<<
>>

7.5. ЧТО МЕШАЕТ РАЗВИТИЮ МАЛОГО БИЗНЕСА В РОССИИ

До 1970-х гг. во всем мире малый бизнес был на вторых ролях, «на подхвате», заполнял экономические ниши, непривлекательные для крупных производителей. Однако в последние два-три десятка лет положение суще-ственно изменилось под влиянием целого ряда обстоятельств: усиления технологической конкуренции, ускорения научно-технического прогресса, роста платежеспособного спроса, повышения эффективности мелкосерийного и индивидуального производства (вследствие внедрения технологических и технических новшеств), расширения рынка венчурного капитала, изменения стиля жизни, ценностных установок.

В 1970-1980 гг.

изменилось положение на товарных рынках и характер спроса. Покупатель стал проявлять интерес прежде всего к качеству продукции. Первостепенное значение приобрели сроки исполнения заказа, выпуск мелких серий продукта, расширение его ассортимента, вплоть до выполнения изделий на заказ.

Наряду с сегментацией рынка наблюдался рост взаимозависимости крупных и малых фирм, развитие сотрудничества в противовес соперничеству.

Привлечение малых фирм к субподрядным работам, доводке изделий, опробованию новых технологических и управленческих подходов расширяли возможности крупных предприятий, делая промышленную структуру в целом более гибкой и мобильной.

При всем том даже в западном мире, где на страже интересов мелкого предпринимательства стоит закон и государство, малый бизнес остается зоной высокого экономического риска в силу объективно присущих ему особен-ностей, таких как: ограниченность объема производства, узкорегиональный характер деятельности, недостаточно высокий, как правило, уровень финан-сового и производственного управления, невысокая производительность труда, вынужденное или сознательное пренебрежение маркетингом.

Всеобщая конфедерация мелких и средних предпринимателей Франции вывела следующую «формулу успеха» для малой фирмы: предприятие должно удовлетворять 50% спроса на рынке избранной географической зоны, вы-пускать конечную продукцию, желательно имеющую свою торговую марку, располагать современным оборудованием и финансовой поддержкой.

Вряд ли многие из отечественных малых предприятий в силах воспользоваться заграничным рецептом преуспеяния.

У них и без того забот хватает.

В условиях общего экономического спада и политической нестабильности положение в секторе малого предпринимательства продолжает оставаться сложным и неустойчивым. Число малых предприятий снижается, равно как и численность занятых в малом бизнесе. Значительная часть зарегистриро-ванных фирм так и не приступила к хозяйственной деятельности. Некоторые предприятия создаются лишь для того, чтобы обеспечить приработок людям, не удоволетворенным заработной платой в госсекторе. Другие — для облегчения сделок с посредниками и ухода от налогов.

По некоторым экспертным оценкам, развитие малого бизнеса достигло критической точки: доля предприятий с падающей доходностью превысила число развивающихся. Произошло сокращение объема производства на промышленных малых предприятиях.

Уменьшение доходности малого бизнеса и неопределенность его перспектив снижают интерес россиян к предпринимательской деятельности. Во всех отраслях сокращается среднее число занятых на малых предприятиях (см. рис. 7.1). В 1996 г. оно упало до 6,1 чел. Между тем европейский опыт показывает, что основным источником рабочих мест являются фирмы с числом занятых около 20 чел. Малый бизнес уже не справляется с ролью амортизатора безработицы. Новые рабочие места, создаваемые в этом секторе экономики, не обеспечивают трудоустройства всех работников, высвобождаемых на госпредприятиях.

Очевидными стали такие негативные тенденции, как слияние малого бизнеса с «теневыми», криминальными структурами, превалирование наличного обращения. Не выдерживает критики предпринимательская культура и этика.

Наблюдается явный перекос в сторону торгово-закупочных и посреднических операций, в чем можно убедиться, изучив, например, структуру малого бизнеса Ленинградской области. На конец 1995 г. статус малого предприятия здесь имели 16 797 компаний, но реально действовали 8604, т. е. немногим больше половины. По видам деятельности они распределились

(%) следующим образом:

Производство ТИП 1 7,0

Производство строительных материалов .

1,0

Производство сельхозпродукции 38,9

Переработка 0,7

Сфера услуг 6,4

Торговля и закупки 21,4

Посредничество 0,8

Строительство 10,1

Прочее . . . 13,7

Подобная структурная деформация приводит к тому, что малый бизнес не выполняет таких традиционных для этого сектора экономики функций, как инновация и формирование среднего класса.

