<<
>>

8-3. Спрос на деньги

Модель Баумоля—Тобина

Наиболее популярная теория спроса на деньги, рассматривающая его с точки зрения оптимизации денежных запасов, основана на выводах, к которым пришли независимо друг от друга Уильям Баумоль и Джеймс Тобин в середине 50-х годов .

Сегодня эта теория широко известна как модель Баумоля—Тобина. И Баумоль, и Тобин указывали, что индивиды поддерживают денежные запасы так же, как фирмы поддерживают товарные запасы. В любой данный момент домашнее хозяйство держит часть своего богатства в форме денег для покупок в будущем. Если оно хранит значительную часть богатства в денежной форме, то всегда располагает деньгами для совершения сделок. Если же оно хранит небольшую часть своего богатства в форме денег, ему придется конвертировать другое богатство в деньги, например продавая облигации, всякий раз, когда нужно сделать покупку. В общем, домашнее хозяйство должно нести издержки типа брокерских комиссионных всякий раз, когда оно продает приносящий процент актив с целью получения денег, необходимых для покупки.

Таким образом, перед домашним хозяйством возникает дилемма.

Храня значительную часть богатства в денежной форме, домашнее хозяйство лишается процента, который оно бы получало, если бы вместо денег имело приносящие процент активы. Но в то же время домашнее хозяйство снижает трансакционные издержки конвертации облигаций в деньги всякий раз, когда оно желает совершить покупку. Таким образом, домашнее хозяйство должно соизмерять альтернативные издержки хранения денежных средств (упущенный процент) и трансакционные издержки частой конвертации других активов в деньги. Эта проблема схожа с проблемой фирмы, которая должна решать, какой уровень запасов ей поддерживать. При больших запасах она всегда располагает ресурсами, готовыми к ис-пользованию для производства или продажи.
Вместе с тем запасы сопряжены с издержками, так как они не приносят процента и требуют складских и страховых платежей. Поэтому фирма всегда должна соизмерять удобство обладания большими запасами и издержки (как альтернативные, так и прямые текущие) по их поддержанию.

Баумоль и Тобин формализовали эту идею следующим образом. Предположим, что домашнее хозяйство получает доход, номинальная стоимость которого, скажем за месяц, составляет PQ . Мы полагаем, что эти доходы в начале каждого периода автоматически помещаются на приносящий процент сберегательный счет в банке. Далее, мы предполагаем, что потребительские расходы домашнего хозяйства в течение месяца постоянны и равны PQ за весь месяц. Домашнее хозяйство может использовать для покупок только не приносящие процентов деньги, в частности оно не может использовать для оплаты расходов сберегательный счет. Следовательно, до совершения покупок домашнее хозяйство должно снять деньги со сберегательного счета. Более того, всякий раз, когда деньги снимаются со сберегательного счета, имеют место постоянные издержки (Pb) (b — реальные издержки, РЬ — номинальные). Эти издержки представляют собой время и расходы, затраченные на посещение банка и ожидание в очереди для снятия денег со сберегательного счета. (Если домашнее хозяйство держит другие приносящие проценты активы, эти издержки будут представлены брокерскими комиссионными, которые должны быть уплачены за продажу активов и помещение вырученных средств на текущий счет.)

Итак, домашнее хозяйство должно решить, сколько раз ежемесячно оно будет обращаться в банк и сколько денег изымать при каждом его посещении. Так как величина расходов на покупку товаров в течение месяца постоянна, оно будет обращаться в банк через регулярные интервалы времени и изымать при каждом посещении одну и ту же сумму денег, скажем М*. Такая ситуация изображена на рис. 8-2. По вертикальной оси откладывается количество денежных средств, которое домашнее хозяйство держит в каждый момент в течение месяца, по горизонтальной оси откладывается время (за единицу времени может быть принят один месяц).

Заметим, что в момент снятия наличности домашнее хозяйство имеет М* наличных денег. Уровень денежных остатков затем постепенно снижается по мере того, как домашнее хозяйство тратит деньги. Когда домашнее хозяйство остается без денег, оно снова обращается в банк и снимает сумму М*, и затем цикл повторяется.

