<<
>>

Стратегия и тактика

«Всю зиму мы доказывали свою правоту»

Сейчас у нас разработано пять сценариев ведения бизнеса в 2009 году, начиная с оптимистичного и заканчивая пессимистическим. Это связано с тем, что рынок в течение года может вести себя по-разному.

Как вы знаете, мы продаем 85 % всего газа в Свердловской области, где расположены оборонно-промышленные комплексы, алюминиевые и медные заводы, энергогенерирующие компании. И мы очень сильно зависим от этих потребителей. Если они и дальше будут сокращать потребление газа, то ни о каком оптимизме говорить не приходится. Кроме того, принципиально важен вопрос ценообразования. В прошлом году правительство планировало ориентировочный рост тарифов ФСТ на этот год до 30 %. И в соответствии с этим прогнозом мы сделали один сценарий бизнес-плана, но уже в начале года, по истечении января, было объявлено максимум пятипроцентное повышение тарифов, а может быть, и сохранение цен на прежнем уровне.

Вот мы и ждем каждую неделю, каждый месяц новые вводные для корректировки действующего бизнес-плана.

Потребители все время давят на нас, требуют, чтобы мы продавали сырье дешевле, даже ниже себестоимости. Но мы отвечаем: «Когда у вас бизнес шел успешно, вы с нами своей прибылью не делились. А мы в тот период продолжали работать по требованиям Федеральной энергетической комиссии. И сейчас она устанавливает для нас тарифы. Если мы ниже их опустимся, то завтра налоговая служба посчитает, что мы еще должны будем доплатить». Поэтому всю зиму мы доказывали свою правоту, и как следствие - первый квартал мы закрыли по среднему сценарию - ни минимум, ни максимум.

Сумма долга потребителей газа Свердловской области в феврале была равна месячному обороту вашего основного газового трейдера, компании «Уралсевергаз». В марте произошли перемены к лучшему?

В марте стало немного легче - задолженность сократилась.

Поэтому первый квартал мы, к моему удивлению, закончили неплохо. Но приближаются очень тяжелые времена, потому что зима - это еще полбеды, а самое тяжелое время, конечно, лето. Вы знаете из сообщений «Межрегионгаза» и «Газпром экспорта», что даже в зимний период потребление газа в Европе и на внутреннем рынке резко снизилось. А это напрямую сказывается на добыче. Наше совместное с «Газпромом» предприятие «Пургаз» (основное добывающее предприятие «Итеры». - Ред.) было вынуждено сократить добычу на 25 %.

Еще хуже обстоят дела с месторождением Береговым, нашим совместным проектом с Газпромбанком и «Акроном». Там с 1 апреля снижена добыча на 80 %. Ситуация непростая. Я надеюсь, что это временное решение или какая-то техническая ошибка. Мы ведем сейчас переговоры с руководством «Газпрома» о повышении объема закачки в газотранспортную систему с этого промысла и рассчитываем, что ограничения по ОАО «Сибнефтегаз» будут на уровне других газодобывающих компаний - порядка 25-30 %.

Как обстоят дела с задолженностью вашей компании перед кредиторами?

Не могу сказать, что задолженность слишком велика, но она есть. 31 декабря 2008 года обязательства по кредитам нашей компании составляли 5,8 млрд руб.

«Итера» уже объявляла о продаже части зарубежных активов. Из каких еще проектов Вы планируете выйти?

Действительно, мы вышли из состава акционеров «Армросгазпрома», продали свои доли в проектах в Канаде и Камеруне. Это были неприоритетные для нас проекты. В России и СНГ мы продаем в первую очередь непрофильные активы, которые выведены в отдельную компанию «Итера холдинг». В ней сосредоточены Малкинский карьер, который выпускает 2,6 млн тонн щебенки и гравия для потребностей железной дороги и индустрии строительных материалов на юге России. Хотим его продать. Как и картонную фабрику в Молдавии, а также все, что связано с нефтяными активами. Мы никогда уже не станем, наверное, нефтяной компанией. Такие попытки предпринимались в период, когда стабильных точек соприкосновения с «Газпромом» не хватало, и мы покупали небольшие нефтяные месторождения и строили в Самаре нефтеперевалочную базу.

Вот сейчас стараемся все это продать, чтобы вырученные деньги вложить в газовую отрасль. Мы сосредоточимся только на тех направлениях, которые считаем профильными, то есть газовых и энергетических. Плюс сохраним проекты, которые вывели в отдельную компанию «Итера Инвест-Строй», занимающуюся девелоперско-строительным бизнесом, строящую жилые дома и офисы в Москве, Подмосковье, Туркмении и Белоруссии.

Власти Белоруссии так и не выделили землю, на которой расположен авиаремонтный завод в центре Минска, под создание «Минск-Сити». Вы отложите этот проект до конца кризиса или продолжите его реализо-вывать?

Мы делаем все, что можем в этих условиях, - уже возвели первый этаж своего офисного здания на улице Максима Танка в центре Минска. По остальным направлениям ждем поддержки и разрешения со стороны белорусских властей. Мы ожидаем, что указ президента Белоруссии может быть подписан уже в ближайшее время.

В Туркмении девелоперско-строительный бизнес развивается более прогнозируемо. В минувшие выходные был введен в строй спортивный комплекс в Туркменабаде стоимостью $20 млн, включающий в себя стадион вместимостью 10 тыс. человек и гостиницу на 50 мест, где наша дочерняя компания выступала подрядчиком. Построили этот объект в рекордные десять месяцев. Планируем еще два ипподрома, гостиницу и ряд других объектов в этой стране.

