<<
>>

1. Центральный Мавераннахр в последнем десятилетииXV в. и мероприятия Мухаммада Шейбани-ханас 907/150М2 г.

Основным источником изучения монетной политики и состояния обращения медных монет в последнем десятилетии XV — начале XVI в. (до 914/1508-09 г.) являются монеты Самарканда и Бухары (а также некоторых других городов региона) и надчеканы, произведенные в Самарканде и Бухаре (и однотипные с ними надчеканы других пунктов) в этот отрезок времени.

Наиболее ценный материал дал Ангренский клад: он целиком относится к рассматриваемому времени, сложился в изучаемом регионе и был изъят из обращения не позднее 914/1508-09 г. Душанбинский и Узбекон-тепинский клады слог жились в другом регионе и значительно раньше (не позднее 906/1500-01 или 907/1501-02 г.), но в их составе довольно много монет и надчеканов Самарканда и Бухары последнего десятилетия XV в. Привлечены материалы и других кладов, а также внекладовые монеты музеев.

А. Денежное обращение с 897/1491-92 по 901/1495-96 г. С 897/1491-92 г.340 в Бухаре и Самарканде монеты выпускали ежегодно до 901/1495-96 г., причем за эти пять лет — двух па-раллельных типов: типы 4—5 Бухары и типы 9—10 Самарканда.

Общая в Самарканде и Бухаре монетная политика в части типов и их смены на этом отрезке времени вполне отвечает по-литической ситуации. Самарканд был столицей мавераинахр- ской части государства Тимуридов и удельным владением номи-нального уже главы династии. До середины шавваля 899/1494 г. Самарканд и Бухара находились в руках Султан-Ахмад-мирзы. После его смерти в Самарканд призвали его брата Султан-Махмуд-мирзу, который в Бухару направил своего сына Байсункар- мирзу. Султан-Махмуд-мирза умер в раби' II 900/1495 г., Самарканд и Бухара объединились под властью Байсункар-мир- зы. Лишь после подавленного мятежа тарханов против Байсун- кара в рамазане 901/1496 г. Бухару захватил его младший брат Султан-'Али-мирза, и между братьями началась война, в которой Байсункар потерпел поражение.
Вот тут-то на Самарканд позарились трое и с трех сторон осадили город: Бабур (прибывший из Андиджана), Султан-Мас'уд-мирза (из Хисара) и сам Султан-'Али-мирза (из Бухары). Осада продолжалась до зимы, т. е. снята была уже в 902/1496-97 г.341.

Априорно можно предположить, что в каждом городе один Рис. 25. Однотипные монеты Самарканда, Бухары и Ташкенда

тип монет был сменен другим, а одинаковые типы в двух городах выпускались одновременно. Некоторое осложнение на первый взгляд вносят даты (особенно Бухары). В чекане Самарканда монеты типа 9 (рис. 25/1) имеют даты 897—899 гг. х., а типа 10 (рис. 25/2)—899—901 гг. х. Отсюда можно заключить, что смена типов произошла в 899/1493-94 г. В литературе упоминаются монеты Самарканда нашего типа 10, но с датой— 897 г. х.342. Правдоподобно, что при переходе к типу 10 в Самарканде еще использовали старые штампы об. ст. типа 9 с датой 897 г. х. В чекане Бухары монеты типа 4 (рис. 25/3) имеют даты 897—900 гг. х., а типа 5 (рис. 25/4) — 897, 899— 901 гг. х. Ясно, что здесь смена типов произошла не в 899 г. х., а в 900/1494-95 г., тогда понятно, что даты 897 и 899 гг. х. в типе 5 получили вторичное употребление. Если названные даты без пропусков, это позволяет на первый взгляд заключить, что смена одинаковых типов в двух городах произошла не в одно время: в Самарканде — во второй части 899 г. х., а в Бухаре — во второй части 900 г. х. Однако такой разрыв при типовом единстве и в рамках описанной политической ситуации кажется сомнительным. Стоит обнаружить хоть одну монету Самарканда типа 9 с датой 900 г. х., как будет доказано более правдоподобное предположение: смена типов монет в Бухаре и Самарканде была произведена в одно время, во второй части 900 г. х. Тогда можно было бы даже предположить, что типовую перемену в обоих городах произвел Байсункар-мирза после того, как оба города оказались в его руках (после смерти отца в четвертом месяце 900 г. х.) и оставались у него на протяжении трех четвертей 901 г. х. Вот этим двум отрезкам времени в 900— 901 гг.

х. и соответствовал бы поздний из двух типов (тип 10 Самарканда и тип 5 Бухары). При этом, однако, объем монетной продукции, выпускаемой двумя городами, не был одинаковым. Статистика по всем кладам убеждает в том, что чекан Самарканда был намного интенсивнее.

Существенная характеристика денежного рынка этого времени — наличие монет, в эти же годы выпущенных другими монетными дворами региона. И не менее существенно, что в типовом отношении продукция других монетных дворов чаще всего примыкает к Бухаре и Самарканду.

В чекане Ташкенда повторили оба типа монет Бухары — Самарканда. Монеты Ташкенда раннего типа (соответствующие типу 9 Самарканда и типу 4 Бухары, см. рис. 25/1, 3) демонстрируют несколько видов орнамента вокруг круглого картуша на л. ст. (рис. 25/5, 6). Даты словами на об. ст. этих монет написаны различно, есть ошибки (например, пропуск слова сотен). Безусловно читаются 898—899 гг. х.343, под вопросом — 897 г. х.344. На этих монетах наименование монетного двора написано правильно: Шаш и Ташкенд. Есть такие же с типовой точки зрения монеты 899 и 90. гг. х., у которых наименование монетного двора, по нашему мнению, также Ташкенд (рис. 25/6), но написано оно с ошибкой (нет двух последних букв, т. е. «нун» и «дал»: получается «Ташк») 345. Ошибки в монетных надписях Ташкенда этого времени часты, иногда происходят от неумелого размещения.

Другой тип монет Ташкенда 346, соответствующий типу 10 Самарканда и типу 5 Бухары (рис. 25/2, 4), также содержит ошибку в надписи об. ст., где размещена дата словами. Почерк не очень умелый, обозначены только два слова даты: слово сотен (восемьсот) и второе, более похожее на слово десятков (тогда это девяносто), но на отдельных экземплярах напоминающее и слово единиц (тогда это девять). Второе слово для обоих чтений написано плохо, как бы не доведено до конца. Иногда слово сотен также начертано очень схематично, имеет вид трех фрагментов, лишь количеством напоминающих три буквосоче-тания слова «восемьсот». Поскольку тип л.

ст. повторяет те ти-пы Бухары и Самарканда, которые имеют даты 900—901 гг. х., а из более ранних — 897 и 899 гг. х., в прочтении даты монет Ташкенда следует исходить из этих хронологических рубежей. Представляется, что в дате вовсе опущено слово единиц, а сло-во десятков начертано не лучшим образом. Следовательно, нужно читать «89.» и реконструировать в рамках 897—899 гг. х. (опираясь на соответствующие даты монет Бухары — Самар-канда). На л. ст. наименование монетного двора начертано пра-вильно (рис. 25/7).

Ранний тип Самарканда (тип 9) и Бухары (тип 4) повторили кроме Ташкенда еще некоторые города (например, Анди- джан и Карши) 347, а поздний тип Самарканда (тип 10) и Бухары (тип 5) — кроме Ташкенда еще и Кеш 348.

Таким образом, для центрального Мавераннахра первой половины последнего десятилетия XV в. характерно равное обращение однотипных монет в ряде исторически сложившихся областей, основанное на однотипном выпуске монет в нескольких пунктах. Смена типа за это время тоже была общим явлением. Между тем центральный Мавераннахр был в это время поделен на уделы, и некоторые удельные владетели были полностью самостоятельными, никак не подчинялись Самарканду, разве что претендовали иа владение этой столицей. Покажем это иа примере Андиджана и Ташкенда.

Самыми крупными городами Ферганы в это время были, согласно свидетельству Бабура, Андиджан и Ахсы. В ту пору, когда Самаркандом владел уже упоминавшийся тимурид Султан-Ахмад-мирза, его младший брат 'Омар-шейх владел Ферганой, его столицей в Фергане был город Ахсы. Умер он, по свидетельству того же Бабура, 4 рамазана 899/1494 г., а Фергана досталась самому Бабуру, который столицей сделал главный город области — Андиджан. Монеты Андиджана 899 и 89. гг. х. чеканены либо при 'Омар-шейхе, либо скорее при Бабуре. Оба владетеля никак не подчинялись Самарканду. Следовательно, однотипный с Самаркандом чекан в Андиджане был вызван экономическими интересами, которые оказались сильнее политической независимости.

Еще красноречивее пример с Ташкендом.

В последние годы жизни 'Омар-шейха Ташкенд, ранее принадлежавший ему, отошел к моголам. По свидетельству Бабура, 'Омар-шейх сам отдал Ташкенд Йунус-хану моголистанскому. Моголы активно участвовали в распрях Тимуридов, но никак им не подчиня-лись. Даже наоборот, отдельные представители Тимуридов об-ращались к моголистанским ханам за помощью и содействием. Следовательно, в данном случае особенно выпукло выступают экономические причины того, что в типовом отношении монеты Ташкенда обоих типов за 897(?), 898, 899, 89. и 900 гг. х. следовали за монетами Самарканда.

При изучении веса монет 897—901 гг. х. существенно учесть, что какая-то часть выпуска базировалась на простом перечека- нивании монет серии 832/1428-29 г. Эти серийные монеты накаляли и отчеканивали новыми штампами, что было более дешевым и быстрым способом, чем чекан из металла. Но в процессе перечекана на монетах оставались фрагменты надписей или орнаментов от монет 832/1428-29 г., такие монеты со следами перечекана в кладах не редки.

Серия 832/1428-29 г. очень разновесна, поэтому возникает вопрос, перечеканивали лц любые монеты этой серии или производили весовой отбор. Массу монет 897—901 гг. х. практически нельзя четко разбить на две группы: изготовленных путем перечеканивания и изготовленных заново, т. е. из металла. Поэтому ответ на поставленный вопрос может быть получен в результате изучения веса всех монет. Большое их количество позволяет изучать вес графическим методом. Сложность заключается в том, что при чекане монет нового типа использовали старые штампы со старыми датами. Это позволяет предположить, что и «внутри» одного и того же типа наряду с датами нового года могли использовать штампы со старыми датами. Очевидно, новые штампы с новыми датами изготовлялись в недостаточ-ном количестве, поэтому в дело шли лучшие из сохранившихся старых штампов об. ст. В такой ситуации изучение веса по го-дам (датам) может на графике дать искаженную картину, ибо монеты, практически выпущенные, например, в 899 г.

х., но отчеканенные штампами 898 или 897 г. х., попадут в график не 899, а 898 или 897 г. х. Это затруднение становится сущест-венным, если «внутри» типа, выпускавшегося несколько лет, было произведено изменение монетной стопы.

