<<

Щупальца спрута

в

Каждые четверть века Швейцария обозревает себя в зеркале национальных выставок. Они проводятся с большим размахом: количество посетителей, как прави ло, вдвое и даже втрое превышает число жителей этой небольшой альпийской страны.

На юбилейных выставках Швейцария показывает себя капиталистическому миру •как страну с солидной финансовой базой и прочными международными экономическими связями. Такой была и по- следняя швейцарская национальная выставка, проводившаяся в середине 60-х годов в Лозанне. В центре находился круглый павильон, на стене которого была изображена огромная карта мира. Разноцветные лампочки отмечали заграничные опорные пункты основных швейцарских компаний. Пояснительная надпись сообщала, что в 80 странах действует 921 промышленное и торговое предприятие, находящееся в собственности швейцарского капитала. Посвятившая специальную полосу описанию этого павильона крупнейшая швейцарская газета «Нейе цюрихер цейтунг» отмечала, что «инвестирование капиталов в промышленные и торговые предприятия за границей имеет для Швейцарии гораздо большее значение, чем для любой другой страны».

Действительно, в начале 1968 года общая сумма швейцарских заграничных инвестиций превысила 53 миллиарда франков (около 12,3 миллиарда долларов).

Если сло-жить воедино все заграничные активы западногерманских, итальянских и японских монополий, то их сумма приблизительно лишь будет равна швейцарским капиталам за границей. На каждого жителя этой небольшой страны приходится почти 1,7 тысячи долларов, вывезенных за рубеж, в то время как в США этот показатель едва достигает 315 долларов.

Значительные масштабы внешнеэкономической экспансии швейцарских монополий тесно связаны с характером экономического развития этой страны. Опираясь на принципы международного разделения труда, Швей-цария ориентировала свое производство на выпуск дорогостоящей высококачественной продукции, требующей больших навыков и капиталов.

В машиностроении акцент- был сделан на производстве электронно-вычислительного оборудования и точной аппаратуры, в химии — на выпуске фармацевтических изделий, в пищевой промышленности — на производстве питательных концентратов для детей, быстрорастворимого кофе, шоколада и т. д. Все это постепенно привело к тому, что из значительного количества мелких полусемейных фирм, работающих ис-ключительно на внутренний рынок, произошло выделение небольшой группы промышленных гигантов, ориентирующих свое производство на мировой рынок. Внутри страны они сосредоточили в основном опытное производство (в широком смысле этого слова) и научно-исследо-вательскую работу, переместив на свои заграничные до- черние предприятия выпуск патентованной продукции. Специализированное производство неизбежно предполагает наличие постоянных опорных пунктов на мировых рынках. Именно этим вызвано постоянное стремление швейцарских компаний выйти за пределы страны, создать целую систему дочерних обществ, опираясь на которые они обеспечивают себе высокую прибыль.

Подсчеты, проведенные д-ром М. Икле, в прошлом генеральным директором Национального банка Швейцарии, показывают, что из всей огромной суммы швейцарских заграничных инвестиций около одной пятой (11 миллиардов франков) приходится на активы «Нестле» и четырех известных фармацевтических компаний страны («СИБА», «Хоффманн-ля-Рош», «Гайги» и «Сандоз»), Точно установить объем иностранных капиталовложений пищевой монополии «Нестле», конечно, не представляется возможным. Однако можно предположить, что они находятся на уровне 5—6 миллиардов франков. Чтобы пред-ставить масштабы этой суммы, необходимо сделать сопоставление не с одной фирмой, а с целыми отраслями промышленности и даже странами. Объем заграничных инвестиций «Нестле» превышает сумму иностранных ка-питаловложений всех итальянских промышленных компаний, вместе взятых.

Большинство ведущих промышленных стран капиталистического мира располагает обширной сетью заграничных обществ и компаний.

Однако среди них вряд ли найдутся монополии, для которых заграничные активы играли бы такую же решающую роль, как для швейцарских компаний. Отмечая эту характерную черту монополий Швейцарии, буржуазный экономист А. Метцнер писал, что их интересы все более переплетаются с заграницей и все большая часть их производства перемещается за пределы страны. Центр тяжести швейцарские компании перенесли на заграничные филиалы.