Трудно поставить кризисное положение дел в вину предпринимателям, поскольку оно во многом обусловлено состоянием экономической среды. Попробуем выявить основные группы деструктивных факторов.

I. Состояние ресурсных рынков

Малый бизнес функционирует в условиях дефицита основных ресурсов, предопределенного, в частности, следующими причинами:

скудностью и труднодоступностью (особенно для начинающих пред-принимателей) информации о наличии и условиях предоставления ресурсов;

нарушение принципа открытого предоставления ресурсов на конкурсной основе;

заведомым усложнением процедуры доступа к ресурсам, которое влечет за собой существенные потери времени и средств;

нежеланием органов исполнительной власти вовлекать ресурсы (и прежде всего недвижимость) в хозяйственный оборот, предоставление недвижимости и оборудования преимущественно на правах краткосрочной аренды.

Едва ли не самой значимой для малого бизнеса является ситуация на рынке недвижимости, нехватка производственных площадей. Крупные предприятия не торопятся включать в рыночный оборот неиспользуемые производственные помещения.

Рынок недвижимости в значительной степени монополизирован. Владельцы собственности (муниципальные органы и промышленные колоссы) чаще всего строят свои отношения с мелкими предпринимателями на основе договоров краткосрочной аренды и, как правило, диктуют неблагоприятные для контрагента условия.

Проведение открытых торгов практикуется редко, а число выставляемых на продажу объектов несопоставимо мало по сравнению с числом тех, что выделяются целевым назначением. Процедура подбора инвесторов плохо регламентирована и обычно носит келейный характер.

Все это ограничивает конкуренцию и создает предпосылки для «теневых» сделок между органами власти и отдельными предпринимателями.

Не столь плачевно обстоят дела на рынке средств производства. Дефицит специализированного отечественного и импортного оборудования, который ощущался на начальном этапе развития малого бизнеса (в конце 1980-х — начале 1990-х гг.), когда производители ориентировались главным образом на удовлетворение потребностей крупных государственных предприятий, был преодолен по мере развития рыночных преобразований и активизации внешней торговли.

Ныне не ощущается недостатка в предложениях поставить самое современное отечественное и зарубежное оборудование — недостаток ощущается в средствах на его приобретение. Как уже говорилось выше, большинству малых предприятий хронически недостает денег на развитие, а средства производства между тем отнюдь не дешевеют.

Аналогичное положение сложилось на рынке сырья и вспомогательных материалов. Рост цен на продукцию базовых отраслей, используемую малыми предприятиями, постоянно опережает рост цен на продукцию малого бизнеса, что постоянно ухудшает и без того шаткое экономическое положение.

На рынке финансов мелкие предприниматели чувствуют себя не лучше, чем ходоки у парадного подъезда, которым сопереживал русский классик. В кредитах им чаще всего отказывают, ссылаясь на частые изменения про-цента рефинансирования, повышенный риск, а также высокую потребность в займах, а если и предоставляют ссуду, то под кабальный процент. Между тем в начале 1994 г. необеспеченность мелких фирм собственными средствами превышала 40%.

Что же до рынка труда, то здесь отмечаются серьезные региональные и отраслевые диспропорции. Трудовые ресурсы недостаточно мобильны. Отно-сительная их дешевизна сводится на нет недостаточной квалифицированностью. Особенно скверно отражается на развитии малого предпринимательства нехватка грамотных маркетологов и экономистов. *

Рынок информации развивается хаотично и не радует потребителя высоким качеством (актуальностью) и разумными ценами на данные.

Мелкий предприниматель черпает сведения из неформальных источников (личные связи, знакомства) и кустарно сработанных баз данных, которые составлены по материалам печати и рекламы.

Рынок сбыта колоссально сузился вследствие обнищания широких масс россиян и неплатежеспособности большинства предприятий. Исследования показывают, что пауперизация России набирает темпы: 30% населения (45 млн чел.) располагают доходом, который ниже прожиточного минимума. (Встречаются и более пессимистические оценки.)

Потребительский рынок резко стратифицирован. Сформировались, в частности, два принципиально различающихся и почти не пересекающихся рынка продовольственных товаров, границы которых определены децильным коэф-фициентом (показателем разрыва в доходах верхней и нижней 10%-ных групп населения). Накануне либерализации цен (в 1991 г.) он достигал 4,4 раза, в 1992 г. — 8 раз, в 1993 г. — 10 раз, в 1994 г. — 15 раз. Расслоение усиливается, особенно в крупных городах. Так, в Москве разрыв по децйль- ному коэффициенту достиг 60 раз [50, с. 89].

