<<
>>

Раздел 17.

Они познакомились в Парке культуры, куда Игорь частенько захаживал погулять и попить пивка от нечего делать. В тот вечер он пришел туда с Юрием, который ненадолго сбежал из дому.

Мимо лилась разноцветная безразличная толпа, сомнительная, как любое сборище, и в любой момент готовая на торжество и на расправу.

Девушка в розовом сразу привлекла внимание Игоря.

Словно чья-то невидимая властная рука потащила его прямо к этой гладкой девахе без всяких причуд и выкрутасов, понятной и спокойной, как река. Вялый поток сознания… Опуститься всегда легче, чем подняться. Хотелось простоты и нормального дома, где всегда есть обед и вымытый пол.

— Может, познакомиться с ней? — обронил Игорь в пространство. — У меня начинает задумываться одна неплохая мысль…

Его глаза загорелись блеском номер три.

— У тебя слишком часто задумывается именно эта популярная мысль! — пробурчал Юрий.

Он мельком глянул на незнакомую девицу и хмыкнул. Обычно чужим слабостям и пристрастиям, какими бы странными они ни казались, Юрий старался не возражать.

Во-первых, бесполезно и бессмысленно, а во-вторых, бывший друг тотчас превратится в злейшего врага. И так всегда советовал брат. Но сегодня Юрий придерживался противоположных взглядов.

— Если хочешь закончить жизнь самоубийством — вперед и с песней! — проворчал он. — Девка завидная! Особенно ее красит наряд! Из ста человек сто тебя не поймут. Ты здорово понизил свою планку, Игорястый!

Воробей вспомнил хрупкость, гибкость и прыгучесть Анечки, теплоту ее нежных ладошек и с удивлением покосился на Игоря. А еще утверждают, опираясь на великого Фрейда, что у каждого мужчины всю жизнь якобы один и тот же женский идеал. Либо психологи сильно заврались, либо Игорь Скудин, человек неординарный и оригинальный порой до абсурда, выбился далеко в сторону из общего правила.

После Анечки — вот эта?! Полные руки не скрывали густых зарослей небритых подмышек, от девицы за версту разило потом плюс волосатые мощные ноги-колоды. Этим черным непроходимым зарослям сильно поспособствовали гормональные таблетки, которые она глотала, чтобы не забеременеть.

— Я в плане женщин теперь соблюдаю тот же принцип, что и в еде, — решил объясниться Игорь. — Надоело мучиться, блин. Стал лопать что ни попадя — падаль и отбросы. И нока еще, как видишь, жив. А женщин нахожу таких, на кого никто никогда не позарится. Полный отстой! И это очень выгодно. Зато у меня нет конкурентов. Живи спокойно!

Юрий неопределенно усмехнулся.

— Сбрендил? — буркнул он. — Попей пивка, кровь от одного места к голове вернется — и порядок!

— Но жену я бы хотел, зарабатывающую в несколько раз больше меня! — не слушая, продолжал мечтать Игорь.

— Ну, с твоим немощным НИИ это несложно! — усмехнулся Юрий. — Только разве ты садомазохист?

— Гм… Вопрос понял, но почему приставка «садо»?

— А, ну просто это обычно сочетается. Игорь, улыбаясь, двинулся вперед.

— Девушка без конкретного маршрута, — заметил он, подойдя к девице в розовом платье. — Интересно, вы такая всегда или только сейчас? Кстати, самый лучший способ жить — это плыть по течению. Судя по всему, вы исповедуете именно данный принцип.

Она молчала. Вероятно, не знала, что отвечать и нужно ли это делать вообще. Вдобавок еще не успела определить свои позиции и спешно пыталась занять их и осознать свое отношение к происходящему.

— Посмотри, Воробей, — продолжал прикалываться Игорь, — нас не хотят замечать. Это гордость. А гордый человек должен смириться. Иначе ему грозит наказание, как за любое другое преступление. Расплата неизбежна. Вы не боитесь? «Идиота» Федора Михайловича читали?

