<<
>>

Глобальный гуууглинг


Менг-Инг Ли, 26-летний уроженец Тайваня, – самый что ни на есть «глобальный гуглер». Он представитель нового поколения компьютерных пользователей. Используя функции поиска и перевода, он попадает в любой уголок земного шара и любой часовой пояс, узнает последние новости и биржевые сводки, общается с родственниками и друзьями, разбросанными по разным континентам.
Вежливый, энергичный и целеустремленный Ли сел за компьютер довольно поздно, однако быстро разобрался что к чему – во многом благодаря простоте и доступности Google. Как и миллионы других пользователей, которые познакомились с Интернетом в новом тысячелетии, он не представляет себе Всемирную сеть без Google. Когда в 2001 году Ли приехал в Соединенные Штаты Америки после службы в тайваньской армии, он немного знал английский, а вот компьютером пользоваться не умел вовсе. Как участник программы обмена, Ли стал студентом Международного университета им. Уэббера (штат Флорида), где изучал менеджмент гостиничного бизнеса и, что немаловажно, овладевал навыками работы на персональном компьютере.
Сегодня Ли, слушатель программы МВА университета Северной Виргинии, днем собирает информацию на английском, необходимую ему для работы в университетских проектах, а ночью «гуглит» на родном китайском. Высокоскоростной канал позволяет не выходя из дома изучать котировки акций, читать новости США, Китая и Тайваня, а также просматривать результаты матчей Национальной баскетбольной лиги, на которые он время от времени делает ставки. Но поскольку большая часть информации в Сети доступна только на английском, Ли заходит и на англоязычные страницы, пользуясь гугловской функцией перевода веб-страниц. Иной раз он вводит предложение с незнакомыми словами в окно перевода на Google, чтобы хотя бы приблизительно понять их смысл, и попутно старается выучить новые выражения. Главную страницу Google он сделал домашней. (В суши-ресторане, где работает Ли, рассыльные тоже частенько пользуются Google, чтобы сверить адрес или уточнить маршрут.) Молодой человек со средним достатком, который только недавно приобщился к миру высоких технологий, теперь имеет доступ к самой разнообразной информации – в основном, благодаря Google. Он имеет возможность пользоваться плодами революции в сфере интернет-технологий и электронной коммерции, произошедшей во второй половине 1990-х, так как сегодня на первые роли выходят интернет-проекты второго поколения. Он с воодушевлением рассказывает о своих университетских друзьях, студентах из Швеции и Болгарии, у которых уже есть свой бизнес в Сети. Ли тоже собирается открыть свое дело. Хотя родители Ли обосновались в Калифорнии, сам он связывает свое будущее с Тайванем и Китаем – огромным рынком, на который уже пришел Интернет. Переписываясь по электронной почте с друзьями и отыскивая с помощью Google необходимую информацию, он зондирует почву, изучает перспективы выхода на этот рынок и параллельно продолжает работать в сфере услуг. Ли не откладывает на завтра то, что можно сделать сегодня, потому что прекрасно видит возможности, открывающиеся перед ним, и знает, что ему доведется столкнуться с конкуренцией – и у конкурентов тоже будет Google.
К началу 2003 года десятки миллионов людей ежедневно работали с Google на родном языке, выбирая интерфейс из списка, насчитывающего около сотни позиций.
Набирая в окне поиска слова и фразы на греческом, латыни, гэльском, хинди, украинском, урду, хорватском, чешском, эсперанто, персидском, португальском, норвежском, шведском, испанском, суахили, тайском, малайском, африкаанс, мальтийском, китайском, японском, тагальском, баскском, исландском, итальянском, индонезийском, голландском, датском, зулусском, корейском, валлийском, немецком, французском, арабском, иврите, латышском, литовском, румынском, словенском, русском, финском и английском, а также, смеха ради, на поросячьей латыни
, Клингоне
, наречиях Элмера Фуда
и шведского шеф-повара Борк-Борк-Борка
, они искали на Google информацию буквально обо всем: о предметах первой необходимости, интернет-магазинах, образовании, видах активного отдыха, ну и, конечно, о сексе.
Бизнесмены, инвесторы и юристы во всем мире взяли себе за правило гуглить своих будущих партнеров, прежде чем заключать сделку. Писатели, работая над книгой (в том числе над этой), собирают факты и досье с помощью Google. Высокопоставленные чиновники сами ищут на Google важные документы, не доверяя это дело своим помощникам. Ученые, работающие над сложными научными проблемами, загружают с Google генетический код человека и частенько обнаруживают зависимости, о которых они раньше и не догадывались. Тинейджеры, желающие раздобыть текст популярной песни, просто набирают в строке поиска соответствующие слова. Искусные шеф-повара и проголодавшиеся таксисты, имея в холодильнике остатки продуктов, вводят в Google названия ингредиентов, чтобы найти блюдо быстрого приготовления. Агенты ЦРУ с помощью Google отслеживают деятельность террористических организаций. Программисты, чтобы получить ответы на интересующие их вопросы, предпочитают обращаться не к книгам или коллегам, а к Google. Больные гуглят свои болезни. Работники гуглят своих боссов. Спортсмены гуглят своих соперников. А любители путешествий (в том числе те, которые передвигаются только на инвалидной коляске) пользуются Google для того, чтобы собрать информацию о далеких странах и городах.
«Совсем недавно Google помогла мне устроить в Чили собственное бракосочетание, – говорит заядлая путешественница Эрика Смит из Вифлеема (штат Пенсильвания), одна из сотен пользователей Google, с которыми побеседовали авторы этой книги. – Имея под рукой хороший путеводитель и Google, я составила план предстоящей поездки не вставая с дивана. Я никогда не была в Чили, но смогла обойтись без услуг турагентства – раздобыла всю необходимую информацию сама».
Мэтт Стедина, строитель из Вермонта, подрабатывающий гидом для рыболовов, обращается к Google, чтобы больше узнать о своих соперниках на предстоящих турнирах по рыбной ловле. «Мне интересно, откуда эти парни, на какие организации они работают и как часто водят туристов в походы, – говорит он. – Google помогает даже мне, строителю, не шибко разбирающемуся в компьютерах. Благодаря ей мир стал компактнее».