Для графиков использованы монеты без надчеканов Днгрен- ского клада. Сравнение веса монет Самарканда типа 9 (за 898 г. х.) и типа 10 (за 900 г. х.) позволило сделать следующие выводы (подробнее в гл. IV/1 и рис. 18). Во-первых, они чеканены не эл-марко, а на основе весового стандарта. Здесь следует добавить, что при перечеканке старых монет в 898 и 900 гг. х. в Самарканде, следовательно, и их по весу подбирали под соответствующий весовой стандарт. Во-вторых, в 898 и я 900 гг. х. весовые стандарты были различными, поскольку различен на графике средний вес за эти два года (5,0—5,1 г в 898 г. X.; 4,9 г в 900 г. х.). В-третьих, учет средней нормы по тертости позволил реконструировать весовой стандарт и монет 898 г. х. (это наиболее традиционный и прочный вес в мискал и половину данга мискала, т. е. 5,2 г) и монет 900 г. х. (это мискал и нухуд, т. е. 5,0 г). Когда же в Самарканде произошло изменение весового стандарта? Существен вес монет 899 г. х.: * чекане Самарканда этот год представлен двумя типами (ти-

Рис. 26. Вес динаров Бухары и Са-марканда 898/1492-93, 899/1493-94 и 900/1494-95 гг.

Рис. 26. Вес динаров Бухары и Са-марканда 898/1492-93, 899/1493-94 и 900/1494-95 гг.

пами 9—10). Логичнее было бы предположить, что весовой стандарт изменили при переходе к новому типу (типу 10), в Са-марканде часто (см. гл. VII) одновременно меняли и тип и вес. Но отдельный график монет типа 9 за 899 г. х. создает впе-чатление, что изменение веса в этом году произошло замаски-рованно, «внутри» типа 9. Кроме того, выше уже было выска-зано предположение, что реально чскап монет типа 10 начался не в 899 г. х., а в 900 г. х. (899 г. х.— свидетельство использо-вания старых штампов об. ст. типа 9).

Монет Бухары типа 4 недостаточно для самостоятельного их изучения по годам, создается все же впечатление, что монеты Бухары типа 4 в среднем весили в 897—899 гг. х. меньше однотипных монет Самарканда, однако наблюдение это должно быть проверено на большем материале. Зато монеты Бухары типа 5 за 900 г. х. дают такой же средний вес (4,9 г), как и однотипные монеты этого года Самарканда типа 10.

Очень характерную картину рисует сводный график веса монет Бухары и Самарканда за 898—900 гг. х. (вне зависимости от типов). Возможно, он стирает какие-то нюансы (о них пред-положительно выше), зато четко рисует общее, главную линию движения веса (рис. 26): средний вес за 898 г. х.— 5,0—5,1 г; средний вес за 900 г. х.— 4,9 г; график веса монет 899 г. х. имеет тот типичный вид, который получается при изменении веса «внутри» года. Сводный график показывает естественное движение веса в сторону меньших цифр, как свидетельство по-тертости в процессе обращения. Если» учесть это обстоятельство, то амплитуда колебания веса основной массы монет окажется в рамках «эталонного ремедиума» (по 0,2 г в обе стороны от весового стандарта) или незначительно расширит их. Следовательно, выпуск- монет Бухары и Самарканда 898—900 гг. х. действительно осуществлялся на основе весового стандарта (частично путем весовой подборки под этот стандарт монет из серии 832/1428-29 г.). Монеты Бухары и Самарканда 897— 901 гг. х., средний вес которых несколько выше мискала, по достоинству являются динарами — основным медным номиналом.

193

13 Зак. 590

К этому же пятилетию относится надчекан типа 14 первой группы первого разряда (картуш трехлепестковый). Надчеканы эти очень многочисленны в Душанбинском, Узбекон-тепинском, Ангренском и других кладах, сложившихся не позднее 914/1508-09 г.; небольшое количество этих надчеканов зарегистрировано и в поздних кладах, сложившихся после 919/1513-14 г. (об этом типе надчеканов см. гл. III/2,табл.5—6). Особенность этих надчеканов — даты цифрами в надписях, хотя даты проставлялись и не всегда. Сейчас нам удалось зарегистрировать в надписях надчеканов типа 14 наименования следующих монетных дворов Мавераннахра и следующие даты: Бухара (898—899 гг. х. и без даты), Карши (900 г. х. и без даты), Миййанкал (без даты), Самарканд (898—901 гг. х. и без даты), Шахрисябз (900—901 гг. х. и без даты) 349. Количественно во всех кладах преобладают надчеканы Самарканда, на вто-ром месте — Бухары. Из виемавераннахрских надчеканов, ве-роятно, типу 14 принадлежат надчеканы Балха.

Надчеканы этого типа есть на старых монетах (832„ 861 гг. х.), но в основном они наложены на монеты разных городов, выпущенных в эти же годы: в 897—899 гг. х. и даже в 900-м. Внимательный просмотр надчеканенных монет показал, что массовому надчеканиванию подвергся ранний тип этого от-резка времени, т. е. ранние однотипные динары Бухары (тип 4), Самарканда (тип 9) и других городов. Однако очень сущест-венно, что надчеканы типа 14 есть на монетах и более позднего типа, т. е. на монетах типа 5 Бухары, типа 10 Самарканда, хо-тя и в сравнительно небольшом чйсле. Все это крайне затруд-няет определение назначения надчеканов типа 14.

Если бы на них не было дат, проще и правдоподобнее всего было бы предположить, что их наложили па монеты 897— 900.гг. х. типов 4—5 Бухары, типов 9—10 Самарканда и прочие однотипные монеты через какое-то время после того, как их чекан прекратился. Это была бы обычная перегруппировка, ко-гда динары 897—901 гг. х. названных типов с надчеканами ти-па 14 имели бы полный курс данги, а эти же монеты без надче-канов— курс более низкий, т. е. были бы понижены в ранге до уровня какого-то кратного динаров.

Но надчеканы типа 14 имеют даты, и эти даты показывают* что выпуск монет и их надчеканивание производилось одновременно и параллельно: зафиксировано много случаев, когда у монеты и надчекана даже одна и та же дата, т. е. год выпуска И год надчеканивания совпали. Возникает ряд вопросов. Например, зачем было продолжать выпуск того самого типа монет, ко-торые уже начали надчеканивать? Зачем было менять тип мо-нет, если монеты нового типа немедленно также начали надче-канивать? Почему хронология выпуска двух типов монет (897— 901 гг. х.) совпадает с хронологией надчеканов (898—901 гг. х.)? Вместо убедительных и доказанных ответов на эти вопросы мы можем предложить пока лишь следующую гипотезу. Монеты Бухары типов 4—5, Самарканда типов 9—10 и дру-гие, однотипные с ними, являются динарами. Не превращали ли с помощью надчеканов типа 14 одинарные по весу динары в монеты более крупного достоинства? Иначе говоря, не выпу-скали ли одновременно монеты двух достоинств: динары (без надчеканов) и монеты более высокого достоинства, объявленно-го и известного населению (те же динары, но с надчеканами). Предположение не абсурдное, ибо находит некоторую опору в надчеканах второго разряда. В надчеканах второго разряда прямо указывалось новое достоинство надчеканенной монеты, причем весовой подбор, как правило, не производился, так что вес монет мало отвечал их новому достоинству. С другой стороны, при специальном выпуске одинарных и двойных динаров (см. гл. IV/2) в более позднее время у них часто был общий тип, правда, они различались размерами и пропорционально кратным средним весом. Иначе говоря, кратные основного номинала давали рынку не одним каким-либо способом. Для крупных кратных мы сейчас назвали два: надчекан с обозначением достоинства (в этом случае вес отходил па второй план) и специальный выпуск (в этом случае тип отходил на второй план). Не рисует ли нам ситуация 897—901 гг. х. третий способ снабжения рынка монетами двух достоинств одновременно? Два затруднения снимаются легко. Почему в 897—901 гг. х. не могли организовать параллельный выпуск монет двух достоинств? Вероятно, хотели удешевить производство путем экономии металла. О необходимости экономить металл говорит выявленное нами снижение в 899 г. х. весового стандарта динаров350. Почему не обозначили в надписях надчеканов типа 14 увеличенное достоинство надчеканенных монет? Достоинство монет в надписях монет и надчеканов вообще обозначали редко, обычно население о всех установлениях и переменах осведомляли другими способами.

Предложенная в качестве гипотезы интерпретация чекана монет и параллельного надчеканивания части выпуска имеет то достоинство, что избавляет от недоумения по поводу отсутствия в 897—901 гг. х. столь необходимых рынку крупных кратных основного номинала. Гипотезу эту важно рассмотреть в контексте еще одного надчекана этого же отрезка времени. Однако нам этот надчекан известен в единственном экземпляре плохой сохранности: квадратный картуш, дата цифрами (899 г. х.) и термин '«данги;» или «ду данги» («два данги»); нижняя строка не вышла (см. примеч. 271).

В Бухаре (тип 21), в Самарканде (тип 39) и в Карши были выпущены однотипные монеты без даты: на их об. ст.— орнамент, а на л. ст.— наименование монетного двора в шестиле- пестковом картуше, обрамленном орнаментом. Монет Самарканда этого типа намного больше, чем Бухары и тем более Карши. Проверка веса монет Самарканда и Бухары показала, что их средний вес одинаков. На сводном графике веса монет трех монетных дворов видно, что весовой «треугольник» сдвинут в сторону меньших цифр, а средний вес равен 4,9—5,0 г. Следовательно, в весовом отношении эти монеты близки динарам 898—901 гг. х.

Для их датировки существенны надчеканы и состав кладов. Надчеканы, зафиксированные па монетах этого типа, различны и разновременны. Для датировки имеют значение лишь ранние из них и сами надежно датированные. Такими являются надчекан в круглом картуше с датой цифрами — 906 г. х. (тип 10 первой группы первого разряда) и надчекан в трехлепестко- вом картуше (тип 14 первой группы первого разряда). Послед- пий не имел или не сохранил даты, но вообще время производства надчеканов типа 14 — 898—901 гг. х. (судя по датам), не исключено, что это надчеканивание продолжалось и дольше. Два эти надчекана позволяют предположить, что монеты без дат чеканены до 906 г. х. и, вероятно, сменили рассмотренные выше динары 897—901 гг. х. Динары эти в массовом порядке были надчсканены в годы с&оего выпуска надчеканами типа 14, что уже рассмотрено. На монетах же без даты пока зафиксирован только один такой надчекан, что свидетельствует скорее всего о случайности этой акции. Но эта случайность заставляет рассмотреть не одну, а две возможные датировки монет Бухары, Самарканда и Карши. Можно допустить, что они чеканены раньше динаров 897—901 гг. х. После перехода к монетам 897—901 гг. х. и начала наложения надчеканов типа 14 они получили какой-то статус, при котором не подлежали надчека- ниванию. Можно допустить,, что они чеканены, наоборот, после 901 г. х., сменили собой динары 897—901 гг. х., а вместе с началом выпуска было прекращено производство надчеканов типа 14. Состав кладов заставляет склониться ко второму пред-положению.