— Он был идиот? — пробормотала с любопытством девушка. — Зачем же тогда его читать?

— Смотри-ка, сообразила, в чем фишка! — хмыкнул Игорь. — Сразу доходит не до всех.

— Ты, как всегда, перепутал романы, — с досадой буркнул Юрий.

— Литература — не твой конек.

Он даже не старался скрыть недовольство и мечтал допить недопитое, чему помешал внезапно проснувшийся интерес приятеля к неизвестно откуда взявшейся девице. Недобравший свое Воробей тоскливо озирался и смотрел на девицу выразительным взглядом маньяка-убийцы, специализирующегося исключительно на юных леди в пределах двадцати пяти лет.

Она сразу почувствовала, что, несмотря на пиво, ребята эти непростые, скорее всего, студенты или молодые специалисты. Таких образованных она еще не привечала. Да и где ей их встретить? В метро, где никто ни на кого внимания не обращает, хоть рыдай в голос?! Или в женском общежитии, где на восемьдесят восемь баб и девок один семидесятилетний охранник Семеныч, вечно по-пионерски готовый цапнуть за грудь или хватить по заднице? В комнатах жарко, и девчонки часто надевают тонкие, почти прозрачные халатики. А мужиков в общежитие пускают к даме сердца строго до определенного часа.

— Покатаемся на колесе обозрения? — предложил девице Скудин. — Меня вообще-то зовут Игорем, а это — Юрий, — кивнул он на друга.

— Алевтина, — пробормотала девица в розовом. — Оно называется чертово колесо. И кататься на нем я не буду…

V — Почему? — удивился Игорь.

Алевтина смотрела на огромное колесо, безмятежно медленно перекатывающееся в высоком небе и надменно оглядывающее сверху безрадостную панораму каменного пыльного города, величаво протянувшегося на долгие километры автобусных маршрутов и линий метро. Она избегала любых аттракционов.

Зачем люди так воодушевленно бросаются пережить восторг острых ощущений? Неужели от скуки?

Многим нравится наслаждаться риском, приближаться к пугающей и заманчивой границе опасности, подходить к самому ее краю, за который смотреть жутковато, но тянет все сильнее и сильнее. Люди часто упорно пытаются заглянуть за черту, которой никому на этом свете не избежать, пробуют испытать мгновенное отчаяние обязательного ухода, пережить страх и любопытство… Да, именно любопытство.

А как это — меня вдруг не станет?!

Не очень понимая себя, молодые и старые тянутся прочувствовать новые неведомые настроения Развлекательный комплекс стал своеобразным наркотиком, триллером, будоражащим кровь и заставляющим несколько минут жить на недосягаемой высоте эмоционального подъема. Аттракционы притягивают к себе огромное количество желающих прикоснуться к ужасу, потрогать его рукой — почти нестрашному вблизи и все-таки таящему серьезную угрозу. А она привлекательна, и даже очень. Особенно такая, почти гарантирующая безопасность. Обрыв, за который не упадешь, не можешь, не должен упасть. И все-таки обрыв…

— Странная вы дама, — заметил Игорь. — Вы всегда такая?

Он поймал ее заинтересованный взгляд исподлобья, украдкой брошенный на Юрия. Так, попалась еще одна… Почему девки так обожают длинных?! Пусть даже в голове пусто, был бы рост да фигура…

Игорь начал злиться.

— Нет, Алечка, на него не рассчитывайте! Это очень опасный человек. Мало того что любого сумеет напоить, плюс к этому всегда еще запросто докажет, что напиться — это здорово! И у него семья, дети… Поэтому дружеский совет— Воробьем не увлекаться.

— Да, я женат, но это не конец света! И красотка, вероятно, собирается замуж — но это поправимо! Ты, Алевтина, зря от Игоря нос воротишь! — неожиданно заявил Юрий. Он всегда был готов помочь, если это в его силах. — Игорястый — человек хитрый и практичный. К вечеру напивается и спит себе до утра в своей лаборатории. Отличный ход! Проснулся— и уже на работе! Никогда не опоздает. Дома его все равно никто не ждет. Ты, Гарька, на работу приходишь водку пить?

