<<
>>

23-2. Ключевые условия запуска механизма гиперинфляции

Все случаи гиперинфляции в этом столетии обладали рядом общих признаков, но каждый из них имел также уникальные свойства, зависящие от 1986 Примеры очень высокой инфляции, 1952-1989 гг.

Инфляция

Страны Период (среднегодовой темп)

Африка

Гана 1977 116,5

1978 103,2

1981 116,5

122,9 Сьерра-Леоне 1987 178,7 Уганда 1981 108,7

132,4

1988 195,3 Заир 1983 100,8

1989 113,1

Азия

Корея 1952 144,7

Индонезия 1962—1965 162,2

1967-1968 115,4

Восточная Европа

Польша 1982 100,8

Турция 1980 110,2

Югославия 1987—1988 154,8

Ближний Восток

Израиль 1980-1985 183,5

Латинская Америка

Аргентина 1975--1985 244,8

1987-1988 220,1

Боливия 1982—1983 193,4

1986 276,3

Бразилия 1981 105,6

1983-1988 237,8

Чили 1973-1976 348,9

Мексика 1983 101,8

104,3 1987—1988 122,8

Никарагуа 1985—1986 399,7

Парагвай 1952 119,0

Перу 1983-1985 127,0

127,0 Уругвай 1968 1 25,3 политики страны, в которой они произошли, временного отрезка и внешних обстоятельств.

Родственные признаки случаев гиперинфляции позволили экономистам сформулировать общую теорию этого феномена.
В сле-дующем разделе мы проанализируем процесс трансформации огромных бюджетных дефицитов в значительные ценовые взрывы. Однако сначала определим, какие обстоятельства способствуют возникновению значительных бюджетных дисбалансов.

Естественно, нужно помнить, что гиперинфляции возникали только при режимах декретивных денег. При металлических деньгах или золотом стандарте объемы драгоценного металла не могут расти темпами, достаточными для поддержания быстрого роста цен; процесс печатания денег любого достоинства, напротив, технологически легко доступен. Следовательно, существование бумажных денег является только базовой предпосылкой гиперинфляции; взлет инфляции обычно инспирируется другими событиями.

Войт, гражданская война и революция

Один из традиционных взглядов связывает гиперинфляцию с войной.

Согласно этой точке зрения нагрузка на государственный бюджет, порожденная финансированием военных расходов, приводит к значительным дефицитам государственного бюджета, которые в конечном счете монетизиру- ются . Форрест Кейпи из Лондонского городского университета недавно развил это положение. Он показал, что гиперинфляция не была тесно связана с агрессивными войнами между различными странами, а скорее сопряжена с гражданскими войнами, революциями или глубокими социальными потрясениями . Кейпи выдвинул предположение, что механизм гиперинфляции запускается не самой войной, так как война поднимает пат-риотический дух населения и тем самым облегчает финансирование бюджета через сбор налогов и внутренние займы. Но если между различными группами внутри страны возникает вражда, сбор налогов становится чрез-вычайно трудным, поскольку уклонение от уплаты налогов становится составной частью борьбы этих групп. Поэтому при отсутствии альтернатив трудности, связанные с внутренней конфронтацией, заставляют правительство печатать деньги для финансирования бюджета.

Скептицизм Кейпи относительно роли войны имеет серьезные основания. К примеру, все явления гиперинфляции 20-х годов произошли через несколько лет после окончания первой мировой войны. Как видно из табл. 23-1, они начались между октябрем 1921 г. и мартом 1923 г., по меньшей мере через три года после окончания войны. В Германии инфляция была остановлена в 1920 г., а взрывной рост цен произошел двумя годами позже. Польша и Россия продолжали воевать друг с другом после того, как окончилась первая мировая война, но их конфликт завершился в 1920 г., одним и тремя годами ранее, чем в этих странах разразилась гиперинфляция (см. табл. 23-1). Еще более очевидно, что сама по себе война не играла никакой роли в любом из случаев гиперинфляции 80-х годов, возможно, за исключением Никарагуа .

