<<
>>

3. Регион Хисара: специфика и резервы развитияденежной торговли в XV — первой четверти XVI в

Априорно можно было бы заключить, что общий уровень развития товарного производства и общий уровень торговли во всех сферах денежного обращения в центральном Мавераннахре были выше, чем в регионе Хисара.

Но априорно невозможно было бы даже предположить, что регион Хисара за XV в. догонит центральный Мавераннахр по уровню развития производства товаров широкого потребления, особенно по уровню торговли в сфере обращения медных монет и степени вовлечения сельского населения в товарно-денежные отношения. Нумизматические материалы сами заявили об этом феномене. Здесь следует остановиться на тех признаках особенного, которые позволяют говорить о двух коикретно-исторических вариантах развития за XV—XVI вв. товарно-денежных отношений. Если условно со-стояние и развитие товарно-денежных отношений в центральном Мавераннахре (регионе, безусловно, самом развитом) счесть точкой отсчета, то сопоставление равнозначных нумизматических данных позволит конкретно-исторический вариант состояния и развития товарно-денежных отношений в регионе Хисара аттестовать четырьмя признаками.

Признак 1.

Регион Хисара отличается от центрального Мавераннахра темпами и существом поэтапного развития чекана и обращения медных монет, отражающих местный вариант в темпах и существе развития товарно-денежных отношений на этом уровне. Некоторое отставание в первой части XV в. затем компенсируется более ускоренным развитием.

Признак 2. Регион Хисара догоняет центральный Мавераннахр но уровню и степени развитости мелкотоварного производства, внутрирегиональной и межрегиональной денежной торговли товарами и продуктами широкого потребления, по степени вовлечения городского и сельского населения в товарно-де-нежные отношения именно на этом уровне. Время максимального развития этого признака в двух( регионах в конечном счете совпадает: вторая половина (особенно последняя четверть) XV — первая четверть XVI в.

Признак 3.

Регион Хисара в первой четверти XVI в. отличается от центрального Мавераннахра лучшей организацией денежнегЬ хозяйства, избавившей регион от кризисных потрясений, что способствовало стабильности и сохранению достигнутого уровня товарно-денежных отношений.

Признак 4. Регион Хисара отстает от центрального Мавераннахра по общему, суммарному объему денежной торговли, но это отставание — не «фронтальное», оно определено в первую очередь и более всего торговлей в сфере обращения серебра. Это дает основание предположить, что отставал объем местного производства более дорогих товаров и объем внешней для региона торговли (вывоз и привоз) различными товарами такого же рода.

305

20 Зак. 590

Регион Хисара в разной степени, но всегда отставал от центрального Мавераннахра по общему объему товарного произ-водства и суммарному объему всех видов торговли414. Ситуа- щия не могла измениться принципиально и в рассматриваемое время из-за того особого политического (это тоже существенно для оценки значения объема торговли дорогими товарами) и экономического положения, которое центральный Мавераннахр, -особенно Бухара и Самарканд, занимали в Средней Азии XV— ;XVI вв. в государствах Тимуридов и Шейбанидов.

Для оценки значения региональных различий в чекане и обращении серебряных монет существенно, что в XV—XVI вв. они были высокопробными, чекан их был децентрализованным и .свободным (открытым). Казна (на разных этапах — общегосу-дарственная или удельная) была заинтересована в интенсифика-ции чекана серебра по одному тому уже, что это приносило до-ходы. Частные лица за изготовление монет из своего металла платили, такой расход оправдывала и делала понятным в первую очередь экономическая необходимость, нужда в звонкой монете из серебра. Следовательно, интересы казны и частных лиц при свободном чекане совпадали, особенно в условиях интенсивной торговли. А это значит, что количество серебряных монет, выпущенных в разных регионах, может рассматриваться как один из надежных источников для суждения о сравнительном (но, конечно, не абсолютном) объеме торговли в сфере обращения серебра.