Обнищание россиян вкупе с безудержным вторжением на отечественный потребительский рынок иностранных производителей, не сдерживаемых сколько-нибудь последовательной протекционистской политикой государства, и значительным ростом издержек вызвало массовое «затоваривание».

П. Взаимоотношения рыночных институтов и агентов с малым пред-принимательством

Анализ данной группы факторов начнем с отношений между малым бизнесом и государством. (Поскольку этому предмету будет посвящена вся гл. 2, мы не станем здесь останавливаться на содержании законов и постановлений, изданных в поддержку малого предпринимательства, а лишь коснемся вскользь негативных моментов.)

Как уже отмечалось, малый бизнес не защищен от иностранных конку-рентов, столь же беспомощен он и перед всемогуществом отечественных монополистов. Мало того, органы власти различных уровней возводят на пути мелкого предпринимательства административные барьеры, усложняя процедуру и завышая стоимость регистрации малых предприятий.

Отечественные бизнесмены с трудом продираются сквозь систему лицензирования и состоят под не-усыпным контролем многочисленных, дублирующих друг друга органов.

Небезынтересны в этом отношении результаты социологического обследо-вания, которое проводилось в два этапа в конце 1994 — начале 1995 г. в целях изучения условий создания малых предприятий, особенностей их функ-ционирования, развития, взаимодействия между собой и внешней средой.

Объектом исследования стали производственные и непроизводственные малые предприятия различных форм собственности.

На первом этапе опросом было охвачено три региона России. Базой для анализа стал эмпирический материал, полученный на основе глубоких интервью с руководителями малых предприятий при использовании предварительно разработанного сценария.

Всего было сделано 20 интервью на 8 предприятиях в Москве, на б — в Нижнем Новгороде (Волго-Вятский регион), на 4 — во Владимире, на 2 — в Солигаличе Костромской обл. (Центральный регион).

Опросом были охвачены 10 производственных предприятий, 8 — торговых и 2 — сферы услуг.

Среди них были частные предприятия, полные и смешанные товарищества, ТОО, акцио-нерные общества открытого типа, СП, не прошедшие регистрацию кооперативы, арендные и другие малые предприятия.

На первом этапе не удалось найти ни одного малого предприятия, занимающегося исключительно производственной деятельностью, поскольку у тех, которые в качестве основной деятельности официально заявили производство, «довеском» служили один или несколько видов торговых и посреднических операций.

На втором этапе инструментом получения первичной информации стала разработанная на основе неформализованных интервью анкета руководителя. Всего было опрошено около 1700 руководителей малых предприятий различного статуса и всех форм собственности.

В выборке были представлены малые предприятия, действующие в различных отраслях: строительстве (19,4%), торговле и общественном питании (33,7%), промышленности (26,7%), науке и научном обслуживании (7,3%), посредничестве (13,4%), сфере бытовых услуг (23,6%), сфере деловых услуг (13,9%), сельском хозяйстве (5,1%), на транспорте (5,2%) и других (6,2%). Поскольку предприятия, как правило, осуществляли несколько видов деятельности, в сумме относительный показатель оказался больше 100%.

В выборку попали предприятия различных размеров (с разным числом занятых, оборотом капитала и т. п.).

На втором этапе опрос проводился во всех без исключения регионах России, причем не только в республиканских и областных центрах, но и в районных городах.

Большинство малых предприятий (65,9%) представляли собой вновь созданные .структуры, при этом 11,5% возникли первоначально как кооперативы, а 54,4% принадлежали к новым формированиям частного бизнеса.

Около трети обследованных предприятий так или иначе было связано с госсектором: 12,3% функционировали в составе госпредприятий, используя их производственные площади, оборудование и кадры; 7,2% стали самостоятельными, выделившись из состава госпредприятий; 11,5% появились в результате реорганизации или распада неясизнеспособных гигантов государственной индустрии.

Большинство опрошенных руководителей полагали, что для успешной работы малого предприятия необходимы хорошие личные взаимоотношения с властями, особенно с конкретными чиновниками, отвечающими за тот или иной участок работы. Предприниматели признали, что стараются избегать любых конфликтов с органами власти, ибо существует множество администра-тивных рычагов, позволяющих «прижать» неугодную фирму.