Рис. 8-2

Динамика денежных остатков домашнего хозяйства во времени

График спроса на деньги изображен на рис. 8-2. Если домашнее хозяйство начинает каждый месяц с М* денежных средств, которые постепенно уменьшаются до нуля, то средние денежные остатки за месяц составляют М*/2 . Мы определим спрос на деньги как среднее количество денег, хранимых хозяйством в течение месяца. Вопрос заключается в том, как следует домашнему хозяйству определять сумму М*, изымаемую при каждом посещении банка, и, следовательно, уровень спроса на деньги.

Оптимальный уровень спроса на деньги будет зависеть от различного рода издержек. Прежде всего существуют издержки от каждого посещения банка РЬ, и число посещений за месяц равно PQ/M* . Таким образом, суммарные месячные издержки посещений банка равны Pb(PQ/M*). Кроме того, следует учесть альтернативные издержки хранения денег — упущенный процент от средней суммы денежных (кассовых) остатков, который мы обозначаем через i(M*/2).

Таким образом, перед домашним хозяйством встает следующая дилемма: чем выше М*, тем реже оно обращается в банк, но тем больше потери процентов в течение месяца. Домашнее хозяйство может минимизировать издержки посещения банка путем одного масштабного изъятия средств в начале месяца (М* = PQ), что даст ему все денежные средства, необходимые для расходования в течение месяца. Но такая большая сумма М* также максимизирует проценты, которые домашнее хозяйство теряет за этот месяц. Действительно, не имея средств на сберегательном счете, домашнее хозяйство вообще не получит процентов.

Поэтому домашнее хозяйство должно соизмерять издержки частых посещений банков (если М* мало) и упущенные проценты (если М* велико).

Оптимальный выбор М* осуществляется путем минимизации общих издержек хранения денег (ТС), и мы можем найти их как сумму трансак- ционных издержек и альтернативных издержек упущенного процентного дохода: Издержки ПРО/ 2)

С

Рис. 8-3

Издержки хранения денег и оптимальные денежные остатки

ОС = ЦМ'/2)

CW Pb(PQ/M')

РЬ

ТС = РЬ

(8.11) Оптимальный уровень М* изображен на рис. 8-3, где по вертикальной оси откладывается ТС как функция от М*, отложенного по горизонтальной оси. Кривая С W отражает издержки изъятия средств Pb(PQ/M*). (Кривая CW — это равносторонняя гипербола, так как издержки обратно пропорциональны М*.) Прямая, выходящая из начала координат, изображает альтернативные издержки, ОС = i(M*/2). Суммируя оба вида издержек по вертикали, получим график совокупных издержек (ТС), имеющий {/-образную форму. Минимум кривой совокупных издержек достигается в точке А, определяющей М*0 как оптимальное количество денег, которые необходимо брать каждый раз. Тогда спрос на деньги (средние денежные остатки за месяц) составит М° = (МУ2).

Мы можем также получить алгебраическое выражение спроса на деньги в модели Баумоля—Тобина. Это уравнение интересно, ибо оно позволяет нам представить спрос на деньги как функцию трех ключевых параметров: дохода, процентной ставки и постоянных издержек. Можно показать, что12

(8.12) 12 Тот, кто хорошо знаком с дифференциальным и интегральным исчислением, может получить выражение спроса на деньги путем минимизации по М' выражения совокупных издержек. Взяв производную ТС по КГ и приравнивая это выражение к нулю, получим:

Решая это уравнение относительно М*, получаем М*2 = (2Pb)(PQ)/і, откуда:

Поскольку средние денежные остатки заданы выражением М"/2Р, отсюда непосредственно вытекает соотношение (8.12).

Один фундаментальный вывод, который мы можем сделать на основе подхода Баумоля—Тобина, состоит в том, что спрос на деньги — это спрос на реальные денежные остатки.

Иначе говоря, для людей важна по-купательная способность денег, а не их номинальная ценность. Эта характеристика спроса на деньги широко известна как отсутствие "денежной иллюзии". Как следует из соотношения (8.12), если уровень цен удваивается, в то время как все остальные параметры (/, Q, b) остаются без изменения, спрос на деньги также удваивается. В более общей форме можно утверждать, что изменение уровня цен воздействует прямо пропорционально на желаемый уровень номинальных денежных остатков, но оставляет реальный спрос на деньги неизменным.