Дело в том, что однотипных недатированных монет Бухары (тип 21), Самарканда (тип 39) и Карши особенно много в Ангренском кладе, есть они в поздних кладах (Самаркандском, Чилекском, Нурекском) в небольшом количестве, но их совсем нет в таких ранних кладах, как Душанбинский и Узбекон-те- пинский. В двух последних кладах много динаров 897—901 гг. х., динары эти являются поздними монетами в этих кладах. Позднее их — только надчеканы. Отсутствие в таких кладах рассматриваемых недатированных монет Бухары (тип 21), Самарканда (тип 39) и Карши исключает чекан последних до 897 г. х. и убедительно свидетельствует в пользу того, что они сменили динары 898г—901 гг. х. Они не успели попасть в регион Хисара к тому времени, когда были отложены два названных выше клада. В этих кладах нет и датированных монет центрального Мавераннахра, выпущенных после 901 г. х.

Однотипные монеты без даты были полнокурсными динарами данги в Самарканде и Бухаре, возможно, на протяжении разного времени. В Самарканде серьезные перемены произошли уже в 904/1498-99 г. (см. ниже), а в 906/1500-01 г. в Самарканде же эти монеты получили «вторую жизнь» уже с помощью надчеканов. Но до этого монетная политика Самарканда и Бухары на базе однотипных динаров без дат была общей, хотя это были годы междоусобиц, так что Бухара и Самарканд иногда оказывались в руках враждебных друг другу чле^ нов династии, иногда же объединялись в одно владение. Например, в последней трети 901/1496 г. и до первых месяцев 903/1497 г. Самаркандом и Бухарой владели враждовавшие между собой братья: первым — Байсункар-мирза, вторым—^

Султан-'Али-мирза. За это время Самарканд выдержал семимесячную осаду Бабура, после чего Байсункар-мирза в конце раби' I 903/1497 г. покинул свое разоренное владение, и город на 100 дней достался Бабуру. Очень любопытно свидетельство- Бабура о торговле в его лагере еще в ту пору, когда он уже подчинил себе почти всю область Самарканда и лишь сама столица оставалась у Байсупкар-мирзы. Когда он становился лагерем в каком-либо месте, приходило столько торговцев, что лагерь превращался в базар. Когда он стоял близ Самарканда, «из Самарканда приходило столько горожан и торговцев, что стан превращался в город. Все, чего только ни ищут в городах, можно было найти в стане»351. Так во время междоусобиц соседствовали грабеж и торговля.

Область Самарканда была настолько опустошена, что «добыча воинов иссякла». С самого города тоже нечего было взять, «город был до того разорен, что жители нуждались в семенах и денежных ссудах. Как получить оттуда что-нибудь? По этим причинам воины терпели большие лишения, а мы ничего не могли им доставить»352. Значительная часть войска Бабура разбежалась, а тут пришло известие, что его Андиджан в опасности. И Бабур оставил Самарканд в раджабе 903/1498 г. Только после этого Самарканд и Бухара вновь оказались в одних руках — у Султан-'Али-мирзы. Но это было формальное объединение, Бухарой и Самаркандом управляли всесильные тарханы, а Сул- тан-'Али-мирзе выдавали лишь небольшое содержание из доходов Самарканда.

Для характеристики уровня развития на рассматриваемом отрезке времени денежной торговли и места медных монет разного достоинства в денежном обращении существенно следующее. Зафиксирован специальный выпуск меньших кратных динара, разнотипных в двух городах. В Бухаре в 900/1494-95 г. чеканили монетки в две трети или в половину динара (тип 6). В Самарканде в 901/1495-96 и в 902/1496-97 гг. (а возможно, и еще дольше) чеканили монетки в две трети динара, а в 903/1497-98 г.— еще более мелкие монетки в одну треть динара (типы И, 47). Правдоподобно, что в чекане Бухары и Самарканда изучаемого отрезка времени выявлены не все типы кратных основного номинала, но пока политика в отношении меньших кратных динара в двух этих городах предстает различной и самостоятельной, политика же в отношений основного номи-нала (представленного для 897—903 гг. х. тремя типами) — одинаковой. За этим просматривается разное отношение к медным монетам разного достоинства: представляется, что функция средства обращения в межобластной торговле возлагалась на основной номинал, меньшие же его кратные рассматривались как средство внутригородской и внутриобластной торговли, поэтому-то они могли быть разнотипными даже в пору общей монетной политики.

Б. Денежное обращение с 904/1498-99 по 907/1501-02 г. Итак, за предшествующий отрезок времени особенно пострада-ла область Самарканда, на территории которой почти все время находились, переходили с места на место, подолгу стояли войска разных претендентов на стольный град. Сам Самарканд его владетели покидали, в частности, и из-за невозможности прокормить войско в осажденном городе. Априорно можно заключить, что такая ситуация не осталась без последствий для обращения медных монет. Факты вполне соответствуют этому заключению.

В 904/1498-99 г. произошли две серьезные перемены. Самарканд получил новые средства обращения в сфере медных монет, причем сразу минимум трех достоинств: динар (тип 15), лолуторный динар (тоже тип 15) и меньшую кратную — монетку в две трети (или половину?) динара (тип 12). Если продолжался выпуск монеток типа И без дат, тогда циркулировали с 904 г. х. монеты четырех достоинств: тип 15 — динар и полтора динара, тип 11—две трети динара, тип 12 — половина динара. Столь продуманное мероприятие в условиях совершенного разорения Самарканда и его области — свидетельство того, что обращение медных монет переживало кризисное состояние, которое требовало кардинального вмешательства. Это и было сделано заменой дискредитированных монет новыми с учетом потребностей' рынка в развитом масштабе цен.

В Бухаре в том же, 904 г. х. выпустили мелкие монетки (тип 24) в четверть (или треть?) динара, но это не источник характеристики межобластного обращения. Важно, что новый выпуск самих динаров в Бухаре зафиксирован только с 907/1501-02 г. (типы 7—8). Возможно, ситуация в Бухаре была более стабильной, чем в Самарканде, и Бухарский рынок продолжали удовлетворительно обслуживать те динары, которые в Самарканде были заменены. Так или иначе, по с 904/1498-99 г. Бухара и Самарканд были лишены общих и одинаковых средств обращения. Вторая перемена — это и есть разрушение общих норм межобластного обращения медных монет. Ташкенд вышел из «общего рынка» с Бухарой и Самаркандом еще раньше: не позднее 902 г. х. там начался выпуск динаров, тип которых отличен от типов самаркандских и бухарских динаров 353. Самостоятельную монетную политику проводили в Ташкенде и путем надчеканивания354.

Из дальнейших событий в связи с монетным чеканом важны следующие. К концу 905/1500 г. после трехдневной осады Бухару сдали Мухаммаду Шейбани-хану. Вскоре он взял ее вторично, предал грабежу, наложил огромную контрибуцию и т. д. В 906 г. х. Шейбани-хану без боя сдали Самарканд, но ноздней осенью того же, 905/1500 г. Самарканд захватил Ба- бур. В шаввале 906/1501 г. в сражении Бабур потерпел поражение от Шейбани-хана и заперся в Самарканде. За время осады (три-четыре месяца) в Самарканде наступил страшный голод, привоза продуктов совсем не было. В начале 907/1501 г.. Шейбани-хан вторично и окончательно получил» Самарканд355.

Но даже в этих условиях крайнего разорения города, которое должно было отразиться и на ценах, и на торговле в целом, правители пытались извлекать доходы из монетного дела. Эксплуатация монетной; регалии в Самарканде особенно интенсифицировалась к концу изучаемого отрезка времени. Так, для. 906/1500-01 г. известны два новых типа динаров (типы 13—14)„ сменившие сначала динары типа 15, а потом — друг друга; новые полуторные динары (тип 16), сменившие полуторные динары типа 15; надчеканы типа 10 (906 г. х. и без даты) первой группы первого разряда. За этот год Самарканд был в руках Султан-'Али-мирзы, Мухаммада Шейбани-хана и Бабура, все они нуждались в деньгах.

В. Денежное обращение с 907/1501-02 г. Ситуация изменилась после того, как Мухаммад Шейбани-хан окончательно в. 907 г. х. взял Самарканд. Вступление на столичный престол: он ознаменовал чеканом новых серебряных и медных монет. Серебряные монеты были отчеканены от его имени (известна тайга Самарканда 907 г. х., хранится в ГЭ), медные остались анонимными. Экономическое значение этой акции подчеркнута было тем, что для серебра и меди был назначен один весовой стандарт—мискал. Еще более важно, что медные динары, выпущенные в Самарканде (тип 17) и в Бухаре (тип 8), были однотипными (рис. 5/17 и 9/8). В Самарканде этот новый тип динара выпускали ежегодно до 910/1504-05 г. включительно (изменялась только дата на об. ст.). Следовательно, чекан Самарканда 907—910 гг. х. (тип 17) преследовал цель пополнения. средств обращения без фискальных перемен в их положении. Доход давал сам ежегодный выпуск монет, для которых было «освобождено место» путем соответствующего изменения статуса предшествующих выпусков динаров. В чекане Бухары для этого типа (тип 8) нам известна только одна дата (907 г. х.);„ но другие типы динаров в пределах 907—910 гг. х. неизвестны.. Возможно, в Бухаре монеты типа 8 с неизменной датой (907 г. х.) выпускались как серия, т. е. несколько лет. Так или иначе, по в 907 г. х. заложены были основы равного между Бухарой и Самаркандом (и между другими городами в пределах этой части центрального Мавераннахра) обращения однотипных медных монет.

Новые нормы общегосударственного обращения меди распространились и на другой регион — Хисар. Об этом свидетельствуют динары Хисара типа 12 (рис. 12/12). Монеты этого типа без даты (на об. ст. орнамент), но их л. ст. повторяет характерный тип 8 Бухары и тип 17 Самарканда. Возможно, в Хисаре монеты типа 12 были отчеканены уже после завоевания города Шейбанидами в 910 г. х. (подробнее см. гл. VI/2). Но это лишь значило бы, что в 910 г. х. равное обращение однотипных динаров в завоеванной Шейбанидами части Мавераннахра еще не было нарушено.

Рынки Самарканда и Бухары нуждались в кратных основ-ного номинала и уже привыкли к развитому масштабу цен. Положительное мероприятие, в 907 г. х. вернувшее межобласт-ной торговле Самарканда — Бухары равное обращение* одно-типных динаров, должно было определить и кратные — общие для обоих городов — областей и . (или) отдельные для каждого внутреннего рынка. Функции каких-то кратных безусловно вы-полняли старые динары, не изъятые из обращения. К этому же отрезку времени как будто относится и надчекан «'Адил; йак мири»=«|[Монета] правильная; [достоинство]—одно мири». Мы уже рассмотрели два возможных значения этой надписи (гл. 111/5) г она определяла достоинство надчеканенной монеты либо в полтора динара, либо в четверть динара. В любом случае этот надчекан давал рынкам центрального Мавераннахра общую кратную основного номинала, а надпись па персидско- таджикском языке играла «убеждающую» роль, так как могла быть понята местным населением.