Что будете развивать в газовой сфере?

Мы стараемся добывать газ поближе к трубе, и у нас есть две хорошие отправные точки - Губкинское и Береговое месторождения, которые обладают потенциалом добычи 25 млрд кубометров газа в год и более. Владея лицензиями на освоение Пырейного, Западно- Заполярного и Хадырьяхинского месторождений недалеко от Берегового, мы полностью обустроили и готовы открыть Пырейное. Его запуск намечен на 23 апреля. Одно это месторождение позволит увеличить добычу на 2 млрд кубометров в год. Сейчас мы также ведем геологоразведку расположенных вокруг Берегового мелких месторождений.

Что происходит с месторождением Братским в Иркутской области?

Братское будем продавать или размениваться с «Газпромом» или с другими компаниями.

Это неплохое месторождение, но в нем очень много гелия, плюс проблемы со сбытом газа. Мировой финансовый и экономический кризис нам помешал реализовать наши планы по строительству в Иркутской области метанольного комплекса, завода по сжижению газа или GTL (переработка газа в высококачественные синтетические моторные топлива, включая бензин, и другие химические продукты. - Ред.). Если баррель нефти, к которому привязаны цены на газ, не будет опускаться ниже $75, тогда производство GTL в этом регионе в принципе проходит по своей экономике. А если цена нефти останется на уровне $40-50 и даже $55-60 за баррель, то экономике не на что будет опираться. Для рентабельного произ-водства GTL нужно месторождение в три раза крупнее Братского.

Как складываются отношения с властями Туркмении по вашим профильным - газовым проектам?

Мы подписали контракт с «Туркменгазом» на обустройство ряда мелких месторо-ждений в Центральных Каракумах и строительство трубопровода протяженностью 200 км мощностью до 3,5 млрд кубометров в год для ежегодной поставки газа в САЦ-4 (трубопроводная система Средняя Азия- Центр, по которой туркменский газ идет в Россию. - Ред.). Трубопровод соединит Центральные Каракумы с границей Узбекистана на компрессорной станции Йыланлы. Первая фаза всего проекта оценивается в $153 млн. С 15 мая планируем начать комплексные работы по подготовке трассы, а завершение работ запланировано на 5 апреля следующего года. В целом проект трудоемкий и очень хлопотный, но на выходе может получиться до 10 млрд кубометров экспортного газа.

Есть еще ряд проектов на шельфе Каспийского моря. Но там наблюдается задержка. Мы не можем запустить проект «Зарит», пока не будет достигнута пятисторонняя межгосу-дарственная договоренность по разделу дна Каспийского моря. Потому что 31-й блок (а у нас там 29, 30, 31-й блоки) как раз попадает на спорную территорию Туркмении и Ирана. Сейчас завершаем переговоры по 21-му и 22-му блокам, надеемся договориться с президентом Туркмении, который дал предварительное согласие на освоение нашей компанией этих блоков.

В качестве партнера мы пригласим сюда «Зарубежнефть», потому что у них есть морская добывающая платформа и опыт добычи на вьетнамском шельфе, которого нет у «Итеры».

На прошлой неделе «Туркменгаз» объявил о проведении международного тендера на строительство газопровода Восток—Запад от Иолотанского месторождения до границы с Каспийским морем.

Этот трубопровод может поставлять газ как в Прикаспийский газопровод, так и в Транскаспийский. Будет ли «Итера» подавать заявку на участие в тендере?

Действительно, международный тендер по этому проекту назначен на 27 июня 2009 года. До этого срока мы сформируем коммерческие предложения с учетом технических условий, выдвигаемых «Туркменгазом», и представим их для участия в этом проекте. «Итера» будет подавать заявку совместно с «Краснодарстройтрансгазом».

В общем и целом, у компании серьезные планы на этот непростой год. И я надеюсь, что мы успешно реализуем большинство из них.

09.04.2009

<< | >>
Источник: Владислав Юрьевич Дорофеев Валерия Т. Башкирова. Кризис есть кризис. 2010

Еще по теме Стратегия и тактика:

  1. ЧАСТЬ III. СТРАТЕГИЯ И ТАКТИКА «ЧЕРНОГО PR
  2. 24.4. ФИНАНСОВАЯ ТАКТИКА И СТРАТЕГИЯ
  3. 1. Стратегия и тактика работы адвоката на стадии предварительного расследования уголовного дела
  4. 7. Стратегия и тактика работы адвоката на стадии предварительного расследования уголовного дела
  5. 7. Стратегия и тактика работы адвоката на стадии предварительного расследования уголовного дела
  6. 2. Стратегия и тактика работы адвоката на досудебных стадиях разрешения гражданских споров
  7. 14. Стратегия и тактика работы адвоката на досудебных стадиях разрешения гражданских споров
  8. 14. Стратегия и тактика работы адвоката на досудебных стадиях разрешения гражданских споров
  9. Стратегия декомпозиции (пошаговая стратегия)
  10. Тема 3.КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ТАКТИКА
  11. 3.1. Понятие и содержание криминалистической тактики
  12. Часть 1. Начало айки-тактики
  13. Часть 2. Представление Айки-тактики
  14. 48. ПОНЯТИЕ И СИСТЕМА КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ТАКТИКИ