Это положение относится прежде всего к пищевому концерну «Нестле». На заграничных дочерних обществах занято почти 97 процентов всего персонала этой компании. Из 84 тысяч человек, работающих в системе «Нестле» на пяти континентах, лишь 5 тысяч человек являются швейцарскими гражданами.

Обычный парадокс, если можно так выразиться, с которым сталкиваются исследователи развития швейцарской экономики, заключается в простом сопоставлении цифр: в пищевой промышленности Швейцарии занято 40 тысяч человек, а в крупнейшей пищевой компании этой страны — в два с лишним раза больше. Все объясняется довольно просто, если вспомнить специфику деятельности фирмы «Нестле» — перенесение подавляющей части производственных и коммерческих мощностей за пределы страны. Не случайно французский журнал «Эн- треприз» называет «Нестле» «премьером мира» в области производства продовольствия.

Одна чрезвычайно важная область деятельности швейцарской компании по возможности концентрируется на территории Швейцарии. Фирма «Нестле», пишет в этой связи французская газета «Монд», владеет в Швейцарии наиболее крупными исследовательскими бюро и контрольными лабораториями. Они образуют крупнейший научно-исследовательский центр пищевой промышленности не только Швейцарии, но и всей континентальной Европы, а может быть, и всего капиталистического мира. «Сколько специалистов занято этой работой?— спрашивает газета «Монд» и продолжает: — Дирекция фирмы «Нестле» отказывается назвать их число, храня «традиционную тайну», столь укоренившуюся в этой стране, где большинство фирм не снисходит до того, чтобы сообщать данные даже о размерах своего оборота».

О научно-исследовательском центре «Нестле» достоверно известно лишь следующее.

Здесь разрабатываются новые патентованные продукты, которые затем по лицензиям производятся многочисленными дочерними компаниями во всем мире. В контрольных лабораториях периодически анализируются образцы продукции всех предприятий группы. Результаты этих анализов имеют немаловажное значение для дальнейшей деятельности дочерних обществ. Головное материнское общество в Веве строго следит за соблюдением всех условий производства патентованной продукции, так как от этого зависит прочность позиций на рынках сбыта, а значит, и доходы компании.

Современная империя «Нескафе» раскинулась на многие тысячи километров. Она начинается на кофейных плантациях бразильского штата Сан-Паулу, охватывает западноафриканское побережье (Гана, Нигерия и др.), большинство стран капиталистической Европы и Азии и кончается в США и Канаде. В 1967 году ее 218 фабрик были расположены на пяти континентах. Наибольшее их число сосредоточивалось в Западной Европе (120 пред приятий). В Англии работали 24 фабрики, во Франции — 21, в Италии—14, в ФРГ—12, в Голландии и Испании— по 11, в Дании — 7, в Швейцарии — всего лишь 4 предприятия. Другой крупный район сосредоточения производственных и сбытовых мощностей «Нестле» находится в Латинской Америке (50 предприятий). Швей-царскому капиталу принадлежит 11 предприятий (включая кофейные плантации) в Бразилии, 8 — в Эквадоре, по 7 — в Мексике и Чили. Крупный комплекс производственных мощностей «Нестле» разместился на территории Соединенных Штатов. Здесь под контролем швейцарского концерна находится 11 фабрик. На африканском континенте действует еще 13 предприятий, находящихся главным образом в ЮАР (10), а также кофейные плантации в Гане, Нигерии и других странах. В Азии находится

фабрик (в том числе в Японии — 4), в Австралии — 8, в Новой Зеландии — 3. В 1968 году вступили в строй еще

новых фабрик.

Один промышленный советник из Штутгарта (ФРГ) заявил однажды во время интервью, что швейцарская конкуренция носит необычный характер. Среди потребителей в послевоенные годы прочно укоренилось мнение, которое он определил как «зов снобизма»,— покупать швейцарские изделия считается признаком хорошего тона в обеспеченных слоях западногерманского общества. И несмотря на то что эти изделия производятся на предприятиях Западной Германии, на психологию потребителя оказывает магическое воздействие простое упоминание о швейцарском происхождении этой продукции.

История вторжения компании «Нестле» на германский рынок насчитывает полстолетия, она изобилует не-ожиданными поворотами событий и драматическими перипетиями. Свое «место под солнцем», например, в шоколадной промышленности швейцарской компании пришлось завоевывать несколько десятилетий.