Модель учитывает также существенные воздействия дохода, процентной ставки и фиксированных издержек b на спрос на деньги. Как вытекает из соотношения (8.12), рост реального дохода Q увеличивает желаемый уровень денежных остатков. Иными словами, более высокий уровень дохода вызывает рост расходов домашнего хозяйства, и чтобы поддерживать более высокий объем сделок, домашнее хозяйство увеличивает свои средние денежные остатки. Более того, модель Баумоля—Тобина позволяет нам пойти дальше. Мы можем даже выявить точный количественный эффект роста дохода.

Рассмотрим, к примеру, удачливое домашнее хозяйство, реальный доход которого вырос на 10%. Следовательно, уровень его дохода Q становится равным 1,100. Используя выражение (8.12), можно увидеть, что спрос на деньги возрастает примерно на 5% . С формальной точки зрения мы говорим, что эластичность спроса на деньги по реальному доходу равна 1/2, т.е. увеличение реального дохода Q на а процентов приведет к росту уровня желаемых денежных остатков на а/2 процентов. Из этого вытекает важный вывод. Поскольку процентное увеличение денежных средств меньше, чем процентное увеличение дохода, рост реального дохода влечет ' за собой изменение отношения денег к доходу в сторону уменьшения. Другими словами, по мере роста реального дохода домашние хозяйства экономят на своих денежных остатках. Используя известное понятие эко-номической теории, можно сказать, что при хранении денежных остатков имеет место экономия от масштаба.

Рост процентной ставки приводит к снижению спроса на деньги.

Интуитивно этот результат легко объясним: более высокая процентная ставка увеличивает альтернативные издержки хранения денег, и это вынуждает домашние хозяйства урезать свои денежные остатки. Мы можем также использовать рис. 8-4 для того, чтобы понять, как действует этот эффект. Более высокая процентная ставка сдвигает прямую i(M*/2) вверх, не воздействуя на кривую СW (равностороннюю гиперболу). Кривая совокупных издержек также сдвигается вверх. Теперь понятно, что минимальный уровень совокупных издержек имеет место при меньшем снятии денег со счета. Таким образом, оптимальный уровень М* снижается. Уравнение (8.12) может дать точное соотношение между MD/P и і. Рост процентной ставки на 10% вызывает снижение спроса на деньги примерно на 5%. Таким образом, эластичность спроса на деньги по проценту равна —(1/2).

Наконец, мы можем рассмотреть, как влияет на спрос на деньги уве-личение постоянных издержек снятия средств со сберегательного счета. Легко видеть, что увеличение этих издержек побуждает реже обращаться в

Рис. 8-4

Рост процентной ставки и оптимальная сумма изъятия денежных средств

банк. Соответственно сумма снимаемых каждый раз средств будет больше и среднее количество денег на руках в любом заданном периоде возрастет. Соотношение (8.12) показывает, что эластичность спроса на деньги относительно постоянных издержек b равна —(1/2).

До сих пор мы предполагали, что деньги не приносят процента (im = 0). Ясно, что это справедливо для наличности. Долгое время это было справедливо и для текущих счетов в США, где знаменитый раздел законода-тельства, известный как Правило Q, запрещал выплату процентов по депозитам до востребования. Но это банковское законодательство было либерализовано в 1980 г., и с тех пор текущие счета приносят проценты по ус-мотрению банка. Однако во многих других странах все еще действуют законы, запрещающие подобные процентные платежи.

Теорию Баумоля—Тобина легко распространить на тот случай, когда деньги приносят определенный процент, обозначенный через /т. Нам не-обходимо только по-другому определить альтернативные издержки хранения денег\ теперь уже как разницу между процентной ставкой по облигациям (другой "альтернативной возможностью") и процентной ставкой на хранение денег (im). Поскольку денежные активы приносят меньший процент, чем облигации, все равно имеются некоторые альтернативные издержки хранения денег, задаваемые выражением (/ — im). При вычислении im следует учитывать издержки, связанные с использованием текущих счетов, если они есть. Например, некто держит 1000 долл. на своем текущем счете под 5%, и плата за обслуживание составляет 20 долл. в год, тогда получаемый чистый процент равен лишь 3. Это скорректированное значение альтернативных издержек хранения денег.