Однако мы никогда не узнаем точного количества серебряных монет, отчеканенных в разных регионах не только из-за случайности их находок, но не в меньшей степени из-за того, что монеты шли «в передел» (их перечеканивали, -они обретали форму эстетического сокровища и т. д.).Сравнение же одних только дошедших монет дает право для заключения лишь в крайних параметрах, т. е. при условии либо большой количественной разницы, либо большого количественного сход-ства. И даже в этих случаях полезно для оценки сравнительной интенсивности чекана искать дополнительные косвенные сви-детельства. Для изучаемого периода три показателя — сравнительное количество дошедших серебряных монет (танга = тангача) XV— XVI вв., количество дат на монетах, а для XVI в. еще и число монетных типов — демонстрируют такую разницу между цент-ральным Мавераннахром и регионом Хисара, которую нельзя «списать» за счет случайности. Обратимся к конкретным дан-ным, причем для XVI в. могут быть названы и абсолютные цифры, так как мы учли хоть и не все, но значительную часть серебряных монет этого столетия по материалам публикаций, музейных и частных коллекций и классифицировали монеты по типам. Нам известны всего три серебряные шейбанидские монеты Хисара XVI в.415, монет же как Бухары, так и Самарканда— многие сотни! Сравнение остальных показателей на этом фоне носит уже формальный характер, все же упомянем и их. На монетах Хисара нет дат, но на трех монетах их не могло быть больше трех. Точных дат на монетах Бухары нами зафиксиро- вапо 56, на монетах Самарканда — 41. Если учесть, что на» большинстве монет даты стерты или обрезаны, на некоторых вовсе не проставлялись, вывод о регулярной и систематической работе монетных дворов Бухары и Самарканда не будет вызывать сомнений. К этому следует добавить, что часть типов монет— без дат, они безусловно «занимают» многие годы, не представленные пока датированными типами монет. Следовательно, местный чекан серебра на протяжении XVI в. в двух сравниваемых регионах с точки зрения и регулярности, и интенсивности— это буквально два полюса.
Новые монетные находки могут «смягчить» или «заострить» эту разницу, но они уже не сотрут ее. .

Небесполезно привести и такое частное сравнение. Две иа трех монет Хисара чеканены от имени шейбанидского государя Кучкунчи-хана (1510—1530), т. е. на том отрезке времени, который является частью изучаемого. Двум этим монетам Хи-сара в чекане Кучкунчи-хана противостоят 65 монет Бухары и Самарканда4|6.

Точные цифры для XV в. мы назвать не можем. Но сводка данных у Э. Цамбаура о серебряных монетах Бухары — Самарканда и Хисара, просмотренные каталоги и другие публикации убеждают в том, что и в XV в. между двумя сравниваемыми регионами была столь же принципиальная разница как по количеству дошедших монет (интенсивность чекана), так и по числу монетных дат (регулярность)417.

• Ясно, что масса серебряных монет в регионе Хисара не ис-черпывалась в XV—XVI вв. местным чеканом. Найденные здесь клады серебряных монет Тимура, Тимуридов и Шейбанидов включают монеты самых различных городов и областей418. Но масса серебряных монет и в центральном. Мавераннахре не исчерпывалась местным чеканом. Высокопробные серебряные монеты, естественно, легко пересекали региональные границы. Но это признак общего, и мы упоминаем о нем лишь для того, чтобы не создавалось впечатления, будто в регионе Хисара было вообще так же мало серебряных монет, как относительно мало их здесь чеканили. Вне зависимости от межрегионального движения серебра и его влияния на общие размеры монетной массы в каждом из двух регионов выявленная количественная разница По материалам местного чекана, двухвековая устойчивость этой разницы по признакам и регулярности (даты) и интенсивности (сравнительное количество экземпляров) местного чекана серебра — все это дает полное основание считать столь же различным объем торговли двух регионов в сфере серебряного обращения.

Первый, второй и третий признаки вариантности развития товарно-денежных отношений в регионе Хисара удалось выявить на основе изучения медных монет. Медные монеты, как оказалось, являются основным источником периодизации и сравни- тельной характеристики мелкотоварного производства, торговли товарами и продуктами массового потребления.

Именно они были на этом уровне основным средством обращения во внутригородской, внутриобластной и внутрирегиональной торговле, а также принимали участие и в межрегиональной торговле.