Еще в начале века «Нестле» основала собственную шоколадную фабрику в городе Франкфурте-на-Майне, которая начала ожесточенную конкурентную схватку с германской компанией «Саротти». В конце 20-х годов «Нестле» принимает неожиданное решение — она продает эту фабрику своему конкуренту, получив взамен 17 процентов его акций. В ближайшие годы с помощью ряда банков швейцарскому тресту удается значительно усилить свое влияние в этой компании. Наконец, к середине 1963 года в руках «Нестле» оказалось уже 73,5 процента всех акций «Саротти». Компания перешла под контроль швейцарского капитала. В настоящее время эта фирма контролирует около 10—15 процентов всей реализации шоколада и какао на внутреннем рынке ФРГ.

Относительно легко «Нестле» удалось захватить прочные позиции на западногерманском рынке по таким тра-диционным видам своей продукции, как сгущенное молоко, продукты детского питания и быстрорастворимый кофе. Дочерняя компания швейцарского концерна «Дейче Нестле» контролирует подавляющую часть реализации этой продукции (реализацию порошкового кофе, напри- меряна 60 процентов).

Промышленный комплекс предприятий «Нестле» в пищевой промышленности ФРГ чрезвычайно велик. По подсчетам западногерманских экономистов, их удельный вес в оборотах всех пищевых монополий, действующих на рынке этой страны, достиг 20 процентов. На ФРГ приходится одна десятая часть всех оборотов «Нестле».

Во Франции расположен самый крупный европейский комплекс заграничных предприятий швейцарской пищевой монополии «Нестле». Под контролем ее головного холдинга «Сопад» находится около 24 предприятий, на которых занято несколько тысяч человек. Особенно велико влияние швейцарских компаний на рынке молочных продуктов Франции. В союзе с французской фирмой «Жонврэн» дочерние общества «Нестле» контролируют около 70 процентов всей торговли молочными продуктами в Париже. Этот же альянс, под контролем которого находятся практически все крупнейшие французские поставщики сыра (фирмы «Бель», «Жервэ» и др.), представлен и в компании «Финапа». Кроме того, дочерние компании «Нестле» являются, по существу, монополистами по производству и сбыту сгущенного молока (около 53 процентов). С другим, менее значительным производителем этой продукции во Франции — с американской фирмой «Глория» — швейцарский концерн поддерживает тесные отношения.

Во французской шоколадной промышленности на предприятия «Нестле» (совместно с рядом других швейцарских компаний — «Шухард» и «Тоблер») приходится около 30—35 процентов всего производства и реализации этой продукции. Господствующее положение обеспечено швейцарскому концерну в производстве и сбыте быстрорастворимого кофе, бульонных концентратов (около 50 процентов этого рынка контролирует компания «Магги») и другой традиционной продукции на внутреннем рынке Франции. В последние годы идет активное вторжение в другие сферы деятельности, в частности в консервное производство (предприятия «Кросс энд Блэкуэлл»), а также в отрасли, производящие свежезамороженные продукты (предприятия «Финдус»).

В Италии швейцарской компании принадлежат три крупных общества по производству различных пищевых продуктов. Компания «Сосьете Нестле» контролирует ряд фабрик по производству «нескафе» и предприятия, специализирующиеся на выпуске шоколадных и кондитерских изделий. Производство и реализацию сгущенного молока в Италии осуществляет другая итальянская дочерняя компания — фирма «Преальпина», имеющая собственную фабрику в городе Аббиатеграссо. Третье подконтрольное швейцарскому капиталу общество — «Про- дотти Алиментари Магги» играет видную роль в производстве и продаже различных бульонных концентратов на итальянском рынке.

В последние годы «Нестле» значительно активизирует свою деятельность в Италии. Она приобрела контрольный пакет акций крупной продовольственной фирмы «Ло- кателли» (контролирует около 10 предприятий) и вторгается в новую отрасль пищевой промышленности (консервирование томатов) путем захвата фирмы «Граньяне- зе». В настоящее время на юге Италии создан огромный комплекс новых предприятий — холодильников, входящих в систему подконтрольной фирмы «Финдус». По пла-нам руководства компании «Нестле», эти предприятия должны в ближайшее время начать штурм западноевропейских рынков.