Модель Баумоля—Тобина дает интересное объяснение спроса на деньги со стороны домашних хозяйств. Однако во многих экономиках фирмы также обладают значительной частью совокупных денежных средств. Насколько эта теория применима к фирмам? Примерно через десятилетие после появления модели Баумоля—Тобина Мертон Миллер и Даниэль Орр рассмотрели этот вопрос и. Согласно результатам Миллера и Орра коренное различие между фирмами и домашними хозяйствами за- ключается в том, что фирмы отличаются более значительными колебаниями уровня доходов. Частные агенты часто имеют трудовые контракты, которые обусловливают определенный уровень заработной платы; фирмы же не обладают такой уверенностью относительно доходов. Таким образом, фирмы накапливают денежные средства, когда поступления от продаж превышают расходы, и снижают уровень денежных остатков, когда расходы превышают поступления.

Здесь снова возникает вопрос оптимального использования наличных средств, но на этот раз в условиях неопределенности. Фирмы не хотят накапливать слишком большие наличные суммы, ибо в таком случае они теряют существенные доходы от процентов. Но если уровень наличности слишком низок, они должны продавать другие активы (и, следовательно, платить комиссионные), чтобы получить необходимую им наличность. Отсюда вытекает, что оптимальная политика фирм в значительной мере аналогична политике домашних хозяйств, обусловленной законом Баумоля— Тобина. Спрос на деньги со стороны фирм — это спрос на реальные ос-татки; таким образом, когда уровень цен удваивается, желаемый уровень обладания наличностью также удваивается. Как и у домашних хозяйств, спрос на деньги со стороны фирм уменьшается при росте процентной ставки и увеличивается при росте трансакционных издержек.

Конкретные величины изменения спроса не являются точно такими же, как в модели Баумоля—Тобина, но направления этих изменений те же самые. Дополнительной интересной особенностью работы Миллера и Ор- ра является влияние фактора неопределенности на денежный спрос. Если колебания чистого потока наличных средств фирмы увеличиваются по мере роста неустойчивости бизнеса, то наилучшей реакцией фирмы будет рост ее средних денежных остатков. Это позволяет ей успешнее переживать непредвиденные колебания чистых поступлений |5.

Подводя итоги, мы можем сказать, что реальный спрос на деньги представляет собой функцию / от номинальной процентной ставки и реального уровня дохода, что иллюстрируется уравнением (8.13):

(8.13)

Обратите особое внимание на это выражение, потому что оно будет полезно для нашего последующего анализа.

Спрос на деньги как средство сохранения богатства

До сих пор наша теория спроса на деньги раскрывала полезность денег для совершения сделок. Это цонятие охватывает функции денег как средства обращения и счетной единицы. Теперь нам нужно учесть и другие цели использования денег.

В первом параграфе этой главы говорилось, что деньги выполняют функцию сохранения богатства. Но поскольку другие активы (например, векселя казначейства), будучи такими же безопасными, как и деньги, приносят более высокий процент, деньги также являются "доминируемым активом". В связи с этим деньги хранятся главным образом из-за их особых функций как средства обращения и единицы счета, т.е. в трансакционных целях, а не в качестве главного средства сохранения богатства. Тем не менее по ряду причин они могут быть привлекательны как средство сохранения богатства.

Во-первых, деньги обеспечивают анонимность их владельца по сравнению, например, с текущим счетом в банке. Это свойство денег высоко ценится людьми и фирмами, которые занимаются незаконной деятельностью — такой, как уклонение от налогов, торговля наркотиками, контрабанда (мы упоминаем лишь некоторые из них). К примеру, налоговым службам намного сложнее контролировать платежи, если операции осуществляются в наличной форме, а не через банковские чеки; или обнаружить незаконные средства (скажем, деньги, вырученные от продажи наркотиков), когда они хранятся в наличной форме, а не на банковских счетах или в ценных бумагах. Очень сложно измерить масштабы незаконной деятельности в так называемой "теневой" экономике, но они, без сомнения, весьма велики в отдельных странах (см. вставку 8-2).

Во-вторых, если для резидентов США наличные деньги могут подавляться другими активами, такими, как облигации казначейства, за рубежом ситуация может быть иной. В некоторых зарубежных странах, переживавших периоды высокой нестабильности и высокой инфляции, ожидаемый доход от хранения долларов США вполне мог быть выше, чем доход по внутренним финансовым активам. Вместе с тем люди в этих странах могли иметь доступ к американской валюте (через "черный" рынок), но не к другим приносящим проценты долларовым активам. Если они и могли получить приносящие проценты активы, то лишь при очень высоком уровне операционных издержек. В этом случае американский доллар мог доминировать над другими активами, доступными местному населению. На самом деле имеются надежные свидетельства того, что значительная часть долларов США, находящихся в обращении, в действительности держится "в чулках" в Латинской Америке, Восточной Европе и Азии.