Марку Кордоверу, управляющему частным страховым фондом, очень пригодились рекламные ссылки на Google, когда он занимался ремонтом своего дома. «Мне понадобились болты из нержавеющей стали. Я поехал в супермаркет стройматериалов Ноте Depot, но вернулся домой два часа спустя с пустыми руками», – рассказывает Кор-довер. Набрав слово «болты» в окне поиска на
Google com,он нашел двенадцать фирм, у которых можно было приобрести необходимые болты. «Даже если бы рекламные ролики какой-то из этих фирм крутились во время трансляции суперкубка по футболу, я бы не обратил на них никакого внимания, однако, когда у меня возникла потребность в болтах из нержавеющей стали, их рекламные объявления пришлись очень кстати. Эти фирмы платят Google за возможность появиться на страницах с результатами тогда, когда они действительно нужны».
Майкла Сладека, менеджера Skee-Ball, производителя игровых автоматов, на Google привлек «классный и притом бесплатный блокиратор всплывающих рекламных окон» на панели инструментов браузера. А еще Сладеку понравилось то, что результаты поиска располагаются ближе к центру страницы, а целевые рекламные объявления – в колонке справа. «Первым делом Google дает ответ на запрос, ну а потом, если хочется, можно покликать по рекламным ссылкам, – отмечает Сладек. – Их реклама не такая навязчивая».
Как утверждает журнал Wired, среди богатых и знаменитых есть особая категория, именуемая «суперпользователи Google». Они не только гуглят сведения о себе или о происходящем в стране и в мире, но и ищут интересную информацию, которая помогает им в работе. Гари Трудо, карикатурист, создавший знаменитую серию сатирических комиксов «Дунсбери», гуглит, не отрываясь от своего основного занятия. «Google – это мой ассистент быстрого реагирования. Когда подходит срок сдачи работы, я пользуюсь его услугами, чтобы проверить правильность написания иностранных слов, отыскать изображение интересующей меня техники, найти точную цитату того или иного политического деятеля, проверить состояние счета, перевести фразу или исследовать подноготную какой-то компании. Это универсальная удочка для извлечения информации».
Трудо отнюдь не единственный представитель искусства, регулярно пользующийся Google. Джон Гаэта, специалист по визуальным эффектам, принявший участие в создании трилогии «Матрица», признался корреспонденту Wired, что тоже относит себя к поклонникам этого поискового сервера. «За прошедшую неделю Google изменила и обогатила мои познания о тюльпанах, психологии, японской обуви на платформе, жестоких африканских диктаторах, трехмерных обоях, острых блюдах из курицы, облицовке джакузи, методах обработки изображений живых тканей, гигиене собак породы чихуахуа и о многом другом. Благодаря Google я сегодня уже не тот, каким был неделю назад».
Сервисы Google, в том числе Google News, тоже пользуются огромной популярностью – в особенности в столице, населенной преимущественно «пожирателями новостей». «Я не могу себе представить жизнь без Google News, – говорит Майкл Пауэлл, глава Федеральной комиссии по коммуникациям. – Тысячи источников ип формации со всего мира дают возможность всем, у кого есть доступ в Интернет, постоянно быть в курсе событий. Разнообразие точек зрения просто поражает». Уэс Бойд, президент компании
MoueOn org,пропагандирующей прогрессивные политические взгляды, говорит: «Google – это нечто потрясающее. Благодаря ей я здорово повысил свой IQ. Я могу отыскать ссылку или цитату за считанные секунды, а также выяснить, кто мой собеседник и чем он известен. Это мне здорово помогает, поскольку каждый день мне приходится иметь дело с десятками людей».
Майкл Чабон, автор «Удивительных приключений Кавалера и Клея», замечает: «У писателей прошлого были абсент, виски и героин. У меня же есть Google. Я захожу на сайт, рассчитывая погуглить минут пять, а потом вдруг обнаруживаю, что прошло уже семь часов, я написал аж 43 слова, но зато знаю названия всех серий «Няни и профессора»». Для Мэтта Гренинга, создателя и исполнительного продюсера мультсериала «Симпсоны», Google тоже стала неотъемлемой частью бытия: «Я не установил Google домашней страницей, но это для меня не принципиально. Я пользуюсь ею, когда хочу узнать, что обо мне пишут в Сети, когда хочу посмотреть новости и вообще всякий раз, когда мне нужно что-то выяснить».
«Мне сложно это объяснить, но у меня возникло странное ощущение, что меня гуглят»
© Из коллекции 2002 года журнала The New Yorker Рис. Чарльза Барсотти,
cartoonbank com.Все права защищены.
Ни один бренд не смог завоевать мирового признания так же быстро. Название компании стало синонимом слова «искать» не только в английском, но и в ряде других языков: в немецком – googelie, финском – googlata и японском – gиgиrи.
Однако высокоскоростной доступ к Google есть не у всех. К примеру, в некоторых странах Западной Африки Интернет все еще очень дорог, да и скорость оставляет желать лучшего, так как преобладают устаревшие компьютеры и телефонное подключение. Многие, особенно представители подрастающего поколения, наслышаны о Google и хотели бы использовать ее для поиска информации и самосовершенствования, однако инфраструктура пока что не соответствует спросу. В истерзанной войной Либерии Принс Чарльз Джонсон III, окончивший колледж и работающий водителем при представительстве ООН, часто пользовался Google при работе над домашними заданиями по экономике и менеджменту. Сегодня он регулярно читает новости об американской политической жизни и о президенте Буше. «Я обожаю этого парня, – пишет Джонсон. – Именно благодаря Google я знаю всю первую семью Америки – Лору, Барбару, Дженну, пса Барни, щенка Бизли и кота Вилли». Правда, Джонсон в несколько привилегированном положении: у него Интернет есть на работе, а подавляющее большинство либерийцев не могут себе позволить платить 2 доллара в час (стандартный тариф в местных интернет-кафе).
В соседней Гвинее Интернет дешевле, но там нередки перебои с электричеством. В столичном интернет-кафе «Кибер Ратома» франкоязычные гвинейцы заходят на
Google fr,чтобы поискать сайты об учебе за границей, собрать информацию о потенциальных деловых партнерах, найти необходимые лекарства. Как и Менг-Инг Ли, пользователи быстро приходят к выводу что в Сети преобладают англоязычные ресурсы, но они первым делом обращаются не к электронным словарям, а за помощью к тем, кто знает английский, например к владельцу интернет-кафе Диалло Мамаду Сарифу. По словам Сари-фу, скорость Google и простота ее интерфейса значительно облегчают интернет-серфинг, столь утомительный в развивающихся странах.