Неясно с выпуском и обращением специальных монет — кратных основного номинала. Основная масса полуторных динаров Самарканда типа 16 — без дат, на многих — дата 906 г. х., а на одном экземпляре нами обнаружена дата 907 г. х. Выпускали ли полуторные динары типа 16 в 907 г. х. до преобразо» ваний Шейбани-хана или еще и после них чекан продолжался и полуторные динары типа 16 сохранили свои позиции? Для Бу-хары зафиксирован чекан меньших кратных типа 5 с датой 910 г. х. Неясно, когда в Бухаре начался выпуск «пары» типов 10—11 (это монетки в половину или две трети динара). В их надписях кроме полных и точных дат цифрами на л. ст. (912, 913, 914 гг. х.) есть еще дата 9.8, т. е. скорее 908 г. х., но на об. ст.— словами. Происхождение этой даты пока (до обнаружения аналогичной на л. ст.) не может быть объяснено уверенно: фиксирует ли она начало выпуска этих кратных, является ли результатом использования старого штампа об. ст.? Нельзя, правда, не отметить, что в чекане Бухары монеты 908 г. х. (штамп об. ст. которых мог быть использован вторично) пока не выявлены.

Общий признак рассматриваемого отрезка времени — неко торая стабильность на базе равного обращения в завоеванной части Мавераннахра однотипного динара. Но эта стабильность не оказалась продолжительной.

Г. Денежное обращение после 910/1504-05 г. Серьезные перемены в обращении меди начались с 910/1504-05 г. Основной задачей стало извлечение доходов из монетної дела. Свидетели этой неумеренной эксплуатации монетной регалии — многочисленные и разнообразные надчеканы, произведенные между 910/1504-05 и 914/1508-09 гг. После 910 г. х. производился выпуск новых динаров и кратных основного номинала (например, типы 18—19 в Самарканде за 910—911 гг. х.; полудинары типов 10—1;1 в Бухаре за 912—914 гг. х.). Но основной приметой времени стали надчеканы.

Не все выявленные в составе кладов типы надчеканов дати-рованы. Но даже из датированных минимум четыре разных ти-па относятся к этому отрезку времени. Из них три типа при-надлежат первой группе первого разряда (гл. III/2, табл. 5). Ранним среди них является, очевидно, тип 7, некоторые надче-каны этого типа имеют точную дату — 910 г. х. К этому вре-мени Шейбаниды уже завоевали регион Хисара. Надчекан типа 7 был общегосударственным мероприятием, надчеканивание производили как в регионе центрального Мавераннахра (Буха-ра, Самарканд, Миййанкал, Парак), так и в регионе Хисара (Хисар). Надо думать, что с этого времени только монеты с надчеканом типа 7 являлись полнокурсными (данги) динарами, все же монеты без надчеканов типа 7 (в том числе и недавний выпуск 907—910 гг. х., однотипный в Бухаре и Самарканде) либо получали статус меньших кратных основного номинала, либо запрещались и подлежали обмену.

Следующий надчекан для Самарканда неизвестен, ведущим его центром является Бухара: надчекан типа 6 произведен в двух пунктах (один из них — Бухара), он, вероятно, местного характера. Надчекан типа 5 произведен позже надчеканов типа б и 7 и во многих пунктах: в Ахсы, Бухаре, Термезе, Хисаре, Чаганиййане. Это было мероприятие, одновременно Проведенное в регионе Хисара и в Бухарской области, и в Фергане.

К этому же времени и к центральному Мавераниахру относится один из типов надчеканов второй группы первого разряда — тип 2; картуш — квадрат или ромб с надписью «хуб», удо-стоверяющей, что надчеканеніїая монета — «хорошая» (гл. ІІІ/3,, табл. 8). Попытка убедить население таким способом (да еще и на местном, персидско-таджикском языке) в том, что к медным монетам нужно относиться с доверием,— сигнал тревоги. Это ясное свидетельство того, что монетам перестали доверять.

Четыре (как минимум) следующих друг за другом надчекана, из которых один — слово «хуб», не оставляют сомнения в сложности создавшейся ситуации. Мы не можем ее реконструировать, по заключение о возникших затруднениях в сфере обращения медных монет не будет преувеличением. Столь частые перегруппировки с. помощью надчеканов, столь частые изменения статуса медных монет не могли остаться без последствий. В этом убеждает и реформа, проведенная Мухаммадом Шейба- ки-ханом в 913—914 гг. х. (о ней см. гл. VI/3). Вероятно, фискальные мероприятия после 910/1504-05 г. создали кризисную ситуацию в обращении медных монет на территории центрального Мавераннахра.

2. Денежное обращение в регионе Хисара и реформа

Хосроу-шаха в 906/1500-01 и 907/1501-02 гг.

Изучение монетной политики и денежного обращения в регионе Хисара обеспечено обработанными нами восемью кладами, найденными в разных пунктах региона 356. Клады эти четко делятся на две группы. Пять кладов характеризуют денежное хозяйство последнего десятилетия XV в., сравнительное изучение их состава приводит к выводу о кризисе здесь денежного обращения к концу столетия как результате в первую очередь неумеренной эксплуатации монетной регалии. Три клада открывают денежную реформу, проведенную в регионе Хисара Хосроу-шахом на рубеже двух столетий. Выявленные особенности чекана, надчеканивания и обращения медных монет убеждают в том, что монетная политика в регионе была самостоятельной и независимой от центрального Мавераннахра и столичного Самарканда.

Хисар был одним из крупнейших уделов Тимуридов, потом — Шейбанидов. В рассматриваемое время удельным владетелем всего региона Хисара был сначала Султан-Махмуд-мирза, брат 'сидевшего в столичном Самарканде-Султан-Ахмад-мирзы. Именно лри нем возвысился Хосроу-шах, постепенно ставший фактическим правителем удела. После смерти в шаввале 899/1494 г. Султан-Ахмад-мирзы беки призвали из Хисара в Самарканд Султан-Махмуд-мирзу, который отдал Хисар своему сыну, Султан-Мас'уд-мирзе. Сам Хосроу-шах сидел в Кундузе, куда к нему в раби' I 903/1497 г. пришел бежавший из Самарканда Байсункар-мйрза, брат Султаи-Махмуд-мирзы. Хосроу-шах воспользовался этим и вместе с Байсункар-мирзой захватил сначала Чаганиййан, а потом и Хисар — столицу удела. Посадив в стольном Хисаре Байсункар-мирзу, Хосроу-шах ослепил бежав-шего в Хорасан, а потом вернувшегося Султан-Мас'уд-мирзу. В мухарраме 905/1499 г. Хосроу-шах убил Байсункар-мирзу, вызвав его к себе в Кундуз под предлогом похода на Балх. Он настолько усилился, что беки и нукеры покидали службу у тимуридских царевичей и переходили к нему. Своим родичам и близким он сам раздавал во владение отдельные области внут-ри региона Хисара. Лишь Мухаммад Шейбани-хан в 910/1504-05 г. отнял Хисар и Кундуз у Хосроу-шаха. По словам Бабура, Хосроу-шах, услышав о движении Мухаммада Шей- бани-хана на Хисар, сам бежал из Кундуза и попросился на службу к нему, Бабуру. Существенно, что уже в середине раби' I 910 г. х. (т. е. в конце августа 1504 г.) Хосроу-шах прибыл к Бабуру. По словам последнего, раньше он был настолько самовластен, что «из всех отличий царской власти только хут- бы не читал от своего имени», и подвластны ему были все земли, когда-то принадлежавшие Султан-Махмуд-мирзе357. По словам Хондемира, под его властью находились Кундуз, Баглан, Восемь монетных дворов в Душанбинском и Узбекон-тепинском кладах

Всего монет Год хиджры

Монетный двор

Узбекон- тепе

Душанбе

832 3 832 2 858 — 899 1 832 5 861 17 стерт 2 832 4 854 2 Андиган

Балх

Карши

Кашгар

Ташкенд

Термез

Урду

»

Шахрухиййа

4 4 1

4 10 1

3

36 3,46

27 3,26

Всего

% к общему числу монет в кладах Термез, Хисар, Кабадиййан, Хутталян, Бадахшан358. Такая си- туация в регионе Хисара позволяет нам различные финансовые мероприятия внутри региона, самостоятельную монетную политику связывать с именем фактического правителя, т. е. Хосроу- шаха.

А. Состав монетной массы в последнем десятилетии XV в. Пять кладов — надежный источник для характеристики состава монетной массы в регионе Хисара последнего десятилетия XV в. Они надежный источник еще и потому, что чрезвычайно близки друг другу как по составу монет, так и по составу надчеканов. Каждый клад имеет «индивидуальное лицо» лишь за счет отдельных и единичных монет и надчеканов. Это особенно наглядно демонстрируют статистически обработанные клады — Душанбинский и Узбекон-тепинский (см. табл. 16—18)359- Большое сходство состава монет в двух кладах убеждает в том, что состав этот типовой, т. е. позволяет судить о составе монетной массы в регионе Хисара ко времени сложения кладов.

Важным признаком изучаемого отрезка времени, т. е. последнего десятилетия XV в., является местный выпуск монеты Хи-сара типа 10. Они без даты, но время их производства определяется комплексом косвенных признаков: последнее десятилетие XV в. Наличие на одной монете надчекана с датой (899 г. х.) уточняет датировку — чекан монет Хисара типа 10 начался не позже 899 г. х.

Типостатистичеокий состав монет Бухары, Самарканда, Хисара, Хутталяна в Душанбинском и Узбекон-тепинском кладах Всего монет Монетный' двор Тип

(см. гл. 11/2-3) Год хиджры Душанбе Узбекон-тепе Бухара

4—5 4—5

5

3-5 898 832

89.

стерт 470 9 9 12 6

146 496 9 11 6 5 1

74 Самарканд 9 Тимур

8

9—10 9—10

898 786 832 854

89.

стерт 5 1 28 10 8 14 3 1

4

16 7 3 6 Хисар 10 11 Без года

» 36 1 37 1 Хутталян 3 852 1 . 3 Всего

% к общему числу монет в кладах 759 72,98 680 82,22

Количество в двух кладах монет Бухары и Самарканда 898—901 гг. х. близко количеству монет Хисара типа 10 (табл. 19). Следовательно, три монетных двора — Хисар, Бухара и Самарканд — в последнем десятилетии XV в. насыщали рынки региона Хисара новой монетной продукцией (изготовленной в это же время) примерно в одинаковых количествах. Монеты Бухары и Самарканда 898—901 гг. х.— это одинарные динары двух параллельных типов (тип 4 Бухары = типу 9 Самарканда, тип 5 Бухары = типу 10 Самарканда). Эти динары Бухары и Самарканда чеканены на основе весового стандарта при эталонном ремедиуме, в чем убеждают графики их веса (см. гл. VI/1). Средний вес на графиках показал, что весовой стандарт был изменен, понижен во второй части 899 г. х.: ранний средний вес (898 — часть 899 гг. х.) равен 5,0—5,1 г (реконструктивный весовой стандарт — 5,2 г); поздний средний вес (часть 8991—901 гг. х.) — 4,9 г (реконструктивный весовой

Хронологический состав Душанбинского (Д) и Узбекон-тепинского (У) кладов Клад Год хиджры Всего 786 823 83? 852 854 858 861 898 899 89. 900 901 Д У 1 1 529 541 1

4 3 1 17 10 42 30 21 19 27 17 20 11 1 661

635 Таблица 19

Сравнительное количество монет Хисара типа 10 и монет 898—901 гг.х. в составе Душанбинского (Д) и Узбекон-тепинского (У) кладов

Клад Количество монет, год хиджры Всего Хисар, тип 10 Самарканд 898-900 Бухара 898-901 898-899 Д У 36

60 32 36 32 14 14 146 115

стандарт — 5,0 г). Динары Хисара типа 10 по весу близки поздней весовой группе динаров Бухары и Самарканда, что и позволило определить их достоинство. Но нет уверенности, что динары Хисара типа 10 чеканены по тому же весовому стан-дарту, который был принят в Бухаре и столичном Самарканде. Вес монет Хисара типа 10 (рис. 27) не дает «треугольника» с четкой вершиной, которая является средним весом. Пределы весовых колебаний основной массы монет — это 4,3—5,0 г с за-метным сдвигом в сторону меньших цифр. Очевидно, для выяс-нения среднего веса нужно больше монет, но ясно, что средний вес не будет выше 4,8 г.