Экономисты употребляют термин "валютное замещение " для случаев, когда местные резиденты держат часть своего состояния в иностранной валюте; мы только что видели, почему это может происходить. Во времена крайней нестабильности резиденты могут реально начать использовать иностранную валюту не только как средство сохранения богатства, но также и как средство обращения. Таким образом, в странах с очень высокой инфляцией, где быстрое обесценение делает хранение местной валюты очень невыгодным, американский доллар часто используется как второе после местной валюты средство обращения, особенно для крупных сделок.

Вставка 8-2 —- ¦

"Теневая" экономика

"Теневая" экономика часто именуется "черным" рынком, "параллельной" или "неформальной" экономикой. Хотя консенсуса по поводу определения этого явления и не было достигнуто, мы можем спокойно использовать то, которое предложил Вито Танзи, экономист из МВФ, один из ведущих исследователей по этому вопросу: "Теневая экономика — это часть валового национального продукта, которая из-за ее отсутствия в отчетности и/или занижения ее величины не отражена в официальной статистике" .

Для объяснения этого явления имеются два вида аргументов. Во- первых, экономические агенты, стремящиеся избежать уплаты налогов, склонны занижать (или просто не декларировать) свои доходы или избегать уплаты косвенных налогов, таких, как налоги с продаж, в процессе сделок. Во-вторых, запрещение государством давно сложившихся видов экономической деятельности редко полностью устраняет их; скорее оно вытесняет их в сферу "теневой", или "неформальной", экономики. Примеров очень много — торговля наркотиками, нелегальный игорный бизнес, проституция. Общим для большинства видов незаконной деятельности, разумеется, кроме их незаконности, является масштабное или даже исключительное использование наличности как средства платежа. Таким путем "теневики" пытаются утаить сомнительные источники своей наживы, которые могут быть раскрыты с помощью чеков и других финансовых инструментов.

Если бы можно было точно измерить масштабы "теневой" экономики, она бы перестала быть таковой. Тем не менее исследователи не спасовали перед этой трудностью и, используя различные методы, получили некоторые оценки. Один из наиболее популярных методов оперирует непосредственно данными о наличии денег в обращении на основе предположения, что использование наличных денег, и особенно наличных денег крупного достоинства, тесно связано с незаконной деятельностью. К сожалению, оценки масштабов "теневой" экономики варьируются в широких пределах, и в целом ни одно из численных значений не признано безусловным для любой из стран. Для США разброс оценок составляет от 5 до 25% ВНП. На рис. 8-5 показаны интервалы оценок "теневой" экономики для 19 стран, большинство из которых индустриально развитые .

Хотя оперировать с этими данными следует с осторожностью, представляется, что все страны могут быть разделены, по меньшей мере, на две группы. В одной группе, включающей Францию, Германию, Японию, Норвегию, Швейцарию и Великобританию, доходы "неформальной" экономики составляют от 0 до 10% ВВП. В другой группе стран, включающей Бельгию, Канаду, Италию и США, есть веские основания считать, что "теневая" экономика владеет от 10 до 20% ВВП. Особняком от этих стран стоит Индия: здесь наибольший разброс оце-нок в выборке — от менее 10 до почти 50%!

"Теневая" экономика достигла значительных размеров в отдельных развивающихся странах. Речь идет о Перу, где группа исследователей под руководством Эрнандо де Сото представила массу информации по этому вопросу |8. Согласно их оценкам, "теневая", или "неформальная", экономика в Перу по величине равна почти 40% официального ВВП и использует труд приблизительно 48% экономически активного населения. Какова же причина таких громадных масштабов "теневой" экономики в Перу? Де Сото видит причину в несовершенстве действующего законодательства в стране, что сильно затрудняет деятельность фирм и индивидов в легальном секторе. Это заключение подкрепляется "полевыми исследованиями". Команда исследователей — выпускников университета попыталась законным путем зарегистрировать небольшую фабрику по производству одежды без уплаты взяток, которые, однако,

оказались абсолютно необходимыми для регистрации фабрики. Им потребовалось 289 дней (и несколько взяток) для того, чтобы получить 9 различных предварительных санкций на открытие фирмы при общих затратах, равных 32 минимальным заработным платам. Таким образом, несложно понять, почему многие будущие предприниматели избегают законного пути. 2.