Игорь сиял. Блеск номер четыре…

— Я чувствую себя все хуже, поэтому стараюсь выпить побольше, — сообщил он.

Забавная логика, подумала Аля и вновь с сожалением посмотрела на Юрия.

— Мы всегда такие хохотуны! И очень честные ребята. Когда не врем, радостно поведал Игорь. — Зато Юрий плюс ко всему — серьезный и солидный мужчина! Обремененный семьей!

— Обана… Так меня еще никогда в жизни не оскорбляли, — буркнул Воробей.

— Ничем я не обремененный! Мне вообще трудно что-нибудь навесить на шею. Так же как и тебе. Здесь мы похожи. , Алевтина с трудом пыталась уследить за их небрежными перебрасываниями словами. Шел пустой московский треп. Она в нем абсолютно ничего не понимала, уставала быстро и не признавала за настоящий разговор. А они признавали. Им нравилось говорить без конца, ничего не сказав, не связывать слова в мысли и не размышлять о сказанном. Словно в картишки от безделья перекинуться. В Москве это давно вошло в привычку и стало нормой жизни. Именно такое умение болтать и отличает столичных жителей от приезжих. . В парке орало то ли радио, то ли магнитола. Музыка оглушала и била по нервам. Почему люди всегда считают, что чем громче, тем лучше? И почему все должны слушать то, что нравится тебе? Этими вопросами давно никто не задавался. Лишние… Шум, грохот, суета… Пыль, недоброе солнце и назойливый, тошнотворный запах бензина… Медленно умирающие деревья… Никто никем не интересуется. Люди мельтешили в толпе, занятые лишь собой и озабоченные только своими делами. Очевидно, Але повезло: в этой муравьиной толчее именно на нее упал черный взгляд маленького человечка. Пел Киркоров, утверждающий: «Я твоя мышка, я тебя съем».

— А вот к кому он обращается? Не знаете? — заинтересовался Игорь. — Кому летучая мышка может так реально угрожать и к кому обращаться? К насекомому? Ведь летучие мыши их едят. А к какому?

— Почему летучая? — спросил Юрий.

— Ну а какая же? Полевка ест зерна. И вообще ты клип видел?

— Делать мне нечего! — хмыкнул Юрий.

— Конечно, а что тебе делать? Жена с тещей пестуют, да тесть помогает… Почти все девушки выбирают исключительно высоких, — продолжал без всякой связи Игорь, вновь пронаблюдав за очередным алчным взглядом Алевтины на Воробья.

Она уже выдохлась от непривычного непосильного напряжения и перестала следить за разговором.

— Хотя все диктаторы были маленького роста — Наполеон, Гитлер, Сталин, Ленин… Заметили?

— А Иван Грозный? — встрял Юрий.

— Не помню… А что Иван Грозный? Кто он такой? Ха! Мелкий уголовник.

Я с такими не вожусь и знать не хочу, каким он был! А вы что пьете? — вдруг обратился к Алевтине Игорь.

— Пепси-колу, — пробормотала она.

— Да? — снова обрадовался непонятно чему Игорь. — А я однажды выпил стакан пепси-колы — и сразу голова болит, нос заложило… Аллергия! И красное вино пить не могу — тоже непереносимость. А пиво часто совсем не утоляет жажду…

— Короче — у тебя все не как у людей! Чем хвалишься? — прервал его Юрий. — Может, ты у нас мутант?

Мрачный Юрий глядел на Алю, как на человека, посланного ему в наказание за тяжкие, совершенные и еще несовершенные грехи. И она почувствовала себя очень неловко.

— Почему я пью водку? — продолжал талдычить сам себе Игорь. — Кайф! Хочу его постоянно ловить! Мне говорят: «Ну, поцелуйся с девушкой — вот тебе и будет кайф!» Но это кайф совсем другого рода! Мне нужен — психоделический.