Здесь мы не рассматриваем сравнительный статус монет Хисара типа 10 и Самарканда — Бухары 898—901 гг. х., ограничиваясь констатацией того, что в регионе Хисара в последнем десятилетии XV в. часть монетной массы составляли динары Хисара типа 10, Бухары типов 4—5 и Самарканда типов 9—10, чеканенные примерно в одно время. Существенно, что динары Хисара типа 10 отличались от названных/динаров Бухары — Самарканда в типовом и, возможно, весовом отношении, что свидетельствует в пользу заключения о самостоятельной монетной политике в регионе Хисара.

Другую часть монетной массы в регионе Хисара составляли все старые монеты, отчеканенные па предыдущих этапах. Поздняя дата этих старых монет — 861 г. х., основная масса — монеты Бухары с датой 832 г. х. Эта дата серии, выпускавшейся? о(-

<=о> ох зо

1

Вес, г

Ю см — о сп in \П КГ> UO г- <о Ю Ю Vf • • fO Ю C\J

K> Ю о ¦III I I ¦ ни 1 1111 1 1111 I llll 111 III" II r II 1 r~ n j Рис. 27. Вес монет Хисара типа 10

после реформы Улугбека в течение долгого времени. Многие монеты 832 г. х. в последнем десятилетии XV в. получили новые надчеканы, которые и определяли статус таких монет. Нов обращении сохранилась масса монет 832 г. х. вовсе без надчеканов. Ясно, что монеты 832 г. х. без надчеканов или со старыми, «не действующими» надчеканами имели статус (вероятно, общий), отличный от монет с надчеканами последнего десятилетия XV в. (об этом см. ниже).

Б. Надчеканы последнего десятилетия XV в. в регионе Хисара. Пока известен только один тип монет, выпущенных в регионе Хисара в последнем десятилетии XV в.,— динары Хисара типа 10 без даты. Зато надчеканивание здесь производилось неоднократно, много больше и чаще, чем в центральном Мавераннахре этого времени. Следовательно, статус монет в регионе Хисара определяли прежде всего именно надчеканы. Этот вывод, очевидно, не распространяется на монеты Хисара типа 10. Они довольно многочисленны в Душанбинском и Узбекон-тепинском кладах (73 динара), по надчсканепы только три экземпляра. Один надчекан сбит, второй сделан в Бухаре в 899 г. х. (после чего монета вернулась в свой регион с этйм чужим надчеканом), лишь на одной монете один местный надчекан типа 15 первой группы первого разряда, что является слу-чайностью: динары Хисара типа 10, очевидно, не подлежали надчеканиванию. Это позволяет заключить, что статус динаров Хисара типа 10 не изменялся в регионе Хисара; перемены, про-изводимые надчеканиванием, распространялись на другие мо-неты.

Душанбинский и Узбекон-тепинский клады дают довольно

Рис. 28. Надчеканы региона Хисара, четвертый этап

Рис. 28. Надчеканы региона Хисара, четвертый этап

полную картину местных надчеканов последнего десятилетия XV в., лишь в деталях уточняемую другими кладами. Надчеканы первой группы первого разряда в Душанбинском и Узбекон- тепинском кладах представлены шестью типами—14—19 (см. гл. II1/2), причем монетные дворы в двух кладах, как правило, дублируют друг друга. Все шесть типов являютея надчекаиами не общегосударственными, а региональными. Надчеканы типа 14 — не местные, их ведущими центрами были Самарканд и Бухара. Вопрос о назначении надчеканов типа 14 в централь-ном Мавераннахре рассмотрен выше (см. гл. VI/1). Перемены, производимые надчеканом типа 14 в статусе монет, имели зна-чение только в центральном Мавераннахре, в регионе Хисара действие этих надчеканов прекращалось. Можно предположить, что статус монет с надчекаиами типа 14 в регионе Хисара не отличался от статуса иногородних монет этого же врёмеии без/ надчеканов типа 14. Иначе говоря, мы предполагаем, что монеты с надчеканом типа 14 следует приплюсовать к общей массе монет, выполнявших в регионе Хисара функцию каких-то кратных основного номинала. Эта общая масса состояла, следовательно, из таких монет: всех старых (выпущенных до 861 г.х. включительно) без надчеканов или со старыми же надчекаиами третьего этапа; всех современных внерегионального происхождения, т. е. «чужих» монет (это преимущественно Динары Бухары типов 4—5 и Самарканда типов 9—10) без надчеканов или с надчекаиами типа 14 (если они последние).

Надчекан типа 14 в Мавераннахре осуществлялся четыре года (898—901 гг. х.) или еще больше. Это было масштабное мероприятие. В регионе Хисара хронологически в какой-то степени параллельно также осуществлено было надчеканивание— это местный надчекан типа 15 (рис. 28/15). Судя по сравнительному количеству надчеканов типа 15 и других местных надчеканов первой группы первого разряда (типы 16—19) в составе Душанбинского и Узбекон-тепинского кладов (табл. 20), этот Сравнительное количество надчеканов типов 15—19 в Душанбинском (числитель) и Узбекон-тепинском (знаменатель) кладах Монетный двор Я

«в «

>в о. Я к Я со

¦в « В э

к S

¦=<

га О =<

Я я ш п «в о

>ч п «

я

о. о. «в и ч «в н н S

Я я

(а ' а. и о

V н ш hi X .X н X & а" <1. н о со 15

19 4/0 1/0 9/4 3/0 10/5 10/8 15/5 16/12 9/8 0/1 10/4 4/3 2/0 13/5 66/29 15/5 20/15 9/8 0/1 Mil — Mil II 11 0/2 Mil 1/0 — 3/1

надчекан был самым масштабным в регионе Хисара, но он был все же менее масштабным (скорее всего—менее продолжи-тельным), чем надчекан типа 14 в центральном Мавераннахре. Его особенность — большое число пунктов -(не менее девяти), в которых производился надчекан типа 15. Регион Хисара был буквально покрыт сеткой монетных дворов, обеспечивавших надчеканивание в каждой исторически сложившейся области внутри региона Хисара. Некоторые монетные дворы были спе-циально и временно организованы в пунктах, где либо никогда, либо уже давно не работали монетные дворы. Ясно, что этот надчекан был связан с обменом монет; именно для успешного обмена монетные дворы работали повсеместно н на протяжении примерно одинакового времени. Это позволяет заключить, Что надчекан типа 15 имел наиболее принятое назначение: он делил все обращавшиеся в регионе Хисара динары па две группы: 1) с надчеканами типа 15 (только они имели полный курс данги); 2) без надчекана типа 15 (они выполняли функцию каких-то кратных, ибо, судя по составу кладов, не были полностью запрещены). Надчеканивались при этом всякие старые и иногородние монеты (более всего монеты Бухары и Самарканда 898—899 гг. х.). А это значит, что на определенном отрезке времени в регионе Хисара функцию одинарного динара одновременно выполняли динары Хисара типа 10 и монеты с надчеканом типа 15. Не исключено; впрочем, что монеты с над-чеканом типа 15 получали более высокое достоинство. Так или иначе, но надчекан типа 15 призван был пополнить фонд мест-ных полиокурсных монет наиболее быстрым и дешевым спосо-бом — путем надчеканивания других монет. Безусловно, фис-кальные доходы от монетного дела выросли. Но для нас суще-ственнее другое: явный рост на протяжении последнего десяти- летия XV в. потребности в средствах обращения на территории региона Хисара.

Надчеканы типов 16—19 менее масштабные и по продолжительности (отраженной сравнительным количеством надчеканов в составе кладов), и по числу монетных дворов. Число последних, возможно, увеличит проработка новых кладов (ибо и сейчас выявлены некоторые, не представленные в Душанбинском и Узбекон-тепинском кладах), но все же ясно, что они не повторят тип 15, для которого уже сейчас выявлено девять монетных дворов. Для типа 16 зарегистрирован только один монетный двор — Хисар, для типа 17 — пять (Балх, Термез, Хисар, Чаганиййан и одни плохой сохранности), для типа 18 — два (Кундуз, Хисар), для типа 19 — один (Хисар). Относительная хронология пяти местных надчеканов не выявлена достоверно, но одно несомненно: это пять последовательных разновременных акций по перегруппировке монет, которые казна давала рынку с помощью этих надчеканов. Все пять акций базировались на «чужих» и старых монетах, часто поэтому разнотипные надче-каны оказывались на одних и тех же. И все пять акций не ка-сались динаров Хисара типа 10, последние жили своей прочной жизнью.

209

14 Зак. 590

Но всем пяти типам надчеканов первой группы первого разряда предшествовали еще две акции надчеканивания (рис. 28): это орнаментальный надчекан типа 1 — в виде четырехлепестко- вого цветка и надчекан в виде шестилепестковой розетки с надписью «[Монета] правильная, в две цены» (тип 3 второй группы второго разряда). Выяснение места их производства (регион Хисара) основано на сравнительном анализе внутрикладовой статистики и топографии кладов (гл. 111/3, 5). Они очень часто сочетаются па одних монетах, что говорит о хронологической последовательности. Оба надчекана — самые масштабные мероприятия такого рода в регионе Хисара рассматриваемого времени, о чем говорят как абсолютное число этих надчеканов в двух кладах (орнамент — 271, «две цены» — 239), так и срав-нение их количества с местными же надчекаиами типов 15—19 первой группы первого разряда (табл. 20). Оба надчекана в Хисаре или в нескольких пунктах региона производились про-должительное время, причем сначала — надчекан в виде орна-мента, потом — надчекан в виде шестилепестковой розетки с надписью «[Монета] правильная, в две цены». Обе акции ба-зировались па старых монетах, поэтому естественно, что более всего под эти надчеканы попали монеты Бухары серии 832/1428-29 г. Поздняя из зафиксированных в связи с этими надчекаиами монетных дат — 861/1456-57 г. Мы не обнаружили пи одного надчекана этих двух типов на монетах 897—901 гг. х., тогда как рассмотренные выше местные надчеканы типов 15—19 первой группы первого разряда в большом количестве наложены на монеты именно этих годов выпуска. Визуальные на- «блюдения подтвердили, что оба типа надчеканов произведены раньше надчеканов первой группы первого разряда.