На протяжении первых трех этапов уже появляется продукция местных монетных дворов (Хисар, Хутталян), выпускающих и надчеканивающих медные монеты, но удельный их вес в общей массе медных монет очень невелик. Основу денежной торговли в сфере обращения медных монет составляют монеты «пришлые». В это же самое время в центральном Мавераннахре картина противоположная, местную торговлю на аналогичном уровне обеспечивает местный же чекан. Вместе с тем сам приток и утилизация в регионе Хисара большого количеств..^ «пришлых» монет в условиях нормализованного и избавленного от серьезных кризисов их общегосударственного обращения свидетельствуют о возрастающем объеме внутри- и межрегиональной торговли. Приток монет заметно увеличился после денежной реформы Улугбека (второй этап), монетная масса долго соответствовала су{4ме товарных цен, следовательно, объем торговли в сфере обращения медных монет на втором этапе неуклонно воз-растал. В начале третьего этапа монетный двор Хисара участ-вует в общегосударственном мероприятии — надчеканивании и обмене части пореформенных монет Улугбека, что дополнительно говорит о большом их количестве в регионе. На весьма продолжительном третьем этапе пореформенные монеты Улугбека и с надчеканами, и без них продолжают обращаться, а некоторое снижение уровня монетной массы коснулось обоих регионов. Не сокращается и межрегиональная циркуляция медных монет (судя по разиогородним надчеканам на монетах в составе кладов. Дальнейшее развитие идет по пути интенсификации местных выпусков медных мон.ет и надчеканивания на местных монетных дворах, так что разница между двумя регионами в этом отношении постепенно стирается.

Развитие этой сферы товарно-денежных отношений в двух регионах началось с разных уровней, но за XV в. достигло близких результатов. Следовательно, были как общие для обоих регионов причины и факторы такого развития, так и более частные, которые стимулировали ускорение процессов в регионе Хисара.

Следует иметь в виду два «катализатора», которые могли ускорить развитие товарно-денежных отношений именно в регионе Хисара: 1) товарная взаимозависимость внутри сельского хозяйства в силу его многотипности; 2) хорошо иа нескольких этапах налаженное обращение медных монет и интенсивная в этой сфере денежная торговля с центральным Ма- вераннахром.

1. Б. X. Кармышева419 внимательно изучила по этнографическим данным сложное переплетение и взаимодействие трех факторов, определивших специфику сельского хозяйства в юж-ном Таджикистане и Узбекистане (а это наш регион Хисара): «чересполосное» сосуществование оседлого, полукочевого и ко-чевого населения; разнообразие ландшафтных зон; этнические традиций. Специфика выразилась в таких формах специализа-ции, которые исключали замкнутое хозяйствование, самообес-печение всеми необходимыми продуктами. Б. X. Кармышева выделила шесть типов сельского хозяйства с вариантами в каждом и детально проследила их прочную взаимозависимость в виде развитого и стабильного обмена продуктами сельского хозяйства и сельского ремесла между разнотипными хозяйствами. Обмен этот осуществлялся через рынок или непосредственно. Поскольку те же три фактора сосуществовали и взаимодействовали раньше, в том числе и в XV—XVI вв., экстраполяция представляется обоснованной. Это значит, что кроме ремесла и торговли в городе, кроме обмена между городом и деревней (общие для двух регионов резервы развития) в регионе Хисара был огромный местный резерв развития товарно-денежных отношений — устойчивая товарная взаимозависимость внутри сельского хозяйства.

Местным этот резерв мы называем пе в том смысле, что то-варная взаимозависимость внутри сельского хозяйства сущест-вовала только в южном Таджикистане и Узбекистане. Она су-ществовала, конечно, и в других регионах. Но важна степень этой взаимозависимости, ее место, значение в жизни сельского населения.. В южном Таджикистане и Узбекистане это был не второстепенный, не дополнительный компонент, а органическая составная часть сельского хозяйства, ведущий признак его специфики.