— Ну, возьми плеер с психоделической музыкой — вот и будет тебе кайф, только без водки! — пробурчал Юрий. — Язык без костей!

Игорь сиял.

Болтовню людей, качающихся в кабинках огромного колеса, ветер уносил в сторону и вниз. Там ее, наверное, подхватывали на лету зеваки или ловили очередники в кассу, усердно, с любопытством задиравшие головы в небо, где над ними неторопливо и важно кружилась главная достопримечательность парка.

Аля посмотрела на небо, чистое и безмятежное, чуждое страхам и далекое от страстей. Каким бесконечным порой бывает торопливое время!

— Я пойду, — пробормотала она.

И бросилась почти бегом из парка. Вслед ехидно засмеялся довольный Юрий, избавившийся, наконец, от тяжкой обузы в виде крупной девицы в розовом. Цвет несбывшихся надежд… У его приятеля все-таки на редкость своеобразный вкус. Но настойчивый Игорь догнал Алевтину.

— Я провожу! — заявил он. — И заодно запишу телефончик.

— Мне некуда звонить! — отмахнулась она. — Я живу в общежитии…

— И там нет телефона? — удивился Игорь. — Что-то я такой общаги еще не встречал. Этого просто не может быть, и вы, дорогая девушка, лапшу мне на уши не вешайте. У меня начинает задумываться одна очень интересная мысль…

Он был упорен, как маниакально долбящий кору дятел. Глядишь, и отыщется где-то в глубине червячок…

Аля молча торопливо шагала впереди Игоря к метро через мост. Ветер, взлетающий от реки резко вверх, подхватывал ее волосы и забавлялся ими в свое удовольствие, перебирая и перепутывая прядь за прядью. Алевтина молчала, зато ее добровольный провожатый весело болтал, не смущаясь и активно соперничая со звуковой рекламой в метро. Возле общежития он заставил Алю продиктовать номер телефона, победно хмыкнул, прощально и празднично просиял напоследок черными глазами и исчез.

Игорь был уверен, что девушка в розовом дала абсолютно правильный номер: такие, как она, не обманывают. Просто потому, что еще не успели этому научиться.

* * *

Осень пришла, как всегда, в сопровождении гриппа. В троллейбусе чихали, в метро кашляли, на улице осипшими голосами интересовались, который час. Зачем им, болезным, время? Не все ли теперь равно? Езжай домой и хворай на здоровье."Главное — сиди в тепле и носа никуда не высовывай.

В газетах и по телевидению настойчиво рекомендовали принимать аскорбинку, запастись фервексом и пореже выходить из дому.

Последний совет казался особенно дельным — сидеть дома действительно лучше. Всегда. До конца дней своих. Ну, можно для разнообразия выйти в магазин…

Но и спускаться лень. Игорь уже четвертый день проводил безвылазно в родной квартире. Явившаяся на дом врач бюллетень дала запросто, заметив, что больных — уйма, и тотчас резво ускакала лечить других.

Совсем заскучав к вечеру, Игорь, немного потрепавшись по телефону с Юрием, набрал тот телефонный номер, что оставила ему летняя девица в розовом. Прошло несколько месяцев, и Скудин внезапно (вспомнил о ней.

Злая и, похоже, сонная бабка-дежурная с ходу заявила, что в той комнате никого нет.

— А если поискать? — стал вежливо настаивать Игорь. — Бабуля, да куда они в такой грипп и дождь могли подеваться?

— Куда надо — туда и подевались! Им никакой грипп нипочем! — резонно возразила вредная бабка. — Так что ты, внучек, будь здоров и не кашляй! Голосок-то у тебя вроде как охрип.

— Болею! — поделился новостью Игорь. — И жутко скучаю по любимой девушке Алечке. А вы ее не хотите подозвать. Ах, моя Алюня! Сладость поцелуев… Нежность объятий… Бабуля, вспомните, какой вы были в молодости и как вокруг без конца сходили с ума влюбленные в вас без памяти красны молодцы! И сколько их насчитывалось!