Абсолютная датировка надчеканов в виде орнамента и над-чеканов с надписью «,[Монета] правильная, в две цены» пока невозможна, но ясно, что они стоят у начала нового этапа де-нежного обращения в регионе Хисара и произведены либо це-ликом до 897/1491-92 г. (т. е. до начала массового чекана в центральном Мавераннахре динаров Бухары типа 4 и Самар-канда типа 9), либо с «захватом» какого-либо отрезка времени, когда выпуск монет Бухары типа 4, Самарканда типа 9 и дру-гих однотипных уже производился, но они,еще не наполнили рынки региона Хисара. Учет продолжительности каждой из двух акций, осуществлявшихся скорее всего по нескольку лет, за-ставляет заключить, что ранний из них (в виде орнамента) во всех случаях был произведен безусловно до 897 г. х., т. е. до .последнего десятилетия XV в.

Орнаментальный надчекан дал региону Хисара после какого-то перерыва свою региональную монету. Очевидно, надчека- непные монеты объявлены были полнокурсным динаром данги. Назначение второго ясно из надписи: «.[Монета] правильная, в две цены». Второй надчекан не был дополнением к первому, он отменил действие первого: об этом свидетельствует очень частое сосуществование обоих надчеканов на одних и тех же мо-нетах.

Что же означало выражение «две цепы» второго по времени надчекана? Наименее достоверным представляется предположение, что '«две цепы» означали удвоение достоинства основного номинала — медного динара, т. е. превращение одинарного динара в двойной. Против подобного предположения говорит вес надчеканенных монет. Для надчеканивания взяты преимущественно маловесные монеты Бухарской серии 832 г. х.360- В результате этого отбора образовался своего рода «средний вес» отобранных монет — около 4 г. Это много ниже традиционного веса одинарного динара и много ниже мискала. Кажется маловероятным, чтобы для двойного динара (если бы выражение «две цены» имело этот смысл) специально подбирали низ- ковесные монеты. Выражение «две цены» на первый взгляд могло означать не два динара, а две самые мелкие монетки (или счетные еди-ницы), каждая из которых равна одной шестой части динара. В этом варианте надчекан «две цены» давал бы рынку кратные достоинством в одну треть основного номинала. Определенно не укладывается в это предположение тот факт, что надчекан «две цены» уничтожал действие орнаментального надчекана. Следовало поэтому ожидать, что он даст рынку основной номинал, а не мелкую кратную. Масштабность и долговремен- ность надчекана «две цены», обилие в регионе Хисара монет с этим надчеканом отвечают требованиям основного номинала, а не кратного. Вместе с тем трудно допустить, что на этом от- резке времени основным номиналом вдруг объявили монету достоинством в треть динара.

Наиболее правдоподобным представляется предположение- об инфляции, в результате которой упала покупная способность основного номинала (монеты с орнаментальным надчеканом) и его кратных' (монеты без орнаментального надчекана). Путем: обмена дискредитированных монет и надчекана «две цены» была сделана попытка удвоить упавшую «цену» основного номинала. Это, однако, предполагает достаточно значительный временной разрыв между орнаментальным надчеканом и надчеканом «две цены», что существенно для их абсолютной датировки..

Итак, в регионе Хисара было проведено минимум семь следовавших друг за другом .фискальных мероприятий, оформленных надчекаиами. И все эти надчеканы были региональными, отражавшими (еще более четко, чем выпуск динаров Хисара типа 10) полную самостоятельность монетной политики владетелей этого удела (а с определенного времени фактически самовластного правителя Хосроу-шаха). Получается, что в последнем десятилетии XV в. и даже еще несколько раньше регион центрального Мавераннахра и регион Хисара в отношении чекана, надчеканивания и организации обращения медных мо-нет были независимы друг от друга. Ясно, что все фискальные доходы от монетного дела в регионе Хисара поступали в казну удельных владетелей или Хосроу-шаха, а самостоятельная мо-нетная политика была хорошим средством увеличения этих фискальных доходов.

В. Реформа Хосроу-шаха в 907/1501-02 г. Заранее можно, было бы предположить, что семь следовавших друг за другом надчеканов — фискальных мероприятий, из-за которых каждый раз владельцы монет терпели большой-урон, привели обращение медных монет в кризисное состояние; что сутью этого кризисного состояния была инфляция медных монет, на поверхности имевшая вид повышения «медных» цен (следовательно, и резкого расхождения официального и рыночного отношения между серебряными и медными монетами), а Іозможно, определенного повышения цен вообще. Выявление и анализ реформы Хосроу-шаха ,не только подтверждают оба предположения, но и позволяют также заключить, что кризисное состояние об-ращения медных монет формировалось довольно длительное время, было замечено и понято и представлялось настолько прочным, что определило главную особенность реформы — перенос функции основного средства обращения с одинарного динара на двойной. Изучение денежного обращения последующего времени в регионе показало, что инфляция и рост «медных» цен были не кратковременным «всплеском», а прочным явлением и что в Хисаре средневековые экономисты избрали правильную тактику приспособления к этой ситуации.

Источником изучения реформы 907/1501-02 г. являются три клада, найденные в регионе361, отдельные находки пореформенных монет и такие же монеты в составе кладов, сложившихся позже. Особенно ценный материал дали два клада (Шаартуз- .ский и Кафыр-калинский), обработанные нами классификационно и статистически. Привлекает внимание сходство состава обоих кладов (индивидуальный облик они обретают за счет единичных монет) и цельность состава каждого. Шаартузский клад (330 экз.) почти исключительно состоит из двойных динаров .'Хисара, Кундуза и Термеза, причем лишь 13 экземпляров чеканены в 906 г. х., основная же масса (299 экз.) относится к следующему году: монеты выпущены с датой (907 г. х.) или без даты (но тех же типов, что и датированные). «Примесь» в кладе составляют два полуторных динара Самарканда (типы 15—16) — один 904 г. х., другой 906 или 907 г. х.362. Кафыр- калинский клад (90 экз.) целиком состоит из монет Хисара, Кундуза и Термеза 907 г. х. и без даты; иногородних «примесей» в нем нет, зато монеты двух достоинств: восемь штук — одинарные динары, остальные — двойные. В обоих кладах количественно преобладает чекан Хисара, на втором месте — Кундуз, на третьем — Термез 363.

В 906/1500-01 г. в Хисаре и Кундузе были выпущены одно-типные монеты (тип 1 Хисара, см. гл. II/3) с традиционными надписями: па л. ст.— наименование монетного двора, на об. ст.— дата словами. По весу эти монеты являются двойными динарами. Если бы дело ограничилось этим выпуском, логично было бы заключить, что двойные динары просто добавили к об-щей массе монет и они органично вошли в ее состав в качестве двойных кратных основного номинала. Этот выпуск не был бы свидетелем ни «за», ни '«против» кризиса денежного обра-щения.

В 907/1501-02 г. начался выпуск совершенно иных монет, причем сразу или вскоре — трех достоинств: двойные динары Хисара, Кундуза и Термеза с датой (907 г. х.) и без даты; одинарные динары Хисара с датой (907 г. х.); мелкие монетки с датой (908 г. х.) и без даты.

Двойные динары и надписью и типовыми признаками настолько нетрадиционны и настолько Отличны от двойных динаров предшествующего года, что ясно: и то и другое сделано специально, подчеркнуто, выпячено, предназначено привлечь внимание. Надпись иа л. ст. двойных динаров содержит не только наименование монетного двора, но и обозначение достоинства монеты: «ду динар» («два динара»). Надпись эта сделана не на арабском языке, а на персидско-таджикском, следовательно, подразумевалось, что местное население должно было понимать ее смысл. Монеты эти и по размерам и по весу являются двойными динарами, двух таких признаков в обыч-ных условиях было бы вполне достаточно для различения двой- ных кратных основного номинала. Двумя этими признаками часто и ограничивались при выпуске двойных динаров (см.' гл. IV/2). В 907/1501-02 г. двойное достоинство монет допол-нительно подчеркнули словами на персидско-таджикском язы-ке. За этим просматривается тревога и желание убедить. На об. ст. двойных динаров не надпись и не орнамент (наиболее традиционные для об. ст. монет XV—XVI вв.), а изображение газели среди веточек. Изображения живых существ на медных мавераннахрских монетах XV—XVI вв. достаточно редки и -всегда привлекают внимание. Такие монеты определенно нельзя спутать с другими, они легко отличимы. В данном слу-чае, т. е. в контексте с упомянутой выше персидско-таджикской надписью, напрашивается вывод, что редкий тип об. ст. тоже не случаен, что он тоже несет психологическую нагрузку, подчеркивая отличие этих монет от предшествующих. Двойные динары Хисара, Кундуза, Термеза 907/1501-02 г., следовательно, снабжены всеми возможными приметами, которые «отмежевывают» их от всего- предшествующего и убедительно подчеркивают их достоинство: вес, размеры («диаметры» и толщина),, тип и особенность этого типа, персидско-таджикская надпись («два динара»).

Априорно можно было -бы предположить, что выпуск в 907/1501-02 г. таких особенных двойных динаров означал запрет и изъятие из обращения двойных динаров 906/1500-01 г. Так оно и было, о чем свидетельствует следующее. Во-первых, внимательное рассмотрение двойных динаров Хисара, Кундуза и Термеза 907 г. х. в составе Шаартузского и Кафыр-калинского кладов не оставило сомнений в том, что их выпуск в какой-то степени базировался просто на перечеканивании двойных динаров предшествующего' года. На некоторых экземплярах 907 г. х. остатки старых перебитых надписей и орнаментов настолько явственные, что можно прочесть старую дату (906 г. х.), а часто и наименование монетного двора. И наоборот: иногда невозможно прочесть наименование монетного двора 907 г. х. из-за взаимной перебитости надписей и орнаментов '906 и 907 гг. х. Но такой важный приметный типовой признак монет 907 г. х., как изображение газели, четко виден даже на перебитых экземплярах. Во-вторых, состав кладов очень «монолитен», они целиком или почти целиком состоят из двойных динаров 907 г. х. (и без дат, но однотипных с датированными). В Кафыр-калинском кладе двойных динаров 906 г. х. вообще нет, в Шаартузском Кладе они составляют 4,1%. Если бы двойные динары 906 г. х. на законном основании продолжали обра-щаться после перехода в 907 г. х. к выпуску двойных динаров с газелью, состав кладов был бы более смешанным. (Причины столь быстрой замены двойных динаров будут рассмотрены .ниже.)

Одинарные динары 907 г. х. в типовом отношении более тра- диционпы: на об. ст.— орнамент, на л. ст.— надпись. Ио какая надпись! Снова, как и в надписях двойных динаров этого года, мы встречаемся с определением достоинства монеты («[монета] однодинаровая») и снова — на персидско-таджикском языке. Значит, и эта надпись несла психологическую нагрузку, предназначена была объяснять и убеждать.

