: о масштабе цен в медном чекане конца XV — начала XVI в., о значении веса монет как критерия при определении их достоинства, о клас-сификации и датировке надчеканов (отнесенных к первому разряду), об их назначении, о монетной терминологии, формах эксплуатации монетной регалии и т. д.

В 1957 г. Р. С. Сусенкова47 публикацию клада из Сукока (в нашем списке — клад № 33) завершила некоторыми общими соображениями о денежном обращении: одни из них просто за-имствованы из наших работ и тезисов 3. А. Альхамовой (обыч-но без ссылок), другие не содержат обоснований, третьи просто, неверны. Достоверными остаются два наблюдения: о веду-щей роли самаркандского чекана в конце XV в. и о небольшом удельном весе местного выпуска — монет Ташкенда.

В 1960 г. М. Е. Массон48 на материалах Ошского клада (в

іа нашем списке — клад № 12) и других монетных находок оха-рактеризовал специфику монетной массы в восточной Фергане: значительный удельный вес монет Кашгара (который сущест-венно возрастет, если подтвердится предположение о кашгар- ском происхождении монет 857 и 860 гг: х.). В статье рассмот-рены и более частные вопросы монетного дела (особенно отно-сительно чекана Кашгара), а также повторены два обобщающих положення, разработанных 3. А. Альхамовой (о государственном характере чекана меди) и нами (об условно-валютном ее обращении49). Статью свою М. Е. Массой заключил, следующим соображением: «Отсутствие достаточного количества соответствующих данных в письменных источниках в известной мере будет тормозить детальное изучение истории денежного обращения в государстве Тимуридов. Но благодаря предварительным наблюдениям за обильными нумизматически-ми объектами и исследованиям местного (очевидно, „медного"— Е. Д.) чекана XVI в. совершенно несомненно, что многие явления, положения и закономерности, обнаруженные и установленные для денежного хозяйства во владениях Шейбанидов, или восходят к XV столетию, или даже целиком справедливы для монетного обращения при Тимуридах. Это намного облегчит решение увлекательной и многообещающей нумизматической задачи по разработке вопросов истории среднеазиатского медного чекана с конца XIV до начала XVI в. <...>». М. Е. Массон не назвал, но подразумевал, конечно, наши к 1960 г. уже многочисленные работы о чекане и обращении и медных и серебряных монет Шейбанидов XVI в., поскольку других публикаций на эти сюжеты не было. Приятно отметить, что предсказание М. Е. Масс.она оказалось верным: опыт работы с шейбанидскими монетами действительно облегчил понимание тимуридского материала XV в.

В 1960, 1965—1966 гг. и впоследствии мы многократно обращались к разработке отдельных вопросов чекана и обращения медных монет в XV в.50, подготовляясь к настоящей монографии. За прошедшие после 1960 г. более чем 20 лет никто другой фактически этими сюжетами не занимался, если не считать статью М. Е. Массопа (1972 г.) о динарах кебеки51, в которой он подтвердил и развил свою старую точку зрения на эти динары как монеты медные, хотя нами еще в 1965 г. было приведено свидетельство письменного источника, из которого следовало, что динаром кебеки назывались не медные, а серебряные монеты52.

<< | >>
Источник: Е.А.Давидович. ИСТОРИЯ ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ СРЕДНЕВЕКОВОЙ СРЕДНЕЙ АЗИИ (медные монетыXV—первой четверти XVI в.в Мавераннахре). ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» ГЛАВНАЯ РЕДАКЦИЯ ВОСТОЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ МОСКВА 1983. 1983

Еще по теме Медные монеты Мавераннахрав XV — первой четверти XVI р.:

  1. 2. Периодизация и локальные варианты чекана и обращения медных монет XV — первой четверти XVI в. в Мавераннахре
  2. МЕДНЫЕ МОНЕТЫ ВО ВТОРОМ ДЕСЯТИЛЕТИИ XVI в. И РЕФОРМА КУЧКУНЧИ-ХАНА
  3. МЕДНЫЕ МОНЕТЫ В ПОСЛЕДНЕМ ДЕСЯТИЛЕТИИ XV — ПЕРВОМ ДЕСЯТИЛЕТИИ XVI в.
  4. 3. Регион Хисара: специфика и резервы развитияденежной торговли в XV — первой четверти XVI в
  5. 1. Центральный Мавераннахр в первой половиневторого десятилетия XVI в.
  6. 2. Регион Хисара в первой половиневторого десятилетия XVI в.
  7. 40. Высшие органы власти и управления в первой четверти XVIII В
  8. В. Развитие политики в отношении веса медных монета
  9. А. Об объеме торговли в сфере обращения медных монет
  10. 4. О времени максимального развития торговлив сфере обращения медных монет
  11. Г. Организация обмена медных монет и роль' надчеканов.
  12. Часть XVI
  13. ГЛАВА VI. Монета
  14. Глава II. МОНЕТЫ: ТИПОЛОГИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ, АТРИБУЦИЯ
  15. 1. Политика в отношении веса медных монет