Большинство (42%) «капитанов» малого бизнеса ничего не знали о том, оказывают ли власти их города и области помощь предпринимательству. ЇІЯТЙ.Я часть ответила, что местная администрация не отказывает в помощи никому, кто за ней обращается; 18% руководителей утверждали, что власти помогают только «своим» фирмам, а 15% заявило, что помощи сверху не получает никто.

Наибольшее число утверждавших, что местная администрация помогает всем обратившимся за помощью, в том числе финансами, пришлось на руковод- ителей промышленных малых предприятий. Это, по-видимому, объясняется тем, что большинство подобных фирм прежде были государственными, а затем акционировались и приватизировались. Понятно, что их руководители пользу-ются старыми связями с органами власти, сложившимися в прежние времена.

Исследование выявило значительные различия во взаимоотношениях органов власти с малыми предприятиями в больших (столичных и областных) и малых (районных) городах России.

В «глубинке» складываются чуть ли не родственные отношения между небольшим числом местных предпринимателей и администрацией. Власти не чинят препятствий и даже помогают в регистрации новых предприятий. Как правило, не возникает проблем и с предоставлением в аренду помещений.

В больших нестоличных городах положение несколько иное. Доля пред-принимателей здесь гораздо выше, и «родственные» отношения уже невоз-можны. Властные структуры скорее демонстрируют негативный подход к поддержке частной инициативы. Однако руководители малых предприятий разделяют в своих оценках верхние эшелоны власти (высшее руководство города, области) и чиновников среднего и низшего звена. Если в адрес первых нареканий нет, отношение ко вторым откровенно плохое.

Ситуация с созданием и регистрацией малых предприятий, а также с предоставлением в аренду помещений в больших нестоличных городах неоднозначна. Поскольку собственником большей части помещений и сегодня является государство в лице исполнительных либо представительных органов власти, распоряжение имуществом доверено чиновникам. Поэтому, вероятно, в каждом конкретном случае решение вопроса зависит от личных качеств распорядителей. Одна часть бизнесменов заявила, что никаких проблем с поиском и арендой Помещений у них не возникало, что власти помогли решить эту проблему в кратчайшие сроки. Другая утверждает, что площадь удалось получить с большим трудом.

Некоторой спецификой характеризуются взаимоотношения предпринимателей и органов власти в столичных городах. Как уже говорилось, в Москве и Санкт-Петербурге малый бизнес развивается особенно бурно. Тут возникает огромная масса предприятий, большую часть которых чиновники не в силах контролировать.

Производственные малые предприятия чаще всего находятся в сложном финансовом положении и взять с них особенно нечего, а потому интересы районных чиновников сосредоточены главным образом на торговом капитале. Вероятно, этим обстоятельством объясняется тот факт, что руководители производственных предприятий не испытывали какого-либо давления со стороны местных властей ни при регистрации, ни при функционировании. Часть из них вообще заявила о полном отсутствии контактов.

Весьма знаменательно, что некоторые предприниматели, и их немало, считают помощью уже то, что местные чиновники просто не мешают работать и не занимаются вымогательством.

В настоящее время процесс регистрации малых предприятий неоправданно усложнен. Не довольствуясь тем, что регистрация требует оформления целой кипы документов, местные власти периодически устраивают перерегистрации, что не только усложняет работу малых предприятий, но и служит поводом для дополнительного изъятия средств.

Еще не начав функционировать, вновь создаваемая маленькая фирма вы-нуждена до получения прибылей расходовать солидные суммы на внесение части уставного капитала, оплату услуг регистрирующего органа, органов статистики, пожарного надзора, санэпиднадзора и вневедомственной охраны, не говоря уже о весьма дорогостоящих услугах нотариусов, необходимых для оформления учредительных документов.

При этом затраты, которые теоретически должны быть одинаковы, существенным образом различаются у разных категорий предприятий и в разных регионах. Например, местные власти произвольно устанавливают размер государственной пошлины за регистрацию предприятия.

Отсутствие четких правовых норм, определяющих порядок лицензирования, привело в 1993-1994 гг. к произвольному и зачастую неправомерному расширению сферы лицензирования как на федеральном и региональном уровне, так и на местах. Фактически имела место попытка путем введения тотального лицензирования заменить заявительный принцип открытия дела на ведомственно-разрешительный.

Одни и те же виды деятельности в различных регионах лицензируются по-разному. Размер лицензионных сборов, которые местные власти рас-сматривают как источник пополнения бюджета, берется «с потолка», не основан на экономических расчетах. В 1993-1994 гг. размер платы за лицензию колебался от 10 до 300 минимальных размеров оплаты труда, в зависимости от вида деятельности. Причем лицензию чаще всего выдавали на срок от месяца до года, что подразумевало необходимость перерегистрации на платной основе.