Глобализация, начавшаяся в 1960-е годы с появлением реактивных авиалайнеров и ускорившаяся в 1990-е со снижением тарифов на международные телефонные переговоры и внедрением электронной почты, новый толчок получила благодаря поисковику Google и его производным. Географические барьеры при обмене информацией и товарами были устранены. Где бы вы ни находились, вы можете пообщаться с незнакомым человеком с другого континента и погуглить его, если хотите изучить его биографию, узнать, как он выглядит (при помощи «Поиска картинок»), найти его номер телефона и адрес его веб-сайта или взглянуть на фотографию его дома, полученную с помощью спутника.
Вместе с тем практика гугления породила ряд сложных вопросов, связанных с этикой и правом на личную жизнь, – вопросов, которые требуют тщательного изучения. Подобно тому как появление мобильных телефонов и электронной почты повлекло за собой новые принципы общения, Google вынудила людей принять новые принципы взаимодействия. Где пролегает граница между безобидным поиском информации о человеке и киберпреследованием? Должен ли один человек говорить другому, что прогуглил его, или же ему лучше сделать вид, что он не знает деталей, с которыми ознакомился в процессе поиска? Пока в Интернете размещается информация личного характера и даже при поверхностном поиске можно наткнуться на деликатные или щекотливые подробности, ответить однозначно на эти вопросы сложно.
Реалии сегодня таковы, что Интернет изобилует устаревшей, противоречивой и неточной информацией. Довольно много сайтов, с удовольствием тиражирующих слухи и сплетни, и даже заслуживающие доверия веб-сайты, случается, с запозданием обновляют цифры и факты, что вызывает раздражение как у «гуглящего», так и у «гутлимого». Многим не нравится то, что при поиске картинок всплывают старые фотографии или фото, выставляющие человека в неприглядном свете. Такие «картинки» крайне сложно удалить из Интернета, не говоря уж о том, чтобы выйти на тех, кто вбрасывает их в Сеть. Если не верите, спросите у Сергея Брина, несколько фотографий которого, сделанных во времена учебы в Стэнфорде (на одной из них он запечатлен в женской одежде), до сих пор гуляют по Интернету.
К радости «киберищеек» и неудовольствию «киберпреследуемых», старым веб-страницам даруется жизнь после смерти, поскольку Google сохраняет (кэширует) копию каждой загружаемой ею страницы. Таким образом, даже если веб-мастер и удалил ту или иную информацию со своего сайта, поисковик Google все равно находит и «воскрешает» ее. Разработчики портала Wayback Machine («Машина времени»), обслуживаемого некоммерческой организацией Internet Archive, пошли еще дальше: они собрали впечатляющий архив, в котором имеются все сайты и страницы, которые когда-либо появлялись в Сети (начиная с 1996 года). Ссылку на этот архив можно найти и при поиске на Google. В этом архиве хранятся, к примеру, ранние версии сайта Google, а также домашние страницы докторантов Стэнфорда Пейджа и Брина.
Конечно, можно было бы не придавать значения угрозам, которые несет в себе беспорядочное гугление, однако речь здесь идет об основных правах человека. Соискатели работы, имевшие проблемы с законом и желающие вычеркнуть из памяти опрометчивые поступки или криминальное прошлое, могут обнаружить, что они беззащитны перед каким-нибудь гуглером. Между тем, охват и влияние Google продолжают расти, и остается лишь надеяться, что киберпреследованием заинтересуются компетентные органы и будут разработаны и приняты законы, регулирующие розыскную деятельность в Сети.
Новые реалии тонко подметил автор юмористического рисунка, опубликованного в одном из номеров журнала New Yorker за декабрь 2002 года: один обыватель в баре за стаканчиком виски говорит другому: «Мне сложно это объяснить, но у меня возникло странное ощущение, что меня гуглят».
Студенты всех возрастов активно пользуются Google, несмотря на то что преподаватели и профессора настойчиво советуют своим подопечным отдавать предпочтение узкоспециализированным поисковым серверам, работать с литературой в библиотеке, ходить на консультации и применять другие традиционные, проверенные временем способы сбора информации.
Среди преподавателей нет единого мнения относительно достоинств Google. Одни утверждают, что она развращает студентов, поскольку благодаря ей можно быстро найти и «скачать» готовые работы, и оказывает негативное влияние на сам процесс обучения, так как пропагандирует не прилежное штудирование материалов, а быстрое исследование ресурсов Сети. Другие ее хвалят, отмечая, что благодаря ее простоте заниматься поиском оригиналов документов и аналитических материалов можно в любое время суток и что она сводит к минимуму социальные различия, обусловленные тем, в каком университете учатся студенты, каково их материальное положение, какую библиотеку они имеют возможность посещать. Они поддерживают стремление Google обеспечить свободный доступ к информации, в том числе касающейся научных исследований.
Как бы ни относились преподаватели к Google, большинство студентов считает, что она очень помогает в процессе учебы. Так, Даниэль Сабидо, второкурсник университета Пенсильвании, пишет:
Я начал пользоваться Google, еще когда этот сервер работал в режиме бета-тестирования, и почти каждую неделю я узнаю что-то новое. А недавно стал использовать его и как калькулятор, поскольку обнаружил, что, если набрать, скажем, «3+4=», Google посчитает и выдаст результат. Он также здорово помогает на кухне, особенно таким, как я, студентам-иностранцам, привычным к метрической системе. Если набрать «4 галлона в пинтах», она выдает число в пинтах.
Лора Кунихэн, студентка университета Пенсильвании:
Мир полон самых разных вопросов. Правда ли, что лебеди свирепы? Действительно ли Дженнифер Лопес в самом начале своей карьеры изменила форму носа с помощью пластической операции? Что означает фраза «умер рыцарский дух»? У Google есть ответы на эти вопросы. Я пользуюсь этим поисковиком по несколько раз на день.
Студентка и сотрудница университета Пенсильвании Джоанна Мюррей:
Каждый год наша кафедра должна предоставлять сведения о текущем месте работы каждого выпускника. В нашей базе данных выпускников содержится только та информация, которую они сами предоставляют (к тому же многие из них «прячутся» от нас!). Поиск на Google дает более точные результаты, да и времени тратится меньше.