— Ну и плут! Ишь ты, скучает он… — ядовито протянула бабка и неожиданно смягчилась. — Ладно, так и быть, поищу твою шалаву. Только ждать тебе на проводе придется долго, путь наверх неблизкий.

— Сколько угодно! — возликовал Игорь. — Буду вам обязан до конца дней своих и стану вечно поминать с благодарностью!

— Льстец! Настоящий хитрый лис! — точно определила бабка. — Жди!

И ушла на поиски Алевтины. Ходила она действительно долго. Игорь соскучился ждать, закурил и пожалел о своей затее. Для чего ему понадобилась эта девица? Но положить теперь трубку — неудобно перед бабулей, согласившейся топтать ради него свои немолодые ноги.

Наконец он услышал Алино неуверенное «да».

— Алечка, надеюсь, ты меня помнишь, — бодро заговорил Игорь. — Мы познакомились в Парке культуры. Еще летом. Но позвонить раньше я не мог, хотя все время о тебе думал. Вообще давай на «ты» — так короче!

Алевтина молчала, то ли пытаясь его вспомнить, то ли обидевшись за такое длительное его отсутствие.

— Помню, — наконец выдавила она и вновь подумала о его своеобразной логике.

— О'кей! — обрадовался Игорь. — Нам нужно повидаться. Я сижу дома, грипп симулирую, кошу под эпидемию. Может, приедешь? Заодно прогуляешься под дождем. Это полезно для здоровья — очень закаляет.

— Сегодня поздно уже… Оказывается, она покладистая…

— Зачем обязательно сегодня? Давай завтра. У тебя когда рабочий день заканчивается? Сразу и приезжай. Я ждать буду, на стол накрою… Ты, наверное, сладкое любишь?

— Куда ехать?

— Записывай…

Игорь радостно продиктовал адрес, подробно объяснил, как добираться, и попрощался до завтра.

— Да, не забудь бабуле низкий поклон от меня передать!

— Кому?

— Дежурной вашей, которая тебя нашла.

— А-а… — протянула Аля. — Ладно, передам. Игорь положил трубку.

Но Алевтина преподнесла ему неожиданный сюрприз. Явившись на следующий день в его квартиру, она заявила прямо с порога очень серьезно и осмысленно: , — Ты ведь еще не знаешь, кто я…

— А кто? — усмехнулся Игорь. — На мой взгляд, вполне симпатичная молодая девушка.

— Нет, — сосредоточенно покачала головой Алевтина. — Я — ведьма!..

Игорь с интересом взглянул на нее. Е-мое… Неужели пациентка психдиспансера? Во вляпался… Правильно предостерегал Юрка…

— Ты на меня так не смотри, — сурово отрезала Алевтина. — Я все это запросто могу доказать. Я — ведьма… Настоящая, потомственная…

С ее появлением жизнь Игоря и пошла совсем другим путем…

<< | >>
Источник: Ирина Лобановская. Анатомия развода. 2005

Еще по теме Раздел 17.:

  1. Аналитический раздел.
  2. Расчетный раздел
  3. Графический раздел
  4. Раздел VI ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  5. Раздел II. МАКРОЭКОНОМИКА
  6. 62. РАЗДЕЛ НАСЛЕДСТВА
  7. 13.5. Раздел бизнеса
  8. Раздел V. ПСИХОЛОГИЯ КОЛЛЕКТИВА
  9. Раздел VI. ПСИХОЛОГИЯ КОНФЛИКТА
  10. РАЗДЕЛ 3. БУХГАЛТЕРСКИЙУПРАВЛЕНЧЕСКИЙ УЧЕТ
  11. I. Раздел. Методология налогообложения
  12. Раздел IIОРГАНИЗАЦИЯИ МЕТОДИКАПРОВЕДЕНИЯУПРАВЛЕНЧЕСКОГОАНАЛИЗА
  13. Раздел IОТКРЫТАЯ ЭКОНОМИКА