Контрольно-ревизионные функции в отношении малых предприятий осуществляют несколько десятков органов. Проверки носят бессистемный характер. Различные контрольные органы требуют предоставления одних и тех же документов, вместо того чтобы наладить обмен данными. Предприни-матели в большинстве случае не имеют правдивой и достаточной информации о правах и полномочиях контролеров, поскольку эти самые права опреде-ляются инструктивными документами для внутреннего пользования, и не могут отстаивать свои интересы. Ответственность контрольных органов, их должностных лиц и других работников за допускаемые нарушения, как правило, устанавливается нечетко.

Состояние хозяйственных связей между малым и крупным бизнесом можно определить двумя ключевыми словами — неинтегрированность и неравно-правие.

В России пока что не получили развития распространенные во всем мире системы субподряда, франчайзинга, венчурного финансирования и все остальное, что позволяет крупным и мелким агентам западного рынка гармонично дополнять друг друга. В распределении ресурсов, льгот, квот, госзаказов, а также в ходе проведения приватизационных мероприятий индустриальные колоссы имеют явное преимущество.

XIX. Правовая база

Деструктивное влияние правовой среды на малое предпринимательство проявляется в нескольких моментах:

— юридические нормы нестабильны, государство постоянно меняет «пра-вила игры», не останавливаясь даже перед введением нормативных актов задним числом;

в законодательстве полно «прорех» (оно, к примеру, не дает правовых гарантий равенства всех форм собственности и защиты частной собственности, не регламентирует должным образом куплю-продажу, а также порядок зем-левладения и землепользования, не предусматривает реальных мер защиты от произвола и некомпетентности чиновников);

принятые законы не выполняются.

Пожалуй, самое нежелательное влияние на развитие частной инициативы оказывает несовершенство налогового законодательства. Действующие ставки налогов превышают все разумные пределы. Так, по некоторым оценкам, совокупные изъятия в федеральный бюджет, бюджеты субъектов РФ и местные бюджеты в виде более чем 40 налогов и обязательных платежей достигают 90% балансовой прибыли предпринимательских структур, а в некоторые случаях превышают 100%. Это вынуждает предпринимателей искать способы уклонения от налогов, что в конечном счете идет во вред бюджету.

Перечень налоговых льгот крайне ограничен, а их позитивное воздействие на развитие малых предприятий минимально.

Порядок налогообложения, установленный Законом РФ «Об упрощенной системе налогообложения, учета и отчетности для субъектов малого предпринимательства», распространяется лишь на небольшую долю малых предприятий, поскольку действителен только при численности занятых до 15 чел. и валовой выручке до 100 тыс. МРОТ.

Предприниматели страдают от монополии налоговых инспекций на информацию, особенно на подзаконные акты, внутренние инструкции и разъяснительные документы, практически недоступные налогоплательщикам. В нынешней ситуации, когда налогообложение регулируется несколькими сотнями правовых актов и инструктивных документов, работники фискальных органов могут толковать все неясности и двусмысленности законодательных положений в пользу бюджета.

IV. Политическая обстановка

Политическая обстановка в России, весьма далекая от стабильности, также не лучшим образом влияет на малый бизнес, инвестиционную активность предпринимателей и не допускает стратегического планирования на микроуровне. Нет сомнения в том, что именно политическая нестабильность яв-ляется главным препятствием для притока иностранного капитала в российскую экномику, в том числе в сферу мелкого бизнеса.

Прогрессирующее социальное расслоение исключает образование в России достаточно многочисленного среднего (по западным меркам) класса. А значит, малый бизнес лишается главного потребителя своей продукции и важнейшего источника предпринимательских кадров.

Небывалого размаха достиг разгул преступности. По некоторым данным, криминальный мир котролирует 41 тыс. крупных и средних хозяйственных субъектов, в том числе 1,5 тыс. государственных предприятий, 4 тыс. акционерных обществ и около 600 банков [363, с. 31]. Согласно другим экс-пертным оценкам, к «теневой» экономике в той или иной степени причастны 90% малых предприятий [210].

У предпринимателей вымогают деньги как преступные группировки, так и коррумпированные чиновники, которые нередко передают конфиденциальные сведения криминальным элементам. Утечка информации происходит и через коммерческие банки. Специалисты с тревогой отмечают «интеллекту-ализацию» преступной деятельности, .использование все более сложных фи- нансово-хозяйствённых данных и технических средств прослушивания, слежки, подделки документов.