Питер Фейдер, профессор маркетинга в Уортонской бизнес – школе при Пенсильванском университете, называет себя «фанатом Google», однако считает, что студентам не следует всецело полагаться на поисковик. «Он настолько хорош, что у вас создается впечатление, что можно объять необъятное, – говорит он. – Это не совсем так, особенно если вы занимаетесь серьезными научными исследованиями». Большая часть Интернета скрыта от обычных пользователей, а потому важно знать, в каких случаях другой ресурс – к примеру, узкоспециализированная база данных – даст более полные результаты. «Я абсолютно доверяю Google во всем, что она делает, но я же не прошу ее сделать мне гренки».
Что Фейдер у нее просит – причем почти ежедневно – так это картинки, которые он использует в качестве иллюстраций на лекциях по маркетингу. «На каждой лекции я демонстрирую своим студентам по шесть-семь картинок, найденных с помощью Google», – отмечает Фейдер. Так как на Google можно быстро находить ссылки на научные работы, ею также пользуются при найме преподавателей, чтобы определить, какое трудоустройство им следует предложить – временное или постоянное. «С помощью Google, – говорит Фейдер, – вы можете познакомиться с основными положениями интересующих вас научных работ».
На планете пользователей Google существует небольшая группа поклонников, которые внимательно следят за каждым шагом своего кумира и играют роль редакционного и консультационного совета.
Большинство из них (а почти все они – мужчины) имеют основную работу и не стремятся к карьере в журналистике, но у них есть живой интерес к технологии поиска и веб-сайт, на котором они делятся своими соображениями по тем или иным вопросам.
Филипп Ленсен, 28-летний программист из Германии, влился в ряды «профессиональных наблюдателей за Google» во время вынужденного бездействия в Кучинге (Малайзия), куда он приехал работать. Находясь в подвешенном состоянии из-за проблем с разрешением на работу, он коротал время в местных интернет-кафе, работая над своими проектами и почитывая статьи о поисковых машинах. Когда он стал делать в своем онлайн-дневнике записи, касающиеся Google – в основном о том, о чем сам хотел бы узнать, – то обнаружил, что их читают и другие. Ленсен поначалу окрестил свой дневник «Googlosophy Blogoscoped» («Блогоскопированная гуглософия»). Название в стиле комик-труппы «Монти Пайтон» как нельзя лучше соответствовало псевдонаучному, шутливому тону его записей. Но позже, дабы избежать конфликта с Google (ее маркетинговая политика не допускает использования в названиях слов, образованных от «google»), он сократил его до «Google Blogoscoped».
Благодаря оригинальному названию сайт Ленсена выделялся на фоне других блогов, которых в Сети великое множество. Блоги (а слово «blog» произошло от слияния слов «web» – сеть и «log» – журнал) представляют собой персональную домашнюю страницу, на которой время от времени пользователь делает записи на самые разные темы – от садоводства до путешествий. Большинство блогов для своих владельцев – просто хобби, но отдельные дневники из А-списка имеют солидную читательскую аудиторию. На популярных блогах-партнерах Google размещаются рекламные объявления, тематически связанные с контентом страницы, которые приносят их собственникам реальный доход.
Количество посетителей сайта Ленсена росло, и он заключил соглашение с Google о размещении рекламы. Поначалу доход был небольшим, но через какое-то время сайт стал приносить хорошую прибыль. Избавив компании от необходимости обзаводиться отделом продаж и устранив ограничения, не позволявшие развиваться маленьким фирмам, Google создала качественно новую структуру, охватившую небольшие и независимые интернет-компании.
«Я доволен не только тем, что получаю деньги (от Google), но и тем, что она поставляет мне релевантные рекламные ссылки», – говорит Ленсен. Как надписи Armani и Donna Karon New York на витрине повышают привлекательность бутика, так и наличие текстовых рекламных объявлений от Google делает более привлекательным контент любого блога. По словам Ленсена, те тысячи пользователей, которые постоянно читают его «Google Blogoscoped», проживают в разных уголках земного шара. Он размещает на сайте свои комментарии, аналитические материалы, новости, интервью со специалистами, а также сообщения «из первых уст», которые с удовольствием подхватывают другие блоггеры. Наибольший резонанс вызвало сообщение о сотруднике Google, который в своем онлайн-дневнике приоткрыл завесу над офисной жизнью компании, за что был немедленно уволен. «Конечно, на «Гуглгейт» это не тянуло, – замечает Ленсен, – но мое сообщение подхватили и растиражировали ведущие информационные порталы».
Когда Google запустила свой официальный блог, сайт Ленсена наряду с сайтами двух десятков других блоггеров можно было найти в разделе «What We're Reading» («Что мы читаем»). Упоминание на блоге Google стало для них своеобразной коронацией со стороны компании, за которой они столь пристально наблюдают. У Ленсена и других почитателей Google есть свои поклонники, посещаемость их сайтов растет, и благодаря участию в системе Google они получают реальную прибыль.
Первоапрельская шутка
Весной 2004 года Google уже нежилась в лучах заслуженной славы, но Ларри и Сергей, не успокоившись на достигнутом, готовились снова удивить мир – на сей раз уникальной почтовой службой. Взяв за основу раскрученный бренд Google, они назвали свое новое детище «Gmail» – именем, легко запоминающимся и окруженным ореолом добропорядочности. Инвестор Google Майкл Мориц в течение нескольких лет твердил, что в Интернете люди большую часть времени посвящают общению и поиску информации. Для Google, доминировавшей в сфере поиска, теперь логичным шагом был бы запуск почтовой службы, которая привлекла бы новых пользователей и способствовала развитию бренда. Дабы сохранить элемент неожиданности, руководители Google всю информацию о новом проекте держали в тайне.
С запуском Gmail Ларри и Сергей хотели произвести фурор на рынке интернет-технологий. Компьютерным пользователям нужно было предложить такой сервис, который намного превосходил бы почтовые службы Microsoft, Yahoo, AOL и других компаний. Gmail была совершеннее, удобнее в использовании и дешевле – в противном случае она не вызвала бы никакого отклика у пользователей, а ее создатели не продемонстрировали бы тот высокий класс, к которому все привыкли. Помимо этого, уставшие от несовершенных почтовых программ, теперь они могли доставить себе удовольствие и разработать такую почтовую службу, о которой сами мечтали. Первым делом они определили проблемные вопросы, которые Google могла с легкостью разрешить, используя мощный технический арсенал. К примеру, у пользователей были большие сложности с поиском и извлечением старых электронных писем. America Online автоматически удаляла электронные сообщения через 30 дней после отправки (получения), чтобы не росли расходы на техническое обслуживание системы. Растущую гору электронных писем интернет-пользователь мог хранить либо на жестком диске своего компьютера (что значительно уменьшило бы скорость операций), либо в дополнительном ящике, который Microsoft, Yahoo! или другая компания предоставляли за отдельную плату.