Вместе с тем воздействие гражданских войн, революций или глубоких социальных потрясений, очевидно, является одной из причин многих гиперинфляции, в особенности тех, которые произошли до 80-х годов.

В Советском Союзе хаос денежной системы был вызван прежде всего революцией и гражданской войной. Венгрия после первой мировой войны переживала значительные внутренние конфликты, и самые разные правительства — от монархии до большевистской диктатуры и репрессивной правой диктатуры — часто и насильственным путем сменяли друг друга. В Польше наблюдалось сильное социальное и политическое брожение, когда окончание первой мировой войны принесло не мир, а конфликт с Россией, который закончился только в 1920 г. Германия в 1922 и 1923 гг. стала ареной ряда вооруженных восстаний и серьезных нарушений общественного порядка. Такой же внутренней нестабильностью отличались две из трех стран, переживших гиперинфляцию в конце 40-х годов: гражданские войны велись в Китае и Греции, но не в Венгрии.

В 80-е годы гражданская война, по всей видимости, была важным фактором гиперинфляции только в Никарагуа. Перу столкнулась с глубокими социальными потрясениями в результате активной военной деятельности повстанческих группировок "Светлого пути", но эти действия не достигли масштабов гражданской войны или революции. Однако никаких значительных проявлений насильственных действий в других странах не отмечалось. Боливия была первой страной, пережившей гиперинфляцию, абсолютно не связанную с какой-либо вооруженной борьбой, внутренней либо внешней. Это же относится и к Аргентине, Бразилии, Польше, Юго-славии.

Слабые правительства

Мы отметили, что гиперинфляции, как правило, происходят в странах, ис-пытывающих серьезные внутренние беспорядки. Но не все революции и гражданские войны вызывали гиперинфляцию, и не все гиперинфляции возникали именно в таких условиях. Было замечено, что другой важной причиной гиперинфляции могут быть слабые правительства.

Гипотеза о роли слабых правительств нуждается, однако, в конкретизации ряда вопросов. Во-первых, зачастую сложно отделить слабость правительства от наличия социальных потрясений или гражданской войны. Слабое правительство может вести страну к социальным потрясениям, которые, в свою очередь, посредством обратной связи еще больше ослаб-ляют правительство.

Во-вторых, слабость с трудом поддается измерению. B-третьих, аргументация может стать не более чем тавтологией: когда бы ни случилась гиперинфляция, люди воспринимают правительство как слабое.

Несмотря на эти сложности, некоторые выдающиеся аналитики пытались идентифицировать это условие в упомянутых нами различных эпизодах гиперинфляции . Наиболее очевиден тот факт, что слабые правительства пришли к власти после первой мировой войны. Австрия и Венгрия были новыми государствами, созданными на обломках Австро-Венгерской империи, и внутри них и за их пределами существовали серьезные сомнения относительно жизнеспособности этих стран в будущем. Германия управлялась неопытным правительством социалистов, которое не мог- ло осуществить необходимую налоговую реформу. В органах управления вновь созданного Польского государства после первой мировой войны остались неопытные люди, так как многие гражданские чиновники предвоенного периода покинули страну. Правительство Венгрии также соответст-вует модели слабого правительства. Хотя правящая партия мелких собственников в 1945 г. была избрана 60% голосов, суверенитет страны был весьма ограничен Контрольной комиссией союзников, возглавляемой Советским Союзом. Например, когда центральный банк попытался притор-мозить денежную эмиссию, комиссия отказалась дать на это санкцию13.

В общем, слабые или неопытные правительства неспособны осуществлять сбор налогов и проводить в жизнь необходимые бюджетные реформы. К тому же для расширения своей политической базы они легко поддаются давлению различных групп населения, стремящихся получить трансферты и субсидии. Следовательно, им приходится прибегать к инфляционному финансированию, которое подготавливает почву для высо-кой инфляции.