На английском внутреннем рынке уже давно идет ожесточенная борьба. «Нестле» приходится воевать на двух фронтах. С одной стороны, предпринимаются многочисленные попытки вытеснить с потребительского рынка все другие виды кофе (в зернах, пасте и пр.). В результате на быстрорастворимые сорта сейчас приходится уже свыше 75 процентов всей реализации кофе в Англии. Другая линия борьбы «Нестле» — укрепление позиций в условиях постоянно растущей конкуренции со стороны давнего соперника — американской фирмы «Максуэлл».

Сейчас соотношение сил в пользу «Нестле». На дочерние общества этой компании приходится 53 процента всей продажи быстрорастворимого кофе. Однако заокеанский конкурент наступает,— его доля возросла до 27 процентов. Американская фирма стремится задавить своего конкурента более низкими розничными ценами.

Серьезные позиции в английской экономике занимают и многочисленные дочерние компании швейцарского концерна. Они специализируются на производстве шокола-да, бульонных концентратов, сгущенного молока, чая и других пищевых продуктов. После захвата крупнейшей английской продовольственной компании «Кросс энд Блэ- куэлл» «Нестле» значительно укрепила свои позиции. Эта сделка позволила швейцарскому концерну вторгнуться в новые отрасли пищевой промышленности Англии (мясо- рыбное и овощное консервирование). В настоящее время швейцарская компания весьма активно осваивает английский рынок свежезамороженных продуктов. В результате захвата «Финдус» под контролем «Нестле» оказалось около 10 процентов общих операций по сбыту этих продуктов в Англии.

Вообще британский внутренний рынок приобрел для «Нестле» в последние годы исключительно важное значение. Он постепенно превращается в своеобразный полигон для швейцарской компании, на котором она испытывает все свои новейшие методы обработки потребителя. По существу, активное вторжение «Нестле» на британские острова можно рассматривать как вызов основному европейскому сопернику концерна, каким является англо-голландская группа «Юнилевер».

Хозяева «Нестле» всегда активно интересовались положением дел на внутреннем рынке США. Основной кон-курент швейцарского концерна — американский пищевой гигант «Дженерал фудс» в свою очередь внимательно следит за всеми действиями своего европейского сопер-ника. Схватка этих двух крупнейших монополий идет с переменным успехом. Специалисты считают, что «Нестле» удается выстоять в этой борьбе за счет более гибкой коммерческой и производственной тактики.

Швейцарский концерн еще в 1936 году создал для руководства всеми американскими дочерними компаниями специальную холдинг-компанию «Юнилак инкорпорей- тед» в Панаме. Опираясь на широко разветвленную систему собственных кофейных плантаций и фабрик, нахо- дящихся в Бразилии, «Нестле» выступает как один из основных поставщиков быстрорастворимого кофе на внутреннем рынке США.

Столь же прочные позиции швейцарская компания занимает и в других отраслях американской пищевой промышленности (производство сгущенного молока, шоколада, бульонных концентратов). Особенно возросло значение «Нестле» после включения в его сферу второй по величине фирмы по производству шоколада «Ламонт, Корлисс энд компани».

Постоянное расширение сферы деятельности и вторжение в новые области коммерции обеспечивают успех «Нестле» в борьбе с «Дженерал фудс». Как только американский соперник начинает осваивать массовое производство продукции, уже зарекомендовавшей себя на рынке, швейцарская компания концентрирует свое внимание на новых направлениях.

В систему «Юнилак инкорпорейтед» входят предприятия, расположенные не только на территории США. Компания осуществляет контроль и над многочисленными об-ществами, действующими в Латинской Америке.

Руководству швейцарского концерна «Нестле» никогда не изменяло чувство реальности. Оно всегда прекрасно понимало, что компания не является военным или нефтяным концерном, который может грубо давить на экономику и политику тех стран, в которых ему удалось захватить прочные позиции. Вид продукции, выпускаемой «Нестле», весьма мирный. Проникая в экономику крупных стран Западной Европы, США, Канады, захватывая ведущие пищевые монополии этих государств, швейцарский концерн всегда стремится остаться в тени. «Нестле» делает все от нее зависящее, чтобы избежать внимания прессы и общественности этих стран.