Австралия Австрия Бельгия Канада Дания Финляндия Франция Германия Индия Ирландия Италия Япония Норвегия Испания Швеция Швейцария Великобритания США

Бывш. СССР

Одна из завершенных теорий спроса на деньги называется иногда теорией спекулятивного спроса на деньги. В соответствии с этой теорией, рассмотренной Кейнсом в "Общей теории" и затем Тобином и другими, спрос на деньги положителен, потому что приносящие процент активы яв-ляются рисковыми и могут реально принести потери капитала . Предположим, к примеру, что домашнее хозяйство имеет возможность выбирать между хранением денег с нулевым процентом и долгосрочными облигациями с положительной процентной ставкой, но колеблющейся ценой. Даже если средний доход по облигации положителен, может случиться так, что домашнее хозяйство потеряет часть капитала. Если доступны только эти два актива, то не склонное к риску домашнее хозяйство (стремящееся снизить риск) захочет хранить некоторую часть своего богатства в безопасной денежной форме, даже если в среднем альтернативный актив обеспечивает безопасную ставку дохода. (Более полное обсуждение выбора портфеля в условиях риска см. в гл. 20.)

Спекулятивный спрос на деньги может быть значительным только в том случае, когда нет другого безопасного ликвидного актива, кроме денег. Однако к большинству развитых экономик эта теория теперь уже неприменима из-за доступности безопасных краткосрочных активов, приносящих положительный процент и не вызывающих риска потери капитала. Наилучшим примером такого актива является краткосрочный вексель казначейства, который практически безопасен и приносит положительный доход. Такого рода активы доминируют над деньгами благодаря тому, что они столь же нерискованны, но приносят больший доход.

Скорость обращения денег

Скорость обращения денег в кругообороте доходов (К) есть отношение национального дохода (обычно ВНП) к количеству денег в обращении, вытекающее из соотношения (MV = PQ) количественной теории денег:

У,Ж. (0..4)

Это отношение именуется "скоростью", поскольку его можно понимать как число оборотов, которое каждая единица денег совершает в экономике за определенный период (как правило, год). В США при ВНП, равном 5201 млрд. долл., и предложении денег (Ml), равном 795 млрд. долл. в 1989 г., каждый доллар должен был обслужить 6,5 долл. конечного спроса, так что число оборотов МІ в течение года должно было составить 6,5.

Заметим, что при М и Кв уравнении (8.14) имеется индекс. Это связано с существованием различных определений денег (Mh, Ml, Ml и т.д.), и каждому из них соответствует своя скорость обращения. Таким образом, мы будем также иметь Vh, VI, V2 и т.д. Если в 1989 г. V\ (соответствующая Ml) составляла 6,5, то VI (соответствующая Ml, равному в 1989 г. 3222 млрд. долл.) составляла 1,6.

Другое понятие скорости обращения денег известно как трансакци- онная (операционная) скорость. Она определяется как число оборотов денежной массы за данный период, необходимое для обеспечения совокуп

ного объема сделок в экономике. Легко видеть, почему объем сделок за конкретный год намного превышает размер дохода: всякий раз, когда товар перепродается одним агентом другому, новый доход не создается. Таким образом, трансакционная скорость обращения денег всегда выше, чем соответствующая скорость в кругообороте доходов.

Рисунок 8-6 иллюстрирует скорость обращения денег соответственно для Mh, Ml и Ml в США за период 1960—1990 гг. Отметим тенденцию по-вышения скорости обращения Mh и Ml и долгосрочную стабильность для Ml. Долгосрочная тенденция повышения Vh и V] наиболее часто связывается с технологическими изменениями, такими, как электронные банковские автоматы и широкое использование кредитных карточек, позволяющими домашним хозяйствам экономить на денежных (кассовых) остатках. Другим стимулом экономии на денежных остатках является долгосрочный рост средних темпов инфляции и номинальных процентных ставок с начала 60-х годов. Но скорость обращения Ml при этом не увеличилась, пред-положительно, по той причине, что Ml приносит проценты, а также потому, что многие изменения банковских технологий реально приводили к использованию приносящих проценты Ml вместо МИ.