Движимые стремлением нанести сокрушительный удар по конкурентам и поразить пользователей, Ларри и Сергей вместе с командой программистов вплотную занялись этими и другими вопросами. Чтобы новый сервис стал хитом, они решили предоставлять (разумеется, бесплатно) всем желающим электронный ящик объемом один гигабайт (1000 мегабайт). Для сравнения: объем бесплатного почтового ящика Microsoft составлял тогда 2 мегабайта, a Yahoo! – 4 мегабайта. Мощная компьютерная сеть Google с легкостью позволяла это сделать. «Гуглоснащение» – сочетание мощных процессоров и программного обеспечения, которое вывело поиск на качественно новый уровень, – теперь стало верой и правдой служить и пользователям электронной почты. Один гигабайт – это действительно много. Google объявила, что пользователям Gmail вообще не придется удалять электронные письма.
Помимо этого, пользователи смогут мгновенно находить нужные сообщения, им не придется думать об их сортировке и хранении. Поиск на Gmail будет быстрым, эффективным и удобным, как и поиск на Google. Именно поэтому новый сервис сразу пришелся по вкусу сотрудникам компании, опробовавшим его в стенах Googleplex. Хотя они никому не рассказывали о новой почтовой службе, компьютерные пользователи с нетерпением ждали дебюта Gmail в «большом Интернете».
Чтобы заставить мир говорить о своем новом продукте – а ведь именно благодаря людской молве Google стал ведущим поисковым сервером, – компания для начала предложила опробовать его тысяче случайным образом отобранных пользователей, а позже разрешила каждому из них завести ящики на Gmail для родственников и друзей. Этот шаг позволил выявить и устранить недостатки и дефекты. Предоставляя пользователям бесплатный почтовый ящик объемом один гигабайт, Google тем самым демонстрировала, что она в состоянии удовлетворить любые их потребности.
В отличие от большинства других продуктов Google, Gmail стала приносить прибыль уже на стадии тестирования. Поскольку спрос на рекламу стабильно рос, компании необходимо было увеличивать количество рекламных площадей. Ларри и Сергей, недолго думая, решили помещать небольшие рекламные объявления в письмах по тому же принципу, что и на страницах поиска, – в колонке справа. Такие рекламные объявления будут «релевантны контексту» – то есть тематически связаны со словами, содержащимися в электронных сообщениях. Эта бизнес-модель уже доказала свою эффективность. Предоставляя рекламодателям дополнительную площадь в сети Google, Gmail станет еще одним источником прибыли и катализатором роста.
Если смотреть на мир сквозь сине-красно-желто-зеленые очки (цвета логотипа Google), то эта идея кажется замечательной во всех отношениях. И ни Ларри, ни Сергею, ни ведущим специалистам Google не пришла в голову мысль, что солидные и уважаемые люди могут очень неодобрительно отнестись к тому, что компьютеры Google читают электронные письма и помещают в них рекламные объявления. Пребывая в виртуальной реальности, они не разглядели на горизонте реальность политическую, с которой им вскоре предстояло столкнуться. Разработчики программного обеспечения, находившиеся в своего рода вакууме, не посоветовались со знающими людьми, не поинтересовались мнением той тысячи пользователей, которые первыми открыли почтовые ящики на Gmail, и не предприняли ничего, чтобы предупредить волну возмущения, вызванную заявлениями о том, что почтовая служба посягает на неприкосновенность частной жизни. А ведь под угрозой оказалась репутация Google. Для двух основателей, гордившихся своим интеллектом и широким кругозором, это стало хорошим уроком: ум, не сообщающийся с внешней средой, может сыграть с человеком злую шутку.
Чтобы привлечь к Gmail больше внимания, Ларри и Сергей решили объявить о запуске нового сервиса 1 апреля 2004 года. Прежде первоапрельские объявления Google неизменно оказывались розыгрышем, а потому сообщение о том, что на Gmail можно будет открыть бесплатный ящик объемом один гигабайт, журналисты и компьютерные пользователи наверняка сочтут первоапрельской шуткой. Будет много разговоров, вопросов, пересудов, и в результате интерес к новой почтовой службе дойдет до точки кипения – а именно это им и нужно было.
Первого апреля 2004 года Google опубликовала пресс-релиз, озаглавленный «Поиск – интернет-операция номер два, электронная почта – номер один. «Железно!» – говорят основатели Google». В нем говорилось, что на разработку Gmail Брина и Пейджа побудила жалоба одной их знакомой на плохое качество существующих почтовых программ. «Она посетовала, что у нее полдня уходит на преобразование электронных писем в файлы и поиск нужных сообщений, – пояснил Ларри Пейдж. – А после этого ей еще приходится удалять ненужные письма, чтобы ее четырехмегабайтный ящик мог принимать почту. И она поинтересовалась у нас, можем ли мы решить эту проблему».
Через пару месяцев на свет появилась Gmail. «Если проблемы с электронной почтой есть у пользователя Google, значит, проблемы с электронной почтой есть и у нас, – заметил Брин. – И хотя разработать Gmail оказалось несколько сложнее, чем мы предполагали, сегодня мы уже можем предложить этот сервис девушке, которая тогда обратилась к нам». Пейдж и Брин отметили, что для начала Google предоставит доступ к новому сервису тысяче пользователей-«испытателей», и выразили надежду, что «Gmail станет популярной».
В пресс-релизе не сообщалось о том, что Google собирается размещать в письмах рекламу. Об этом представителям СМИ рассказал Уэйн Роузинг, в то время вице-президент по разработкам. «В процессе работы над Gmail мы провели ряд экспериментов, в том числе с целевыми рекламными объявлениями, – сообщил он. – Мы анализировали различные тексты, и в итоге нам удалось осуществить задуманное». Открыв доступ к работе с Gmail в первую очередь пользователям-«испытателям», Google рассчитывала тем самым повысить интерес к своей почтовой службе у широких масс. «Мы полагаем, что за относительно короткий период времени пользователями Gmail станут миллионы, а то и десятки миллионов человек».