Совсем иная картина наблюдается при анализе деятельности этой компании в странах «третьего мира». Здесь уже отчетливо виден оскал крупного монополистического хищника. Захватив решающие позиции в пищевой промышленности какой-либо развивающейся страны, «Нестле» начинает оказывать серьезное влияние на расстановку экономических и политических сил, диктует свои условия местным правительствам.

Влияние и престиж «Нестле», например, в бразильской экономике необычайно велики. В предвоенные годы эта страна не раз стояла на грани национальной ката- строфы из-за невозможности реализовать огромные коли-чества произведенного кофе. Этот продукт в натуральном виде не выдерживает длительного хранения. Поэтому при спадах и кризисах в мировой экономике Бразилия уничтожала огромные запасы кофе. Открытие швейцарской компанией нового способа переработки кофейных бобов (производство порошкового кофе) существенным образом изменило самые основы развития этой важнейшей пищевой отрасли бразильской экономики. Транспортировка и хранение этого продукта значительно упростились. Положение страны на внешних рынках существенно укрепи-лось.

«Нестле» весьма активно использует эту ситуацию. В соответствии с действующим соглашением компания скупает значительное количество кофе (так называемые «излишки») у государственных организаций (конечно, по ценам значительно ниже мировых). В ответ на эту услугу местные органы власти вынуждены гарантировать концерну определенную квоту в сбыте готовой продукции на внутреннем рынке.

В последние годы «Нестле» весьма активно наращивает мощности и в другой важнейшей отрасли бразильской экономики. В начале 60-х годов вступили в строй принадлежащие ей две крупные фабрики — «Барра Маиса» и «Тре Коракоес» — по производству порошкового молока. Это было начало нового вторжения на латиноамериканский континент. Вскоре такие же предприятия были открыты и в других странах (Мексике, Аргентине, Венесуэле, Чили).

Первые молочные фабрики «Нестле» появились в Латинской Америке еще в довоенный период. В Мексике, например, уже в 1935 году было создано предприятие по переработке молока в местечке Окотлан. Но полного расцвета молочное хозяйство «Нестле» в этой стране достигло лишь в военные и послевоенные годы. В 1945 году вступает в строй крупнейшее предприятие в городе Лаго- де-Морено. Это была не просто молочная фабрика, перерабатывающая продукцию с площади в 23 тысячи квадратных километров. По существу, был создан крупнейший сельскохозяйственный центр в стране. В этот комплекс входили большая фабрика по производству фуража, ветеринарная станция и другие учреждения, связанные с животноводством.

В последующие годы в Мексике были построены еще две фабрики, они ориентировали свое производство на выпуск порошкового молока, идущего в основном на экспорт. Сейчас на предприятиях «Нестле» в этой стране занято свыше 2,5 тысячи человек.

Пристальное внимание швейцарской компании продолжает привлекать и африканский континент. Плантации «Нестле» здесь относительно невелики по своим размерам. Однако компания выступает одним из основных закупщиков кофейной продукции у местных производителей, и поэтому ее влияние на экономическую и общественную жизнь ряда африканских стран чрезвычайно велико.

В странах «третьего мира» по-прежнему создается значительная часть сырья, необходимого для производства многочисленным предприятиям «Нестле». Эксплуатация дешевой рабочей силы и богатейших природных ресурсов этих стран приносит хозяевам швейцарской компании колоссальные прибыли и обеспечивает благоприятные условия для борьбы с конкурентами. Опираясь на такую базу, «Нестле» выросла в крупнейшую пищевую монополию капиталистического мира.

Итак, безобидный по профилю своей продукции швейцарский пищевой концерн представляет в действительности огромную монополистическую организацию, осуще-ствляющую жесточайшую эксплуатацию в международных масштабах. Захватив в свои руки значительные сырьевые ресурсы развивающихся государств, «Нестле» обеспечивает себе колоссальные доходы путем беззастенчивого грабежа национальных богатств и производителей стран «третьего мира». Система цен и условий, при которых производятся закупки пищевого сырья (кофе- бобы, чай и др.), разработаны таким образом, чтобы по-ставить основных производителей в зависимое положение. Этот богатый опыт швейцарский концерн стремится использовать в последние годы при расширении своих операций и с западноевропейским фермерством. Система контрактации, которая широко применяется сейчас «Нестле» при закупках молочных продуктов, фруктов и других видов пищевых продуктов, ставит в зависимое положение сельскохозяйственных тружеников, вынуждает их соглашаться на кабальные условия реализации продукции. Тщательно продуманная система эксплуатации основных производителей — поставщиков сырья представляет собой первый канал обогащения швейцарского пищевого концерна.