Выше мы уже упоминали и подчеркнем еще раз, что малый бизнес очень чутко реагирует на флуктуации макроэкономической среды и внешние воздей- ствия. Те трудности, которые крупными предприятиями могут быть преодолены за счет использования внутренних ресурсов и возможностей экономического и политического давления на внешнюю среду, для малого предпринимательства представляют угрозу самому существованию.

Можно утверждать, что многие проблемы развития малого бизнеса по-рождены именно недостатками государственной экономической политики, определяющей основные параметры макроэкономической среды. Подводя итог сказанному, перечислим еще раз проблемы* которые возникли на пути малого предпринимательства в основном по вине государства:

ограниченность внутреннего рынка, в том числе спроса на продукцию субъектов малого предпринимательства, в связи с сокращением поставок для государственных нужд, недостатком свободных финансовых ресурсов у пред-приятий-потребителей и низкой покупательной способностью населения в условиях растущего давления со стороны зарубежных поставщиков (кризис сбыта);

доминирование в экономике крупных хозяйственных и финансовых структур, монополизация факторов производства и каналов движения товаров;

чрезмерная жесткость фискальной и кредитно-денежной политики, обостряющая проблему воспроизводства вследствие недостатка ресурсов для текущей деятельности и развития и вынуждающая субъектов малого предпринимательства к бегству в «теневую» экономику;

региональная дифференциация экономики и внутренного рынка вслед-ствие роста транспортных тарифов, недостаточного развития инфраструктуры и действия субъективных факторов, создающая неравные уловия для развития малых предприятий в регионах;

неурегулированность и «непрозрачность» отношений между владельцами и наемными работниками, затрудняющие разрешение социальных конфликтов на правовой основе; ,

неполнота и противоречивость нормативно-правовой базы, неурегули-рованность отношений собственности и, как следствие, невозможность участия субъектов малого предпринимательства в институциональных преобразованиях и невозможность стратегического планирования;

дискриминация предпринимателей со стороны отдельных органов власти.

Поддержка частной инициативы пока еще не стала одним из основных

принципов государственной политики и ориентиром для властей на местах. В системе целевых установок государственного регулирования экономики задача поддержки малого бизнеса вступает в противоречие с задачей достижения оптимальных макроэкономических показателей, фискальными механизмами наполнения бюджета, затратными методами решения социальных проблем. В таких условиях эффективность мер по государственной поддержке предпринимательства сводится к нулю в результате негативного воздействия на деловой климат других направлений государственного регулирования (на-логового, лицензионного, внешнеэкономического).

В результате в ближайшее время может быть исчерпан внутренний «резерв прочности» субъектов малого предпринимательства, по крайней мере в от- ' дельных отраслях и регионах.

Полностью устранить или существенно ограничить их действие можно с помощью мер государственной, а также интеграционной, международной и прочей поддержки малого предпринимательства.

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

Какое место занимает малый бизес в экономике промышленно развитых стран?

Назовите критерии, по которым выделяют малые предприятия в России.

9 3. Какими льготами пользуется малое предпринимательство в нашей стране?

<< | >>
Источник: Муравьев А. И., Игнатьев .А. М., Крутик А. Б.. Предпринимательство: Учебник. 2001

Еще по теме 7.5. ЧТО МЕШАЕТ РАЗВИТИЮ МАЛОГО БИЗНЕСА В РОССИИ:

  1. 7.3. СТАНОВЛЕНИЕ МАЛОГО БИЗНЕСА В РОССИИ
  2. 7.4. ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОДДЕРЖКА МАЛОГО БИЗНЕСА В РОССИИ
  3. 7.2. МЕСТО МАЛОГО БИЗНЕСА В ЭКОНОМИКЕ ПРОМЫШЛЕННО РАЗВИТЫХ СТРАН
  4. Ибадова Л.Т.. Финансирование и кредитование малого бизнеса в России: правовые аспекты, 2006
  5. 1.6. Унификация понятий малого и среднего бизнеса
  6. Глава 1. Организационно-правовые основы деятельности предприятий малого бизнеса
  7. 5.7. Особенности налогообложения субъектов малого бизнеса. Налог на вмененный доход
  8. Что такое бизнес-план
  9. ЧТО ТАКОЕ БИЗНЕС-ПЛАН?
  10. Что такое бизнес ?