Когда стало известно, что Google планирует размещать в электронных письмах рекламу, политики и организации по защите права на неприкосновенность частной жизни обрушили на компанию волну критики. В Массачусетсе на рассмотрение сената штата был внесен закон, направленный против Gmail. Шокированные правозащитники потребовали от компании немедленно закрыть Gmail и начали сбор подписей против размещения рекламы в электронных письмах. Один калифорнийский сенатор заявил, что, если Google не откажется от своих планов, он будет настаивать на запрете Gmail. Разработанный им соответствующий законопроект прошел юридический комитет сената штата лишь с одним голосом «против». Размещение рекламных объявлений в письмах он назвал грубым и непозволительным вторжением в личную жизнь. Впервые Google подверглась столь серьезному порицанию. Пользователи полагали, что их электронные письма не должны читаться кем-либо, кроме адресата, и намерения Google помещать в сообщениях рекламные предложения, тематически связанные с контекстом, явно не пришлись им по вкусу.
Ларри и Сергей получили серьезный удар. Они-то даже не предполагали, что реакция общественности на их новый продукт будет столь негативной. Google из силы, несущей свободу (имидж, тщательно взлелеянный ее основателями), в глазах многих превратилась в эдакого Большого Брата, через плечо миллионов компьютерных пользователей читающего содержимое их электронных писем. Такая метаморфоза была крайне неприятной. Под угрозу, утверждали обозреватели, поставлено одно из фундаментальных прав человека – право на личную жизнь.
«Google рискует своей репутацией честной компании, – компании, ставящей пользователей превыше всего. И все из-за почтового сервиса, получившего название Gmail, – писал Уолт Моссберг, обозреватель The Wall Street Journal. – Проблема тут заключается не в том, что рекламные объявления могут быть смешаны с содержимым сообщения. Проблема в том, что Google просматривает написанное вами электронное письмо, дабы определить ключевые слова и вставить в него контекстную рекламу. Что это, как не вмешательство в частную жизнь?» Моссберг отметил, что, по словам руководителей компании, просмотр сообщений будет осуществляться компьютерами, однако пришел к выводу, что «данная система все же вызывает беспокойство, поскольку если информацию, полученную в ходе просмотра содержимого писем, Google хоть раз использует в своих целях, могут возникнуть большие проблемы. Кроме того, Google могут заставить просматривать электронную корреспонденцию людей, получивших повестку в суд или находящихся под следствием».
Моссберг призвал Google как можно скорее потушить разгоравшееся пламя. «Я призываю руководителей Google принять меры, чтобы не пошатнуть безупречную репутацию компании, а именно: разработать альтернативную почтовую программу. Google следует предоставлять ящики на Gmail за небольшую годовую плату и отказаться от просмотра электронных сообщений и размещения в них рекламных объявлений. Этим компания передаст право выбора пользователям, как и делала это всегда».
Моссберг был большим поклонником Google и ее продуктов, а потому его статья озадачила Ларри и Сергея. Другие правозащитники в своей критике были гораздо менее дипломатичны. «По сути, Google создает максимально подробное досье на каждого из нас, – досье, которые правительственным спецслужбам создавать никогда бы не позволили. И все эти досье рано или поздно попадут в руки спецслужб», – заявил Кевин Бэнкстон, юрист американской правозащитной организации Electronic Frontier Foundation (EFF). Мигель Хефт, журналист газеты San Jose Mercury News, писал, что объявление о запуске Gmail стало «неудачной первоапрельской шуткой». Тот факт, что объем почтовых ящиков был весьма велик, повышал вероятность того, что электронные сообщения пользователей Gmail будут изучаться правительственными спецслужбами: письма, хранившиеся в машинах Google, в отличие от писем, хранившихся в компьютере пользователя, не были защищены законом. По мнению Хефта, теперь Google должна пролоббировать в сенате новый закон о защите права на неприкосновенность частной жизни.
Тем временем около тридцати правозащитных организаций из США, Австралии, Канады, Испании, Нидерландов и Великобритании опубликовали открытое письмо, адресованное Google, с требованием отложить запуск Gmail.
В этом письме они призвали Google ознакомить общественность с принципами обмена данными между системой, осуществляющей поиск информации, и системой, производящей операции с электронной почтой. Дело в том, что Google сохраняла адрес компьютера, с которого был сделан запрос, и слово (словосочетание) запроса. Теперь же она сможет увязывать эти данные с конкретными именами, поскольку, для того чтобы открыть ящик на Gmail, пользователю нужно будет зарегистрироваться. Следовательно, авторство запросов на Google будет несложно определить. Сосредоточение большого количества персональной информации в одном электронном хранилище тревожило, ведь к этому хранилищу могли получить доступ непорядочные сотрудники, хакеры, адвокаты, специализирующиеся на бракоразводных процессах, частные детективы и чересчур усердные следователи. Не секрет, что большинство людей начинают проявлять интерес к проблеме вмешательства в частную жизнь только тогда, когда вмешиваются в их собственную. Чтобы не допустить такого вмешательства, правозащитные организации и обратились через прессу к Google еще до того, как она запустила свой почтовый сервис.
«Система Gmail создает потенциально опасные прецеденты и устанавливает пониженный уровень ожидания относительно конфиденциальности электронной почты, – говорилось в письме, датированном 6 апреля 2004 года. – Эти прецеденты могут быть взяты на вооружение другими компаниями, а также правительственными организациями, и могут иметь далеко идущие последствия». В нем также утверждалось, что политика компании, какой бы она ни была, не сможет в полной мере защитить пользователей Gmail от злоупотреблений, и ставили под сомнение слова основателей Google о том, что чтение электронных писем компьютером таит в себе гораздо меньшую угрозу для пользователей, нежели их прочтение человеком. «Компьютерная система превосходит человека по объему памяти и ассоциативным способностям, поэтому может быть такой же назойливой, как и человек, прослушивающий телефонные разговоры».
Опасения вызывало и то, что Google собиралась предоставлять ящики размером 1 Гб и хранить электронные письма неопределенно долго – а ведь максимальный период, в течение которого конфиденциальность информации защищается федеральным законом, составляет 180 дней. В связи с этим Центр по защите конфиденциальности электронной информации (Electronic Privacy Information Center) выступил с заявлением, в котором, в частности, говорилось, что Gmail представляет собой продукт, посягающий на «неприкосновенность» частных электронных писем. Google сохраняла записи об операциях поиска и собиралась сохранять электронные сообщения пользователей Gmail. Таким образом, она будет располагать базой данных, содержащей персональную информацию миллионов людей со всего мира. Многих поисковый сервер Google привлекал, среди прочего, обеспечением анонимности. Теперь же, когда обнаружилось, что он сохраняет информацию об операциях поиска, доверие пользователей пошатнулось.