Внешние шоки, влияющие на бюджет

Интересная параллель между явлениями гиперинфляции 20-х и 80-х годов может быть проведена с учетом той роли, которую играли внешние шоки, оказывавшие основное разрушительное воздействие на бюджет. В 20-х годах проблема заключалась в военных репарациях, которые Австрия, Венгрия и особенно Германия должны были выплачивать союзникам по Три- анонскому и Версальскому договорам.

В Германии головокружительная величина репарационных выплат, которые страна перечисляла за рубеж, являлась центральным элементом государственных финансов с 1919 до 1923 г. (Именно этот вопрос способствовал признанию первых работ величайшего ученого XX в. в области политической экономии Джона Мейнар- да Кейнса, который яростно выступал против установления непомерного репарационного бремени для Германии и.)

У многих тогда возникали опасения, что репарационные обязательства Австрии и Венгрии слишком велики, хотя репарационная комиссия союзных держав не пришла к определенному графику выплат. Тем не менее один только факт, что репарационная комиссия выставляла значитель-ные, хотя и неизвестные нам, требования в отношении активов обоих государств, создавал серьезные проблемы для государственных финансов этих двух стран. При режиме декретивных денег их стоимость полностью зависит от способности государства поддерживать контроль за бюджетом не только в настоящем, но и в будущем. Если экономические агенты чувствуют, что государственные финансы могут потерпеть крах (скажем, из-за будущих репарационных выплат), они могут спровоцировать спекулятивную атаку на денежную единицу. (Вспомним наш анализ спекулятивной атаки на валюту в гл. 11.) Венгрия после второй мировой войны представляет собой еще один пример значительных репараций и оккупационных платежей, способствующих фискальному кризису.

В 80-е годы внешним шоком, отражавшимся на бюджете, были не репарации, а долговой кризис (проанализированный в предыдущей главе).

Проблема долга была, разумеется, не единственным фактором, стоящим за взрывным ростом цен, но в отдельных странах она являлась его важной составляющей. Все страны, о которых идет речь, характеризовались очень высоким уровнем государственного долга (как доли в ВВП), который большей частью или исключительно ложился на центральное правительство. В большинстве случаев эти правительства в полном или почти полном объеме обслуживали процентные платежи по этому долгу до тех пор, пока макроэкономические последствия не стали невыносимыми. Ряд стран, в том числе Аргентина, Боливия, Бразилия и Польша, обслуживал свои процентные платежи до начала гиперинфляции, после чего полностью или ча-стично приостановил выплаты.

<< | >>
Источник: Сакс Дж.Д., Ларрен Ф.Б.. MACROECONOMICS IN THE GLOBAL ECONOMY, Макроэкономика. Глобальный подход. 1996

Еще по теме 23-2. Ключевые условия запуска механизма гиперинфляции:

  1. 24. Финансовая отчетность в условиях гиперинфляции (МСФО № 29
  2. 5.3. Отчет о движении денежных средств по МСФО и российским стандартам.Примечания к финансовой отчетности. Пересчет показателей отчетностив условиях гиперинфляции
  3. 10.4. ПОЛНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ РЫНОЧНЫХ МЕХАНИЗМОВ – условие устойчивого развития экономики
  4. Глава 6. Международные экономические отношения в условиях рыночного хозяйства: направления, механизм и формы осуществления
  5. Запуск коучинга
  6. Глава 2. Запуск бизнеса в сфере услуг
  7. Первоначальный запуск
  8. 4.8. Особенности режимов запуска системы
  9. 23-3. Экономическая динамика гиперинфляции
  10. 23-4. Стабилизационная политика прекращения гиперинфляции
  11. 23-1. История очень высоких инфляций и гиперинфляции
  12. ГИПЕРИНФЛЯЦИЯ (от греч. Иурйг - над, сверх и лат. inflatio - вздутие
  13. 1 Ключевые задачи
  14. Ключевые слова и мысли
  15. Пять ключевых слов
  16. КЛЮЧЕВЫЕ ВОПРОСЫ
  17. Ключевые коэффициенты
  18. КЛЮЧЕВОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