Модель Баумоля—Тобина может быть использована и в качестве теории скорости обращения денег. В этой модели мы получили выражение для MD — соотношение (8.12), которое может быть трансформировано в выражение для V:

у _ PQ ( 1/2

М'

т •

о I і і і і I і і і і 1 і і і і I і і і і I і і і і I і і і і I

1960 1965 1970 1975 1980 1985 1990 (п)

Годы

—— Денежная база — — - Ml Ml

n = предварительная оценка

Рис. 8-6

Скорость обращения денег в кругообороте доходов в США, 1960—1990 гг. (Из Economic Report of the President, 1991. Tables B-l u B-69.)

Это соотношение позволяет сформулировать ряд прогнозов о влиянии экономических факторов на скорость обращения денег. Во-первых, сам по себе уровень цен не воздействует на скорость обращения. Удвоение уровня цен при тех же уровнях реального дохода, реальных трансакцион- ных издержек и номинальной процентной ставки не оказывает никакого воздействия на V.

Во-вторых, процентные ставки, конечно, имеют существенное влияние на скорость обращения денег. Мы знаем, что по мере роста і домашние хозяйства экономят на своих денежных остатках, все чаще обращаясь в банк. Следовательно, данному уровню Q соответствует снижение MD/P. Результат заключается в том, что более высокие процентные ставки ведут к возрастанию скорости обращения денег. Эта важная зависимость была подтверждена эмпирическими данными, и она играет ключевую роль в нашем анализе в последующих главах.

В-третьих, на скорость обращения денег воздействует рост реального дохода. Мы уже отметили, что эластичность спроса на деньги по реальному доходу в модели Баумоля—Тобина равна 1/2. При росте реального дохода реальный спрос на деньги тоже возрастает, хотя и меньшими темпами. Таким образом, отношение дохода к количеству денег имеет тенден-цию к росту, свидетельствуя о том, что скорость обращения денег должна быть возрастающей функцией от реального дохода. Это, безусловно, повторяет и подкрепляет наше прежнее утверждение об экономии денежных остатков в результате действия эффекта масштаба.

Наконец, мы можем заметить, что скорость обращения денег представляет собой убывающую функцию от b — уровня реальных операционных издержек, связанных с конвертацией в деньги активов, приносящих проценты. На практике b в значительной мере испытывает воздействие со стороны как технологических нововведений, так и финансового регулирования. Изменения в банковской технологии, такие, как введение кредитных карточек, электронных систем или банковских автоматов, позволяют совершать сделки без посещения банка. Поскольку банковское законодательство определяет условия, при которых приносящие проценты активы могут быть конвертированы в чековые счета или наличность, они также воздействуют на доступность и издержки конвертации в деньги приносящих проценты активов.

Соотношение (8.15) дает особое выражение для К в модели Баумоля—Тобина. Скорость обращения денег в кругообороте доходов может быть выражена в более простой форме, как возрастающая функция от процентной ставки и реального дохода:

У-У(і,(і). (8.16)

+ +

Далее, в гл. 10, мы рассмотрим еще более простой случай. Предположим, что К есть функция только процентной ставки:

V= V(i). (8.16')

Соотношение (8.16') соответствует ситуации, когда эластичность спроса на деньги относительно дохода равна 1. Тогда отношение М/Р может быть представлено как Q/V(i).

<< | >>
Источник: Сакс Дж.Д., Ларрен Ф.Б.. MACROECONOMICS IN THE GLOBAL ECONOMY, Макроэкономика. Глобальный подход. 1996

Еще по теме 8-3. Спрос на деньги:

  1. Глава 8. Спрос на деньги
  2. СПРОС НА ДЕНЬГИ
  3. 8-4. Эмпирический анализ спроса на деньги
  4. 8-2. К построению теории спроса на деньги
  5. Глава 26Денежный рынок: спрос на деньги, предложение денег, равновесие на денежном рынке
  6. Глава 8. Выбор потребителя и функция спроса. Индивидуальный и рыночный спрос
  7. 2.1. Спрос на товары и услуги. Факторы, определяющие спрос
  8. Деньги
  9. деньги
  10. 29. Деньги и их функции