Мелкие кратные основного номинала не содержат в своей надписи указания на достоинство, зато на об. ст. этих маленьких монет изображена газель — самый приметный и нетрадиционный типовой признак. Использование одинакового признака при назначении типа и мелких монеток, и двойных динаров свидетельствует о продуманном и целевом отношении к внешнему.облику монет и желании подчеркнуть некое их-единство.

Привлекает внимание количественное соотношение монет трех достоинств. В настоящее время известно небольшое число монеток малого достоинства (менее 10) и одинарных динаров (менее 10) и, наоборот, достаточно большое число двойных динаров (около 500). Эта разница уже не будет стерта, так как число двойных динаров продолжает расти за счет отдельных находок. Довольно значительное количество именно двойных динаров хранится в разных музеях (например, в ГЭ, ГИМ, СМ, МИУз). Между тем выявлена вполне понятная закономерность: в большом количестве чеканили медные монеты основного номинала, кратные же основного номинала — в значительно меньшем количестве. Получается, что с 907/1501-02 г. основным номиналом считали двойной динар и соответственно чекан именно двойного динара был обильным. В монетном деле региона Хисара последующего времени, а именно в первой половине второго десятилетия XVI в., нами выявлена следующая особенность: основу торговли в сфере обращения медных монет составляли не одинарные, а двойные динары. В их надписях достоинство не указано, но вес монет не оставляет сомнений в том, что это именно двойные динары. Эта особенность получила хорошую опору в ситуации, сложившейся раньше (с 907/1501-02 г.), и вместе с тем показала, насколько прочными, объективно необходимыми были перемены, произведенные в 907/1501-02 г. (см. гл. VII/2). Перемены эти объясняются однозначно: одинарный динар перестал быть удобным в качестве основного номинала, основным в этом качестве стал двойной динар.

Такая ситуация могла образоваться в результате сложного переплетения экономических и психологических факторов. Не-умеренная в регионе Хисара эксплуатация монетной регалии не могла не привести к инфляции медных, монет, т. е. к росту «медных» цен и расхождению рыночного и официального отно-шения между серебряными и медными монетами. Такие кри-зисы в XV—XVI вв. возникали часто. Их важное слагаемое — общественная психология. Для ликвидации подобных кризисов, нормализации обращения медных монет и возвращения к тра-диционным «медным» ценам необходимо было учитывать воз-никавшее недоверие к медным монетам, их прочности. Успех или неуспех мероприятий часто зависел от того, в какой сте-пени верно была оценена и учтена общественная психология. Долговременный успех с переходом па двойной динар как ос-новное средство обращения показывает, что в 907/1501-02 г. правильно поняли и точно учли значение психологического фак-тора в кризисе денежного обращения. Очевидно, кризис был глубже и долговременнее, доверие к медному динару подорвано основательнее, рост «медных» цен прочнее, чем во многих других аналогичных случаях. Новым «медным» ценам лучше соответствовала более крупная монета — двойной динар. Двой-ное достоинство и двойной вес нового основного номинала со-здавали необходимую иллюзию прочности на будущее и кар-динальности разрыва с прошлым. Между прочим, в сфере об-ращения медных монет и знаков стоимости с принудительным курсом, предназначенных для сферы серебряного обращения, как удалось установить, часто прибегали к повышению веса монет как важному «убеждающему» психологическому фактору; не всегда, но часто это давало ожидаемый эффект. В данном случае в регионе Хисара прибегли пе к простому повышению веса одинарного динара, а к более серьезной перестройке масштаба цен. Последующее развитие здесь монетного дела показывает, что «лекарство» было выбрано правильно;

В свете сказанного быстрый переход от двойных динаров 906/1500-01 г. к двойным динарам 907/1501-02 г. становится понятным. Двойные динары 906/1500-01 г., прибавленные ко всей остальной массе обращавшихся монет, переживавших инфляцию, были своего рода инъекцией: в условиях роста «медных» цен нужны были крупные монеты. Последующее развитие событий показывает, что эти двойные динары пе принесли пользы и были увлечены общим потоком инфляции. Однако они вскрыли глубину кризиса и необходимость срочных и кардинальных мер. Кардинальность — это изъятие из обращения всей монетной массы, потерявшей доверие и переживавшей инфляцию, и замена запрещаемых монет такими новыми, которые внушают доверие.

Это и было сделано. Свидетельство запрета и изъятия всей многоликой массы неоднократно надчеканенных монет — состав кладов и прочный рубеж между двумя группами кладов. Ранние клады (Душанбинский, Узбекон-тепинский и др., см. в начале этого раздела) состоят из всех тех монет, которые обращались в последнем десятилетии XV в., в их составе нет ни одинарных, ни двойных динаров 907 г. х., ни даже двойных динаров 906 г. х. Поздние клады, рассмотренные здесь, наоборот, состоят из монет, чекан которых начался в 907 г. х. (с неболь- шой иногда примесью двойных динаров 906 г. х. и высоковес- ных внерегиональных монет). Свидетельство замены изъятой монетной массьГ новыми монетами, которые были бы удобны для обращения и вызывали доверие,— выпуск с 907/1501-02 г. мо- . нет трех достоинств и перенос функций основного номинала с одинарного динара на двойной. Дополнительную роль, рассчи-танную па психологический эффект, выполняли и особенности типов монет (порывавших резко с прежними, дискредитированными монетными типами), и особенности надписей (пояснявших на персидско-таджикском языке достоинство новых монет). Особое значение, придаваемое нормализующей роли двойных динаров, выразилось в том, что их выпуск снабжен был всеми возможными приметами, которые положительно воздействовали бы на общественную психологию.

Привлекает внимание следующая особенность именно двойных динаров: на них только одна дата — 907 г. х. (много монет вовсе без даты). Могли ли за один год обеспечить регион монетами, которые были основным средством обращения, т. е. призваны были заменить основную часть изъятой монетной массы? Это было невозможно даже при условии работы трех монетных дворов — Хисара, Кундуза и Термеза. С учетом роли факторов случайности при оценке количественных показателей небесполезно отметить, что действительно одногодичные выпуски монет, даже самые обильные, выглядят значительно скромнее по количеству в составе кладов, чем двойные динары 907 г. х. Не вызывает сомнения, что двойные динары Хисара, Кундуза и Термеза с датой (907 г. х.) и без нее — это серия, практически выпускавшаяся в течение нескольких лет. Возможно, серией являются только наиболее многочисленные двойные динары Хисара или Хисара и Кундуза.

Остается рассмотреть реальный вес и политику в отношении веса монет, чеканенных с 907 г. х. В качестве основы для изучения взят вес многочисленных двойных динаров в составе ІИа- артузского и Кафыр-калинского кладов. Вес двойных динаров Шаартузского клада показан на гистограмме (рис. 29/1). График имеет типичный вид «треугольника», вершина которого — 9,6—9,7 г. Однако слишком широкое основание «треугольника» убеждает в том, что это чекан не на основе весового стандарта (с юстировкой), а чекан эл-марко. Поэтому вершина «тре-угольника» фиксирует лишь расчетный средний вес, приравненный, очевидно, к двум мискалам.

Вес двойных динаров 907 г. х. в составе Кафыр-калинского клада (рис. 29/2) рисует несколько иную картину. Разброс веса единичных монет тоже велик, ио основная их масса расположилась двумя компактными группами: одна — в пределах 8,8— 9,6 г, другая — вокруг 8,0 г. Требуется проверка на большем материале, не было ли снижения расчетного среднего веса за время выпуска серии 907 г. х. Одно несомненно: график веса

Рис. 29. Вес двойных динаров Хисара, Кундуза и Термеза 907/1501-02 г. (1—Шаартузский клад; 2— Кафыр-калинский клад)

Рис. 29. Вес двойных динаров Хисара, Кундуза и Термеза 907/1501-02 г. (1—Шаартузский клад; 2— Кафыр-калинский клад)

1.

Рис. 30. Двойные динары 907/1501-02 г.: 1—Хисар (тип 3); 2—Хисар (тип 4); 3—Кундуз; 4—Термездвойных динаров Кафыр-калинского клада подтверждает вывод о том, что чеканены они эл-марко 364.

Рис. 30. Двойные динары 907/1501-02 г.: 1—Хисар (тип 3); 2—Хисар (тип 4); 3—Кундуз; 4—Термез

двойных динаров Кафыр-калинского клада подтверждает вывод о том, что чеканены они эл-марко 364.

Привлекает внимание еще один факт: двойные динары Хисара, Кундуза и Термеза 906 г. х.— однотипные, двойные же динары этих монетных дворов, чеканенные с 907 г. х., с классификационной точки зрения не однотипны (рис. 30). Хисар с датой (907 г. х.) и без даты представлен двумя типами: у типаЗ надпись на л. ст. заключена в четыредлепестковый фигурный картуш, обрамленный веточками, а у типа 4 надпись л. ст.— в поле. Монеты Кундуза такие, как тип 3 Хисара, а у монет Термеза надпись л. ст. заключена в картуш другой формы. Можно ли на основании этих типовых различий заключить, что разнотипные по оформлению л. ст. монеты не имели равного обращения во всем регирне Хисара? Представляется, что нельзя. В данном случае основная и особо яркая примета типа — изображение газели на об. ст. Эта примета объединяет все двойные динары Хисара, Термеза и Кундуза настолько, что правильно была сочтена достаточной, при ней типовые различия л. ст. представляются второстепенными, тем более что и содержание необычной персидско-таджикской надписи с обозначением достоинства («два динара») — одинаковое у разных типов. Единовластие Хосроу-шаха во всем регионе Хисара и сама суть его мероприятий с 907/1501-02 г. исключают внутрирегио-нальные барьеры для обращения монет. Это как раз один из тех случаев (возможность которых оговорена в классифика- ционных принципах, см. гл. И/1), когда несколько классифи-кационных типов объединяются в одну акцию на уровне де-нежного обращения. В таких случаях население ставили в известность, какие именно признаки отличают «новые» монеты от монет «старых». Выделение и распознавание двойных дина-ров, чеканенных с 907 г. х.,' не представляло никаких практических трудностей, ибо обладало таким ярким признаком, как изображение газели. Именно этот типовой признак, безусловно, был объявлен населению, остальные же были суммированы или вовсе опущены как практически второстепенные.

Реформа Хосроу-шаха, покончив с кризисом денежного обращения и создав новые очень благоприятные условия для внутрирегиональной денежной торговли, одновременно закрепила окончательно то разобщение с центральным Мавераннахром, которое сложилось еще в последнем десятилетии XV в. Реформа, проведенная на рубеже двух столетий, явилась наиболее полным и ярким выражением самостоятельной монетной политики в регионе Хисара. С рубежа XV—XVI вв. чекан и обращение медных монет в центральном Мавераннахре и в регионе Хисара были организованы на принципиально различных основаниях и находились в совершенно разном состоянии. Если кризис денежного обращения в регионе Хисара в последнем де-сятилетии XV в. оказался более значительным и более глубоким, чем в центральном Мавераннахре, то с начала XVI в. именно в регионе Хисара ситуация стала более стабильной и более благоприятной для денежной торговли.