В конце XIX в., по этнографическим данным, обмен между разными типами сельского хозяйства в большей степени был натуральным, в меньшей — денежным. Возможно, в XV в. доля денежной торговли в таком обмене была значительнее и все возрастала, т. е. включение именно этого местного резерва определило ускоренное по темпам и столь значительное по объему развитие товарно-денежных отношений в регионе Хисара. Без подобного резерва трудно объяснить, за счет чего регион Хисара смог догнать центральный Мавераннахр.

2. Регион Хисара связывали с центральным Мавераниахром (особенно с Бухарой) взаимные торговые интересы, так что межрегиональная торговля была значительной. Развитие товар-но-денежных отношений в обоих регионах было внутренним процессом, но более развитая денежная торговля центрального Мавераннахра в силу межрегиональных связей не могла не повлиять на развитие денежной торговли и в регионе Хисара. Существенную роль должна была сыграть денежная реформа Улугбека. Оптимально налаженное общегосударственное обра-щение одинаковых серийных медных монет могло основательно

повлиять на развитие товарно-денежных отношений в целом, а тем более стимулировать превращение уже существующего и весьма объемного натурального обмена внутри сельского хозяйства региона в денежную торговлю.

Рассмотрим еще один, третий, из четырех вариантных при-знаков развития товар.по-денежных отношений в регионе Хи-сара. Его определила самостоятельная фискальная политика правительства двух регионов, особенно с четвертого этапа. По-следнее десятилетие XV в. (четвертый этап) и в центральном Мавераннахре, и в регионе Хисара ознаменовалось усиленной т эксплуатацией монетной регалии: способы извлечения все но-вых и.новых доходов от чекана и обращения медных монет не-сколько различались в двух регионах, но привели к сходным результатам — кризису денежного обращения (более, однако, глубокому в регионе Хисара). В 907/1501-02 г. (начало пятого этапа) в обоих регионах были приняты меры для ликвидации местных кризисов. В центральном Мавераннахре (только что завоеванном Шейбани-ханом) меры эти были непоследователь-ными и не обеспечили серьезного и долговременного улучшения ситуации. В регионе Хисара чекан и обращение медных монет, наоборот, были реформированы кардинально, с учетом и объективных условий, и психологии населения. Реформа по-этому имела полный и долговременный успех. Лучшая органи-зация денежного обращения в регионе Хисара с рубежа двух столетий была важным фактором сохранения и укрепления до-стигнутого уровня денежной торговли в сфере обращения мед-ных монет.

<< | >>
Источник: Е.А.Давидович. ИСТОРИЯ ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ СРЕДНЕВЕКОВОЙ СРЕДНЕЙ АЗИИ (медные монетыXV—первой четверти XVI в.в Мавераннахре). ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» ГЛАВНАЯ РЕДАКЦИЯ ВОСТОЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ МОСКВА 1983. 1983

Еще по теме 3. Регион Хисара: специфика и резервы развитияденежной торговли в XV — первой четверти XVI в:

  1. 2. Регион Хисара в первой половиневторого десятилетия XVI в.
  2. Медные монеты Мавераннахрав XV — первой четверти XVI р.
  3. 2. Периодизация и локальные варианты чекана и обращения медных монет XV — первой четверти XVI в. в Мавераннахре
  4. 1. Центральный Мавераннахр в первой половиневторого десятилетия XVI в.
  5. Географическое распределение международной торговли. Растущая роль Тихоокеанского региона
  6. 40. Высшие органы власти и управления в первой четверти XVIII В
  7. 7. Учет оценочных резервов и резервов представительских расходов (счета 59 и 63)
  8. 19.3. Сотрудничество в Азиатско-Тихоокеанском регионе
  9. Построение системы дистрибуции в регионах
  10. 2.3. ТРУДОВОЙ ПОТЕНЦИАЛ СТРАНЫ И РЕГИОНА
  11. Товарная структура международной торговли. Ускоренный рост торговли готовыми изделиями, комплектующими и полуфабрикатами. Роль транснациональных корпораций
  12. Часть XVI
  13. ГЛАВА XVI. ШИЗОФРЕНИЧЕСКОЕ РАСЩЕПЛЕНИЕ
  14. XVI. ЮРИДИЧЕСКАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРАВОНАРУШЕНИЯ
  15. 9.5. Прочие резервы