Между тем несколько бесплатных почтовых ящиков на Gmail из первой «пробной» тысячи были выставлены на интернет-аукционе eBay за 100 долл. Когда Ларри и Сергей узнали об этом, у них возникла уверенность в том, что шумиха вокруг компании со временем утихнет. В конце концов главной целью Google было расширение границ возможного, а людям иногда просто нужно время для того, чтобы приспособиться к новинке. Да и правозащитные организации частенько поднимали шум из-за вещей, которые большинство людей мало волновали, – их интересовали, прежде всего, удобство, качество и цена. Помимо этого, Брин и Пейдж напоминали себе: люди должны знать и о том, что компьютеры других крупных почтовых служб тоже изучают, есть ли порнография, вирусы, спам и т. п. в электронных сообщениях. Поэтому Gmail в этом плане ничем от них не отличалась. Это факт.
Поскольку вся эта шумиха, по мнению Ларри и Сергея, не стоила выеденного яйца, они не считали нужным оправдываться или отвечать на выпады «румяных критиков». В принципе, компания от нее даже выиграла, ведь критика способствовала повышению интереса и к поисковому серверу Google, и к его «отпрыску» – почтовой службе Gmail. Вскоре доброжелательно настроенные обозреватели, опробовавшие Gmail и признавшие ее преимущества, стали писать о том, что проблема, в общем-то, высосана из пальца. Обычные компании в подобной ситуации, может, и рассматривали бы возможность закрытия своего почтового сервиса – по крайней мере, на время. Но Google, под руководством уверенных в своей правоте Брина и Пейджа, не собиралась отклоняться от намеченного курса.
«На самом деле, нет никаких оснований для беспокойства, – заметил Сергей. – Рекламные объявления тематически связаны с текстом сообщения, которое вы читаете. Мы не задерживаем ваши письма и не копаемся в них. И ни одно слово из них не выходит на свет Божий. Мы обязаны защищать корреспонденцию и конфиденциальность информации, содержащейся в ней. Хотел бы также отметить, что все почтовые службы просматривают сообщения пользователей. Они просматривают их, чтобы показать их вам, они просматривают их, чтобы выявить спам. Мы же всего-навсего вставляем в них рекламные предложения. Это делают исключительно компьютеры. Наши сотрудники в письма не заглядывают. Поэтому я не думаю, что здесь имеет место вмешательство в личную жизнь. Я сам пользуюсь Gmail, и как пользователь я положительно отношусь к тому, что в сообщениях присутствуют рекламные объявления. Они не отвлекают внимание, а наоборот, помогают».
В период тестирования пользователи Gmail, кликая по рекламным предложениям, приобрели множество товаров. Для Ларри это стало подтверждением того, что интернет-пользователи, рекламодатели, а также банковские счета Google прекрасно обходятся небольшими рекламными объявлениями в колонке справа. «Даже если наша система и наводит на кого-то страх, в итоге она всем приносит выгоду», – отметил он.
Но не все в Google были уверены в том, что шум, поднявшийся вокруг Gmail, вскоре утихнет. Отдельные крупные инвесторы были очень недовольны организацией процесса и выбором времени для него. Как мог генеральный директор Эрик Шмидт допустить это, зная, что буквально через две-три недели компания объявит о своем вы ходе на фондовую биржу? Он не должен был позволять основателям Google предпринимать шаги, которые они считали правильными, но которые все остальные посчитали бы бестолковыми или по меньшей мере несвоевременными. Шумиха вокруг Gmail могла оставить пятно на репутации Google и подмочить авторитет компании. При отсутствии должного контроля Gmail могла подорвать самый главный актив Google – доверие сотен миллионов пользователей и рекламодателей со всех континентов. К тому же Microsoft, Yahoo! и другие конкуренты наверняка не упустят возможности выставить Google в дурном свете – к примеру, указать на то, что она сохраняет копии всех электронных сообщений, в том числе и тех, которые пользователи уже удалили.
По мнению Пейджа, самым серьезным просчетом Google было не решение о размещении рекламы в электронных письмах, самый серьезный промах был допущен в процессе запуска нового почтового сервиса. «М ы извлекли для себя несколько уроков, – говорит Ларри. – Нам не следовало затягивать с предоставлением почтовых ящиков всем желающим. Люди стали обсуждать достоинства нового почтового сервиса, не имея возможности его опробовать. Я не думал, что они им так заинтересуются. Мы обнародовали нашу политику в отношении защиты конфиденциальности информации, и она их очень заинтересовала. Но они не имели доступа к нашему новому продукту – отсюда и все эти разговоры».
Так или иначе, Ларри и Сергею необходимо было серьезнее заняться проблемой конфиденциальности информации, и первым делом им нужно было установить контакт с авторитетной правозащитной организацией, члены которой могли бы проконсультировать их: спокойно и без эмоций изложить все факты, какими бы страшными они ни были. Ларри хоть и желал сосредоточиться на пользователях, все же понимал необходимость взглянуть на Gmail глазами защитника права на неприкосновенность частной жизни. В среде правозащитников у него был друг, Брэд Темплтон, и теперь было самое время к нему обратиться. Темплтон уже так долго работал с киберпространством и приложил руку к стольким ИТ-прорывам, что многие искренне полагали, что именно он ввел точку в расширение com. Темплтон устраивал основателей по целому ряду причин: он был главой правозащитной организации Electronic Frontier Foundation, он был другом Ларри и Сергея и завсегдатаем «Горящего человека», одно время он работал на Google в качестве консультанта. И наконец, он зарабатывал деньги благодаря рекламным объявлениям, которые Google размещала на его персональном веб-сайте. Словом, к нему определенно стоило обратиться за советом.