В свете всего рассмотренного материала основное содержание денежной реформы Хосроу-шаха выглядит следующим образом. '

Реформа предусмотрела запрет и изъятие из обращения разнообразной дореформенной монетной продукции (обслужи-вавшей в последнем десятилетии -XV в. денежную торговлю региона в сфере обращения медных монет) и замену ее новой. Особенность монетной массы последнего десятилетия XV в. была в том, что основная ее часть состояла из вНерегиональных монет (местный выпуск монет был небольшим), зато надчеканы, определявшие их статус, были местными. Реформа определила новые основы организации в регионе денежного обращения: на базе местного чекана медных монет и отказа от надчеканов как формы эксплуатации монетной регалии и как способа изменения достоинства монет.

Реформа предусмотрела выпуск местных монет трех достоинств (двойных и одинарных динаров, мелких кратных) и преобразовала масштаб цен путем превращения двойного динара в основной номинал. Последнее нашло выражение в массовости и продолжительности выпуска именно двойных динаров: их чекан был определен как серия и осуществлялся не один год без изменения типа. Такая необычная статья реформы, как пре- образование масштаба цен, свидетельствует о прочном изменении уровня «медных» цен и попытке нормализовать денежное обращение с учетом этой ситуации.

Реформа предусмотрела закрытие ряда монетных дворов (на которых в последнем десятилетии XV в. производилось надчеканивание), выпуск новой продукции в трех городах региона (Хисаре, Кундузе и Термезе) и единообразие основных типовых признаков как практическую основу равного обращения всех монет на территории региона вне зависимости от места выпуска.

Реформа предусмотрела кратность веса монет разного достоинства, однако не назначила для двойных динаров весовой стандарт и эталбнный ремедиум при непременной в таких случаях жесткой юстировке, ограничившись фиксацией расчетного среднего веса и допуская тем самым значительные колебания реального веса монет.

Реформа была разработана с учетом общественной психологии, необходимости преодолеть недоверие, порожденное слишком интенсивной эксплуатацией монетной регалии в последнем десятилетии XV в. и формой этой эксплуатации (перегруппировки одинарных динаров на базе надчеканов), и создать ощущение прочности новой, пореформенной ситуации. Такую задачу выполняла кардинальность основных преобразований (особенно — полная замена монетной массы на основе местных выпусков монет, отказ от надчеканивания и преобразование масштаба цен; см. 1—2), этой же задаче служили дополнительные назначения, целиком рассчитанные на психологическое воздействие: надписи с указанием достоинства монет, персидско-тад-жикский язык этих надписей, нетрадиционность типа, косвенно подчеркивавшая разрыв со всем старым. Показательно, что три эти признака вместе есть только у двойных динаров, что соответствует возложенной на них функции стать основой пореформенного обращения медных монет, а это значит, что именно двойные динары в основном должны были заменить старую дискредитированную монетную массу, именно они должны были создать ощущение прочности и необратимости произведенных перемен. Содержание реформы^ условно названной именем Хосроу- шаха (фактического правителя удела, без согласия и одобрения которого она не могла быть осуществлена), показывает, что неизвестный ее автор был талантливым финансистом, прекрас-но уловившим суть кризиса, нашедшим оптимальное решение для его ликвидации и способ примирить интересы казны и бла-гоприятной для торговли организации денежного обращения. Интересы казны действительно не пострадали. Отказ от надче-канов как формы извлечения фискальных доходов (все более к тому же сокращавшихся по мере развития кризисных явлений) был с лихвой компенсирован чеканкой медных монет. Конечно, чеканка монет обходилась дороже, чем технически про- /

стое надчекашваиие. Но реформа была кардинальной, она предусмотрела замену всей старой монетной массы, что озна-чало обильный и многолетний чекай, особенно двойных динаров, т. е. постоянное поступление доходов в виде разницы между за-тратами (металл плюс работа) и нарицательной стоимостью, медных монет.

Реформа Хосроу-шаха была декретирована в 907/1501 -02 г.3651 Сколько лет продолжался чекан серии пореформенных двойных динаров? Сколько лет в регионе пореформенное обращение медных монет не подвергалось основательным переменам? Когда и почему пореформенные двойные и одинарные динары выпали в клады? Обоснованных ответов пока нет. Немногочисленные факты и наблюдения лишь помогают конкретизировать, вопросы.и определить «горячие точки» поисков. Очень интересны динары Хисара типа 12. Они без даты, на об. ст.— орнамент. Но картуш л. ст. (трехлепестковый фигур-ный, обрамленный орнаментом) повторяет картуш л. ст. одно-типных динаров Бухары (тип 8) и Самарканда (тип 17). После окончательного завоевания Мухаммадом Шейбани-ханом сто-личного Самарканда в 907 г. х. было проведено мероприятие по выпуску в Бухаре и Самарканде однотипных динаров как; практической опоры их равного и беспрепятственного обращения в шейбанидской части центрального Мавераннахра. Для динаров Бухары сейчас известна только одна дата — 907 г. х. В Самарканде осуществлялся ежегодный с 907 по 910 г. х. чекан; динаров этого типа. Когда же были выпущены однотипные с ними (по оформлению л. ст.) динары Хисара типа 12> В 907 г. х. была проведена денежная реформа Хосроу-.шаха- Теоретически поэтому можно назвать для этих динаров две даты: 907 г. х. до реформы Хосроу-шаха или 910 г. х. после завоевания Хисара Шейбанидами. Первый вариаит кажется сомнительным: на протяжении всего последнего десятилетия XV в_ в регионе Хисара осуществляли самостоятельную монетную политику, хотя Хисар тогда был лишь уделом в составе государ-ства мавераннахреких Тимуридов. В 907 г. х. регион Хисара политически совершенно обособился от центрального Маверан-нахра, поэтому совместная с последним одинаковая перестрой-ка монетного дела представляется неправдоподобной. Второй- вариант, наоборот, убедителен.4 Хисар был завоеван Шейбани-дами в начале 910 г. х., в Самарканде (возможно, и в Бухаре— серией) тогда еще чеканили динары этого типа, могли декре-тировать чекам таких же динаров и в Хисаре. Правда, динары Хисара типа 12 были отчеканены, вероятно, в относительно не-большом количестве: нам они известны в поздних кладах, сло-жившихся после 919 г. х. (несколько экземпляров — в Самар-кандском, один — в Нурекском).. Но и масса пореформенных: «однодинаровых» монет Хисара 907 г. х. (тип 2) не была осо-бенно значительной, так как они выполняли функцию меньших кратных при основном номинале — двойных динарах. Иначе го-воря, вполне правдоподобно, если динары типа 12 в 910 г. х. изменили статус «однодинаровых» монет 907 г. х. типа 2. Сле-дующий рубеж — общегосударственный надчекан типа 7 первой группы первого разряда, произведенный именно в 910 г. х. и в обоих регионах: в центральном Мавераннахре (Бухара, Самарканд, Миййанкал, Парак) и в Хисаре (Хисар). Это была попытка дать общий динар всему государству. Несколько позже такое равное обращение динаров было нарушено: надчекан типа 5 первой группы первого разряда фиксировал «экономиче-ский союз» областей Бухары (Бухара), Ферганы (Ахсы) и региона Хисара (Хисар, Чаганиййан, Термез). В 912 г. х. (очевидно, раньше надчекана типа 5) в Хисаре был выпущен свой новый динар (тип 6) — явно фискальное мероприятие. Иначе говоря, с 910 по 913—914 гг. х. в регионе Хисара полнокурс- ный динар данги путем чекана новых монет и путем надчеканивания неоднократно сменялся, причем дважды это было в рамках общегосударственной политики, дважды — региональной. Следовательно, «однодииаровые» динары 907 г. х. типа 2 уже в 910 г. х. не имели курса данги, но дальнейшая их судьба неясна: выполняли ли они функции меньших кратных или были запрещены.

Еще менее ясна судьба и продолжительность обращения серии 907 г. х. двойных динаров Хисара, Кундуза и Термеза с изображением газели. Перемены, производимые с 910 по 913— '914 гг. х. с динаром, могли и не коснуться (такие примеры •есть) двойных динаров.

Если исходить из того, что на рассматриваемом отрезке времени дважды осуществлялся массовый выпуск двойных динаров (серия 907 г. х. и вторичЕіо — с 916—917 гг. х.), оба раза они выполняли функцию основного номинала и дошли до нас в большом количестве, можно было бы заключить, что серия 907 г. х. обращалась именно до 916—917 гг. х. и выпадение в клады серийных двойных динаров (с изображением газели) было обусловлено выпуском новых двойных динаров с соответ-ствующими в таких случаях переменами в составе монетной массы. Наличные клады (три клада пореформенных монет Хос-роу-шаха и три клада, ядро которых составляют местные двой-ные динары, чеканенные с 916—917 гг. х.) говорят в пользу именно такого предположения. Но нельзя полностью исключить -фактор случайности — появление «промежуточного» клада, ко-торый определит значение для серии двойных динаров 907 г. х. двух предыдущих рубежей: 910/1504-05 и 914/1508-09 гг. (ре-форма Шейбани-хана). Итак, при настоящем уровне накопления кладового материала можно сказать только следующее: безусловно выпуск и обращение пореформенной серии двойных динаров 907 г. х. и обращение кратных двойного динара (одинарных динаров и мелких монеток) до 910/1504-05 г. продолжались. Дальнейшая- судьба всех этих монет (особенно двойных динаров и мелких кратных с газелью) и время их выпадения из обращения пока неизвестны.

<< | >>
Источник: Е.А.Давидович. ИСТОРИЯ ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ СРЕДНЕВЕКОВОЙ СРЕДНЕЙ АЗИИ (медные монетыXV—первой четверти XVI в.в Мавераннахре). ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» ГЛАВНАЯ РЕДАКЦИЯ ВОСТОЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ МОСКВА 1983. 1983

Еще по теме 1. Центральный Мавераннахр в последнем десятилетииXV в. и мероприятия Мухаммада Шейбани-ханас 907/150М2 г.:

  1. 1. Центральный Мавераннахр в первой половиневторого десятилетия XVI в.
  2. 7.3. РОЛЬ ЦЕНТРАЛЬНОГО БАНКА В СОВРЕМЕННОЙ КРЕДИТНОЙ СИСТЕМЕ СТРАНЫ. ФУНКЦИИ ЦЕНТРАЛЬНОГО БАНКА
  3. 3. Вторая часть денежной реформыМухаммада Шейбани-хана (914/1508-09 г.)
  4. 2. Периодизация и локальные варианты чекана и обращения медных монет XV — первой четверти XVI в. в Мавераннахре
  5. ПОСЛЕДНИЙ ШТРИХ
  6. Последние цели
  7. Последний поклон банды.
  8. Предисловие. Последний из посвященных
  9. Симонов К. В.. Русская нефть: последний передел, 2005
  10. 16.3. Прения сторон и последнее слово подсудимого
  11. Решающими являются последние проценты либерализации
  12. ТОРГОВЫЙ ДЕФИЦИТ США В ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ
  13. ЭСХАТОЛОГИЯ (греч. eschatos - последний и logos - учение
  14. Организуйте мероприятие
  15. Ежедневные мероприятия
  16. 1.2. Агитационные мероприятия