Более замаскированный характер носит система эксплуатации наемного труда, действующая на многочисленных предприятиях «Нестле». Компания стремится создать впечатление, что оплата труда на основных производственных объединениях концерна более предпочтительная, чем у других компаний пищевой промышленности. Однако при этом всегда опускается другой весьма важный показатель, без которого нельзя судить об истинных условиях труда. Речь идет о степени интенсивности производственного процесса, о характере физических и психологических нагрузок, которые приходятся на непосредственных производителей. Известно, что более интенсивный труд всегда оплачивается по более высокой шкале, но в какой мере эта надбавка компенсирует дополнительно затраченную трудовую энергию? Более того, пресловутое «просперити» (процветание) персонала «Нестле», о котором так много говорится в рекламных проспектах фирмы, распространяется лишь на очень ограниченную группу высококвалифицированных специалистов. Подавляющая масса тружеников на предприятиях компании работает в тяжелейших условиях, эксплуатация их труда приносит хозяйствам «Нестле» огромные прибыли.

В последние годы стали известны и чрезвычайно интересные детали относительно национального состава ра-бочих на швейцарских предприятиях «Нестле». Выяснилось, что около трети их составляют выходцы из соседней Италии. В поисках работы итальянские безработные часто приезжают в Швейцарию и попадают в условия жестокой системы эксплуатации труда, отработанной в течение десятилетий на предприятиях пищевого концерна. Лишенные всяких политических прав, не имеющие даже возможности объединиться в профсоюзы, рабочие- иммигранты получают «ущемленную зарплату», подвергаясь жесточайшей эксплуатации. Не случайно в одном из последних исследований, посвященном послевоенному развитию швейцарской экономики, прямо отмечается, что приток дешевой иностранной рабочей силы оказал понижательное давление на общий уровень заработной платы, что не мало способствовало повышению конку-рентной способности швейцарских фирм на мировых рынках. Эксплуатация дешевого труда пришлых рабочих является одним из важнейших каналов обогащения швей-царского пищевого концерна.

Еще более завуалированные формы приобретает пос- тоянно растущий грабеж потребителя, который осуществляется через колоссальный коммерческий аппарат «Нестле». Компания занимает командные, позиции в такой отрасли промышленности, продукция которой потребляется широкими народными массами. Известно, что в капиталистических странах даже ежедневный пищевой рацион формируется под активным воздействием различных средств рекламы и других методов психологической обработки потребителя. Компания весьма ловко использует изменение вкусов для внедрения своей продукции на пищевой рынок. Более того, она нередко сама формирует это новое направление, активно рекламирует его и затем «обирает публику», реализуя свои изделия по ценам, которые значительно превосходят по стоимости натуральный продукт.

Таков облик крупного монополистического хищника, который использует самые новейшие и изощренные методы эксплуатации для наращивания своих доходов путем ограбления широких слоев населения капиталистических стран.

<< |
Источник: Юданов Юрий Игнатьевич. Империя «Нескафе». (Швейцарский пищевой концерн «Нестле»). 1969

Еще по теме Щупальца спрута:

  1. Рождение спрута
  2. ЛОГИКА . Теория познания
  3. МЕЖДУНАРОДНЫЕ УСИЛИЯ ПО РОЗЫСКУ И ПОИМКЕ ПРЕСТУПНИКА; ИНТЕРПОЛ СНОВА ПОКАЗЫВАЕТ КЛАСС
  4. 4. «Техноструктура»: вымысел и правда
  5. 1. Истоки промышленного шпионажа
  6. 3. Волшебная сила чувства
  7. «Всемирная промышленная федерация Филипс
  8. МАФИЯ (лат. mafia) - организованная групповая пре-ступность
  9. На дрожжах военной экономики
  10. ДЛЯ ЧЕГО НУЖНА АГРЕССИЯ