Пейдж пришел к мнению, что в споре вокруг Gmail непредвзятым посредником между Google и защитниками права на личную жизнь мог выступить только Брэд Темплтон и его Electronic Frontier Foundation. Организация, которую он возглавлял, отказалась присоединиться к коалиции, призывавшей Google списать Gmail в утиль. Вместе с тем он очень серьезно отнесся к проблеме вмешательства в частную жизнь пользователей Gmail и ее последствиям в будущем. Пейдж, либерал по натуре, понимал, насколько важно найти разумный компромисс. Темплтон, со своей стороны, рассматривал Gmail как сложную технологию, которую нельзя назвать однозначно хорошей или однозначно плохой. Он поинтересовался у Кевина Бэнкстона, своего коллеги по EFF, что он думает обо всем этом. Бэнкстон заметил, что людям, опасающимся возможного вмешательства в свою личную жизнь, следует взять инициативу в свои руки, переключившись на другие поисковые системы. Стороннику Google, не пользующемуся Gmail, бояться нечего: информация о нем не сосредоточена в одном месте. «Пользоваться сервисами одного и того же провайдера небезопасно с точки зрения сохранения конфиденциальности информации. Я бы не стал открывать ящик на почтовом сайте компании, поисковой системой которой пользуюсь».
Темплтон встретился с Пейджем и рассказал ему, какие последствия может иметь запуск Gmail, а затем вдумчиво и беспристрастно проанализировал все «за» и «против» нового почтового сервиса. « следует шифровать электронные сообщения, чтобы осуществлять поиск в ее архиве было невозможно технически, – отметил он. – Ей следует вычленять всю персональную информацию и удалять ее из своих регистрационных файлов. Компания могла бы пойти на определенные жертвы, но она этого не сделала. Время от времени Google проводит исследования, чтобы выявить закономерности в поведении пользователей и клиентов, но при этом не удаляет личную информацию».
К ситуации вокруг Gmail Темплтон подошел взвешенно. «Хотя многое из того, что говорили о Gmail, можно назвать явным преувеличением, – писал он, – есть ряд вопросов, действительно вызывающих беспокойство». Один из них – это то, что конфиденциальность информации, содержащейся в электронных сообщениях, защищается законом только в течение 180 дней. Серьезную угрозу представляет и взаимодействие почтовой программы с поисковой системой, осуществляемое компанией в целях индивидуализации сервисов. С ростом количества пользователей Gmail и сервисов, которыми они пользуются, эта угроза будет только расти. «Сегодня, когда компьютеры действительно угрожают неприкосновенности частной жизни, мы боимся серверов, знающих о нашей жизни все, так же, как и посторонних людей». Боимся мы их еще и потому, что уже имели место случаи, когда к информации, хранимой на серверах, получали доступ злоумышленники. Получая и отправляя письма с помощью Gmail и одновременно совершая операции поиска на Google, пользователи, сами того не подозревая, создают базу данных для, как выразился Темплтон, «сообщества наблюдателей».
«Когда все ваши документы хранятся на домашнем компьютере, получить всю информацию, содержащуюся в них, просто нереально – для этого компьютер придется взламывать миллион раз. Когда же они хранятся на сервере, это вполне реально – доступ к ним нужно будет получить (путем внесения поправки в закон или взлома системы) лишь однажды».
Затронул Темплтон и вопрос глобального характера, которому Google не уделила должного внимания: какую позицию правительство той или иной страны, исходя из особенностей ее культуры и законодательства, займет в отношении базы данных Google. «Когда мы разрабатываем определенную технологию, задумываемся ли мы о том, что будет, когда она станет популярной, скажем, в Китае или Саудовской Аравии? Или когда ее приобретут компании, политика которых не столь либеральна?»
Но главное, отметил Темплтон, пользователи компьютеров должны знать, какому риску они себя подвергают. «Уровень ожидания относительно сохранения конфиденциальности информации электронного письма у вас не должен превышать уровень ожидания относительно сохранения конфиденциальности информации на почтовой открытке, которую вы собираетесь передать адресату через третье лицо». Многие из операций поиска, которые сам Темплтон осуществлял с помощью Google, связаны с его персональной информацией – к примеру, поиск названий лекарственных препаратов, назначенных ему врачом. Самой серьезной угрозой, заключил он, является взаимодействие почтовых и поисковых программ, создающее предпосылки для нарушения гражданских свобод. На смену иллюзии невмешательства в частную жизнь приходит призрак наблюдения. Он покушается на личную свободу человека и свободу самовыражения, а потому даже сам по себе страх перед Gmail и Google становится проблемой. «Важно не только то, что в вашу личную жизнь не вмешиваются, важно также верить в то, что в нее не вмешиваются. Когда у вас возникают подозрения, что за вами наблюдают, ваше поведение меняется, и вы становитесь более уязвимы».
Вместе с тем Темплтон отметил, что, поскольку на корпоративных компьютерах хранятся данные кредитных бюро, информация о состоянии банковских счетов, медицинские записи и пр., персональная информация все равно рано или поздно переместится в Интернет. Ее конфиденциальность, конечно, вряд ли будет хорошо защищена, но люди со временем приспособятся к такому положению дел.
Между тем ряд других правозащитников, критиковавших Google, испытали ее почтовый сервис и остались им довольны. Журналисты тоже хвалили Gmail: теперь при необходимости они могли быстро отыскать старые письма. Ящик предоставляется почтовой службой бесплатно и вмещает море информации. Помимо этого, на Gmail имеется опция, которая превращает электронную переписку в диалог. Ларри и Сергей были убеждены, что как только пользователь опробует Gmail и увидит ее сильные стороны, все его опасения относительно конфиденциальности отойдут на второй план. «Gmail – это очень хороший и перспективный сервис, во многом опередивший свое время, – заметил Темплтон. – И он реально востребован».
<< | >>
Источник: Марк А. Малсид. Google. Прорыв в духе времени. 2007

Еще по теме Глобальный гуууглинг:

  1. 6.2. Построение глобального командного интерфейса
  2. ГЛАВА 2. Глобальные проблемы современности и мировое хозяйство
  3. ГЛОБАЛЬНАЯ МЕТАФОРИЧЕСКАЯ КАРТА
  4. ГЛОБАЛЬНЫЙ ПОДХОД:
  5. 2.1. Сущность, роль и экономические аспекты глобальных проблем
  6. 5. Экология и глобальные проблемы современности
  7. 2. Мир перед лицом глобальных проблем
  8. Окинавская Хартия Глобального Информационного Общества
  9. МЕЖДУНАРОДНЫЙВАЛЮТНЫЙ ФОНД. ПРЕОДОЛЕНИЕ ГЛОБАЛЬНОГО КРИЗИСА Содержани, 2009
  10. Глобальная метафорическая карта (Дмитрий Козлов
  11. 10-5. Глобальные соглашения о фиксированном обменном курсе